Постановление Суда по интеллектуальным правам от 7 июня 2017 г. N С01-385/2017 по делу N А08-2700/2016 Суд оставил принятые ранее судебные постановления без изменения, кассационную жалобу отвечика - без удовлетворения, поскольку представленные истцом доказательства в совокупности подтверждают факт реализации ответчиком товара с имеющимся на нем персонажем мультфильма, а также обозначениями с надписью, сходными до степени смешения с товарными знаками, правообладателем которых является истец

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 7 июня 2017 г. N С01-385/2017 по делу N А08-2700/2016

 

Резолютивная часть постановления объявлена 31 мая 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 7 июня 2017 года.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Погадаева Н.Н.,

судей Васильевой Т.В., Кручининой Н.А.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Агафоновой Людмилы Владимировны (г. Белгород, ОГРНИП 315312300001065) на решение Арбитражного суда Белгородской области от 25.10.2016 (судья Мироненко А.В.) по делу N А08-2700/2016 и постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.02.2017 (судьи Сурненков А.А., Махова Е.В., Кораблева Г.Н.) по тому же делу

по иску общества с ограниченной ответственностью "Студия анимационного кино "Мельница" (просп. Большевиков, д. 34, корп. 2, Литера А, Санкт-Петербург, 193232, ОГРН 1037843046141) к индивидуальному предпринимателю Агафоновой Людмиле Владимировне о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав, установил:

общество с ограниченной ответственностью "Студия анимационного кино "Мельница" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Белгородской области иском, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к индивидуальному предпринимателю Агафоновой Людмиле Владимировне (далее - предприниматель) о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 330033, 310285, 289325, 284283, 586615 в размере 50 000 рублей, а также компенсации за нарушение исключительных прав на персонаж полнометражного анимационного фильма "Три богатыря. Ход конем" - "Илья Муромец" в размере 10 000 рублей, судебных расходов по уплате государственной пошлины в размере 2 000 рублей, судебных издержек - за получение сведений из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей (далее - ЕГРИП) в размере 200 рублей, расходов по приобретению контрафактного товара в размере 130 рублей, и расходов по оплате почтовых услуг в размере 45 рублей.

Решением Арбитражного суда Белгородской области от 25.10.2016, оставленным без изменения постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.02.2017 исковые требования удовлетворены частично, с предпринимателя в пользу общества взыскана компенсация в размере 25 000 рублей за нарушение исключительных прав на товарные знаки, и 5 000 рублей за нарушение исключительных авторских прав истца на персонаж полнометражного анимационного фильма "Три богатыря. Ход конем" - "Илья Муромец", а также судебные расходы по уплате государственной пошлины в размере 1 000 рублей, судебные издержки - по уплате сведений из ЕГРИП в размере 100 рублей, расходы по приобретению контрафактного товара в размере 65 рублей, расходы по оплате почтовых услуг в размере 43 рублей 75 копеек. В удовлетворении остальной части иска отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, предприниматель обратилась в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой ссылается на неправильное применение судами норм материального права и нарушение норм процессуального права, а также на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении исковых требований.

По мнению предпринимателя, выводы судов о том, что видеозаписью покупки товара подтверждается факт приобретения спорного товара у ответчика, являются ошибочными, тогда как заявление о фальсификации указанного доказательства были проигнорированы судами.

Заявитель кассационной жалобы также полагает, что установленное судами нарушение исключительных прав истца на объекты интеллектуальной собственности образуют лишь один факт нарушения, поскольку объекты интеллектуальных прав, расположенные на раскраске и диске, по мнению предпринимателя, не являются разными объектами исключительных прав, а образуют единое произведение, созданное при участии разных персонажей.

В связи с чем предприниматель считает, что сумма компенсации за нарушение исключительных прав истца на объекты интеллектуальной собственности была взыскана неправомерно, поскольку объекты интеллектуальной собственности, расположенные на приобретенном товаре являются героями одного произведения, таким образом, компенсация, по мнению предпринимателя, должна быть взыскана только за один объект интеллектуальной собственности, а не за шесть самостоятельных нарушений исключительных прав.

Заявитель кассационной жалобы и общество, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного заседания, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru, своих представителей в суд кассационной инстанции не направили, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в их отсутствие.

В силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено названным Кодексом.

Рассмотрев кассационную жалобу, проверив в порядке статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального права и соблюдения норм процессуального права, а также соответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела при принятии обжалуемых судебных актов, суд кассационной инстанции пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для ее удовлетворения в связи со следующим.

