Решение Суда по интеллектуальным правам от 30 августа 2017 г. по делу N СИП-257/2017 Суд отказал в признании недействительным решения Роспатента, принятого по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку, поскольку оспариваемый ненормативный правовой акт принят уполномоченным органом, соответствует требованиям действующего законодательства и является законным и обоснованным

Решение Суда по интеллектуальным правам от 30 августа 2017 г. по делу N СИП-257/2017

 

Именем Российской Федерации

 

Резолютивная часть решения объявлена 24 августа 2017 года.

Полный текст решения изготовлен 30 августа 2017 года.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе: председательствующий судья - Рогожин С.П., судьи - Голофаев В.В., Пашкова Е.Ю.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Гончар Д.М., рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению индивидуального предпринимателя Новик Елены Викторовны (г. Новосибирск, ОГРНИП 304540331400046) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, к. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 11.04.2017, принятого по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 580968, третье лицо: общество с ограниченной ответственностью "ЛеОЛ. Региональная студия парикмахерского искусства" (ул. Семьи Шамшиных, д. 66, г. Новосибирск, 630005, ОГРН 1035401308843); при участии в предварительном судебном заседании представителей: от индивидуального предпринимателя Новик Елены Викторовны - Слесарюк Н.В., по доверенности от 09.02.2017;

от Роспатента - Шеманин Я.А., по доверенности N 01/32-502/41 от 19.06.2017;

от третьего лица - Камышникова Е.А., по доверенности от 30.11.2016;

установил

индивидуальный предприниматель Новик Елена Викторовна (далее - предприниматель) обратилась в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 11.04.2017, принятого по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 580968.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью "ЛеОЛ. Региональная студия парикмахерского искусства" (далее - общество).

По мнению предпринимателя, Роспатент при вынесении оспариваемого решения не учел наличие у заявителя с 15.12.1997 права на коммерческое обозначение "ЛЕОЛ", возникшего ранее даты регистрации общества (13.08.2003) и не применил положения пункта 6 статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Кроме того, предприниматель указывает на нарушение Роспатентом пункта 2.5 Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 22.04.2003 N 56 (далее - Правила N 56), выразившееся в том, что административным органом были исследованы представленные обществом дополнительные материалы, в частности письмо от общества с ограниченной ответственностью "Аудит-консалт", которые, по сути, изменили мотивы поданного обществом возражения.

Предприниматель полагает, что нарушение порядка рассмотрения возражений против представления правовой охраны товарному знаку носит существенный характер, что повлекло за собой нарушение прав и законных интересов заявителя.

В судебном заседании представитель предпринимателя доводы, изложенные в заявлении, поддержал, просил его удовлетворить.

Представители Роспатента и общества против удовлетворения заявления возражали по мотивам, содержащимся в отзывах на заявление.

Изучив материалы дела, выслушав мнения представителей лиц, участвующих в деле, и оценив все доказательства в совокупности и взаимосвязи по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд считает заявленные требования не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Изучив материалы дела, выслушав мнения представителей лиц, участвующих в деле, и оценив все доказательства в совокупности и взаимосвязи по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд считает заявленные требования не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов настоящего дела следует, что комбинированный оспариваемый знак обслуживания по заявке N 2015718745 с приоритетом от 19.06.2015 зарегистрирован 15.07.2016 в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации (далее - Госреестр) за N 580968 в отношении услуг 35, 41, 44-го классов Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ), указанных в перечне свидетельства, на имя предпринимателя.

В возражении, поступившем в Роспатент 13.12.2016, общество ссылалось на то, что правовая охрана товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 580968 предоставлена с нарушением требований, установленных пунктами 3, 8 статьи 1483 ГК РФ и статьи 10.bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности от 20.03.1883 (далее - Парижская конвенция).

