Постановление Суда по интеллектуальным правам от 22 ноября 2016 г. N С01-966/2016 по делу N А40-183877/2015 Суд отменил принятые ранее судебные акты и направил на новое рассмотрение дело о защите исключительного права на товарный знак и взыскании компенсации, поскольку для разрешения данного спора должен быть исследован факт размещения на продукции ответчика всех товарных знаков, а не только доминирующего; не исключена возможность нарушения исключительного права на принадлежащий истцу товарный знак

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 22 ноября 2016 г. N С01-966/2016 по делу N А40-183877/2015

 

Резолютивная часть постановления объявлена 15 ноября 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 22 ноября 2016 года.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Булгакова Д.А.,

судей: Лапшиной И.В., Рассомагиной H.Л.,

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Сибирское здоровье" (ул. Якубовича, д. 8А, оф. 3Н, Санкт-Петербург, 190000, ОГРН 1057200637713) на решение Арбитражного суда города Москвы от 14.04.2016 по делу N А40-183877/2015 (судья Мищенко А.В.) и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.08.2016 по тому же делу (судьи Валиев В.Р., Пирожков Д.В., Трубицын А.И.) по иску общества с ограниченной ответственностью "Сибирское здоровье" к обществу с ограниченной ответственностью "НАТУРА СИБЕРИКА" (ул. Южнобутовская, д. 101, ком. 18А, Москва, 117042, ОГРН 5077746870097) о защите исключительных прав на товарный знак и взыскании компенсации.

В судебном заседании принял участие представитель общества с ограниченной ответственностью "НАТУРА СИБЕРИКА" - Довгалюк А.И. (по доверенности от 19.01.2016).

Суд по интеллектуальным правам установил:

общество с ограниченной ответственностью "Сибирское здоровье" (далее - общество "Сибирское здоровье") обратилось в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "НАТУРА СИБЕРИКА" (далее - общество "НАТУРА СИБЕРИКА") о запрете использования обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком со словесным элементом "СИБИРСКОЕ ЗДОРОВЬЕ" по свидетельству Российской Федерации N 352060; об обязании общества "НАТУРА СИБЕРИКА" изъять и уничтожить за свой счет коробки, тубы и иные материальные объекты, содержащие спорное обозначение, а также о взыскании компенсации в размере 100 000 рублей за нарушение исключительных прав на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 352060.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 14.04.2016 в удовлетворении заявленных исковых требований отказано.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.08.2016 решение Арбитражного суда города Москвы от 14.04.2016 оставлено без изменения.

Общество "Сибирское здоровье", не согласившись с названными судебными актами, обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой.

В кассационной жалобе, поданной в Суд по интеллектуальным правам, общество "Сибирское здоровье", ссылаясь на неправильное применение судами первой и апелляционной инстанций норм материального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам, просит решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить и передать дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Общество "Сибирское здоровье" полагает вывод судов первой и апелляционной инстанций об описательном характере обозначения "СИБИРСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ЗУБОВ", использованного ответчиком для маркировки своей продукции (зубной пасты), ошибочным, поскольку данное словосочетание не может на прямую указывать на свойство товара - зубная паста. В развитие указанного довода общество "Сибирское здоровье" указывает на то, что само по себе словосочетание "СИБИРСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ЗУБОВ" не вызывает у потребителя непосредственной ассоциации со значением "очень крепкое и хорошее здоровье", на которое ссылаются суды в обжалуемых судебных актах, поскольку требует от потребителя дополнительных рассуждений и домысливаний.

По мнению заявителя кассационной жалобы, размещение спорного обозначения на упаковке продукции, изготавливаемой обществом "НАТУРА СИБЕРИКА", его стилизация может породить в сознании потребителя ассоциацию с серией зубных паст "СИБИРСКОЕ ЗДОРОВЬЕ".

Общество "Сибирское здоровье" также указывает на то, что судами, вопреки требованиям статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, дана ненадлежащая оценка возможности смешения между продукцией общества "Сибирское здоровье" и продукцией, изготавливаемой обществом "НАТУРА СИБЕРИКА" с нанесением на нее спорного обозначения.

Общество "Сибирское здоровье", ссылаясь на сходство принадлежащего ему товарного знака и словесного обозначения "СИБИРСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ЗУБОВ", отмечает, что доминирующим, а именно выполняющим основную индивидуализирующую функцию, является словесный элементы "СИБИРСКОЕ ЗДОРОВЬЕ".