Как установлено судами, общество обладает исключительными правами на серию изобразительных товарных знаков "", "", "", "", зарегистрированных в отношении товаров 09, 16, 28, 29, 30 и 32-го классов Международной классификации товаров и услуг (далее - МКТУ), и словесного товарного знака "Три богатыря. Ход конем", зарегистрированного в отношении товаров 03, 06, 09, 13, 16, 20, 21, 24, 25, 27, 28, 29, 30-го и услуг 35-го и 41-го классов МКТУ по свидетельствам Российской Федерации N 330033, 310285, 289325, 284283, 586615 соответственно.

Также общество обладает исключительными авторскими правами на персонаж полнометражного анимационного фильма "Три богатыря. Ход конем" - "Илья Муромец", переданного ему Феоклистовым Константином Александровичем - режиссер-постановщик, Боярским Александром Ионовичем - автор сценария, Саченко Светланой Валерьевной - автор сценария, индивидуальным предпринимателем Чертищевым Михаилом Викторовичем - композитор, Дегтяревой Светланой Евгеньевной - художник-постановщик, информация о которых содержится на официальном Интернет-сайте истца по адресу: "http://melnitsa.com/project/try_bogatirya_hod_konem/") на основании договоров от 01.08.2012, от 15.06.2012, от 04.03.2013 N А-31, от 28.10.2013 N А-41, от 01.08.2012, из которых следует, что персонаж анимационного фильма обладает такой совокупностью признаков, которые делают его оригинальным, узнаваемым и отличительным от других героев в силу его внешнего вида, движений, голоса, мимики и других признаков, предназначенных для зрительного и слухового (в случае сопровождения звуком) восприятия.

Между тем, как установили суды, 16.03.2016 в магазине "Акварель", расположенном по адресу: г. Белгород, пер. Макаренко, д. 2, предпринимателем был реализован контрафактный товар - раскраска и DVD-диск, на которых имелись изображения и надпись, сходные до степени смешения с товарными знаками по свидетельствам Российской Федерации N 330033, 310285, 289325, 284283, 586615, исключительные права на которые принадлежат истцу, а также был использован персонаж полнометражного анимационного фильма "Три богатыря. Ход конем" - "Илья Муромец".

В подтверждение факта покупки товара в материалы дела истцом представлены кассовый и товарные чеки от 16.03.2016 на сумму 130 рублей, на котором содержится указание на продавца - штамп "индивидуального предпринимателя Агафоновой Людмилы Владимировны" и реквизиты предпринимателя (ИНН и ОГРН продавца, совпадающий с данными, указанными в выписке из ЕГРИП, товар - раскраска и DVD-диск, а также видеозапись процесса реализации товара.

Ссылаясь на то обстоятельство, что ответчиком было допущено нарушение исключительных прав истца на товарные знаки и персонаж полнометражного анимационного фильма "Три богатыря. Ход конем" - "Илья Муромец", общество обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

Удовлетворяя исковые требования в части, суд первой инстанции исходил из того, что истцом был доказан факт нарушения ответчиком его исключительных прав на товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 330033, 310285, 289325, 284283, 586615, а также на персонаж полнометражного анимационного фильма "Три богатыря. Ход конем" - "Илья Муромец", вместе с тем посчитал, что в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), в рассматриваемом случае, имеются основания для снижения суммы компенсации в два раза.

Суд апелляционной инстанции, указанные выводы поддержал, оставив решение в силе.

Суд по интеллектуальным правам полагает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций основаны на представленных в материалы дела доказательствах, и соответствуют нормам материального и процессуального права.

Согласно пункту 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 настоящего Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 настоящей статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

В соответствии с пунктом 2 названной статьи исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака: на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации; при выполнении работ, оказании услуг; на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе; в сети "Интернет", в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

Как следует из пункта 3 статьи 1484 ГК РФ, никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1259 ГК РФ объектами авторских прав являются произведения науки, литературы и искусства независимо от достоинств и назначения произведения, а также от способа его выражения: литературные произведения; драматические и музыкально-драматические произведения, сценарные произведения; хореографические произведения и пантомимы; музыкальные произведения с текстом или без текста; аудиовизуальные произведения; произведения живописи, скульптуры, графики, дизайна, графические рассказы, комиксы и другие произведения изобразительного искусства; произведения декоративно-прикладного и сценографического искусства; произведения архитектуры, градостроительства и садово-паркового искусства, в том числе в виде проектов, чертежей, изображений и макетов; фотографические произведения и произведения, полученные способами, аналогичными фотографии; географические и другие карты, планы, эскизы и пластические произведения, относящиеся к географии и к другим наукам; другие произведения.

