Определение Конституционного Суда РФ от 29 сентября 2015 г. N 1913-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданки Лыковой Веры Степановны на нарушение ее конституционных прав пунктами 1 и 2 статьи 25 Закона Российской Федерации "О занятости населения в Российской Федерации", а также рядом норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Трудового кодекса Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 29 сентября 2015 г. N 1913-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданки Лыковой Веры Степановны на нарушение ее конституционных прав пунктами 1 и 2 статьи 25 Закона Российской Федерации "О занятости населения в Российской Федерации", а также рядом норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Трудового кодекса Российской Федерации"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданки В.С. Лыковой вопрос о возможности принятия ее жалоб к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка В.С. Лыкова оспаривает конституционность следующих законоположений:

статьи 3 "Запрещение дискриминации в сфере труда", пункта 4 части первой статьи 77 "Общие основания прекращения трудового договора", пункта 2 части первой и части третьей статьи 81 "Расторжение трудового договора по инициативе работодателя", частей первой и четвертой статьи 82 "Обязательное участие выборного органа первичной профсоюзной организации в рассмотрении вопросов, связанных с расторжением трудового договора по инициативе работодателя", статьи 179 "Преимущественное право на оставление на работе при сокращении численности или штата работников", частей первой и второй статьи 180 "Гарантии и компенсации работникам при ликвидации организации, сокращении численности или штата работников организации", частей третьей, пятой и седьмой статьи 332 "Особенности заключения и прекращения трудового договора с работниками организаций, осуществляющих образовательную деятельность по реализации образовательных программ высшего образования и дополнительных профессиональных программ" (в редакции до вступления в силу Федерального закона от 22 декабря 2014 года N 443-ФЗ), пункта 4 статьи 336 "Дополнительные основания прекращения трудового договора с педагогическим работником" (в редакции до вступления в силу Федерального закона от 22 декабря 2014 года N 443-ФЗ), частей первой, третьей и пятой статьи 373 "Порядок учета мотивированного мнения выборного органа первичной профсоюзной организации при расторжении трудового договора по инициативе работодателя", части пятой статьи 394 "Вынесение решений по трудовым спорам об увольнении и о переводе на другую работу", части второй статьи 424 "Применение настоящего Кодекса к правоотношениям, возникшим до и после введения его в действие" Трудового кодекса Российской Федерации;

пунктов 1 и 2 статьи 25 "Содействие работодателей в обеспечении занятости населения" Закона Российской Федерации от 19 апреля 1991 года N 1032-I "О занятости населения в Российской Федерации";

части второй статьи 72 "Возвращение письменных доказательств", части четвертой статьи 112 "Восстановление процессуальных сроков", части третьей статьи 158 "Порядок в судебном заседании", части первой статьи 159 "Меры, применяемые к нарушителям порядка в судебном заседании", статьи 193 "Объявление решения суда", статей 214 "Высылка копий решения суда", 231 "Замечания на протокол", части второй статьи 333 "Порядок подачи и рассмотрения частной жалобы, представления прокурора" (в редакции Федерального закона от 9 декабря 2010 года N 353-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации") и части первой, пункта 1 части второй статьи 381 "Рассмотрение кассационных жалобы, представления" ГПК Российской Федерации.