При этом общества "Сибирское здоровье" полагает, что наличие в спорном обозначении дополнительного словесного элемента "ЗУБОВ" не влияет на его восприятие потребителем в целом.

Кроме того, общество "Сибирское здоровье" отмечает, что товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 352060 зарегистрирован в отношении такого товара 3-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ), как "зубная паста".

Вместе с тем само общество "Сибирское здоровье" вводит в гражданский оборот зубную пасту, маркируя ее вышеупомянутым товарным знаком.

Таким образом, с учетом изложенных обстоятельств, общество "Сибирское здоровье" считает, что обозначение "СИБИРСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ЗУБОВ" сходно до степени смешения с товарным знаком по свидетельству Российской Федерации N 352060, исключительные права на который принадлежат обществу "Сибирское здоровье".

Общество "Сибирское здоровье" в своей кассационной жалобе выражает несогласие с выводом судов первой и апелляционной инстанции о том, что факт размещения обществом "НАТУРА СИБЕРИКА" на спорной продукции своего фирменного наименования и зарегистрированного на его имя товарных знаков исключает возможность использования обществом "НАТУРА СИБЕРИКА" товарного знака общества "Сибирское здоровье".

Также общество "Сибирское здоровье" указывает, что не исключена возможность одновременного использования различных товарных знаков, в том числе принадлежащего обществу "НАТУРА СИБЕРИКА" и чужого товарного знака, в частности товарного знака общества "Сибирское здоровье" по свидетельству Российской Федерации N 352060.

В отзыве на кассационную жалобу общество "НАТУРА СИБЕРИКА" просит обжалуемые судебные акты оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

По мнению общества "НАТУРА СИБЕРИКА", все доводы кассационной жалобы сводятся к переоценке выводов судов первой и апелляционной инстанции, которым дана надлежащая правовая оценка.

Общество "НАТУРА СИБЕРИКА" полагает, что судами первой и апелляционной инстанций правильно применены положения статьи 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) и указывает, что обозначение "СИБИРСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ЗУБОВ" не обладает индивидуализирующей функцией, присущей товарному знаку, а лишь указывает на свойства маркированного товара.

По мнению общества "НАТУРА СИБЕРИКА" отсутствует угроза смешения между продукцией, вводимой в гражданский оборот обществом "Сибирское здоровье" и обществом "НАТУРА СИБЕРИКА", поскольку зубная паста общества "НАТУРА СИБЕРИКА" также маркирована и его товарными знаками по свидетельствам Российской Федерации N 334056, 361180, 529217, а сама по себе упаковка товара имеет отличающийся дизайн от упаковки товара истца.

Кроме того, в подтверждение довода о том, что обозначение "СИБИРСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ЗУБОВ" является описательным по отношению к изготавливаемой продукции, общество ссылается на сложившуюся практику рынка использования в рекламных целях, на упаковках зубных паст обозначения, указывающего на свойства зубной пасты ("Максимальная защита от кариеса", "Для чувствительных зубов", "Анти-табак", "Энергия утра").

В судебном заседании представитель общества "НАТУРА СИБЕРИКА" доводы кассационной жалобы оспорил.

Общество "Сибирское здоровье", надлежащим образом извещенное о времени и месте судебного заседания, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru, представило ходатайство о рассмотрении кассационной жалобы в отсутствие его представителя, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в его отсутствие.

Законность обжалуемых судебных актов проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе.

Рассмотрев доводы кассационной жалобы, заслушав представителя общества "НАТУРА СИБЕРИКА", явившегося в судебное заседание, изучив материалы дела, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным судами обстоятельствам, суд кассационной инстанции приходит к следующим выводам.

Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, общество "Сибирское здоровье" является правообладателем словесного товарного знака "СИБИРСКОЕ ЗДОРОВЬЕ" по свидетельству Российской Федерации N 352060, зарегистрированного в отношении товаров 3-го (в том числе "пасты, зубные порошки"), 5-го, 16-го, 29-го и услуг 32-го классов МКТУ.

