Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Определение Конституционного Суда РФ от 18 июля 2017 г. N 1538-О "По жалобе гражданина Филиппова Сергея Анатольевича на нарушение его конституционных прав статьями 106, 110 и 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина С.А. Филиппова вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин С.А. Филиппов, в отношении которого была применена мера пресечения в виде залога и производство по жалобе которого о признании незаконным и необоснованным постановления об отказе в удовлетворении ходатайства об изменении указанной меры пресечения на более мягкую было прекращено судом, просит признать не соответствующими статьям 35 и 46 Конституции Российской Федерации статьи 106 "Залог" и 110 "Отмена или изменение меры пресечения" УПК Российской Федерации в той мере, в какой они допускают возможность применения меры пресечения в виде залога на протяжении всего срока уголовного судопроизводства - без учета соразмерности ограничения права собственности в течение длительного времени, а также имущественных последствий ее избрания и применения для залогодателя, и статью 125 "Судебный порядок рассмотрения жалоб" УПК Российской Федерации - в той мере, в какой она не допускает обжалование в суде отказа следователя в изменении применяемой в течение необоснованно длительного времени меры пресечения в виде залога на более мягкую.

Как указывает С.А. Филиппов, с 23 апреля 2013 года - момента избрания и исполнения меры пресечения в виде залога в размере 8 млн руб. он вынужден выплачивать проценты за использование денежных средств, взятых им по договору займа для внесения залога, притом что производство по уголовному делу неоднократно приостанавливалось, уголовное дело более 7 раз возвращалось следователю прокурором и 2 раза - судом прокурору.

2. Конституция Российской Федерации провозглашает человека, его права и свободы высшей ценностью и возлагает на Россию как демократическое правовое государство обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина, охранять достоинство личности, нравственность, здоровье, честь и доброе имя каждого и в этих целях, а также в целях охраны иных конституционных ценностей, включая законность, правопорядок и общественную безопасность, требует законодательного определения уголовно-правовых запретов общественно опасных деяний и наказания за их нарушение, закрепляет возможность ограничения прав и свобод человека и гражданина федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства; в случаях, когда охраняемые ею ценности становятся объектом преступных посягательств, правосудие по уголовным делам осуществляется при обеспечении права на судебную защиту как потерпевшим от преступлений, так и лицам, преступившим уголовный закон (статья 1, часть 1; статьи 2 и 17; статья 21, часть 1; статья 23, часть 1; статья 52; статья 55, часть 3; статья 71, пункты "в", "о"; статья 76, часть 1).

Как указывал Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях, публичные интересы, перечисленные в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, могут оправдать правовые ограничения прав и свобод, только если такие ограничения отвечают требованиям справедливости, являются адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей (постановления от 27 апреля 2001 года N 7-П, от 30 октября 2003 года N 15-П, от 22 марта 2005 года N 4-П, от 14 июля 2005 года N 9-П, от 16 июня 2009 года N 9-П и др.). Никто не может быть поставлен под угрозу возможного обременения на неопределенный или слишком продолжительный срок, а законодатель обязан установить четкие и разумные временные рамки допускаемых ограничений прав и свобод (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 24 июня 2009 года N 11-П и от 20 июля 2011 года N 20-П; Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 1998 года N 86-О). По смыслу закрепленного в статье 49 Конституции Российской Федерации принципа презумпции невиновности, до вступления в законную силу обвинительного приговора на подозреваемого, обвиняемого не могут быть наложены ограничения, в своей совокупности сопоставимые по степени тяжести с уголовным наказанием, а тем более превышающие его (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 6 декабря 2011 года N 27-П и от 16 июля 2015 года N 23-П).

Приведенные требования Конституции Российской Федерации и основанные на них правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации предполагают, что соразмерность ограничения прав и свобод в связи с необходимостью применения меры пресечения в уголовном процессе должна обеспечиваться эффективным судебным контролем, с тем чтобы данный вопрос не мог решаться произвольно или исходя из одних лишь формальных условий, а суд основывался на самостоятельной оценке существенных для таких решений обстоятельств, соблюдая баланс публичных интересов правосудия, прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства.

