Постановление Суда по интеллектуальным правам от 10 марта 2016 г. N С01-104/2016 по делу N А76-14348/2015 Так как заявитель не предпринимал действий по созданию товарного знака, а использовал получившую распространение и узнаваемость аббревиатуру, его действия по регистрации этого товарного знака расцениваются как недобросовестное поведение, направленное исключительно на устранение присутствия третьих лиц на рынке определенного товара

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 10 марта 2016 г. N С01-104/2016 по делу N А76-14348/2015

 

Резолютивная часть постановления объявлена 9 марта 2016 г.

Полный текст постановления изготовлен 10 марта 2016 г.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующий - судья Голофаев В.В.,

судьи - Пашкова Е.Ю., Рогожин С.П.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Краснодарский Компрессорный Завод" на решение Арбитражного суда Челябинской области от 01.10.2015 (судья Мухлынина Л.Д.) и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.12.2015 (судьи Костин В.Ю., Иванова Н.А., Кузнецов Ю.А.) по делу N А76-14348/2015

по иску общества с ограниченной ответственностью "Краснодарский Компрессорный Завод" (пр. Репина, д. 20, оф. 43, г. Краснодар, Краснодарский край, 350051, ОГРН 1082311007569)

к обществу с ограниченной ответственностью "Челябинский компрессорный завод" (пр-т Ленина, д. 2-б, г. Челябинск, Челябинская обл., 454007, ОГРН 1147452004809)

о защите исключительных прав на товарный знак.

В судебном заседании приняли участие представители:

от истца: Палин Д.А., по доверенности от 01.10.2015; Бежан А.В., по доверенности от 01.10.2015; Палий Р.Э., по доверенности от 20.11.2015;

от ответчика: Кривцов А.В., по доверенности от 08.09.2014.

Суд по интеллектуальным правам установил:

общество с ограниченной ответственностью "Краснодарский Компрессорный завод" (далее - истец) обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Челябинский компрессорный завод" (далее - ответчик) о пресечении нарушения исключительных прав на товарный знак путем обязания ответчика прекратить использование информации, содержащейся на сайте http://www.chkz.ru/, запрета использовать в предложениях о продаже, в объявлениях, на вывесках, в рекламе, на документации, связанной с введением в гражданский оборот товаров, обозначения "АМУ", а также с требованием о взыскании компенсации в размере 5 000 000 рублей.

Исковые требования заявлены на основании статей 1481, 1484, 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ, Кодекс) и мотивированы незаконным использованием ответчиком на сайте http://www.chkz.ru/ принадлежащего истцу словесного товарного знака "АМУ".

Решением Арбитражного суда Челябинской области от 01.10.2015, оставленным без изменения постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.12.2015, в удовлетворении иска отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, истец обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и нарушение судами норм процессуального права, просит решение от 01.10.2015 и постановление от 22.12.2015 отменить, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе судей.

Жалоба мотивирована ошибочностью выводов судов как о злоупотреблении правом со стороны истца при регистрации товарного знака, так и об использовании ответчиком спорного обозначения до даты приоритета товарного знака.

Ссылаясь на наличие процессуальных нарушений, истец указывает, что судами разрешен вопрос о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле - Роспатента, поскольку судебные акты о признании действий истца по регистрации товарного знака недобросовестной конкуренцией затрагивают не только отношения истца и ответчика, но и их отношения с органом, осуществляющим государственную регистрацию товарных знаков.

В отзыве на кассационную жалобу ответчик просит в удовлетворении кассационной жалобы отказать, сославшись на несостоятельность ее доводов.

В судебном заседании кассационной инстанции представители истца поддержали изложенные в кассационной жалобе доводы, просили кассационную жалобу удовлетворить; представитель ответчика возражал против ее удовлетворения.

Суд по интеллектуальным правам, выслушав явившихся в судебное заседание представителей лиц, участвующих в деле, обсудив доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, проверив в порядке статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых судебных актов, правильность применения судами норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, пришел к выводу об отсутствии оснований для ее удовлетворения ввиду следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1477 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ, Кодекс) на товарный знак, то есть на обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, признается исключительное право, удостоверяемое свидетельством на товарный знак.

Согласно пункту 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 ГК РФ любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак). Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

Согласно подпункту 1 пункта 2 статьи 1484 Кодекса исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака: на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации.

В силу пункта 3 статьи 1484 ГК РФ никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

В соответствии со статьей 1250 Кодекса интеллектуальные права защищаются способами, предусмотренными Кодексом, с учетом существа нарушенного права и последствий нарушения этого права.