Обществу "Сибирское здоровье" стало известно, что общество "НАТУРА СИБЕРИКА" использует словесное обозначение "СИБИРСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ЗУБОВ" для индивидуализации своей продукции (пять видов зубной пасты), которое, по мнению общества "Сибирское здоровье" сходно до степени смешения с принадлежащим ему товарным знаком "СИБИРСКОЕ ЗДОРОВЬЕ".

В подтверждение факта незаконного использования обществом "НАТУРА СИБЕРИКА" спорного товарного знака, общество "Сибирское здоровье" представило в материалы судебного дела нотариальный протокол осмотра сайта от 07.09.2015 N 54 АА 1839932, кассовый чек.

При этом обществом "Сибирское здоровье" не предоставляло обществу "НАТУРА СИБЕРИКА" своего согласия на использование спорного товарного знака.

Полагая, что своими действиями общество "НАТУРА СИБЕРИКА" нарушило исключительные права на товарный знак, принадлежащий обществу "Сибирское здоровье", последнее обратилось в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды первой и апелляционной инстанций исходили из следующего.

Согласно пункту 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 названного Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 этой статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

Исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака: 1) на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации; 2) при выполнении работ, оказании услуг; 3) на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; 4) в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе; 5) в сети "Интернет", в том числе в доменном имени и при других способах адресации (пункт 2 статьи 1484 ГК РФ).

Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения (пункт 3 статьи 1484 ГК РФ).

Пунктом 1 статьи 1229 ГК РФ предусмотрено, что гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если ГК РФ не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных названным Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными указанным Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную этим Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается ГК РФ.

В соответствии с правовой позицией Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 18.07.2006 N 2979/06, угроза смешения имеет место, если один товарный знак воспринимается за другой или если потребитель понимает, что речь идет не об одном и том же товарном знаке, но полагает, что оба товарных знака принадлежат одному и тому же предприятию.

Такая угроза зависит от нескольких обстоятельств: во-первых, от различительной способности знака с более ранним приоритетом; во-вторых, от сходства противопоставляемых знаков; в-третьих, от оценки однородности обозначенных знаком товаров и услуг.

Суды первой и апелляционной инстанции, оценив семантическое значение словосочетания "СИБИРСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ЗУБОВ", пришли к выводу о том, что оно имеет в русском языке значение, связанное с крепким здоровьем.

При этом суды указали на то, что данное обозначение использовалось обществом "НАТУРА СИБЕРИКА" для маркировки своей продукции (зубная паста) в определенном контексте как краткое и емкое описание свойств и назначения зубной пасты.

Сославшись на положения пункта 1 статьи 1477 ГК РФ, суды пришли к выводу о том, что обозначение "СИБИРСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ЗУБОВ" не выполняет индивидуализирующую функцию по отношению к продукции, вводимой в гражданский оборот обществом "НАТУРА СИБЕРИКА", поскольку является описательным.

Вместе с тем, суды первой и апелляционной инстанций указали на то, что отсутствует угроза смешения в сознании потребителя между продукцией общества "Сибирское здоровье" и общества "НАТУРА СИБЕРИКА", поскольку для индивидуализации своих товаров общество "НАТУРА СИБЕРИКА" использует свои товарные знаки, на которых акцентируется внимание потребителя.

Таким образом, учитывая, что спорное обозначение является описательным и не индивидуализирует товары общества "НАТУРА СИБЕРИКА", суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу об отсутствие в данном случае факта нарушения обществом "НАТУРА СИБЕРИКА" исключительных прав общества "Сибирское здоровье" на принадлежащий ему товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 352060, в связи с чем отказали в удовлетворении заявленных требований.

Вместе с тем суды не учли следующее.

Суды первой и апелляционной инстанции, оценив спорное обозначение "СИБИРСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ЗУБОВ" с точки зрения его семантики, пришли к выводу о том, что о словосочетание "СИБИРСКОЕ ЗДОРОВЬЕ" может ассоциироваться у потребителя в значении "крепкое здоровье", а дополнительный элемент "ЗУБОВ" придает данному обозначению смысловое значение "крепкое здоровье зубов", а, следовательно, спорное обозначение является описательным и указывает на свойство товара, маркированного им.

Однако в настоящем деле сделанный судами первой и апелляционной инстанций вывод об описательном характере спорного обозначение не имеет правового значения для разрешения настоящего спора.