По мнению заявительницы, оспариваемые нормы противоречат статьям 2, 7, 15, 17-19, 37, 45-47, 55 и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку статья 3 Трудового кодекса Российской Федерации не конкретизирует, какие различия, исключения и предпочтения не являются дискриминацией; пункт 4 части первой статьи 77 и пункт 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, примененные вне системной связи с другими нормами данного Кодекса, предоставляют право работодателю увольнять работника при отсутствии реального сокращения штата работников организации; часть третья статьи 81 и часть первая статьи 180 Трудового кодекса Российской Федерации позволяют работодателю не предлагать все имеющиеся вакантные должности; статья 179 Трудового кодекса Российской Федерации, примененная вне связи с другими нормами этого Кодекса, допускает возможность работодателя не оставлять работника с более высокой квалификацией на работе; часть вторая статьи 180 названного Кодекса позволяет работодателю не применять локальные нормативные акты, коллективные договоры и отраслевые соглашения; положения статей 82 и 373 Трудового кодекса Российской Федерации допускают неуведомление выборного органа первичной профсоюзной организации о предстоящем сокращении штата работников организации и позволяют не учитывать его мнение при увольнении работника; части третья и пятая статьи 332 Трудового кодекса Российской Федерации позволяют увольнять работника, заключившего трудовой договор на неопределенный срок, по пункту 4 статьи 336 данного Кодекса, содержат неопределенность в понимании круга лиц, в отношении которых не проводится конкурс на замещение должностей научно-педагогических работников, занимаемых по трудовому договору, заключенному на неопределенный срок; часть седьмая статьи 332 и пункт 4 статьи 336 Трудового кодекса Российской Федерации допускают возможность увольнения научно-педагогического работника, отказавшегося от участия в конкурсе, в связи с неизбранием по конкурсу и изменять основание увольнения; часть пятая статьи 394 Трудового кодекса Российской Федерации позволяет изменить основание увольнения работника, а часть вторая статьи 424 данного Кодекса допускает возможность применения положений Трудового кодекса Российской Федерации к правоотношениям, возникшим до введения его в действие.

Пункты 1 и 2 статьи 25 Закона Российской Федерации "О занятости населения в Российской Федерации", по мнению заявительницы, противоречат Конституции Российской Федерации, поскольку позволяют работодателю не сообщать в органы службы занятости о принятии решения о сокращении численности или штата работников организации и не применять меры, предусмотренные коллективными договорами и соглашениями по защите работников в случае увольнения.

В.С. Лыкова также полагает, что положения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации противоречат положениям статей 2, 15, 17-19, 45-47, 55 и 123 Конституции Российской Федерации, поскольку часть вторая статьи 72 ГПК Российской Федерации допускает незаконное удаление письменных доказательств из дела до его рассмотрения судом первой инстанции и допускает возвращение письменных доказательств предоставившему их лицу без его личной просьбы и без оставления копий этих документов после вступления решения суда по делу в законную силу; часть четвертая статьи 112 ГПК Российской Федерации позволила суду признать неуважительной причину пропуска заявительницей процессуального срока по вине самого суда, направившего вынесенное им определение лицу, не участвовавшему в деле; часть третья статьи 158, часть первая статьи 159 и статья 193 ГПК Российской Федерации допустили немотивированное удаление заявительницы из зала судебного заседания и последующее ее неприглашение в зал судебного заседания на оглашение решения суда по делу; статьи 214 и 231 ГПК Российской Федерации лишили заявительницу возможности своевременно принести замечания на протокол судебного заседания; часть вторая статьи 333 ГПК Российской Федерации позволила суду апелляционной инстанции рассмотреть дело без извещения и вызова заявительницы в судебное заседание; часть первая, пункт 1 части второй статьи 381 ГПК Российской Федерации лишили заявительницу возможности защитить свои права в суде кассационной инстанции.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данных жалоб к рассмотрению.

2.1. Вопреки требованиям статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", представленными заявительницей материалами не подтверждается применение судами в ее конкретных делах статьи 3 Трудового кодекса Российской Федерации и части второй статьи 72 ГПК Российской Федерации, а потому ее жалобы в этой части, как не отвечающие критерию допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, не могут быть приняты к рассмотрению Конституционным Судом Российской Федерации.

2.2. Согласно пункту 4 статьи 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" Конституционный Суд Российской Федерации принимает решение об отказе в принятии обращения к рассмотрению в случаях, если акт, конституционность которого оспаривается, был отменен или утратил силу, за исключением случаев, когда он продолжает применяться к правоотношениям, возникшим в период его действия. Части третья и седьмая статьи 332, а также пункт 4 статьи 336 Трудового кодекса Российской Федерации утратили силу до обращения В.С. Лыковой в Конституционный Суд Российской Федерации, а часть пятая статьи 332 названного Кодекса Федеральным законом от 22 декабря 2014 года N 443-ФЗ изложена в новой редакции, не содержащей оспариваемых заявительницей положений. Следовательно, жалобы заявительницы в этой части также не могут быть приняты к рассмотрению Конституционным Судом Российской Федерации.

