Определение СК по делам военнослужащих Верховного Суда РФ от 23 мая 2017 г. N 209-КГ17-2 Состоявшиеся судебные акты об отказе в восстановлении на работе отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку суд надлежащим образом не проверил соблюдение ответчиком процедуры увольнения истца с работы

Определение СК по делам военнослужащих Верховного Суда РФ от 23 мая 2017 г. N 209-КГ17-2


Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Воронова А.В.,

судей Дербилова О.А. и Замашнюка А.Н.

при секретаре Рябцевой А.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе Алиевой Ф.Т. на решение 26 гарнизонного военного суда от 22 апреля 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам 3 окружного военного суда от 19 июля 2016 г. по иску Алиевой Ф.Т. к федеральному государственному унитарному предприятию "Государственный космический научно-производственный центр имени М.В. Хруничева" (далее - работодатель или ФГУП "ГКНПЦ") о восстановлении на работе.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дербилова О.А., изложившего обстоятельства гражданского дела, содержание судебных постановлений, доводы кассационной жалобы и мотивы вынесения определения о её передаче на рассмотрение суда кассационной инстанции, а также заключение военного прокурора управления Главной военной прокуратуры Российской Федерации Дворцова С.В., предложившего отменить обжалуемые судебные постановления, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации установила:

Алиева обратилась в суд с гражданским иском к ФГУП "ГКНПЦ" о восстановлении на работе. В обоснование иска указала, что с 23 мая 2012 г. занимала должность мойщика посуды, 24 декабря 2015 г. работодатель известил её о предстоящем сокращении штата сотрудников, при этом она дала согласие на перевод, однако на вакантную должность принят другой работник, а она 25 февраля 2016 г. уволена по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ) в связи с организационно-штатными мероприятиями.

Полагая свои трудовые права нарушенными, Алиева просила о восстановлении её в прежней должности и взыскании среднемесячного заработка за время вынужденного прогула.

Решением 26 гарнизонного военного суда от 22 апреля 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением 3 окружного военного суда от 19 июля 2016 г., иск Алиевой оставлен без удовлетворения.

Определением судьи 3 окружного военного суда от 11 ноября 2016 г. в передаче кассационной жалобы истца для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказано.

В жалобе в Судебную коллегию по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации Алиева выражает несогласие с состоявшимися судебными постановлениями, просит отменить их и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В обоснование кассационной жалобы Алиева заявляет о существенном нарушении судами норм материального и процессуального права.

По мнению автора кассационной жалобы, вывод судов о соблюдении работодателем порядка её увольнения с работы в связи с отсутствием у неё преимущественного права, указанного в ч. 2 ст. 179 ТК РФ, на оставление на работе, является ошибочным.

При исследовании вопроса о наличии у неё преимущественного права на оставление на работе суд в нарушение положений Трудового кодекса Российской Федерации произвёл сравнительную оценку между Алиевой и Науановой по должности, на которую Алиева согласилась перевестись, а не по той должности, которую она занимала до сокращения штата.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 18 апреля 2017 г. кассационная жалоба Алиевой вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации.

В судебное заседание гражданский истец и представитель гражданского ответчика, надлежащим образом извещённые о времени и месте рассмотрения дела в суде кассационной инстанции, не явились, и на основании ст. 385 ТПК РФ Судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующим выводам.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ст. 387 ГПК РФ).

Судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении настоящего гражданского дела допущены существенные нарушения норм права.

При судебном разбирательстве установлено, что Алиева на основании трудового договора от 23 мая 2012 г. N 8361 осуществляла трудовую деятельность в ФГУП "ГКНПЦ" на должности мойщика посуды в штате работников отдела N 506 (столовая "Полёт") завода по эксплуатации ракетно-космической техники (далее - ЗЭРКТ).

24 декабря 2015 г. Алиева под роспись уведомлена о сокращении её должности и предстоящем увольнении. В тот же день она дала согласие на перевод на другую должность (уборщика производственных и служебных помещений), однако при назначении на данную должность работодателем отдано предпочтение иному сотруднику - Науановой, а Алиева приказом ФГУП "ГКНПЦ" от 25 февраля 2016 г. уволена с занимаемой должности по пункту 2 части 1 статьи 81 ТК РФ - по сокращению штата работников организации.

Отказывая Алиевой в удовлетворении исковых требований о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, суд первой инстанции пришёл к выводу о том, что Алиева уволена с занимаемой должности в соответствии с требованиями закона, поскольку порядок увольнения ответчиком не нарушен, о предстоящем увольнении она предупреждена за два месяца, согласие профсоюзного комитета ФГУП "ГКНПЦ" на расторжение трудового договора с Алиевой получено, на вакантную должность, с переводом на которую Алиева согласилась, назначен другой сотрудник, имеющий по сравнению с ней преимущественное право на оставление на работе, а от иных должностей, соответствующих её квалификации, Алиева отказалась.

Суд апелляционной инстанции согласился с решением суда первой инстанции.

Между тем такой вывод судов основан на неправильном применении норм материального права и произведён с нарушением норм процессуального права.

Пунктом 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ предусмотрено, что трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации.

В пункте 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" разъяснено, что расторжение трудового договора с работником по п. 2 ч. 1 ст. 81 Кодекса возможно при условии, что он не имел преимущественного права на оставление на работе (ст. 179 ТК РФ), был предупреждён персонально и под роспись не менее чем за два месяца о предстоящем увольнении (ч. 2 ст. 180 ТК РФ).

