Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 13 октября 2017 г. N С01-714/2017 по делу N СИП-40/2017 Суд отменил решение суда первой инстанции и направил дело о признании незаконным решения Роспатента о признании патента на изобретение недействительным полностью на новое рассмотрение, поскольку решение суда исказило предмет спора, установив патентоспособность другого объекта, объем совокупности существенных признаков которого не совпадает с объемом правовой охраны

Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 13 октября 2017 г. N С01-714/2017 по делу N СИП-40/2017

 

Резолютивная часть постановления объявлена 6 октября 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 13 октября 2017 года.

 

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе: председательствующего - председателя Суда по интеллектуальным правам Новоселовой Л.А.,

членов президиума: Корнеева В.А., Уколова С.М., Химичева В.А.,

судьи-докладчика Тарасова Н.Н.,

рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) и акционерного общества "Водоканал Ростова-на-Дону" (ул. Максима Горького, д. 293, г. Ростов-на-Дону, 344022, ОГРН 1056167043470) на решение Суда по интеллектуальным правам от 15.06.2017 по делу N СИП-40/2017 (судьи Рогожин С.П., Голофаев В.В., Пашкова Е.Ю.)

по заявлению индивидуального предпринимателя Божко Ларисы Николаевны (г. Ростов-на-Дону, ОГРНИП 308616105100052) о признании незаконным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 20.01.2017 о признании патента Российской Федерации N 2125540 на изобретение "Способ очистки воды обработкой в подающем трубопроводе с катионным флокулянтом" недействительным полностью.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено акционерное общество "Водоканал Ростова-на-Дону".

В судебном заседании приняли участие представители:

от акционерного общества "Водоканал Ростова-на-Дону" - Борисов К.Ю. и Хромушина Е.В. (по доверенности от 16.02.2017 N 120);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Барбашин В.А. (по доверенности от 19.06.2017 N 01/32-482/41);

от индивидуального предпринимателя Божко Л.Н. - Атрохова Е.С. (по доверенности от 10.08.2017).

Президиум Суда по интеллектуальным правам установил:

индивидуальный предприниматель Божко Лариса Николаевна (далее - предприниматель) обратилась в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании незаконным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 20.01.2017, которым установлено несоответствие патента Российской Федерации N 2125540 на изобретение "Способ очистки воды обработкой в подающем трубопроводе с катионным флокулянтом" условию патентоспособности "изобретательский уровень".

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено акционерное общество "Водоканал Ростова-на-Дону" (далее - общество "Ростовводоканал", общество).

Решением Суда по интеллектуальным правам от 15.06.2017 заявленные требования удовлетворены.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, Роспатент и общество обратились в президиум Суда по интеллектуальным правам с кассационными жалобами, в которых, ссылаясь на неправильное истолкование судом норм материального права, неприменение подлежащих применению норм материального права, а также несоответствие выводов суда имеющимся в деле доказательствам и установленным им фактическим обстоятельствам, просили решение суда от 15.06.2017 отменить.

По мнению Роспатента, суд первой инстанции не применил подлежащие применению к спорным правоотношениям положения подпункта 1 пункта 3.3.2.4, подпункта 1 пункта 19.5.3, пункта 3.2.2, подпункта 4 пункта 20, абзаца третьего подпункта 1 пункта 3.2.4.3 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на изобретение, утвержденных Комитетом Российской Федерации по патентам и товарным знакам 20.09.1993 (далее - Правила рассмотрения заявки), как следствие, неправильно определил имеющие значение для дела обстоятельства и сделал ошибочный вывод о несоответствии решения Роспатента от 20.01.2017 пункту 1 статьи 4 Патентного закона Российской Федерации от 23.09.1992 N 3517-I (далее - Патентный закон).

Роспатент полагает, что вывод суда первой инстанции о том, что системное толкование понятия правовой охраны прав на изобретение не позволяет при предоставлении правовой охраны изобретению ограничиваться только его формулой, противоречит положениям пункта 4 статьи 3 Патентного закона, подпункта 1 пункта 3.3.2.4 Правил рассмотрения заявки.

Кроме того, по мнению Роспатента, суд первой инстанции не учел, что в соответствии с пунктом 3.2.2 Правил рассмотрения заявки не допускается замена раздела описания отсылкой к источнику, в котором содержатся необходимые сведения (литературному источнику, описанию в ранее поданной заявке, описанию к охранному документу и т.п.).

Также Роспатент указывает на то обстоятельство, что судом первой инстанции не учтены положения абзаца третьего подпункта 1 пункта 3.2.4.3 Правил рассмотрения заявки, согласно которым технический результат указывается в описании изобретения.

Так, в соответствии с данными положениями в разделе описания "сущность изобретения" подробно раскрывается задача, на решение которой направлено заявляемое изобретение, с указанием технического результата, который может быть получен при осуществлении изобретения.