2.3. Реализуя закрепленные Конституцией Российской Федерации (статья 34, часть 1; статья 35, часть 2) права, работодатель в целях осуществления эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом вправе самостоятельно, под свою ответственность принимать необходимые кадровые решения, обеспечивая при этом в соответствии с требованиями статьи 37 Конституции Российской Федерации закрепленные трудовым законодательством гарантии трудовых прав работников.

Принятие решения об изменении структуры, штатного расписания, численного состава работников организации относится к исключительной компетенции работодателя, который вправе расторгнуть трудовой договор с работником в связи с сокращением численности или штата работников организации (пункт 4 части первой статьи 77, пункт 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации) при условии соблюдения закрепленного Трудовым кодексом Российской Федерации порядка увольнения и гарантий, направленных против произвольного увольнения, предусмотренных в части третьей статьи 81, части первой статьи 179, частях первой и второй статьи 180 Трудового кодекса Российской Федерации.

Часть третья статьи 81, части первая и вторая статьи 180 Трудового кодекса Российской Федерации являются элементами правового механизма увольнения по сокращению численности или штата работников, позволяют работнику, подлежащему увольнению, заблаговременно узнать о предстоящем увольнении, продолжить трудовую деятельность у работодателя, с которым он состоит в трудовых отношениях, либо с момента предупреждения об увольнении начать поиск подходящей работы, что обеспечивает наиболее благоприятные условия для последующего трудоустройства. Таким образом, данные нормы носят гарантийный характер и не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права граждан.

Положения статьи 373 Трудового кодекса Российской Федерации во взаимосвязи со статьей 82 данного Кодекса направлены на создание правового механизма, обеспечивающего дополнительную защиту трудовых прав работников, являющихся членами профессионального союза, предусматривают обращение работодателя за мотивированным мнением выборного органа первичной профсоюзной организации исключительно по поводу привлечения работника к дисциплинарному взысканию в виде увольнения и также не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявительницы, согласие на увольнение которой было дано соответствующим профсоюзным органом.

Часть пятая статьи 394 Трудового кодекса Российской Федерации, являясь производной от тех статей данного Кодекса, в которых предусмотрены основания прекращения трудового договора, направлена в том числе на приведение формулировки основания увольнения в соответствие с реальной его причиной и не предполагает произвольного применения.

Разрешая дело, суды на основе принципов самостоятельности, справедливого, независимого, объективного и беспристрастного правосудия проверяют и оценивают решение работодателя об увольнении работника с точки зрения его законности и обоснованности, устанавливая, исследуя и анализируя при этом всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств.

Часть вторая статьи 424 Трудового кодекса Российской Федерации воспроизводит общий (основной) принцип действия закона во времени - распространение его на отношения, права и обязанности, возникшие после введения его в действие. Указанная норма определяет правила действия Трудового кодекса Российской Федерации, направлена на обеспечение преемственности правового регулирования в сфере труда и сама по себе не затрагивает каких-либо прав граждан.

Разрешение же вопросов о том, какие вакантные должности должны предлагаться работнику, производилось ли реальное сокращение штата работников организации, а также вопроса о возможности применения в деле заявительницы норм Кодекса законов о труде РСФСР не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Вопреки утверждению заявительницы положения пунктов 1 и 2 статьи 25 Закона Российской Федерации "О занятости населения в Российской Федерации" обязывают работодателя содействовать проведению государственной политики занятости населения на основе реализации мер, предусмотренных трудовым законодательством, коллективными договорами и соглашениями по защите работников в случае увольнения работников, а также при принятии решения о сокращении численности или штата работников организации и возможном расторжении трудовых договоров - сообщать об этом в органы службы занятости не позднее чем за два месяца до начала проведения соответствующих мероприятий.

