Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 февраля 2018 г. N 59-КГ17-19 Суд отменил принятые по делу судебные акты о взыскании материального ущерба и направил дело на новое рассмотрение, поскольку виновного противоправного поведения со стороны ответчика, приведшего в результате к возникновению ущерба, судами установлено не было

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 февраля 2018 г. N 59-КГ17-19

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Фролкиной С.В., Кириллова В.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании 5 февраля 2018 г. гражданское дело по иску государственного учреждения - Межмуниципального отдела Министерства внутренних дел Российской Федерации "Бурейский" к Доминской Инне Валерьевне о взыскании материального ущерба

по кассационной жалобе Доминской Инны Валерьевны на заочное решение Бурейского районного суда Амурской области от 6 декабря 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда от 20 марта 2017 г., которыми исковые требования удовлетворены.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С.В., выслушав мнение представителей Межмуниципального отдела Министерства внутренних дел Российской Федерации "Бурейский", Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Амурской области по доверенностям Курсаева А.В., Омельченко А.В.,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

государственное учреждение - Межмуниципальный отдел Министерства внутренних дел Российской Федерации "Бурейский" (далее - ГУ МОМВД России "Бурейский") обратился в суд с иском к Доминской Инне Валерьевне о возмещении материального ущерба в размере 37697 руб. 93 коп.

В обоснование исковых требований указано, что Доминская И.В. с 2005 года проходила службу в органах внутренних дел Российской Федерации, с 23 июля 2011 г. - в должности психолога отделения по работе с личным составом ГУ МОМВД России "Бурейский".

Приказом от 25 июня 2013 г. N 53 Доминская И.В. уволена со службы в органах внутренних дел 25 июня 2013 г. по основанию, предусмотренному пунктом 2 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (по инициативе сотрудника).

При увольнении Доминской И.В. было установлено, что она не отработала 27 календарных дней использованного за 2013 год отпуска и не полностью отработала июнь 2013 года, денежное довольстве за который ей выплачено в полном объёме.

Ссылаясь на невозможность произвести удержание из денежного довольствия Доминской И.В. ранее полученных денежных сумм за неотработанные дни использованного отпуска и за неотработанные дни в июне 2013 года в связи с отсутствием при увольнении причитающихся к выплате средств, а также указывая на невыплату последней задолженности в добровольном порядке, ГУ МОМВД России "Бурейский" просило суд взыскать с Доминской И.В. денежные средства в размере 37697 руб. 93 коп. как причинённый работником работодателю прямой действительный ущерб.

Заочным решением Бурейского районного суда Амурской области от 6 декабря 2013 г. исковые требования ГУ МОМВД России "Бурейский" удовлетворены. Суд взыскал с Доминской И.В. в пользу ГУ МОМВД России "Бурейский" в счёт возмещения ущерба 37697 руб. 93 коп. и в доход бюджета Бурейского муниципального района государственную пошлину в размере 1330 руб. 94 коп.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда от 20 марта 2017 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе Доминской И.В. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены заочного решения Бурейского районного суда Амурской области от 6 декабря 2013 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда от 20 марта 2017 г., как незаконных.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы 16 октября 2017 г. судьёй Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С.В. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и её же определением от 22 декабря 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке. В судебное заседание суда кассационной инстанции не явилась истец Доминская И.В., представила письменное заявление о рассмотрении дела в её отсутствие. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьёй 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ), считает возможным рассмотреть дело в отсутствие истца Доминской И.В.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм материального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций, и они выразились в следующем.

Судом установлено и следует из материалов дела, что Доминская И.В. с 2005 года проходила службу в органах внутренних дел Российской Федерации, с 23 июля 2011 г. - в должности психолога отделения по работе с личным составом ГУ МОМВД России "Бурейский".

Приказом начальника ГУ МОМВД России "Бурейский" от 21 января 2013 г. N 4 л/с Доминской И.В. был предоставлен очередной оплачиваемый отпуск за 2013 год и дополнительный отпуск в соответствии с Законом Российской Федерации от 15 мая 1991 г. N 1244-1 "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" с 9 января по 18 марта 2013 г. (55 календарных дней основного отпуска и 14 календарных дней дополнительного отпуска).

