Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 30 марта 2017 г. N 301-ЭС16-17271 Суд изменил принятые ранее судебные акты по делу о банкротстве, поскольку требование о взыскании неустойки по договору об ипотеке, обеспеченное залогом имущества должника, учитывается отдельно в реестре требований кредиторов и подлежит удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов по требованиям всех кредиторов третьей очереди

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 30 марта 2017 г. N 301-ЭС16-17271


Резолютивная часть определения объявлена 23 марта 2017 г.

Полный текст определения изготовлен 30 марта 2017 г.


Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - судьи Самуйлова С.В.,

судей Разумова И.В. и Шилохвоста О.Ю.

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу Павлова Сергея Эдуардовича (г. Чебоксары) на определение Арбитражного суда Чувашской Республики - Чувашии от 28.01.2016 (судья Сарри Д.В.), постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 10.05.2016 (судьи Рубис Е.А., Протасов Ю.В., Смирнова И.А.) и постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 24.08.2016 (судьи Прыткова В.П., Жеглова О.Н., Чих А.Н.) по делу N А79-7479/2014 о банкротстве общества с ограниченной ответственностью "ПКФ "Агрегат" (далее - общество "Агрегат", должник).

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Самуйлова С.В., вынесшего определение от 21.02.2017 о передаче кассационной жалобы вместе с делом для рассмотрения в судебном заседании, судебная коллегия установила:

как следует из судебных актов и материалов обособленного спора, открытое акционерное общество "Сбербанк России" (далее - банк) и общество "Агрегат" (заемщик) заключили договор 01.10.2012 (далее - кредитный договор), по условиям которого заемщику предоставлялся кредит в сумме 4 000 000 руб. до 28.09.2014 с уплатой процентов за пользование кредитом и других платежей, обозначенных в договоре.

За несвоевременное перечисление заемщиком платежа в погашение кредита, процентов и иных платежей в пункте 7 кредитного договора устанавливалась неустойка.

Исполнение обязательств по возврату кредита обеспечивалось залогом нежилого помещения и земельного участка (договор ипотеки от 01.10.2012, заключенный между теми же лицами). Условиями договора ипотеки предусмотрена ответственность заемщика в виде неустоек за различные нарушения его обязательств, вытекающих из этого договора (пункты 4.1.1, 4.1.5, 4.1.8, 4.1.10, 5.2, 5.3 договора ипотеки). Обязательства по уплате этих неустоек обеспечивались залогом того же имущества (пункт 6.2 договора ипотеки).

По договору от 17.03.2014 банк уступил Павлову С.Э. все права (требования) к обществу "Агрегат", вытекающие из кредитного договора. Согласно пунктам 1.1-1.3 договора цессии общая сумма уступаемых цессионарию требований к должнику составляла 985 505,67 руб., в том числе 976 808,06 руб. основного долга и 8697,61 руб. процентов.

Определением Арбитражного суда Чувашской Республики - Чувашии от 04.12.2014 в отношении общества "Агрегат" введена процедура наблюдения; решением того же суда от 17.06.2015 общество "Агрегат" признано банкротом, в отношении него введено конкурсное производство.

14.08.2015 Павлов С.Э. обратился в арбитражный суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника задолженности, процентов и неустоек, как обеспеченных залогом имущества должника.

Определением Арбитражного суда Чувашской Республики - Чувашии от 28.01.2016, оставленным без изменения постановлениями апелляционного и окружного судов от 10.05.2016 и от 24.08.2016, заявление удовлетворено частично: в реестр требований кредиторов должника в составе третьей очереди включены требования заявителя в размере 2 256 810,89 руб., в том числе:

- 976 808,06 руб. основного долга;

- 99 350,82 руб. процентов за пользование кредитом;

- 1 180 652,01 руб. неустоек.

Требования в размере 1 076 158,88 руб., составляющие сумму основного долга и процентов за пользование кредитом, признаны обеспеченными залогом имущества должника.

В удовлетворении остальной части заявления, в том числе о признании обеспеченными залогом имущества должника требований о взыскании неустоек, отказано.

Отказывая в удовлетворении заявления в части признания требований о взыскании неустоек обеспеченными залогом имущества должника, суды исходили из того, что требования о взыскании неустойки не обладают преимуществом перед незалоговыми требованиями об уплате основного долга и процентов.

Суды руководствовались статьями 137, 138 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) с учетом пунктов 15-17 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 58 "О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя" (далее - постановление N 58).

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Павлов С.Э. просил судебные акты отменить и вынести новый судебный акт о включении в реестр требований кредиторов должника требований заявителя как обеспеченных залогом в полном объеме.

По мнению заявителя, суды нарушили статьи 337, 339 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), статьи 134, 138 Закона о банкротстве, пункты 15-17 постановления N 58.

Доводы заявителя сводились к тому, что требование об уплате неустойки по кредитному договору обеспечено залогом. Отсутствие преимущества перед незалоговыми требованиями об уплате основного долга и процентов не исключает залогового преимущества по сравнению с необеспеченными требованиями о выплате неустойки и иных штрафных санкций, чего не было учтено судами.

Лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились.

Законность обжалованных судебных актов проверена судебной коллегией в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, и в той части, в которой они обжалуются (пункт 2 статьи 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Изучив материалы дела, судебная коллегия считает, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 334 ГК РФ в случае неисполнения должником обязательства, обеспеченного залогом, кредитор вправе получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами залогодателя.

По общему правилу залог обеспечивает требование в том объеме, какой оно имеет к моменту удовлетворения, в том числе неустойку (статья 337 ГК РФ).

Из пункта 4 статьи 134 Закона о банкротстве следует, что в случае банкротства заемщика по кредитному договору требования кредитора по этому договору включаются в третью очередь реестра требований кредиторов. При этом требование по взысканию неустоек учитывается отдельно в реестре требований кредиторов и подлежит удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов (пункт 3 статьи 137 Закона о банкротстве).

Если требования конкурсного кредитора по кредитному договору обеспечены залогом имущества должника, то они погашаются в порядке, установленном пунктами 2, 2.1 статьи 138 Закона о банкротстве: на погашение требований указанного конкурсного кредитора направляется 80 процентов из средств, вырученных от реализации предмета залога, но не более чем основная сумма задолженности по обеспеченному залогом обязательству и причитающихся процентов. Кроме того, требования залогового кредитора погашаются за счет денежных средств, оставшихся на специальном банковском счете после погашения требований кредиторов первой и второй очереди.

Ни законом, ни кредитным договором не предусмотрено, что в случае банкротства заемщика залог в отношении требований по взысканию неустоек, возникших в связи с неисполнением обеспеченного залогом обязательства, прекращается. Данные требования подлежат удовлетворению в очередности, установленной в пункте 3 статьи 137 Закона о банкротстве (пункт 17 постановления N 58).

Таким образом, требование о взыскании неустоек как обеспеченное залогом имущества должника должно учитываться отдельно в реестре требований кредиторов, подлежит удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов по требованиям всех кредиторов третьей очереди, включая незалоговых, однако оно имеет залоговое преимущество перед удовлетворением необеспеченных требований кредиторов по санкциям. Следовательно, требование Павлова С.Э. о взыскании неустоек подлежит отнесению к обеспеченным залогом требованиям, подлежащим удовлетворению после погашения требований кредиторов третьей очереди по основному долгу и процентам.

Выводы судов об обратном привели к необоснованному приравниванию требований кредиторов по финансовым санкциям обеспеченных и необеспеченных залогом, что противоречит сути залоговых правоотношений и положениям статей 334, 337 ГК РФ.

В связи с существенным нарушением норм права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов в сфере предпринимательской деятельности, на основании пункта 1 статьи 291.11 АПК РФ определение от 28.01.2016, а также постановления от 10.05.2016 и от 24.08.2016 по делу N А79-7479/2014 в части установления статуса Павлова С.Э. как залогового кредитора подлежат изменению: в качестве обязательств, обеспеченных залогом имущества должника, признаются как требования о взыскании основного долга и процентов в общей сумме 1 076 158,88 руб., так и требования о взыскании неустоек в сумме 1 180 652,01 руб.

Вопреки доводам заявителя, в соответствии с пунктом 8 статьи 4 Федерального закона от 29.12.2014 N 482-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях" суды правильно применили к правоотношениям, возникшим с момента завершения процедуры наблюдения, статью 4 Закона о банкротстве в новой редакции.

Несогласие Павлова С.Э. с оценкой доказательств и установлением обстоятельств, связанных с расчетом размера денежных обязательств должника, не является основанием для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного судопроизводства.

Руководствуясь статьями 291.11-291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия определила:

определение Арбитражного суда Чувашской Республики - Чувашии от 28.01.2016, постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 10.05.2016 и постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 24.08.2016 по делу N А79-7479/2014 изменить, признать требования Павлова Сергея Эдуардовича в размере 2 256 810,89 руб. обеспеченными залогом имущества должника - общества с ограниченной ответственностью "ПКФ "Агрегат".

Определение вступает в законную силу со дня его вынесения.


Председательствующий судья

Самуйлов С.В.


Судья

Разумов И.В.


Судья

Шилохвост О.Ю.


Обязательства заемщика по возврату кредита и по уплате неустоек обеспечивались ипотекой.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ указала, что при банкротстве заемщика требование о взыскании этих неустоек признается обеспеченным залогом имущества должника.

Оно учитывается отдельно в реестре требований кредиторов.

Данное требование удовлетворяется после погашения основного долга и процентов по требованиям всех кредиторов третьей очереди, включая незалоговых. Однако оно имеет залоговое преимущество перед удовлетворением необеспеченных требований кредиторов по санкциям.


Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 30 марта 2017 г. N 301-ЭС16-17271


Текст определения официально опубликован не был



Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.