Что же касается вопроса о соблюдении работодателем названных требований статьи 25 Закона Российской Федерации "О занятости населения в Российской Федерации", то его разрешение не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации.

2.4. Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что право на судебную защиту, как оно сформулировано в статье 46 Конституции Российской Федерации, не свидетельствует о возможности выбора гражданином по своему усмотрению того или иного способа и процедуры судебной защиты, особенности которых применительно к отдельным категориям дел определяются федеральными законами.

Часть четвертая статьи 112 ГПК Российской Федерации предусматривает возможность восстановления пропущенного процессуального срока только при наличии причин пропуска этого срока, признанных судом уважительными, не предполагает произвольного применения содержащихся в ней положений и направлена на расширение гарантий судебной защиты прав и законных интересов участников гражданского судопроизводства. Вопрос о возможности восстановления пропущенного процессуального срока лицам, участвующим в деле, решается судом в каждом конкретном случае на основе установления и исследования фактических обстоятельств дела в пределах предоставленной ему законом свободы усмотрения, что не может рассматриваться как нарушение каких-либо конституционных прав и свобод граждан. При этом дополнительной гарантией реализации данного права служит возможность подачи частной жалобы на определение суда об отказе в восстановлении пропущенного процессуального срока.

Таким образом, часть четвертая статьи 112 ГПК Российской Федерации не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявительницы, указанные в жалобах.

Что касается поставленного В.С. Лыковой вопроса о нарушении ее конституционных прав вследствие удаления из зала судебного заседания, то Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, регламентируя судебный процесс, наряду с правами его участников предполагает наличие у них и всех иных присутствующих в зале судебного заседания лиц определенных обязанностей, в том числе обязанности соблюдать надлежащий порядок, а на председательствующего, распоряжения которого обязательны для всех участников процесса и граждан, присутствующих в зале заседания суда, возложено полномочие по его поддержанию (статья 156, часть пятая статьи 158).

Удаление участника процесса, нарушающего порядок в судебном заседании, из зала судебного заседания, предусмотренное частью второй статьи 159 ГПК Российской Федерации как одна из мер воздействия на нарушителя, не подчиняющегося распоряжениям председательствующего, преследует цель обеспечить порядок в случае, когда иными средствами этого добиться невозможно. Закрепляя удаление лица из зала судебного заседания лишь в качестве крайней меры воздействия, данная норма не предполагает какое-либо произвольное, немотивированное лишение процессуальных прав участников процесса, не умаляет право участника процесса на судебную защиту, а лишь исключает возможность злоупотребления своим правом.

Таким образом, оспариваемые положения статей 158 и 159 ГПК Российской Федерации, как направленные на обеспечение надлежащего осуществления правосудия, прав всех заинтересованных лиц, участвующих в гражданском процессе, и пресечение нарушений установленного в судебном заседании порядка со стороны лиц, присутствующих в зале судебного заседания, не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявительницы, перечисленные в жалобах.

Из представленных материалов следует, что в судебном заседании присутствовал представитель В.С. Лыковой, который не был лишен возможности ознакомить заявительницу с содержанием решения суда, оглашенного в этом заседании, из зала которого она была удалена председательствующим за повторное нарушение установленного порядка. Следовательно, и положением части второй статьи 193 ГПК Российской Федерации не были нарушены конституционные права заявительницы в указанном ею аспекте.

Положение статьи 214 ГПК Российской Федерации, устанавливающее срок высылки копий решения суда лицам, участвующим в деле, но не присутствовавшим в судебном заседании, не регулирует сроки изготовления протокола судебного заседания и порядок принесения на него замечаний. В соответствии со статьями 231 и 232 ГПК Российской Федерации принесение замечаний на протокол и их рассмотрение судом не связаны с фактом изготовления решения суда по этому делу и его направления участвующим в деле лицам. Установление же статьей 231 ГПК Российской Федерации срока, в течение которого лицо, участвующее в деле, не согласное с протоколом судебного заседания, должно принять решение о его оспаривании, направлено на стабильность и определенность гражданских процессуальных правоотношений.