Пунктом 1 статьи 1252 ГК РФ предусмотрено, что защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления требования о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним; о возмещении убытков к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб; об изъятии материального носителя в соответствии с пунктом 4 этой статьи к его изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 62 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 5/29 от 26.03.2009 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление Пленума N 5/29) лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак, не может быть отказано в его защите (даже в случае, если в суд представляются доказательства неправомерности регистрации товарного знака) до признания предоставления правовой охраны такому товарному знаку недействительной в порядке, предусмотренном статьей 1512 ГК РФ, или прекращения правовой охраны товарного знака в порядке, установленном статьей 1514 Кодекса (второй абзац пункта 62).

Вместе с тем суд вправе отказать лицу в защите его права на товарный знак на основании статьи 10 ГК РФ, если по материалам дела, исходя из конкретных фактических обстоятельств, действия по государственной регистрации соответствующего товарного знака могут быть квалифицированы как злоупотребление правом (третий абзац пункта 62 постановления Пленума N 5/29).

В силу пункта 9 статьи 4 Федерального закона "О защите конкуренции" действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам-конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации, квалифицируются как недобросовестная конкуренция.

В соответствии с пунктом 1 статьи 10 ГК РФ не допускается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 статьи 10 ГК РФ, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом (пункт 2 статьи 10 ГК РФ).

В соответствии с положениями параграфа 2 статьи 10.bis Конвенции по охране промышленной собственности (заключена в Париже 20.03.1883) и пункта 1 статьи 10 ГК РФ суд может квалифицировать нечестность поведения лица при приобретении исключительного права на товарный знак с учетом субъективных критериев такого поведения, поскольку суд оценивает все обстоятельства конкретного дела в их совокупности и взаимной связи.

Одним из обстоятельств, которые могут свидетельствовать о недобросовестном поведении лица, зарегистрировавшего товарный знак, может быть то, что это лицо знало или должно было знать о том, что третьи лица (третье лицо) на момент подачи заявки на регистрацию обозначения в качестве товарного знака законно использовали соответствующее обозначение для индивидуализации производимых ими товаров или оказываемых услуг без регистрации в качестве товарного знака, а также то, что такое обозначение приобрело известность среди потребителей.

Кроме того, если до даты приоритета товарного знака спорное обозначение широко использовалось третьими лицами (например, конкурентами, в том числе наравне с последующим правообладателем), регистрация товарного знака одним из конкурентов могла быть произведена исключительно с целью устранения присутствия третьих лиц на рынке определенного товара. Такая регистрация не соответствует основной функции товарного знака по индивидуализации товаров правообладателя.

Также могут быть квалифицированы в качестве недобросовестной конкуренции действия лица по регистрации товарного знака в случае регистрации лицом обозначения, ранее использовавшегося без регистрации в качестве товарного знака иным лицом и получившего известность в результате именно такого использования.

При рассмотрении судом вопроса о том, является ли регистрация обозначения в качестве товарного знака актом недобросовестной конкуренции, в качестве критерия недобросовестного поведения может быть принято во внимание последующее (после регистрации) поведение правообладателя.

Такое последующее поведение лица, зарегистрировавшего в качестве товарного знака обозначение, ранее использовавшееся им наравне с иными лицами, может состоять в действиях по вытеснению конкурентов с рынка путем предъявления в суд требований о пресечении использования спорного обозначения.

Как установлено судами и следует из материалов дела, истец является обладателем исключительного права на словесный товарный знак "АМУ" по свидетельству Российской Федерации N 458683 с датой приоритета от 05.04.2011 и сроком действия до 05.04.2021.

В обоснование исковых требований истец указал, что ему стало известно о нарушении его прав ответчиком путем предложения к продаже на одной из страниц сайта http://www.chkz.ru/ комплексных технических решений с азотными мембранными установками "АМУ", в подтверждение чего истцом представлен протокол осмотра и исследования вещественных доказательств от 27.01.2015, составленный Симоненко О.О., временно исполняющей обязанности нотариуса Краснодарского нотариального округа Мокрушиной М.А.

Ссылаясь на неисполнение ответчиком содержащихся в претензии от 05.05.2015 требований о прекращении незаконного использования товарного знака, истец обратился в арбитражный суд с указанными исковыми требованиями.

При рассмотрении спора, проанализировав по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные истцом и ответчиком в подтверждение своих доводов и возражений доказательства, суд первой инстанции установил, что еще до даты приоритета спорного товарного знака (05.04.2011), а именно с января 2010 года ответчик использовал сходное обозначение в качестве сокращенного наименования азотной мембранной установки (АМУ), отгрузив первые АМУ обществу с ограниченной ответственностью "Пневмоцентр" и обществу с ограниченной ответственностью "Торгово-промышленная компания "Союз"; в целях презентации продукции, в том числе азотных мембранных установок ("АМУ"), ответчик осуществлял различные публикации (буклет "Азотные установки и станции" январь 2011 года; статья в журнале "Территория нефтегаз" в марте 2011 года, в котором ответчик презентовал свою продукцию с указанием на аббревиатуру "АМУ").