По результатам рассмотрения названного возражения Роспатент признал его обоснованным, и решением от 11.04.2017 удовлетворил: признал недействительным предоставление правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 580968 частично в отношении услуг 41-го класса МКТУ "академия [обучение]; информация по вопросам образования, обучение заочное, обучение практическим навыкам [демонстрация], организация и проведение конференций; организация и проведение мастер-классов [обучение], организация и проведение семинаров, организация и проведение симпозиумов, организация конкурсов [учебных или развлекательных]; ориентирование профессиональное [советы по вопросам образования и обучения], переподготовка профессиональная; проведение экзаменов, тьюторинг, услуги образовательно-воспитательные; услуги репетиторов, инструкторов [обучение]", услуг 44-го класса МКТУ "восковая депиляция, ваксинг, имплантация волос, маникюр, массаж, парикмахерские, салоны красоты, татуирование; услуги визажистов, услуги соляриев".

В остальной части правовая охрана товарного знака сохранена.

Не согласившись с принятым решением, правообладатель товарного знака - предприниматель обратился с рассматриваемым заявлением в суд.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом (часть 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Установленный законом срок предпринимателем соблюден, что не оспаривается Роспатентом.

Основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием (статья 13 ГК РФ, пункт 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Полномочия Роспатента на принятие оспариваемого ненормативного акта установлены частью 4 ГК РФ и Положением о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218, и не оспариваются предпринимателем.

Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 2.3 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление N 5/29), при рассмотрении возражений против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров суды определяют основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров, исходя из законодательства, действовавшего на момент подачи заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, заявки на наименование места происхождения товаров. Вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров.

При вынесении обжалуемого решения Роспатент обоснованно исходил из того, что с учетом даты приоритета оспариваемого товарного знака (19.06.2015) законодательство, применимое для оценки его охраноспособности, включает в себя ГК РФ и Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденные приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 05.03.2003 N 32 (далее - Правила).

В соответствии с подпунктом 1 пункта 2 статьи 1512 ГК РФ предоставление правовой охраны товарному знаку может быть оспорено и признано недействительным полностью или частично в течение всего срока действия исключительного права на товарный знак, если правовая охрана была ему предоставлена с нарушением требований пунктов 1-5, 8 и 9 статьи 1483 ГК РФ.

Согласно пункту 2 статьи 1513 ГК РФ возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по основаниям, предусмотренным, в частности, подпунктами 1-4 пункта 2 статьи 1512 настоящего Кодекса, могут быть поданы заинтересованным лицом.

Наличие заинтересованности у общества в подаче возражения предпринимателем не оспаривается.

В соответствии с пунктом 3(1) статьи 1483 ГК РФ не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара либо его изготовителя.

В соответствии с пунктом 2.5.1 Правил к таким обозначениям относятся, в частности, обозначения, порождающие в сознании потребителя представление об определенном качестве товара, его изготовителе или месте происхождения, которое не соответствует действительности.

Суд отмечает, что предпринимателем не оспаривается вывод Роспатента о несоответствии товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 580968 требованиям, установленным пунктом 3 статьи 1483 ГК РФ.

В соответствии с пунктом 8 статьи 1483 ГК РФ не могут быть в отношении однородных товаров зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с охраняемым в Российской Федерации фирменным наименованием или коммерческим обозначением (отдельными элементами таких наименований или обозначения), права на которые в Российской Федерации возникли у иных лиц ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака.

Пунктом 14.4.3 Правил предусмотрено, что при установлении однородности товаров учитывается принципиальная возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров одному производителю. При этом принимаются во внимание род (вид) товаров, их назначение, вид материала, из которого они изготовлены, условия сбыта товаров, круг потребителей и другие признаки.

Роспатент при вынесении обжалуемого решения исходил из того, что часть оспариваемого товарного знака фонетически тождественна части фирменного наименования общества "ЛеОЛ".

При этом административным органом было установлено, что общество получило право на свое фирменное наименование 13.08.2003, т.е. ранее даты приоритета оспариваемого товарного знака.

Так, в соответствии с представленными в настоящее дело доказательствами, материалы, представленные с возражением, подтверждают, что лицо, подавшее возражение, осуществляет деятельность по оказанию, как парикмахерских услуг, так и парикмахерских образовательных услуг.