Таким образом, положения статей 214 и 231 ГПК Российской Федерации не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявительницы, перечисленные в жалобах.

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 30 ноября 2012 года N 29-П часть вторая статьи 333 ГПК Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 9 декабря 2010 года N 353-ФЗ) была признана не противоречащей Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования она предполагает: 1) наделение лиц, участвующих в деле, правом быть извещенными о самом факте подачи частной жалобы на определение суда первой инстанции с обязательным предоставлением им возможности ознакомиться с частной жалобой и в случаях, когда частная жалоба рассматривается без проведения слушания, направить суду в отношении нее свое мнение в письменном виде; 2) извещение лиц, участвующих в деле, о времени и месте судебного заседания по рассмотрению судом второй инстанции частной жалобы на определение суда первой инстанции с проведением слушания в случаях, когда суд второй инстанции, учитывая характер и сложность разрешаемого процессуального вопроса и имея в виду доводы частной жалобы, в том числе оценивая, возможна ли проверка законности и обоснованности определения суда первой инстанции без исследования в заседании имеющихся в деле либо вновь представленных доказательств, приходит к выводу о том, что в целях вынесения правильного и обоснованного решения и тем самым - защиты прав и свобод человека и гражданина необходимо предоставить лицам, участвующим в деле, возможность донести до суда второй инстанции свою позицию устно.

Данное Постановление, а значит, и выраженные в нем правовые позиции и выводы сохраняют свою силу.

Вопрос о соответствии Конституции Российской Федерации оспариваемых заявительницей положений статьи 381 ГПК Российской Федерации в указанном ею аспекте уже нашел свое разрешение в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 года N 2-П. В нем Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений по своему содержанию и предназначению является дополнительным способом обеспечения правосудности судебных решений, который, имея резервное значение, используется, когда неприменимы или исчерпаны все обычные средства процессуально-правовой защиты.

Опираясь на изложенные в указанном Постановлении правовые позиции, Конституционный Суд Российской Федерации в ряде своих определений также указал, что законоположения, регламентирующие рассмотрение судьей жалоб и представлений на вступившие в законную силу судебные постановления, не допускают произвольный отказ в их рассмотрении, поскольку обязывают его при наличии предусмотренных законом оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного постановления во всяком случае передать их для рассмотрения по существу коллегиальным составом судей и исключают вынесение немотивированных решений по результатам рассмотрения жалобы, представления - как при решении вопроса о наличии или отсутствии оснований для истребования дела, так и при решении вопроса о наличии или отсутствии оснований для передачи дела в суд кассационной инстанции для рассмотрения по существу (определения от 17 июня 2010 года N 896-О-О, от 26 мая 2011 года N 642-О-О, от 16 февраля 2012 года N 363-О-О, от 23 декабря 2014 года N 2854-О и др.).

Соответственно, положения части первой и пункта 1 части второй статьи 381 ГПК Российской Федерации во взаимосвязи с пунктом 5 статьи 383 данного Кодекса, прямо предписывающим судье суда кассационной инстанции указывать мотивы, по которым отказано в передаче кассационной жалобы или представления прокурора для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, не предполагают произвольного отклонения судом доводов жалобы или представления, направлены на обеспечение принятия законного и обоснованного решения, а потому являются процессуальной гарантией права на судебную защиту и, следовательно, не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявительницы, указанные в жалобах.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктами 2, 3 и 4 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалоб гражданки Лыковой Веры Степановны, поскольку они не отвечают требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой, поскольку по предмету обращения Конституционным Судом Российской Федерации ранее было вынесено постановление, сохраняющее свою силу, и поскольку законоположение, конституционность которого оспаривается, утратило силу.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данным жалобам окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение Конституционного Суда РФ от 29 сентября 2015 г. N 1913-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданки Лыковой Веры Степановны на нарушение ее конституционных прав пунктами 1 и 2 статьи 25 Закона Российской Федерации "О занятости населения в Российской Федерации", а также рядом норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Трудового кодекса Российской Федерации"


Текст Определения официально опубликован не был