3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации предусматривает избрание одной из перечисленных в его статье 98 мер пресечения при наличии достаточных оснований полагать, что подозреваемый, обвиняемый скроется от дознания, предварительного следствия или суда, может продолжать заниматься преступной деятельностью, может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу (часть первая статьи 97); при решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения и определении ее вида должны учитываться также тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства (статья 99).

Такая мера пресечения, как залог, согласно статье 106 УПК Российской Федерации состоит во внесении или в передаче подозреваемым, обвиняемым либо другим физическим или юридическим лицом на стадии предварительного расследования в орган, в производстве которого находится уголовное дело, а на стадии судебного производства - в суд недвижимого имущества и движимого имущества в виде денег, ценностей и допущенных к публичному обращению в Российской Федерации акций и облигаций в целях обеспечения явки подозреваемого либо обвиняемого к следователю, дознавателю или в суд, предупреждения совершения им новых преступлений; залог может быть избран в любой момент производства по уголовному делу (часть первая); залог в качестве меры пресечения применяется в отношении подозреваемого либо обвиняемого по решению суда в порядке, установленном статьей 108 данного Кодекса, с учетом особенностей, определенных его статьей 106; ходатайствовать о применении залога перед судом вправе подозреваемый, обвиняемый либо другое физическое или юридическое лицо (часть вторая); вид и размер залога определяются судом с учетом характера совершенного преступления, данных о личности подозреваемого либо обвиняемого и имущественного положения залогодателя; при этом по уголовным делам о преступлениях небольшой и средней тяжести размер залога не может быть менее пятидесяти тысяч рублей, а по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях - менее пятисот тысяч рублей (часть третья).

Данная мера пресечения избирается при наличии предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований и с учетом указанных в нем обстоятельств (статьи 97 и 99 УПК Российской Федерации).

Мера пресечения в виде залога не влечет ограничений, соизмеримых с таким уголовным наказанием, как лишение свободы, и может быть применена в ходе предварительного расследования уголовного дела и в ходе судебного разбирательства, сроки которых ограничены законом (статьи 162, 223, 226.6, 227 и 233 УПК Российской Федерации), отменена, когда в ней отпадает необходимость, или изменена, когда изменяются основания для ее избрания, предусмотренные статьями 97 и 99 данного Кодекса (часть первая статьи 110 УПК Российской Федерации).

4. Согласно части первой статьи 125 УПК Российской Федерации постановления органа дознания, дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления.

Положения уголовно-процессуального закона, регулирующие институт осуществляемого на досудебных стадиях судопроизводства обжалования его участниками и иными заинтересованными лицами решений и действий (бездействия) органов предварительного расследования в суд, были предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации. Согласно выраженной им правовой позиции гарантируемое статьей 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации право каждого на судебную защиту и обжалование в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан, не подлежит ограничению; с учетом стадийного построения уголовного процесса право его участников на судебную защиту на досудебных стадиях может обеспечиваться путем проверки судом жалоб на действия (бездействие) и решения органов предварительного расследования после передачи уголовного дела в суд; если же действия и решения этих органов порождают последствия, выходящие за рамки собственно уголовно-процессуальных отношений, существенно ограничивая тем самым конституционные права и свободы личности, а отложение проверки законности и обоснованности таких действий и решений до стадии судебного разбирательства может причинить ущерб, восполнение которого в дальнейшем окажется неосуществимым, заинтересованным лицам должна быть обеспечена возможность незамедлительного обращения в суд с соответствующей жалобой (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 марта 1999 года N 5-П; определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2001 года N 298-О, от 28 марта 2017 года N 504-О и др.).

Если отказ в удовлетворении ходатайства об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу не изменяет правового положения обвиняемого, в том числе не влечет продления срока его содержания под стражей, установленного судебным решением, которое подлежит самостоятельному обжалованию в вышестоящем суде (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 25 сентября 2014 года N 2292-О), то отказ в удовлетворении ходатайства об отмене залога или изменении данной меры пресечения на более мягкую - притом что срок действия залога ограничен лишь общими сроками предварительного расследования и судебного разбирательства - фактически продлевает установленные залогом ограничения права собственности, гарантированного Конституцией Российской Федерации.