Об оказании вышеуказанных услуг свидетельствуют: лицензии на право ведения образовательной деятельности и договоры на аренду помещений, договоры на оказание услуг по курсу обучения "Парикмахер 3, 4 разряда", акты о предоставлении услуг, благодарственное письмо, выписки по счетам, приходные кассовые ордера.

С целью продвижения своей деятельности лицо, подавшее возражение, размещало информацию о себе на стикерах в вагонах метро, на буклетах, листовках, визитках, в печатных изданиях (в журнале "Индустрия Красоты", в справочниках "Куда пойти учиться 2014", "Образование и карьера" и т.д.). Представленные счета-фактуры свидетельствуют о закупке лицом, подавшим возражение, косметических товаров от различных поставщиков для применения их в своей парикмахерской деятельности.

Таким образом, материалами дела подтверждено, что заявитель возражения, используя свое фирменное наименование "ЛеОЛ. Региональная студия парикмахерского искусства", на дату приоритета оспариваемого товарного знака, оказывал услуги, однородные услугам 41-го класса МКТУ "академия [обучение]; информация по вопросам образования, обучение заочное, обучение практическим навыкам [демонстрация], организация и проведение конференций; организация и проведение мастер-классов [обучение], организация и проведение семинаров, организация и проведение симпозиумов, организация конкурсов [учебных или развлекательных]; ориентирование профессиональное [советы по вопросам образования и обучения], переподготовка профессиональная; проведение экзаменов, тьюторинг, услуги образовательно-воспитательные; услуги репетиторов, инструкторов [обучение]", и услугам 44-го класса МКТУ "восковая депиляция, ваксинг, имплантация волос, маникюр, массаж, парикмахерские, салоны красоты, татуирование; услуги визажистов, услуги соляриев", указанным в перечне оспариваемого знака.

Суд признает соответствующим нормам материального права и фактическим обстоятельствам настоящего дела вышеуказанный вывод Роспатента о том, что деятельность лица, подавшего возражение, является однородной с услугами 41-го и 44-го классов МКТУ, названных выше, в отношении которых зарегистрирован оспариваемый товарный знак, поскольку данные услуги направлены на продвижение товаров, исходя из рода и вида оказываемых услуг, круга потребителей, общего уклада их оказания.

Данные обстоятельства при рассмотрении настоящего спора в суде предпринимателем по существу не оспорены.

Сходство до степени смешения противопоставленных товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 580968 и фирменного наименования общества лицами, участвующими в деле, также не опровергалось.

Таким образом, установив изложенные обстоятельства, Роспатент пришел к обоснованному выводу о том, что правовая охрана оспариваемому товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 580968 предоставлена в нарушение требований, регламентированных пунктом 8 статьи 1483 ГК РФ, в отношении услуг 41-го класса МКТУ "академия [обучение]; информация по вопросам образования, обучение заочное, обучение практическим навыкам [демонстрация], организация и проведение конференций; организация и проведение мастер-классов [обучение], организация и проведение семинаров, организация и проведение симпозиумов, организация конкурсов [учебных или развлекательных]; ориентирование профессиональное [советы по вопросам образования и обучения], переподготовка профессиональная; проведение экзаменов, тьюторинг, услуги образовательно-воспитательные; услуги репетиторов, инструкторов [обучение]", услуг 44-го класса МКТУ "восковая депиляция, ваксинг, имплантация волос, маникюр, массаж, парикмахерские, салоны красоты, татуирование; услуги визажистов, услуги соляриев", а, следовательно, возражение общества правомерно удовлетворено.

Доводы предпринимателя о наличии у него права на коммерческое обозначение, то есть иное средство индивидуализации, которое в силу пункта 6 статьи 1252 ГК РФ исключает преимущество фирменного наименования общества, не подлежат рассмотрению по настоящему делу.

Так, ГК РФ содержит исчерпывающий перечень оснований для оспаривания и признания недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку.

В частности, согласно подпункту 1 пункта 2 статьи 1512 ГК РФ предоставление правовой охраны товарному знаку может быть оспорено и признано недействительным, если правовая охрана этому товарному знаку была предоставлена с нарушением пункта 8 статьи 1483 ГК РФ.