В то же время пунктом 2 статьи 1481 ГК РФ установлено, что свидетельство на товарный знак удостоверяет приоритет товарного знака и исключительное право на товарный знак в отношении товаров, указанных в свидетельстве.

Как указано в пункте 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака.

Таким образом, Роспатент, выдав истцу, свидетельство о государственной регистрации товарного знака N 352060, подтвердил исключительное право истца на спорный товарный знак, установив при этом, что словесный элемент "СИБИРСКОЕ ЗДОРОВЬЕ" в этом товарном знаке не является описательным для товаров, в отношении которого он зарегистрирован, в том числе для товаров 3-го класса МКТУ "зубная паста, зубной порошок".

Однако судами указанное обстоятельство не было учтено.

При этом в материалы дела ответчиком не представлено доказательств того, что обществом "НАТУРА СИБЕРИКА" было оспорено предоставление правовой охраны указанному товарному знаку и такая правовая охрана была прекращена.

Также неправомерным является вывод судов первой и апелляционной инстанций о том, что отсутствует угроза смешения между продукцией истца и ответчика, поскольку ответчик помимо спорного обозначения использует на упаковке своей продукции принадлежащие ему товарные знаки, которые имеют доминирующее значение.

Закон и обычаи делового оборота не исключают размещение на одном товаре (его упаковке) нескольких товарных знаков, в том числе и различных правообладателей.

При этом для разрешения вопроса о наличии оснований для удовлетворения требования о взыскании компенсации за незаконное использование товарного знака, исследованию подлежат факт размещения на таком товаре (упаковке) всех товарных знаков, а не только доминирующего.

В соответствии с правовой позицией, содержащейся в пункте 32 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015, незаконное размещение нескольких разных товарных знаков на одном материальном носителе является нарушением исключительных прав на каждый товарный знак.

Таким образом, в настоящем деле, не исключена возможность нарушения исключительных прав на принадлежащий истцу товарный знак.

Исходя из правовой позиции, содержащейся в пункте 13 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, утвержденного информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122, вопрос о сходстве до степени смешения обозначений является вопросом факта и по общему правилу может быть разрешен судом без назначения экспертизы.

При этом указанная позиция не может пониматься как возможность осуществления судом произвольной оценки и исключающая необходимость при установлении факта сходства обозначений до степени смешения руководствоваться требованиями нормативных правовых актов, регулирующих соответствующие вопросы, и указаниями высшей судебной инстанции о толковании нормы права.

Однако в настоящем деле судами не было установлено юридически значимое обстоятельство имеющее значение для правильного рассмотрения дела, а именно не был разрешен вопрос о сходстве до степени смешения спорного товарного знака и обозначения используемого ответчиком.

В силу части 4 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в мотивировочной части решения должны быть указаны:

1) фактические и иные обстоятельства дела, установленные арбитражным судом;

2) доказательства, на которых основаны выводы суда об обстоятельствах дела и доводы в пользу принятого решения; мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле;

3) законы и иные нормативные правовые акты, которыми руководствовался суд при принятии решения, и мотивы, по которым суд не применил законы и иные нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в деле.

Согласно пункту 12 части 2 статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в постановлении арбитражного суда апелляционной инстанции должны быть указаны обстоятельства дела, установленные арбитражным судом апелляционной инстанции; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; законы и иные нормативные правовые акты, которыми руководствовался суд при принятии постановления; мотивы, по которым суд отклонил те или иные доказательства и не применил законы и иные нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в деле.

Согласно статье 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами.

Результаты оценки доказательств суд отражает в судебном акте, содержащем мотивы принятия или отказа в принятии доказательств, представленных лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений.

Нарушение процессуального закона в части требований, предъявляемых к мотивировочной части решения и постановления суда апелляционной инстанции, и игнорирование любого элемента мотивировочной части судебного акта дает повод усомниться в его законности и обоснованности, препятствует надлежащей проверке обжалуемого акта в суде кассационной инстанции.

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в предмет доказывания по требованию о защите права на товарный знак входят следующие обстоятельства: факт принадлежности истцу указанного права и факт его нарушения ответчиком путем использования сходного с товарным знаком обозначения, в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения. В частности, одним из юридических значимых обстоятельств, подлежащим установлению судами при рассмотрении подобных категорий дел, является установление сходства до степени смешения либо его отсутствие между товарным знаком, принадлежащим истцу и обозначением, использованным ответчиком для индивидуализации своих товаров и нарушившим исключительные права истца на его товарный знак, а также однородность товаров, в отношении которых зарегистрирован товарный знак истца и товаров, маркированных обозначением, сходным до степени смешения с этим товарным знаком.