В этой связи, как полагает Роспатент, вывод суда первой инстанции о том, что технический результат определен авторами как "снижение мутности отстоянной воды в 2-3 раза" является ошибочным, поскольку такой технический результат в описании изобретения по патенту Российской Федерации N 2125540 не указан.

При таких обстоятельствах, по мнению Роспатента, в результате неприменения подлежащих применению к спорным правоотношениям положений подпункта 1 пункта 3.3.2.4, подпункта 1 пункта 19.5.3, пункта 3.2.2, подпункта 4 пункта 20, абзаца третьего подпункта 1 пункта 3.2.4.3 Правил рассмотрения заявки судом первой инстанции были неправильно определены обстоятельства, имеющие существенное значение для настоящего дела.

Как следствие, судом первой инстанции неправомерно отклонены ссылки на противопоставленные оспариваемому патенту источники информации, в частности, книга "Высокомолекулярные флокулянты в процессах очистки природных и сточных вод" (авторы Вейцер Ю.И. и Минц Д.М.), статья Мещерякова С.В., Орлянского В.В., Мазловой Е.А. и Навроцкого В.А. "Перспективы использования флокулянта КФ-91 в очистке сточных вод" (НТЖ защита от коррозии и охрана окружающей среды, 1996, N 5-6, стр. 22-27) (далее - статья "Перспективы использования флокулянта КФ-91 в очистке сточных вод"), авторские свидетельства SU N 935481 и SU N 1301784, а также сделан ошибочный вывод о несоответствии решения Роспатента от 20.01.2017 пункту 1 статьи 4 Патентного закона.

Кроме того, Роспатент не согласен с выводами суда первой инстанции о том, что при рассмотрении настоящего спора Роспатент не обозначил конкретные источники, из которых усматриваются верхние и нижние границы диапазонов количественных характеристик отличительных признаков спорного изобретения, а также о том, что установленное из названных источников частичное совпадение диапазонов соотношений реагентов и периода их взаимодействия с водой применительно к положениям пункта 19.5.3 Правил рассмотрения заявки не свидетельствует об очевидности для специалиста из уровня техники всех таких диапазонов.

Роспатент указывает, что суд первой инстанции не учел положения подпункта 3 пункта 19.5.3 Правил рассмотрения заявки, согласно которым не могут быть признаны соответствующими изобретательскому уровню изобретения, основанные на изменении количественного признака (признаков), представлении таких признаков во взаимосвязи либо изменении ее вида, если известен факт влияния каждого из них на технический результат и новые значения этих признаков или их взаимосвязь могли быть получены исходя из известных зависимостей, закономерностей.

В силу изложенных доводов Роспатент просил решение от 15.06.2017 отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Общество "Ростовводоканал", так же как и Роспатент, считает решение суда первой инстанции незаконным и необоснованным, в том числе принятым с неправильным применением норм материального права, в частности пункта 2 статьи 1354, подпункта 3 пункта 2 статьи 1375 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), пункта 4 статьи 3, пункта 1 статьи 4 Патентного закона, подпунктов 2 и 3 пункта 3.3.1, подпунктов 2 и 3 пункта 19.5.3 Правил рассмотрения заявки, и содержащим выводы, не соответствующие фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.

Кроме того, общество полагает, что решение суда первой инстанции противоречит фактическим обстоятельствам дела и представленным в дело доказательствам, поскольку искажает предмет спора, устанавливая патентоспособность другого объекта, объем совокупности существенных признаков которого не совпадает с объемом правовой охраны, указанным в решении Роспатента и в формуле изобретения.

Также общество в кассационной жалобе отмечает, что неправильное истолкование судом первой инстанции подпункта 2 пункта 19.5.3 Правил рассмотрения заявки без анализа, какой именно результат создают отличительные признаки, привело к неправильному анализу изобретательского уровня оспариваемого изобретения.

Таким образом, выводы суда первой инстанции о патентоспособности оспариваемого изобретения, по мнению общества, являются необоснованными и не соответствуют требованиям пункта 1 статьи 4 Патентного закона, как следствие, решение от 15.06.2017 подлежит отмене.

В отзывах на кассационные жалобы предприниматель просит оспариваемый судебный акт оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

В судебном заседании представители Роспатента и общества поддержали доводы, изложенные в кассационных жалобах, на их удовлетворении настаивали, представитель предпринимателя против удовлетворения кассационных жалоб возражал.

В судебном заседании президиума Суда по интеллектуальным правам 02.10.2017 объявлен перерыв до 06.10.2017. После перерыва рассмотрение кассационных жалоб было продолжено в том же составе президиума суда.

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительное нее, если иное не предусмотрено названным Кодексом.

