Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 20 сентября 2017 г. N 305-КГ17-3138 Суд отменил вынесенные ранее судебные решения и признал недействительными предварительные решения таможенного органа по классификации товаров, поскольку классификация многокомпонентного товара не ставится в зависимость от выполняемых им функций, как ошибочно указали суды, а производится по составляющим его компонентам, их объективной роли и значимости в функциональности устройства

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 20 сентября 2017 г. N 305-КГ17-3138

 

Резолютивная часть определения объявлена 13 сентября 2017 г.

Полный текст определения изготовлен 20 сентября 2017 г.

 

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Павловой Н.В., судей Першутова А.Г., Прониной М.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе общества с ограниченной ответственностью "Эппл Рус" на решение Арбитражного суда города Москвы от 18.05.2016 по делу N А40-32818/2016, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 08.08.2016 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 22.12.2016 по тому же делу

по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Эппл Рус" о признании недействительными предварительных решений Центрального таможенного управления от 13.11.2015 N RU/10100/15/0764, N RU/10100/15/0765, N RU/10100/15/0766 по классификации товаров.

В заседании приняли участие представители:

- от общества с ограниченной ответственностью "Эппл Рус": Волкова М.В., Михайлова М.Н.;

- от Центрального таможенного управления: Андриянов Ю.М., Бальдясова Я.А., Горбатовский Д.Д., Климаков К.В., Кудакова Н.Н., Лебедева К.В., Покровская Т.Л.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Павловой Н.В., выслушав объяснения представителей участвующих в деле лиц, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации установила:

общество с ограниченной ответственностью "Эппл Рус" (далее - общество, заявитель) в связи с осуществлением ввоза в Российскую Федерацию персональных беспроводных приемо-передающих носимых устройств Apple Watch ("Эппл Вотч", далее по тексту используется оригинальное название товара) обратилось в Центральное таможенное управление (далее - таможенный орган, управление) с заявлениями от 22.06.2015 о принятии предварительных решений по классификации товара в отношении трех артикулов устройств Apple Watch:

- Apple Watch модели A1554 (артикул MJ3Y2RU/A-APPLE WATCH 42ММ SS SS MILANESE LOOP - RUS);

- Apple Watch Edition модели A1554 (артикул MKL62RU/A-APPLE WATCH 42MM Y GOLD BLACK С BKL-RUS);

- Apple Watch Sport модели A1553 (артикул MJ2T2RU/A-APPLE WATCH 38MM SIL AL WHITE SPORT-RUS).

По результатам рассмотрения заявлений общества управление приняло предварительные решения N RU/10100/15/0764, N RU/10100/15/0765, N RU/10100/15/0766 по классификации товаров по Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза (далее - ТН ВЭД), в соответствии с которыми Apple Watch классифицированы в товарных позициях 9102/9101 "часы наручные, карманные и прочие, предназначенные для ношения на себе или с собой/часы наручные, карманные и прочие, предназначенные для ношения на себе или с собой с корпусом, изготовленным из драгоценного металла".

Общество, полагая, что названные решения нарушают его права и свободы в области предпринимательской и иной экономической деятельности, и что устройства Apple Watch должны быть отнесены к товарной позиции 8517 ("аппаратура для передачи данных"), оспорило указанные решения в арбитражном суде.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 18.05.2016, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 08.08.2016, в удовлетворении заявления общества отказано.

Арбитражный суд Московского округа постановлением от 22.12.2016 оставил решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции без изменения.

В кассационной жалобе, направленной в Верховный Суд Российской Федерации, общество ставит вопрос об отмене решения суда первой инстанции, постановлений арбитражных судов апелляционной и кассационной инстанций, ссылаясь на существенные нарушения судами норм материального права, а также нарушение единообразия в применении правовых норм.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Павловой Н.В. от 21.07.2017 кассационная жалоба общества вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Изучив материалы дела, проверив в соответствии с положениями статьи 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых судебных актов, Судебная коллегия считает, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению, а обжалуемые судебные акты - отмене по следующим основаниям.

Как установлено судами, заявленные обществом товары Apple Watch представляют собой три модели электронных устройств для ношения на запястье пользователя, являются высокотехнологичными приборами, состоящими из ряда взаимосвязанных электронных компонентов.

Суды, отказывая в удовлетворении заявления общества, руководствовались Основными правилами интерпретации ТН ВЭД, приведенными в Едином таможенном тарифе Евразийского экономического союза (утвержден решением Совета Евразийской экономической комиссии от 16.07.2012 N 54, далее - Основные правила интерпретации, ОПИ).