В соответствии с ч. 1, 2 ст. 179 ТК РФ при сокращении численности или штата работников преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией. При равной производительности труда и квалификации предпочтение в оставлении на работе отдаётся: семейным - при наличии двух или более иждивенцев (нетрудоспособных членов семьи, находящихся на полном содержании работника или получающих от него помощь, которая является для них постоянным и основным источником средств к существованию); лицам, в семье которых нет других работников с самостоятельным заработком; работникам, получившим в период работы у данного работодателя трудовое увечье или профессиональное заболевание; инвалидам Великой Отечественной войны и инвалидам боевых действий по защите Отечества; работникам, повышающим свою квалификацию по направлению работодателя без отрыва от работы.

С учётом приведённых норм материального права юридически значимым обстоятельством для правильного разрешения спора являлось исполнение ответчиком требований ст. 179 ТК РФ об определении преимущественного права истца по сравнению с другими сотрудниками организации на оставление на работе с учётом производительности труда, уровня квалификации, образования, профессиональных качеств и других обстоятельств.

Однако суд первой инстанции указанные нормы материального права применил неправильно, ошибочно определив и юридически значимые обстоятельства для разрешения дела.

Согласно приказу ФГУП "ГКНПЦ" от 13 ноября 2015 г. N 131/к о сокращении численности и штата работников ЗЭРКТ в отделе N 506, в котором работала Алиева, сокращению подлежали две должности мойщика посуды (л.д. 33), в связи с чем создана комиссия по определению преимущественного права на оставление на работе (далее - Комиссия) и определен её состав (Приложение N 2 к приказу).

Из возражений на иск Алиевой, подписанных директором ЗЭРКТ Дехаевым В.Д. (л.д. 22), усматривается, что Комиссия установила отсутствие у истца преимущественного права на оставление на работе по сравнению с другими мойщиками посуды отдела N 506.

Таким образом, в распоряжении у суда имелись сведения о том, что сокращению подлежали не все должности мойщика посуды в отделе, где работала Алиева.

Данное обстоятельство имеет существенное значение для настоящего дела, поскольку в этом случае судом должно было быть проверено наличие у Алиевой преимущественного права на оставление на работе по сравнению с другими сотрудниками, замещающими должности мойщика посуды, а не должность уборщика производственных и служебных помещений.

Однако в материалах дела отсутствует и судом не исследовано штатное расписание ЗЭРКТ, в связи с чем количество штатных должностей категории мойщик посуды в отделе N 506 судом не установлено.

Также судом не определён и не проверен перечень лиц, по сравнению с которыми Комиссия пришла к заключению об отсутствии у Алиевой преимущественного права на оставление на работе в связи с сокращением численности и штата работников отдела N 506, как не дана оценка и обоснованности этого заключения.

Изложенное свидетельствует о том, что суд надлежащим образом не проверил соблюдение ответчиком процедуры увольнения истца с работы с точки зрения выполнения положений, определённых ч. 1, 2 ст. 179 ТК РФ, нарушив право Алиевой на судебную защиту.

Кроме того, суд апелляционной инстанции не оценил доводы истца в апелляционной жалобе о том, что на момент сокращения двух должностей мойщика посуды в столовой "Полёт" (отдел N 506) работало 8 мойщиков посуды.

В связи с изложенными обстоятельствами решения судов первой и апелляционной инстанций нельзя признать законными, поскольку они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Алиевой, что в соответствии со ст. 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений в кассационном порядке и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует разрешить трудовой спор в соответствии с требованиями Трудового кодекса Российской Федерации, разъяснениями, изложенными в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации, и правильно установленными по делу обстоятельствами.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 387, 388, 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение 26 гарнизонного военного суда от 22 апреля 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам 3 окружного военного суда от 19 июля 2016 г. по иску Алиевой Ф.Т. к федеральному государственному унитарному предприятию "Государственный космический научно-производственный центр имени М.В. Хруничева" о восстановлении на работе отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суда.


Председательствующий

А.В. Воронов


Судьи

О.А. Дербилов



А.Н. Замашнюк

ТК РФ закрепляет, кто из сотрудников имеет преимущественное право на оставление на работе при при сокращении численности или штата.

Исходя из позиции СК по делам военнослужащих ВС РФ, при применении этих правил в ситуации, когда сокращению подлежат не все лица, занимающие одинаковые должности, надо учитывать следующее.

Порядок считается соблюденным, если при увольнении по сокращению одного (или нескольких) из указанных лиц проверялось, имеет или нет такой сотрудник преимущественное право на оставление на работе среди тех, кто занимает ту же должность, а не ту, перевод на которую ему предлагался в связи с сокращением.

Так, в рассматриваемом деле работодатель сократил 2 сотрудников из 8 лиц, занимавших ту же должность. При этом одному из увольняемых работников был предложен перевод на иную должность.

Несмотря на то, что согласие на такой перевод было получено, сотрудника сократили. Причина - другой работник имел указанное преимущественное право в отношении той должности, которая предлагалась для перевода.

СК по делам военнослужащих ВС РФ сочла такой подход неверным. Она указала, что в подобной ситуации требовалось проверить, имел ли сокращаемый сотрудник преимущественное право среди тех, кто занимает ту же должность.


Определение СК по делам военнослужащих Верховного Суда РФ от 23 мая 2017 г. N 209-КГ17-2


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.