Законность обжалуемого судебного акта проверена президиумом Суда по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, исследовав материалы дела, рассмотрев доводы, содержащиеся в кассационных жалобах и отзывах на них, выслушав явившихся в судебное заседание представителей лиц, участвующих в деле, проверив правильность применения судом первой инстанции норм материального права и норм процессуального права, а также соответствие выводов суда имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, пришел к выводу о том, что обжалуемый судебный акт подлежит отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, Роспатентом на имя предпринимателя и Педашенко Д.Д. по заявке N 97104377 с приоритетом от 19.03.1997 был выдан патент Российской Федерации N 2125540 на изобретение "Способ очистки воды обработкой в подающем трубопроводе с катионным флокулянтом" с формулой изобретения в следующей редакции:

"1. Способ очистки воды обработкой в подающем трубопроводе с катионным флокулянтом, отличающийся тем, что дополнительно вводят минеральный коагулянт в количественном соотношении к флокулянту от 40:1 до 1:1, причем по ходу движения воды коагулянт вводят или до, или одновременно, или после флокулянта, а время совместного контакта реагентов с водой в трубопроводе принимают от 0,2 до 16,7 ч. 2. Способ по п. 1, отличающийся тем, что минеральный коагулянт вводят в смеси с флокулянтом.".

На дату рассмотрения настоящего дела в суде единственным патентообладателем названного патента является предприниматель.

В Роспатент 07.06.2016 поступило возражение общества "Ростовводоканал" против выдачи указанного патента, которое было мотивировано несоответствием спорного изобретения условию патентоспособности "изобретательский уровень".

Так, ссылаясь на соответствующие источники информации, общество указывало в том числе на те обстоятельства, что до даты приоритета спорного патента из уровня техники уже было известно использование в способе очистки воды, в том числе с целью ее осветления, флокулянта ВПК 402 (катионного флокулянта), проявляющего эффективность в случае его введения на значительном расстоянии от очистных сооружений в водоводы подачи воды от насосных станций 1-го подъема (подающие трубопроводы), а также на то обстоятельство, что начало проведения процесса очистки воды, в том числе совместно с коагулянтом (что повышает эффективность очистки), осуществляют в трубопроводах, по которым вода с реагентами, условия смешивания которых в целях обеспечения оптимального хлопьеобразования также известны, поступает на сооружения по дальнейшей очистке воды.

Исходя из градиента скорости и критерия Кемпа, можно рассчитать оптимальное время смешивания реагента, которое составляет 0,5 часа.

По мнению общества "Ростовводоканал", из представленных им источников информации известен из уровня техники и включенный в формулу изобретения по оспариваемому патенту альтернативный признак изобретения - "коагулянт вводят или до, или одновременно, или после флокулянта".

Дополнительно общество привело способ очистки природных мутных вод в подающей трубе перед очистными сооружениями, при этом коагулянт вводится до введения флокулянта с целью ускорения хлопьеобразования с последующей общей выдержкой в течение 0,22 часа.

В представленном в Роспатент отзыве патентообладатель указывал, что приведенные в возражении источники не подтверждают доводов общества о том, что техническое решение по оспариваемому патенту было очевидным для специалистов в области очистки воды.

Решением Роспатента от 20.01.2017, принятым по результатам рассмотрения возражения с учетом положений статьи 4 Патентного закона, пункта 19.5.3 Правил рассмотрения заявки, патент Российской Федерации N 2125540 признан недействительным полностью.

При этом Роспатент руководствовался следующим.

Как указано в описании к оспариваемому патенту (стр. 2), технический результат, достигаемый при использовании изобретения, заключается в "повышении агрегатирования (хлопьеобразования) взвешенных веществ воды в трубопроводе для их дальнейшего более полного осаждения в отстойниках".

Способ очистки воды поверхностных водоисточников согласно формуле изобретения и описанию к оспариваемому патенту относится к предварительному удалению взвешенных частиц воды путем их агрегатирования в трубопроводе, подающем воду на очистные сооружения (отстойники), то есть относится к предварительной очистке воды, которая на выходе из трубопровода не является конечным продуктом.

В описании к оспариваемому патенту (стр. 3) также указано, что "основной причиной эффекта хлопьеобразования ...является совместное участие в процессе как коагулирующих частиц минерального коагулянта, так и молекул флокулянта. Гидравлические условия в трубопроводе создают более выраженный, чем в обычных камерах хлопьеобразования, синергетический эффект агломерации мелких частиц в крупные агрегаты". Однако "гидравлические условия" в трубопроводе не включены в формулу изобретения по оспариваемому патенту.