Согласно пункту 14.4.2 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденных приказом Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам от 05.03.2003 N 32 (далее - Правила N 32), обозначение считается тождественным с другим обозначением, если оно совпадает с ним во всех элементах; в случае если одно обозначение ассоциируется с другим обозначением в целом, несмотря на их отдельные отличия, они считаются сходными до степени смешения.

Как указано в пункте 37 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015 (далее - Обзор), при выявлении сходства до степени смешения обозначений учитывается общее впечатление, которое они производят в целом на среднего потребителя соответствующих товаров или услуг.

В силу подпункта 14.4.2.2 указанных Правил словесные обозначения сравниваются: со словесными обозначениями; с комбинированными обозначениями, в композиции которых входят словесные элементы. Сходство словесных обозначений может быть звуковым (фонетическим), графическим (визуальным) и смысловым (семантическим). Признаки, перечисленные в настоящем пункте, могут учитываться как в отдельности, так и в различных сочетаниях.

В силу подпункта "а" пункта 14.4.2.2 названных Правил звуковое сходство определяется, в том числе, на основании вхождения одного обозначения в другое.

Исходя из подпункта "б" того же пункта, графическое сходство определяется на основании следующих признаков: общее зрительное впечатление; вид шрифта; графическое написание с учетом характера букв (например, печатные или письменные, заглавные или строчные); расположение букв по отношению друг к другу; алфавит, буквами которого написано слово; цвет или цветовое сочетание.

Смысловое сходство определяют, в том числе, на основании подобия заложенных в обозначениях понятий, идей; в частности, совпадение значения обозначений в разных языках; совпадение одного из элементов обозначений, на который падает логическое ударение и который имеет самостоятельное значение (подпункт "в" пункта 14.4.2.2 Правил N 32).

Принимая во внимание изложенные, обжалуемые судебные акты подлежат отмене как противоречащие нормам материального права и не соответствующие фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам на основании части 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Поскольку для принятия законного и обоснованного решения требуется исследование и оценка доказательств, а также иные процессуальные действия, предусмотренные для рассмотрения дела в суде первой инстанции, что невозможно в суде кассационной инстанции в силу его полномочий, дело в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит передаче на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

При новом рассмотрении дела суду необходимо устранить указанные недостатки, установить и исследовать все существенные для правильного рассмотрения дела обстоятельства, в том числе определить, имеется ли сходство между товарным знаком истца и использованным ответчиком словесным обозначением, для чего определить наличие либо отсутствие всех признаков сходства между указанными обозначениями, учитывая правовые позиции высшей судебной инстанции; установить наличие либо отсутствие вероятности смешения потребителями производителей товаров.

Согласно части 3 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, при отмене судебного акта с передачей дела на новое рассмотрение вопрос о распределении судебных расходов разрешается арбитражным судом, вновь рассматривающим дело.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда города Москвы от 14.04.2016 по делу N А40-183877/2015 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.08.2016 по тому же делу отменить.

Направить дело N А40-183877/2015 на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке кассационного производства в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

 

Председательствующий судья

Д.А. Булгаков

 

Судья

И.В. Лапшина

 

Судья

Н.Л. Рассомагина

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

По мнению истца, ответчик нарушил его исключительное право на словесный товарный знак, поскольку использовал сходное обозначение для маркировки своей продукции.

Суды посчитали, что угроза смешения в сознании потребителя продукции сторон отсутствует. Ведь ответчик, помимо спорного обозначения, использует на упаковке свои товарные знаки, которые имеют доминирующее значение.

Однако Суд по интеллектуальным правам указал, что это обстоятельство не исключает возможность нарушения исключительных прав истца на товарный знак.

Для решения вопроса о взыскании компенсации за незаконное использование товарного знака нужно исследовать факт размещения на товаре (упаковке) всех товарных знаков, а не только доминирующего.

Незаконное размещение нескольких разных товарных знаков на одном материальном носителе является нарушением исключительных прав на каждый товарный знак.