Нормы пункта 8 статьи 1483 ГК РФ содержат абсолютные основания для признания представления правовой охраны товарному знаку недействительным.

Таким образом, наличие у лица, являющегося правообладателем товарного знака, предоставление правовой охраны которому оспаривается, прав на коммерческое обозначение или фирменное наименование, содержащие обозначение, сходное до степени смешения с оспариваемым товарным знаком, в силу указанных норм права не может служить правовым основанием для сохранения правовой охраны товарного знака независимо от того, когда у этого лица возникли права на перечисленные самостоятельные средства индивидуализации.

Согласно решению Роспатента общество в обоснование возражения против предоставления правовой охраны оспариваемому товарному знаку ссылалось на наличие у него сходного до степени смешения с товарным знаком фирменного наименования, право на которое возникло ранее даты приоритета товарного знака предпринимателя.

Между тем обстоятельства, связанные с наличием у правообладателя товарного знака прав на коммерческое обозначение, то есть самостоятельное средство индивидуализации, при рассмотрении Роспатентом возражения не подлежали установлению.

Установление данных обстоятельств в силу нормы пункта 8 статьи 1483 ГК РФ не входит в компетенцию суда, проверяющего законность и обоснованность решения Роспатента от 11.04.2017 N 2015718745 (580968), принятого по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по мотиву наличия у общества прав на фирменное наименование, сходное до степени смешения с оспариваемым товарным знаком, при оказании однородных услуг.

Ошибочное указание Роспатентом на отсутствие доказательств осуществления деятельности предпринимателя под коммерческим обозначением "ЛеОЛ" и отсутствия легального понятия "коммерческое обозначение" до 01.01.2008 не повлекло за собой принятие незаконного решения в силу названного вывода суда.

Довод заявителя о нарушении Роспатентом процедуры рассмотрения возражения, выразившемся в принятии дополнительных документов от общества, которые изменяли мотивы возражений, судом отклоняется.

В пункте 52 постановления N 5/29 разъяснено, что при рассмотрении судом дел об оспаривании решений Роспатента следует учитывать, что нарушения Роспатентом процедуры рассмотрения возражений против выдачи патента или против предоставления правовой охраны товарному знаку являются основанием для признания принятого ненормативного правового акта недействительным только при условии, если эти нарушения носят существенный характер, что не позволило Роспатенту всесторонне, полно и объективно рассмотреть указанные возражения.

Согласно пункту 2.5 Правил N 56 возражение должно содержать обоснование неправомерности обжалуемого решения, отказа в пересмотре вынесенного решения, признания заявки отозванной, неправомерности выдачи патента, свидетельства или предоставления правовой охраны.

В случае представления дополнительных материалов к возражению проверяется, не изменяют ли они мотивы, приведенные в подтверждение наличия оснований для признания предоставления правовой охраны недействительным полностью или частично.

Дополнительные материалы считаются изменяющими упомянутые мотивы, если в них указано на нарушение иных, чем в возражении, условий охраноспособности изобретения, полезной модели, промышленного образца, товарного знака, наименования места происхождения товара либо приведены отсутствующие в возражении источники информации, кроме общедоступных словарно-справочных изданий.

Такие материалы могут быть оформлены в качестве самостоятельного возражения, поданного в соответствии с условиями подачи возражений, установленными Правилами N 56.

Исходя из смысла приведенной нормы права, податель возражения вправе представить дополнительные материалы к возражению, которые не изменяют мотивы, приведенные в подтверждение наличия оснований для признания предоставления правовой охраны недействительным полностью или частично. К ним могут относиться материалы, которые не содержат указания на нарушение иных, чем в возражении, условий охраноспособности изобретения, полезной модели, промышленного образца, товарного знака, наименования места происхождения товара, а также источники информации, полученные из общедоступных словарно-справочных изданий.