Наиболее близким аналогом "способа очистки обработкой в подающем трубопроводе катионным флокулянтом" по оспариваемому патенту является средство того же назначения - способ очистки воды с применением флокулянтов и коагулянтов, раскрытый в книге Вейцера Ю.И. и Минца Д.М. "Высокомолекулярные флокулянты в процессах очистки природных и сточных вод", в которой приведены сведения о технологии очистки воды, при которой используется совместное применение катионных флокулянтов с минеральным коагулянтом.

Процесс очистки (образование хлопьев) происходит в камерах хлопьеобразования, в качестве которых используют в том числе и подающий трубопровод, по которому вода с реагентами поступает в аппараты для обезвоживания осадка (отстойники). При этом указано, что флокулянты применяют для улучшения качества очистки воды и увеличения производительности сооружений (отстойников и т.д.), при этом использование катионного флокулянта совместно с минеральным коагулянтом позволяет повысить эффективность очистки воды.

В этом же источнике приведены оптимальные параметры перемешивания катионного флокулянта с водой, обеспечивающие хлопьеобразование. Так, в таблице 3.2 на стр. 114 приведены значения градиента скорости G=300 и критерия перемешивания Кемпа Gt=540000.

Между тем известное из названной книги оптимальное значение градиента скорости G=300 , обеспечивающее хлопьеобразование, попадает в интервал значений градиента скорости G=68-346 , указанный в описании к оспариваемому патенту для совместного использования коагулянта и флокулянта.

При этом простыми арифметическими действиями можно рассчитать оптимальное время совместного контакта реагента с водой для обеспечения хлопьеобразования: t = 0,5 ч. Соответственно, рассчитанное значение времени также подпадает под временной диапазон, указанный в формуле изобретения по оспариваемому патенту.

Следовательно, в данном конкретном случае режимы перемешивания (гидравлические условия), используемые при осуществлении способа очистки воды обработкой коагулянтом совместно с флокулянтом по изобретению по оспариваемому патенту и при осуществлении способа очистки воды обработкой только катионным флокулянтом, известного из названной книги, совпадают.

Вместе с тем Роспатент отметил, что формула изобретения по оспариваемому патенту не содержит признаков, характеризующих какие-либо гидравлические условия в подающем трубопроводе.

Данный вывод подтверждается и описанием к оспариваемому патенту, на стр. 2 которого указано, что при использовании различных видов минеральных коагулянтов при различных соотношениях с катионным флокулянтом перемешивание проводилось в моделирующем устройстве "с параметрами максимально приближенными к параметрам в ближайшем аналоге", в котором очистка воды осуществляется катионным флокулянтом (без коагулянта).

Следовательно, приемы первой ступени очистки воды в трубопроводе с использованием флокулянта могут быть применены при очистке воды совместно с коагулянтом.

Кроме того, Роспатент установил, что в названной книге авторами Вейцером Ю.И. и Минцем Д.М. приведены сведения о технологической схеме очистки воды, при которой флокулянты вводят в коагулированную воду, подающуюся в отстойники, то есть коагулянт вводится до флокулянта.

Изложенное позволило Роспатенту прийти к выводу о том, что решение по оспариваемому патенту отличается от решения, известного из названной книги, тем, что минеральный коагулянт вводят в количественном соотношении к флокулянту от 40:1 до 1:1, а также признаком, выраженным в виде альтернативы: коагулянт вводят одновременно с флокулянтом или коагулянт вводят после флокулянта.

Вместе с тем в статье "Перспективы использования флокулянта КФ-91 в очистке сточных вод" приведены сведения о совместном использовании флокулянта и коагулянта при одновременном их введении в трубопровод, подающий очищаемую воду на фильтры (отстойники) в технологии очистки вод поверхностных водоисточников.

Соотношение используемых реагентов при такой технологии, применяемой для очистки вод из реки Москва, составляет 12: 1 (катионного коагулянта 150 мг/л и минерального флокулянта 12,5 мг/л) и является эффективным для очистки вод реки Москва.

Известное из названной статьи соотношение реагентов находится в диапазоне, включенном в формулу по оспариваемому патенту.

Кроме того, Роспатент установил, что описание изобретения к авторскому свидетельству SU N 1301784 раскрывает способ очистки вод поверхностных водоисточников, при котором реагенты: катионный флокулянт вводят одновременно с минеральным коагулянтом или раньше его.

Названный известный способ позволяет повысить эффективность очистки воды.

При этом описание изобретения к авторскому свидетельству SU N 935481 раскрывает способ очистки сточных вод, при котором с целью повышения степени очистки воды используют реагенты: "катионный флокулянт вводят одновременно с минеральным коагулянтом или раньше его".

Указанные обстоятельства позволили Роспатенту прийти к выводу о том, что изобретение по оспариваемому патенту для специалиста очевидным образом следует из предшествующего уровня техники.