В пункте 7 статьи 1259 ГК РФ указано, что авторские права распространяются на часть произведения, на его название, на персонаж произведения, если по своему характеру они могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора и отвечают требованиям, установленным пунктом 3 настоящей статьи.

Исходя из положений пунктов 3 и 7 статьи 1259 ГК РФ, персонаж произведения может быть объектом авторских прав, если он по своему характеру признан самостоятельным результатом творческого труда автора (пункт 7 статьи 1259) и выражен в какой-либо объективной форме, в том числе в письменной, устной форме (в виде публичного произнесения, публичного исполнения и иной подобной форме), в форме изображения, в форме звуко- или видеозаписи, в объемно-пространственной форме (пункт 3 статьи 1259).

Судами установлено, что согласно договорам от 01.08.2012, от 15.06.2012, от 04.03.2013 N А-31, от 28.10.2013 N А-41, от 01.08.2012, персонаж анимационного фильма "Три богатыря. Ход конем" - "Илья Муромец" обладает такой совокупностью признаков, которые делают его оригинальным, узнаваемым и отличительным от других героев в силу его внешнего вида, движений, голоса, мимики и других признаков, предназначенных для зрительного и слухового (в случае сопровождения звуком) восприятия.

Таким образом, довод заявителя кассационной жалобы об обратном, признается несостоятельным, поскольку проведя анализ представленных, в том числе вещественных доказательств, суды установили, что проданный товар - DVD-диск и раскраска, содержат изображение персонажа анимационного фильма "Три Богатыря. Ход конем", и изображений персонажей в отношении которых зарегистрированы товарные знаки истца.

Как следует из пункта 1 статьи 1270 ГК РФ автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в соответствии со статьей 1229 настоящего Кодекса в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение), в том числе способами, указанными в пункте 2 настоящей статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на произведение.

В подпунктах 1 и 2 пункта 2 статьи 1270 ГК РФ указано, что использованием произведения независимо от того, совершаются ли соответствующие действия в целях извлечения прибыли или без такой цели, считается, в частности воспроизведение произведения, то есть изготовление одного и более экземпляра произведения или его части в любой материальной форме; распространение произведения путем продажи или иного отчуждения его оригинала или экземпляров.

Как установлено судами, предпринимателем был реализован товар - раскраска и DVD-диск, на которых имелись изображения, сходные до степени смешения с товарными знаками истца, а также был использован персонаж полнометражного анимационного фильма "Три богатыря. Ход конем" - "Илья Муромец".

В подтверждение указанного факта покупки товара истцом в материалы дела были представлены кассовый и товарные чеки, в которых имеется указание на продавца спорного товара - предпринимателя, а также видеозапись процесса реализации товара.

То обстоятельство, что предприниматель не согласна с оценкой данной судами заявленному ей ходатайству о фальсификации видеозаписи покупки товара, не свидетельствует о нарушении судами первой и апелляционной инстанции норм процессуального права, поскольку суд первой инстанции, рассмотрев указанное ходатайство предпринимателя, в порядке статьи 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, посчитал его не подлежащим удовлетворению, результаты рассмотрения которого, в порядке части 2 статьи 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, отразил в протоколе судебного заседания от 18.10.2016.

В свою очередь предприниматель, в соответствии с частью 7 статьи 155 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, замечаний на протокол судебного заседания от 18.10.2016, в указанном данной статьей порядке не заявляла.

Кроме того, суд первой инстанции указал, что доказательств того, что зафиксированная на видеозаписи реализация товара осуществлялась не в его торговой точке, ответчик не представил.

Тогда как доказательств, опровергающих указанные выводы суда первой инстанции, предпринимателем в нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представлено.

В соответствии с пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права.

Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных настоящим Кодексом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

Пунктом 4 статьи 1515 ГК РФ предусмотрено, что правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения; в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

В соответствии со статьей 1301 ГК РФ в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных настоящим Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 настоящего Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения; в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения; в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения тем способом, который использовал нарушитель.

В пункте 43.2 совместного постановления Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков.

Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

В абзаце 3 пункта 3 статьи 1252 ГК РФ указано, что если одним действием нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, размер компенсации определяется судом за каждый неправомерно используемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации. При этом в случае, если права на соответствующие результаты или средства индивидуализации принадлежат одному правообладателю, общий размер компенсации за нарушение прав на них с учетом характера и последствий нарушения может быть снижен судом ниже пределов, установленных настоящим Кодексом, но не может составлять менее пятидесяти процентов суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения.