По мнению судов, устройства Apple Watch способны выполнять различные, не зависящие друг от друга функции, что не позволяет выделить из них основную и значимую функцию, определяющую назначение товара. В связи с этим, как указали суды, классификация таких устройств должна осуществляться в соответствии с ОПИ 3(в), согласно которому товар классифицируется по наиболее высокому коду из нескольких кодов, предусмотренных для каждой равнозначной выполняемой товаром функции. Суды отклонили доводы общества о несоответствии оспариваемых решений управления тем классификационным подходам, которые приняты на уровне Всемирной таможенной организации, посчитав, что документы данной международной организации не носят обязательного характера, а принятие решений по классификации товаров при внешнеэкономической деятельности - является прерогативой таможенных органов.

Между тем судами не учтено следующее.

Согласно части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

В силу общепризнанного принципа международного права pacta sunt servanda, нашедшего свое закрепление, в частности, в статье 27 Венской конвенции о праве международных договоров от 23.05.1969, соблюдение действующих договоров предполагает необходимость их добросовестного выполнения.

Международная конвенция по Гармонизированной системе описания и кодирования товаров (совершена в Брюсселе 14.06.1983, далее - Конвенция) возлагает на Российскую Федерацию как государство - участника данного международного договора обязанность обеспечивать соответствие применяемых таможенно-тарифных и статистических номенклатур Гармонизированной системе (далее также - Гармонизированная система описания и кодирования товаров Всемирной таможенной организации).

Обязательность применения Гармонизированной системы в Российской Федерации, кроме того, вытекает из пункта 2 статьи 25 Договора о Евразийском экономическом союзе (подписан в г. Астане 29.05.2014), согласно которому Гармонизированная система описания и кодирования товаров Всемирной таможенной организации является основой ТН ВЭД Евразийского экономического союза.

Применение Гармонизированной системы включает в себя обязательное использование ее Основных правил интерпретации (пункт 1 статьи 3 Конвенции).

Статьи 6 - 7 Конвенции также предусматривают учреждение Комитета по Гармонизированной системе, одной из функций которого является разработка пояснений, классификационных решений и прочих рекомендаций, необходимых для интерпретации Гармонизированной системы. Названные рекомендации, в соответствии со статьей 8 Конвенции, имеют цель обеспечить

единообразную интерпретацию и применение Гармонизированной системы, подготавливаются в ходе сессии Комитета по Гармонизированной системе, с участием уполномоченных представителей государств и после своего принятия считаются утвержденными Всемирной таможенной организацией.

Поскольку рекомендации по классификации товаров принимаются Всемирной таможенной организацией в соответствии с полномочиями, возложенными на нее Конвенцией, соблюдение принципа добросовестного исполнения этого международного договора предполагает уважительное отношение к интерпретационным актам (актам официального толкования), исходящим от Комитета по Гармонизированной системе.

С учетом этого в пункте 20 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.05.2016 N 18 "О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства" указано, что неправильная классификация товара таможенным органом является основанием для вывода о незаконности оспариваемого классификационного решения, и при проверке обоснованности классификационного решения судами могут учитываться рекомендации (разъяснения) по классификации товаров, данные Всемирной таможенной организацией в соответствии со статьей 7 Конвенции, в отношении которых Российская Федерация не заявила об отказе в их применении.

Таким образом, участники внешнеэкономической деятельности имеют правомерные ожидания в отношении того, что осуществляемая в соответствии с Гармонизированной системой классификация товаров, имеющая значение, в том числе, для определения размера таможенных платежей, будет носить объективный, предсказуемый и прозрачный характер, унифицированный в большинстве государств мира, и не будет зависеть от усмотрения таможенных органов, что являлось бы недопустимым в публичных правоотношениях.

С учетом изложенного немотивированный отказ судов учитывать при разрешении спора разъяснения Всемирной таможенной организации, на которые полагалось общество при обращении в таможенный орган, не могут быть признаны правильными.

Из материалов дела следует, что по результатам 55-й сессии Комитета по Гармонизированной системе, прошедшей в марте 2015 года, принято решение, касающееся классификации "умных часов", согласно которому данные переносные устройства с питанием от аккумулятора, способные принимать и передавать данные, и предназначенные для ношения на запястье, рекомендуется классифицировать в товарной позиции 8517.62 Гармонизированной системы в соответствии с Основными правилами интерпретации 1, 3(б) и 6, то есть основное свойство "умных часов" определяется компонентом (модулем) беспроводного обмена данными.

Относимость указанного классификационного решения к ввозимым обществом товарам со стороны таможенного органа доказательно не опровергнута.