Так, комбинируя сведения из книги Вейцера Ю.И. и Минца Д.М. о приемах очистки воды в подающем трубопроводе с применением реагентов (катионного флокулянта и минерального коагулянта) и времени их взаимодействия с водой, с учетом сведений из статьи "Перспективы использования флокулянта КФ-91 в очистке сточных вод" о влиянии качества исходной воды на соотношения реагентов, специалист путем варьирования этих знаний, с учетом конкретных потребностей, заданных на стадии проектирования (качество исходной воды, качество продукта, подаваемого на дальнейшую очистку, и др.) придет к указанным в формуле изобретения по оспариваемому патенту в широком объеме реагентам в широких диапазонах соотношений и времени взаимодействия этих реагентов.

Привлекая сведения из авторских свидетельств SU N 1301784 и SU N 935481, возможно получение указанных в формуле альтернатив.

Таким образом, Роспатент пришел к итоговому выводу о том, что возражение содержит по существу не опровергнутые патентообладателем доводы, которые позволяют признать изобретение по оспариваемому патенту не соответствующим условию патентоспособности "изобретательский уровень".

Не согласившись с указанным решением Роспатента, предприниматель обратился в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании его недействительным.

В соответствии со статьей 13 ГК РФ ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

Пунктом 2 статьи 1248 ГК РФ установлено, что в случаях, предусмотренных названным Кодексом, защита интеллектуальных прав в отношениях, связанных с подачей и рассмотрением заявок на выдачу патентов на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, селекционные достижения, товарные знаки, знаки обслуживания и наименования мест происхождения товаров, с государственной регистрацией этих результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, с выдачей соответствующих правоустанавливающих документов, с оспариванием предоставления этим результатам и средствам правовой охраны или с ее прекращением, осуществляется в административном порядке (пункт 2 статьи 11 ГК РФ) соответственно федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности и федеральным органом исполнительной власти по селекционным достижениям, а в случаях, предусмотренных статьями 1401-1405 названного Кодекса, федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством Российской Федерации (пункт 2 статьи 1401 ГК РФ). Решения этих органов вступают в силу со дня принятия. Они могут быть оспорены в суде в установленном законом порядке.

Полномочия Роспатента по рассмотрению возражения против предоставления правовой охраны спорному изобретению и принятию решения по результатам рассмотрения установлены нормами части четвертой ГК РФ и Положением о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218, и лицами, участвующим в деле, не оспариваются.

Как разъяснено в пункте 2.3 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление N 5/29), при рассмотрении возражений против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров суды определяют основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров, исходя из законодательства, действовавшего на момент подачи заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, заявки на наименование места происхождения товаров. Вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров.

С учетом даты подачи заявки на выдачу оспариваемого патента (19.03.1997), а также возражения против выдачи патента (07.06.2016), при рассмотрении настоящего дела подлежат применению нормы Патентного закона, Правил рассмотрения заявки, Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 22.04.2003 N 56 (в редакции, действовавшей на дату подачи возражений) в части, не противоречащей ГК РФ, а также нормы ГК РФ, устанавливающие порядок оспаривания патента на изобретение.

Как отмечено в пункте 52 постановления N 5/29, согласно статьям 1248, 1398 и 1513 ГК РФ решения Роспатента, принятые по результатам рассмотрения возражений против выдачи патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец, а также против предоставления правовой охраны товарному знаку, могут быть оспорены в суде.

Исходя из положений части 1 статьи 198 и части 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельствами, подлежащими установлению при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных актов, действий (бездействия) государственных органов, являются проверка соответствия оспариваемого акта закону или иному нормативно-правовому акту и проверка факта нарушения оспариваемым актом, действием (бездействием) прав и законных интересов заявителя.

В соответствии с пунктом 1 статьи 4 Патентного закона изобретению предоставляется правовая охрана, если оно является новым, имеет изобретательский уровень и промышленно применимо. Изобретение имеет изобретательский уровень, если оно для специалиста явным образом не следует из уровня техники. Уровень техники включает любые сведения, ставшие общедоступными в мире до даты приоритета изобретения.

Согласно подпункту "а" пункта 1 статьи 29 названного Закона патент в течение всего срока его действия может быть оспорен и признан недействительным полностью или частично в случае несоответствия охраняемого объекта промышленной собственности условиям патентоспособности, установленным этим Законом.

Аналогичное основание для признания патента на изобретение недействительным содержится в подпункте 1 пункта 1 статьи 1398 ГК РФ.

Пунктом 2 той же статьи предусмотрено, что патент на изобретение, полезную модель или промышленный образец в течение срока его действия, установленного пунктами 1-3 статьи 1363 этого Кодекса, может быть оспорен путем подачи возражения в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности любым лицом, которому стало известно о нарушениях, предусмотренных подпунктами 1-4 пункта 1 статьи 1398 ГК РФ.