Из содержания поданного возражения и материалов дела следует, что общество в обоснование поданного возражения указывало, что регистрация оспариваемого знака обслуживания по свидетельству Российской Федерации N 580968 была произведена в нарушение требований пунктов 3, 8 статьи 1483 ГК РФ, так как словесный элемент "ЛЕОЛ" оспариваемого знака обслуживания фонетически тождествен отличительной части фирменного наименования общества "ЛеОл. Региональная студия парикмахерского искусства", право на которое возникло у него 13.08.2003, то есть ранее даты подачи заявки на оспариваемый знак; его деятельность является однородной услугам 35, 41, 44-го классов МКТУ, указанным в перечне оспариваемого знака обслуживания, и может быть отнесена потребителями к одному источнику происхождения; регистрация знака обслуживания по свидетельству Российской Федерации N 580968 способна ввести потребителя в заблуждение относительно лица, оказывающего услуги.

Вместе с тем указанное предпринимателем письмо общества с ограниченной ответственностью "Аудит-Консалт" представлено обществом не в качестве материала, изменяющего мотивы, приведенные в подтверждение наличия оснований для признания предоставления правовой охраны спорного недействительной, а в подтверждение ранее высказанного в возражении довода об использовании обозначения "ЛеОЛ" совместно учредителями общества.

Тем самым довод предпринимателя основан на неправильном толковании пункта 2.5 Правил N 56, так как указанное письмо не может быть квалифицировано в качестве материала, который может являться предметом самостоятельного возражения.

При этом Суд по интеллектуальным правам отмечает, что дополнительные обстоятельства, которые в силу положений пункта 4.8 Правил N 56 могут быть приняты во внимание, должны относиться к тем правовым основаниям, которые приведены в возражении и проверяются административным органом в рамках доводов возражения.

Также суд отмечает, что указанное письмо не было использовано Роспатентом для вывода о том, что регистрация оспариваемого знака обслуживания на имя предпринимателя в отношении части услуг 41, 44-го классов МКТУ, связанных с оказанием парикмахерских услуг, услуг по обучению парикмахерскому искусству и однородными с ними услугами (согласно вышеуказанному перечню), не соответствует требованиям пункта 8 статьи 1483 ГК РФ.

Оценив в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные доказательства, суд первой инстанции пришел к выводу о законности и обоснованности оспариваемого ненормативного правового акта, поскольку судом проверено и установлено, что этот акт принят уполномоченным органом, соответствует требованиям действующего законодательства, в связи с чем требование предпринимателя о признании указанного ненормативного правового акта недействительным удовлетворению не подлежит.

Расходы по государственной пошлины распределяются согласно статье 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и относятся на заявителя.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 180, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд решил:

требования индивидуального предпринимателя Новик Елены Викторовны оставить без удовлетворения.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня принятия.

 

Председательствующий
судья

С.П. Рогожин

 

Судья

В.В. Голофаев

 

Судья

Е.Ю. Пашкова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

В деле об оспаривании предоставления охраны товарному знаку Суд по интеллектуальным правам отметил в т. ч. следующее.

ГК РФ содержит исчерпывающий перечень оснований для оспаривания и признания недействительным предоставления охраны товарному знаку.

В частности, предоставление охраны товарному знаку может быть оспорено и признано недействительным, если она была дана с нарушением определенных требований.

Так, запрещена в т. ч. регистрация в качестве данного средства индивидуализации (в отношении однородных товаров) обозначения, тождественного или сходного до степени смешения с охраняемым фирменным наименованием или коммерческим обозначением, права на которые возникли у иных лиц ранее.

В данном деле часть оспариваемого товарного знака ИП была тождественна составляющей фирменного наименования компании, возникшей ранее. Т. е. знак был зарегистрирован в нарушение упомянутого требования ГК РФ.

ИП ссылался на то, что у него имеется право на коммерческое обозначение (сходное до степени смешения с оспариваемым товарном знаком), возникшее ранее даты регистрации общества, что исключает преимущество его фирменного наименования.

Между тем, как подчеркнул суд, это не может служить правовым основанием для того, чтобы сохранить охрану товарного знака, зарегистрированного в нарушение требований ГК РФ, независимо от того, когда у такого лица возникли права на подобные самостоятельные средства индивидуализации.