Следовательно, законность и обоснованность постановления дознавателя, следователя об отказе в удовлетворении ходатайства об отмене меры пресечения в виде залога может быть обжалована в установленном порядке (часть третья статьи 101 и статьи 123-125 УПК Российской Федерации), что выступает гарантией защиты прав подозреваемого, обвиняемого (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2016 года N 2232-О).

Возможность обжалования постановления дознавателя, следователя и руководителя следственного органа об отказе в удовлетворении ходатайства об отмене или изменении меры пресечения в виде залога на более мягкую не исключается и пунктом 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 года N 1 "О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", запрещающего обжалование в этом порядке лишь решения об избрании залога, которое выносится судом.

Иное истолкование статей 106, 110 и 125 УПК Российской Федерации - как исключающее возможность обжалования в предусмотренном статьей 125 УПК Российской Федерации порядке постановления дознавателя, следователя и руководителя следственного органа об отказе в удовлетворении ходатайства об отмене или изменении меры пресечения в виде залога на более мягкую или изменении суммы залога - ограничивало бы право на судебную защиту, которое, как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, ограничению по смыслу статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации не подлежит (постановления от 25 июля 2001 года N 12-П, от 19 апреля 2010 года N 8-П и др.), притом что обжалование судебного решения об избрании залога, решения о продлении срока предварительного расследования само по себе не является эффективным средством проверки судом соразмерности ограничения прав залогодателя длящимся применением залога в качестве меры пресечения в ходе предварительного расследования.

5. Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно отмечал, что конституционное судопроизводство как способ защиты нарушенных прав и свобод граждан допускается, если без проверки конституционности оспариваемого закона эти права и свободы не могут быть восстановлены, и что возбуждение производства о проверке конституционности закона возможно тогда, когда права заявителя нарушаются самой нормой закона и заложенный в ней смысл не допускает такого ее истолкования и применения судами общей юрисдикции и арбитражными судами, при котором права и законные интересы гражданина или организации могут быть защищены и восстановлены в обычном порядке (определения от 22 апреля 2004 года N 112-О, от 17 июля 2007 года N 544-О-О, от 9 февраля 2016 года N 222-О и др.).

Поскольку оспариваемые заявителем нормы неопределенности в вопросе об их соответствии Конституции Российской Федерации не содержат, а права С.А. Филиппова в указанном в его жалобе аспекте могут быть восстановлены при его повторном обращении в установленном законом порядке с ходатайством об отмене или изменении залога, а также обжаловании в суд отказа в удовлетворении такого ходатайства, его жалоба не подлежит дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 6, пунктами 2 и 3 статьи 43, частью четвертой статьи 71 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Признать жалобу гражданина Филиппова Сергея Анатольевича не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного заявителем вопроса не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" итогового решения в виде постановления.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

УПК РФ предусмотрена в т. ч. такая мера пресечения, как залог.

Конституционный Суд РФ отметил, что эта мера не влечет ограничений, соизмеримых с лишением свободы. Срок ее действия ограничен установленными законом сроками предварительного расследования и судебного разбирательства. Она может быть отменена, когда в ней отпадает необходимость, или изменена, когда изменяются основания для ее избрания.

Отказ отменить или изменить данную меру пресечения на более мягкую или изменить сумму залога фактически продлевает установленные залогом ограничения права собственности.

Следовательно, постановление дознавателя, следователя и руководителя следственного органа об отказе в удовлетворении соответствующего ходатайства может быть обжаловано в суде.


Определение Конституционного Суда РФ от 18 июля 2017 г. N 1538-О "По жалобе гражданина Филиппова Сергея Анатольевича на нарушение его конституционных прав статьями 106, 110 и 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"


Определение размещено на сайте Конституционного Суда РФ (http://www.ksrf.ru)