Наличие у третьего лица законного интереса в оспаривании патента, а также полномочия Роспатента на вынесение обжалуемого по настоящему делу решения от 20.01.2017 лицами, участвующими в деле не оспаривается.

В обоснование своих возражений предприниматель указал на ошибочность выводов Роспатента о том, что "гидравлические условия" в трубопроводе как существенные не включены в формулу изобретения по оспариваемому патенту" и "формула изобретения по оспариваемому патенту не содержит признаков, характеризующих какие-либо условия в подающем трубопроводе".

Так, по мнению предпринимателя, названные гидравлические условия в подающем трубопроводе уже предопределены, как следствие требований, изложенных в пунктах 8.22 и 8.46 СНиП 2.04.02-84 (Строительные нормы и правила. Водоснабжение. Наружные сети и сооружения. Утверждены постановлением Государственного комитета по строительству СССР от 27.07.1984 N 123), в связи с чем в формулу изобретения, защищенного спорным патентом, был введен существенный признак - время контакта реагентов с водой в подающем трубопроводе.

При этом, по мнению предпринимателя, утверждение Роспатента о том, что формула изобретения по патенту Российской Федерации N 2125540 не содержит признаков, характеризующих какие-либо условия в подающем трубопроводе, не соответствует фактическому описанию оспариваемого патента и противоречит самой концепции использования подающего трубопровода как главной идеи оспариваемого изобретения.

Кроме того, предприниматель выразил несогласие с доводом Роспатента о том, что сопоставление способа использования подающего трубопровода в качестве смесителя для очистки воды одним флокулянтом (в одном точечном диапазоне) со способом совместного использования флокулянтов и коагулянтов при обычных гидравлических условиях (так же в точечных диапазонах) дает возможность прийти к выводу об известности всего оспариваемого способа очистки воды обработкой в подающем трубопроводе с катионным флокулянтом и минеральным коагулянтом во всех заявленных диапазонах.

Президиум Суда по интеллектуальным правам полагает необходимым отметить, что выводы Роспатента о том, что наиболее близким аналогом "способа очистки обработкой в подающем трубопроводе катионным флокулянтом" по оспариваемому патенту является средство того же назначения - способ очистки воды с применением флокулянтов и коагулянтов, раскрытый в книге Вейцера Ю.И. и Минца Д.М. "Высокомолекулярные флокулянты в процессах очистки природных и сточных вод", в которой приведены сведения о технологии очистки воды, при которой используется совместное применение катионных флокулянтов с минеральным коагулянтом, а также о том, что формула изобретения по оспариваемому патенту не содержит признаков, характеризующих какие-либо гидравлические условия в подающем трубопроводе, предпринимателем при обращении за судебной защитой в Суд по интеллектуальным правам не оспаривались.

Не оспаривались в заявлении о признании недействительным ненормативного акта и выводы Роспатента о том, что решение по оспариваемому патенту отличается от решения, известного из названной книги, тем, что минеральный коагулянт вводят в количественном соотношении к флокулянту от 40:1 до 1:1, а также признаком, выраженным в виде альтернативы: коагулянт вводят одновременно с флокулянтом или коагулянт вводят после флокулянта, при том что из статьи "Перспективы использования флокулянта КФ-91 в очистке сточных вод" известны сведения о совместном использовании флокулянта и коагулянта при одновременном их введении в трубопровод, подающий очищаемую воду на фильтры (отстойники) в технологии очистки вод поверхностных водоисточников.

Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке, предусмотренном статьями 71 и 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения заявленных требований, что мотивировал несоответствием оспариваемого ненормативного правового акта пункту 1 статьи 4 Патентного закона и его аналогу в действующем законодательстве (статья 1350 ГК РФ).

Кроме того, суд первой инстанции указал, что решение Роспатента от 20.01.2017 нарушает права и законные интересы предпринимателя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, в связи с чем является недействительным.

При этом суд первой инстанции руководствовался тем, что системное толкование понятия правовой охраны прав на изобретение (пункта 2 статьи 1354, пункта 2 статьи 1375 ГК РФ, пункта 4 статьи 3 Патентного закона) не позволяет при предоставлении правовой охраны изобретению ограничиваться только его формулой.

Как следствие, приняв во внимание, что согласно описанию изобретения к патенту Российской Федерации N 2125540 запатентованный способ может быть использован, в частности, при очистке мутных вод, а также то, что гидравлические условия в трубопроводе описаны в его прототипе - заявке N 95107773 - суд первой инстанции при анализе изобретательского уровня принял во внимание отсутствующие в формуле изобретения по оспариваемому патенту признаки, касающиеся очистки именно мутных вод и гидравлических условий в подающем трубопроводе.

Вместе с тем судом первой инстанции не учтено следующее.