Оценив в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в совокупности и взаимосвязи все приведенные сторонами доводы и представленные в материалы дела доказательства, суды пришли к правильному выводу о том, что требования истца о выплате компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки и персонаж подлежат удовлетворению, поскольку представленные доказательства в совокупности подтверждают факт реализации ответчиком товара с имеющимися на нем персонажем, а также обозначениями с надписью, сходными до степени смешения с товарными знаками, правообладателем которых является истец.

Вместе с тем, суды с учетом заявления ответчика установили, что размер компенсации, заявленный истцом за 5 (пять) товарных знаков и один персонаж может быть снижен ниже минимального, поскольку, в рассматриваемом случае ответчиком было допущено нарушение одновременно на несколько товарных знаков истца и один персонаж одним действием.

Суд по интеллектуальным правам отмечает, что суды, основываясь на вышеизложенных нормах права, определяя размер компенсации, обоснованно учли фактические обстоятельства дела, однократность нарушения, невысокую стоимость товара, а также то обстоятельство, что ответчиком было допущено нарушение одновременно на несколько товарных знаков истца и один персонаж одним действием, в связи с чем сумма компенсация была снижена в два раза (30 000 рублей за нарушение исключительных прав истца на 5 (пять) товарных знаков и один персонаж).

Таким образом, довод предпринимателя о том, что факт правонарушения исключительных прав истца ответчиком не был установлен судами, признаётся несостоятельным.

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

По правилу части 1 статьи 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательства представляются лицами, участвующими в деле.

Лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий (часть 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Придя к выводу о нарушении именно ответчиком по настоящему делу исключительных прав истца, судами, на основании представленных в материалы дела доказательств, сделан правильный вывод о том, что обществом был доказан факт нарушения предпринимателем его исключительных прав на 5 (пять) товарных знаков и один персонаж.

Указанные доказательства были объективно и всесторонне рассмотрены судами, где получили свою надлежащую правовую оценку. Доказательств, опровергающих указанные выводы судов, предпринимателем в нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представлено.

Суд кассационной инстанции также отклоняет довод предпринимателя о том, что объекты интеллектуальной собственности, расположенные на приобретенном товаре являются героями одного произведения, в связи с чем нарушение исключительных прав истца на объекты интеллектуальной собственности, по мнению предпринимателя, образуют лишь один факт их использования, поскольку заявитель кассационной жалобы не учитывает то обстоятельство, что из системного толкования статей 1229, 1270, 1484 ГК РФ, реализация контрафактной продукции представляет собой самостоятельное нарушение исключительных прав правообладателя как на товарные знаки, так и на персонаж произведения, и продавец такой продукции несет ответственность перед правообладателем за допущенное нарушение.

Как следует из определения Верховного Суда Российской Федерации от 13.09.2016 N 305-ЭС16-7224, вопросы о наличии у истца исключительного права и нарушении ответчиком этого исключительного права являются вопросами факта, которые устанавливаются судами первой и апелляционной инстанций в пределах полномочий, предоставленных им Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, на основании исследования и оценки представленных сторонами в обоснование своих требований и возражений доказательств. Суд кассационной инстанции не вправе отвергать обстоятельства, которые суды первой и апелляционной инстанций сочли доказанными, и принимать решение на основе иной оценки представленных доказательств, поскольку иное свидетельствует о выходе за пределы полномочий, предусмотренных статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, существенном нарушении норм процессуального права и нарушении прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.

Таким образом, правовая позиция предпринимателя о том, что суды должны были обосновать причину признания отдельных действующих героев полнометражного анимационного фильма самостоятельными объектами авторских прав в смысле пункта 7 статьи 1259 ГК РФ, свидетельствует о неправильном понимании заявителем кассационной жалобы норм материального права.

Остальные доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, сводятся к несогласию ответчика с оценкой доказательств, данной судами, и сделанными на ее основе выводами, и направлены на переоценку установленных судами обстоятельств и имеющихся в материалах дела доказательств.

При этом Суд по интеллектуальным правам отмечает, что приведенные в кассационной жалобе доводы заявлены без учета компетенции суда кассационной инстанции, поскольку переоценка имеющихся в материалах дела доказательств и установленных судами первой и апелляционной инстанций обстоятельств не входит в полномочия суда кассационной инстанции, определенные главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Рассмотрев кассационную жалобу в пределах изложенных в ней доводов, судебная коллегия полагает, что фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

Нарушений норм материального и процессуального права, являющихся в соответствии со статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебного акта, судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам постановил:

решение Арбитражного суда Белгородской области от 25.10.2016 по делу N А08-2700/2016 и постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.02.2017 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Агафоновой Людмилы Владимировны - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке кассационного производства в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

 

Председательствующий судья

Н.Н. Погадаев

 

Судья

Т.В. Васильева

 

Судья

Н.А. Кручинина