На уровне Евразийского экономического союза не принято решение о классификации устройств вида "умные часы" по тому или иному коду ТН ВЭД.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации полагает, что в данной ситуации классификационные рекомендации Всемирной таможенной организации имеют значение для обеспечения правовой определенности при классификации ввозимых обществом товаров в таможенных целях.

Как следует из позиции таможенного органа, управлением не оспаривалось, что правильная классификация устройств Apple Watch не может быть произведена только на основании ОПИ 1 и 6.

Это означает, что в действующей редакции ТН ВЭД отсутствует надлежащая товарная позиция (субпозиция), к которой рассматриваемые новые высокотехнологичные устройства могли быть отнесены непосредственным образом и однозначно, в том числе к товарным позициям 9102/9101 "часы наручные, карманные и прочие, предназначенные для ношения на себе или с собой/часы наручные, карманные".

В соответствии с ОПИ 3(б) в таком случае классификация многокомпонентного товара должна осуществляться исходя из той составной части, которая придает товару основное свойство. Фактор, который определяет основное свойство многокомпонентного товара, устанавливается по природе компонента, объему, количеству, массе, стоимости или же роли, которую играет этот компонент при использовании товара, на что обращено внимание в пункте VIII Пояснений к данному правилу (рекомендация Коллегии Евразийской экономической комиссии от 12.03.2013 N 4).

Исходя из классификационной рекомендации Всемирной Таможенной Организации, применение данного правила к "умным часам" объясняется тем, что их основное свойство определяется компонентом (модулем) беспроводного обмена данными, который позволяет Apple Watch синхронизировать данные с основным устройством (смартфоном iPhone) и выводить на экран соответствующую информацию. После синхронизации со смартфоном с включенной функцией передачи данных Apple Watch, в частности, выполняет функции приема/отклонения и инициирования телефонных звонков; визуализации полученных на материнское устройство (iPhone) сообщений; воспроизведения видео и аудиофайлов, сохраненных в памяти материнского устройства; дистанционного управления фото - видеокамерой материнского устройства; контроля времени (часы, календарь, таймер обратного отсчета, секундомер).

Доводы таможенного органа о многообразии функций, выполняемых Apple Watch, не могли служить основанием для отказа в применении Основного правила интерпретации 3(б) и использования иного подхода к классификации товара. По существу эти доводы сводятся к констатации значительного числа потребительских нужд, удовлетворяемых при бытовом использовании "умных часов".

Таким образом, классификация многокомпонентного товара не ставится в зависимость от выполняемых им функций, как ошибочно указали суды, а производится по составляющим его компонентам, их объективной роли и значимости в функциональности устройства.

С учетом изложенного Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что в нарушение части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации таможенный орган не опроверг относимость и обоснованность подхода к классификации товаров, рекомендованного Всемирной таможенной организацией в соответствии со статьями 6 - 7 Конвенции, к заявленным обществом устройствам Apple Watch, и не доказал правильность принятых им решений по предварительной классификации товаров. Следовательно, у судов отсутствовали законные основания для отказа в удовлетворении заявления общества.

При таком положении обжалуемые судебные акты подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а заявленные обществом требования - подлежат удовлетворению.

Руководствуясь статьями 176, 291.11-291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Арбитражного суда города Москвы от 18.05.2016 по делу N А40-32818/2016, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 08.08.2016 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 22.12.2016 отменить.

Требования общества с ограниченной ответственностью "Эппл Рус" удовлетворить.

Предварительные решения по классификации товаров Центрального таможенного управления Федеральной таможенной службы от 13.11.2015 N RU/10100/15/0764, N RU/10100/15/0765, N RU/10100/15/0766 признать незаконными.

 

Председательствующий

Н.В. Павлова

 

Судья

А.Г. Першутов

 

Судья

М.В. Пронина

 

 

 

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Спорным стал вопрос о том, к какой позиции ТН ВЭД отнести устройства Apple Watch (так называемые "умные часы").

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ не согласилась с таможенным органом, который классифицировал их по кодам 9102/9101 (часы наручные, карманные и прочие).

В данном случае следовало исходить из разъяснений Всемирной таможенной организации.

Согласно им "умные часы" рекомендуется относить к товарной позиции 8517.62 Гармонизированной системы описания и кодирования товаров (аппаратура для приема и передачи данных).

Это объясняется тем, что основное свойство этих устройств определяется компонентом (модулем) беспроводного обмена данными. Он позволяет Apple Watch синхронизировать данные с основным устройством (смартфоном iPhone) и выводить на экран соответствующую информацию.