В соответствии с абзацем первым пункта 4 статьи 3 Патентного закона объем правовой охраны, предоставляемой патентом на изобретение, определяется его формулой. Описание и чертежи могут использоваться только для толкования формулы изобретения.

Согласно подпункту 1 пункта 3.3.2.4 Правил рассмотрения заявки независимый пункт формулы изобретения должен относиться только к одному изобретению. Он характеризует изобретение совокупностью его признаков, определяющей объем испрашиваемой правовой охраны, и излагается в виде логического определения объекта изобретения.

Как следствие, объем правовой охраны, предоставляемой патентом на изобретение, определяется совокупностью признаков независимого пункта формулы.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 19.5.3 Правил рассмотрения заявки изобретение признается не следующим для специалиста явным образом из уровня техники, в частности, в том случае, когда не выявлены решения, имеющие признаки, совпадающие с его отличительными признаками, или такие решения выявлены, но не подтверждена известность влияния отличительных признаков на указанный заявителем технический результат.

Проверка соблюдения указанных условий включает: определение наиболее близкого аналога; выявление признаков, которыми заявленное изобретение, охарактеризованное в независимом пункте формулы, отличается от наиболее близкого аналога (отличительных признаков); выявление из уровня техники решений, имеющих признаки, совпадающие с отличительными признаками рассматриваемого изобретения.

Согласно пункту 3.2.4.2 Правил рассмотрения заявки в качестве аналога изобретения указывается средство того же назначения, известное из сведений, ставших общедоступными до даты приоритета изобретения, характеризуемое совокупностью признаков, сходной с совокупностью существенных признаков изобретения.

Технический результат представляет собой характеристику технического эффекта, свойства, явления и т.п., которые могут быть получены при осуществлении (изготовлении) или использовании средства, воплощающего изобретение (пункт 3.2.4.3 Правил рассмотрения заявки).

В свою очередь, объем правовой охраны зависит от степени обобщения понятий признаков, приведенных в независимом пункте формулы изобретения.

В этой связи объемы понятий признаков, приведенных в формуле изобретения, не должны ограничиваться частными формами их реализации, раскрытыми в описании и/или чертежах к изобретению.

Таким образом, при проверке патентоспособности изобретения учету должны подлежать признаки в тех объемах, как они выражены в формуле, независимо от того, какие частные формы их реализации раскрыты в описании и/или чертежах к изобретению, как следствие, если в формуле изобретения приведен обобщенный признак (признак, выраженный общим понятием, охватывающим множество частных форм его реализации), то при проверке патентоспособности объем понятия данного признака не должен подменяться частной формой его реализации, раскрытой в описании и/или чертежах к изобретению.

Как следствие, вывод суда первой инстанции о том, что системное толкование понятия правовой охраны прав на изобретение не позволяет при предоставлении правовой охраны изобретению ограничиваться только его формулой, противоречит положениям абзаца первого пункта 4 статьи 3 Патентного закона и подпункта 1 пункта 3.3.2.4 Правил рассмотрения заявки.

Подпунктом 1 пункта 19.5.3 Правил рассмотрения заявки установлено, что проверка изобретательского уровня проводится в отношении изобретения, охарактеризованного в независимом пункте формулы, и включает: определение наиболее близкого аналога в соответствии с пунктом 3.2.4.2 Правил рассмотрения заявки; выявление признаков, которыми отличается заявленное изобретение от наиболее близкого аналога (отличительных признаков); выявление из уровня техники решений, имеющих признаки, совпадающие с отличительными признаками рассматриваемого изобретения.

Из содержания подпункта 1 пункта 19.5.3 Правил рассмотрения заявки прямо следует, что проверка изобретательского уровня проводится в отношении изобретения, охарактеризованного в независимом пункте формулы.

Аналогичная правовая позиция сформулирована в постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 31.08.2015 по делу N СИП-81/2015, в котором указано на то, что "...проверка изобретательского уровня запатентованного технического решения проводится на основании независимого пункта формулы, характеризующего спорное изобретение в том виде, в каком ему предоставлена правовая охрана".

Однако, как это следует из обжалуемого решения, судом первой инстанции при проверке вывода Роспатента о несоответствии изобретения по патенту Российской Федерации N 2125540 условию патентоспособности "изобретательский уровень" были приняты во внимание содержащиеся в описании и отсутствующие в формуле изобретения по оспариваемому патенту признаки, касающиеся очистки именно мутных вод и гидравлических условий в подающем трубопроводе.