По результатам оценки представленных в дело доказательств, учитывая не оспоренную истцом приобретенную среди потребителей известность обозначения "АМУ", а также участие истца и ответчика в одних и тех же аукционах на приобретение товарной продукции, суд первой инстанции пришел к выводу об осведомленности истца на момент подачи заявки на регистрацию обозначения "АМУ" в качестве товарного знака о том, что ответчик использовал соответствующее обозначение для индивидуализации производимых им товаров.

С учетом данного обстоятельства, принимая во внимание, что истец не предпринимал действий по созданию товарного знака, а использовал получившую распространение и узнаваемость сокращенную аббревиатуру "АМУ", действия истца по регистрации этого товарного знака суд первой инстанции расценил как недобросовестное поведение, направленное исключительно на устранение присутствия третьих лиц на рынке определенного товара.

Суд апелляционной инстанции, в соответствии с частью 1 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации повторно рассматривавший дело, в том числе по дополнительно представленным истцом доказательствам, выводы суда первой инстанции признал законными и обоснованными.

Отклоняя как документально неподтвержденные ссылки истца на то, что обозначение "АМУ" использовалось им еще с 2008 года, суд апелляционной инстанции исходил из того, что представленные истцом Технические условия N 3643-001-74249991-2008, заключение экспертизы промышленной безопасности N 19/23Ф-ЭПБ/09-ОТГ, разрешение на применение N РРС 00-34471 не являются доказательствами разработки истцом обозначения "АМУ", поскольку эти документы выданы не истцу, а обществу "Тегас" (промышленная группа) и лишь указывают на использование полного названия "азотные мембранные установки" (но не сокращенного обозначения "АМУ"), что не могло обеспечить истцу узнаваемость обозначения "АМУ" для товара, производимого исключительно истцом.

Представленные истцом договоры, заявки и иные документы о проведении выставок и конференций не приняты судом апелляционной инстанции в качестве надлежащих доказательств, подтверждающих обоснованность требований, поскольку они не соответствуют критерию относимости, не содержат указания на то, какую конкретно продукцию истец представлял на этих мероприятиях.

Ссылки истца на намерение ответчика вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента и получить конкурентное преимущество, отклонены апелляционным судом как документально не подтвержденные.

Указанные выводы судов кассационная инстанция находит соответствующими установленным по делу обстоятельствам, имеющимся в деле доказательствам и закону.

Суд кассационной инстанции полагает, что при рассмотрении спора судами правильно определен характер спорного правоотношения, круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора и подлежащих исследованию, проверке и установлению по делу, правильно определены законы и иные нормативные акты, которые следовало применить по настоящему делу, дана оценка всем имеющимся в деле доказательствам с соблюдением требований арбитражного процессуального законодательства.

Ссылки истца на неправильную оценку судами представленных им доказательств, направлены, по существу, на переоценку доказательств и фактических обстоятельств дела, установленных судами первой и апелляционной инстанций, и заявлены без учета определенных законом пределов рассмотрения дела судом кассационной инстанции.

В соответствии с положениями статьи 286, части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции не вправе пересматривать фактические обстоятельства дела, установленные судами при их рассмотрении, давать иную оценку собранным по делу доказательствам, устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции.

Несогласие заявителя кассационной жалобы с результатами содержащейся в оспариваемых судебных актах оценки доказательств по делу не является основанием для отмены судебных актов, поскольку не свидетельствует о неправильном применении судами норм материального или процессуального права.

Содержащийся в кассационной жалобе довод о необходимости привлечения к участию в деле Роспатента ввиду того, что выводы судов о недобросовестном поведении истца при регистрации товарного знака затрагивают его отношения с органом, осуществляющим государственную регистрацию товарных знаков, отклоняется судом кассационной инстанции как несостоятельный. Установление наличия/отсутствия признаков недобросовестной конкуренции в действиях лица по регистрации товарного знака не входит в компетенцию Роспатента.

Довод кассационной жалобы о неправильном разъяснении судом апелляционной инстанции порядка обжалования принятого постановления (указание на возможность его обжалования в Арбитражный суд Уральского округа) не может быть принят во внимание, поскольку данное обстоятельство, исходя из положений статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не является основанием для отмены судебного акта.

Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств, а окончательные выводы судов основаны на правильном применении норм материального права и соблюдении норм процессуального права, у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для отмены либо изменения принятых по делу решения и постановления, в связи с чем кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Суд кассационной инстанции не находит и безусловных оснований для отмены обжалуемых судебных актов, так как не усматривает процессуальных нарушений при их принятии, перечисленных в части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины по кассационной жалобе относятся на заявителя.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда Челябинской области от 01.10.2015 по делу N А76-14348/2015 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.12.2015 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Краснодарский Компрессорный Завод" - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке кассационного производства в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

 

Председательствующий
судья

В.В. Голофаев

 

Судья

Е.Ю. Пашкова

 

Судья

С.П. Рогожин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.