Судом первой инстанции отмечено, что в постановлениях президиума Суда по интеллектуальным правам от 19.12.2014 по делу N СИП-463/2014 (определением Верховного Суда Российской Федерации от 16.04.2015 N 300-ЭС15-2145 отказано в передаче данного дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке кассационного производства этого постановления) и от 26.01.2017 по делу N СИП-349/2016 высказана правовая позиция о том, что системное толкование понятия правовой охраны прав на изобретение (пункт 2 статьи 1354, пункта 2 статьи 1375 ГК РФ, пункта 4 статьи 3 Патентного закона) не позволяет при предоставлении правовой охраны изобретению ограничиваться только его формулой, в том случае, если совместно с формулой правообладатель включил в заявку описание, раскрывающее его сущность с полнотой, достаточной для осуществления изобретения специалистом в данной области техники, а описание необходимо для толкования формулы изобретения. При рассмотрении возражения Роспатент должен по существу устанавливать смысловое значение слов и терминов, включенных в независимый пункт формулы. Следует учитывать, что не исключаются случаи, когда соответствующий термин патентообладателем использован не в своем общепринятом значении, вместе с тем заложенный патентообладателем смысл слов и терминов может быть установлен однозначно по материалам заявки.

Вместе с тем изложенное не означает, что признаки, содержащиеся в тексте формулы, могут дополняться или заменяться признаками, содержащимися в описании.

Так, если в текст формулы включен признак в обобщенном виде, а в описание раскрыт частный случай его реализации, охраноспособность проверяется в отношении обобщенного признака, включенного в текст формулы.

Изложенное, по мнению президиума Суда по интеллектуальным правам, позволяет признать обоснованным приведенный в кассационной жалобе общества "Ростовводоканал" довод о том, что решение суда первой инстанции противоречит фактическим обстоятельствам дела и представленным в дело доказательствам, поскольку искажает предмет спора, устанавливая патентоспособность другого объекта, объем совокупности существенных признаков которого не совпадает с объемом правовой охраны, указанным в решении Роспатента, и с формулой изобретения, на которую выдан спорный патент.

В силу изложенных доводов президиум Суда по интеллектуальным правам приходит к выводу о том, что в нарушение норм статей 8, 71, 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд первой инстанции не дал правовой оценки всем доводам лиц, участвующим в деле, и представленным им доказательствам, что повлекло за собой принятие необъективного судебного акта и в силу частей 1 и 3 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены решения суда первой инстанции от 15.06.2017.

Учитывая необходимость исследования всего комплекса доказательств и полномочия суда кассационной инстанции, президиум Суда по интеллектуальным правам полагает, что дело подлежит направлению на новое рассмотрение в Суд по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции.

При новом рассмотрении суду первой инстанции следует проанализировать в совокупности все имеющиеся в материалах дела с учетом требований Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательства, представленные всеми лицами, участвующими в деле, а также ответы на судебные запросы, представленные открытым акционерным обществом "ИК "НИИ КВОВ" и акционерным обществом "НИИ ВОДГЕО", принять законный и обоснованный судебный акт.

Согласно части 3 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при отмене судебного акта с передачей дела на новое рассмотрение вопрос о распределении судебных расходов разрешается арбитражным судом, вновь рассматривающим дело.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам постановил:

решение Суда по интеллектуальным правам от 15.06.2017 по делу N СИП-40/2017 отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Суд по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке кассационного производства в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

 

Председательствующий

Л.А. Новоселова

 

Члены президиума

В.А. Корнеев

 

 

С.М. Уколов

 

 

В.А. Химичев

 

 

Н.Н. Тарасов

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

В споре о признании патента на изобретение недействительным Президиум Суда по интеллектуальным правам отметил в т. ч. следующее.

Ошибочен вывод о том, что законодательство в любом случае не позволяет при предоставлении правовой охраны изобретению ограничиваться только его формулой.

Напротив, по правилам проверка изобретательского уровня проводится в отношении изобретения, охарактеризованного в независимом пункте формулы.

При предоставлении охраны изобретению нельзя ограничиваться только его формулой в том случае, если совместно с ней в заявку включено описание, раскрывающее его сущность с полнотой, достаточной для реализации изобретения специалистом в данной области техники, а само описание необходимо для толкования формулы.

При рассмотрении возражения Роспатент должен по существу устанавливать смысловое значение слов и терминов, включенных в независимый пункт формулы. Нужно учитывать, что не исключены случаи, когда соответствующий термин патентообладатель использовал не в своем общепринятом значении.

Заложенный патентообладателем смысл слов и терминов может быть установлен однозначно по материалам заявки.

Вместе с тем изложенное не означает, что признаки, содержащиеся в тексте формулы, могут дополняться или заменяться признаками, приведенными в описании.

Так, если в текст формулы включен признак в обобщенном виде, а в описании раскрыт частный случай его реализации, охраноспособность проверяется в отношении обобщенного признака.


Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 13 октября 2017 г. N С01-714/2017 по делу N СИП-40/2017


Текст постановления официально опубликован не был