Приказом начальника ГУ МОМВД России "Бурейский" от 27 марта 2013 г. N 22 л/с Доминской И.В. продлён отпуск с учётом периода временной нетрудоспособности с 19 по 25 марта 2013 г. и времени проезда к месту проведения отпуска и обратно с 26 по 27 марта 2013 г.

Приказом начальника ГУ МОМВД России "Бурейский" от 25 июня 2013 г. N 53 Доминская И.В. была уволена со службы в органах внутренних дел 25 июня 2013 г. по основанию, предусмотренному пунктом 2 части 2 статьи 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (по инициативе сотрудника), с указанием в соответствии с абзацами первым и четвёртым части 2 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации произвести удержание из причитающегося ей на день увольнения денежного довольствия выплаченных сумм за 27 неотработанных календарных дней отпуска, использованного в 2013 году.

Согласно справке-расчёту бухгалтерии ГУ МОМВД России "Бурейский" на день увольнения 25 июня 2013 г. ответчик Доминская И.В. не отработала 27 календарных дней использованного в 2013 году отпуска и 5 календарных дней в июне 2013 года, в связи с чем излишне выплаченное ей денежное довольствие соответственно составляет суммы 35144 руб. 68 коп. и 6378 руб. 25 коп. Начисленная Доминской И.В. при увольнении премия за добросовестное выполнение служебных обязанностей в размере 3825 руб. удержана в счёт погашения задолженности, в связи с чем общий размер задолженности составил 37697 руб. 93 коп.

25 июня и 22 июля 2013 г. начальником ГУ МОМВД России "Бурейский" в адрес Доминской И.В. направлялись по почте письменные уведомления, в которых ей было предложено добровольно возместить задолженность в размере 37697 руб. 83 коп., что ею сделано не было.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования ГУ МОМВД России "Бурейский", суд первой инстанции руководствовался статьёй 137 Трудового кодекса Российской Федерации, определяющей случаи удержаний из заработной платы работника, статьёй 238 Трудового кодекса Российской Федерации, устанавливающей обязанность работника возместить работодателю причинённый ему прямой действительный ущерб, и исходил из того, что на момент увольнения со службы в органах внутренних дел у Доминской И.В. имелась задолженность за неотработанные дни ежегодного оплачиваемого отпуска, использованного в 2013 году, и за оплаченные авансом неотработанные дни в июне 2013 года в общей сумме 37 697 руб. 93 коп., которую было невозможно удержать из причитающегося Доминской И.В. при увольнении денежного довольствия по причине отсутствия на день увольнения начисленных к выплате денежных средств. Эта задолженность, по мнению суда, является для работодателя ущербом, который подлежит взысканию с ответчика на основании положений статьи 238 Трудового кодекса Российской Федерации.

Суд апелляционной инстанции, рассматривая дело по апелляционной жалобе Доминской И.В., согласился с приведёнными выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций основаны на неправильном применении норм материального права, регулирующих спорные отношения.

Отношения, связанные с поступлением на службу в органы внутренних дел, её прохождением и прекращением, а также с определением правового положения сотрудника органов внутренних дел, являются предметом регулирования Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (пункт 1 статьи 2; далее - Федеральный закон от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ).

В соответствии с пунктами 1-6 части 1 статьи 3 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ регулирование правоотношений, связанных со службой в органах внутренних дел, осуществляется в соответствии с Конституцией Российской Федерации, данным федеральным законом, Федеральным законом от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции", Федеральным законом от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ "О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" и другими федеральными законами, регламентирующими правоотношения, связанные со службой в органах внутренних дел, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел.

В случаях, не урегулированных нормативными правовыми актами Российской Федерации, указанными в части 1 названной выше статьи, к правоотношениям, связанным со службой в органах внутренних дел, применяются нормы трудового законодательства (часть 2 статьи 3 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ).

Отношения по поводу удержаний из денежного довольствия при увольнении сотрудника органов внутренних дел для погашения его задолженности перед федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел за неотработанные дни использованного ежегодного оплачиваемого отпуска и за оплаченные авансом неотработанные дни в текущем месяце положениями специального законодательства не урегулированы, следовательно, к ним применяются нормы трудового законодательства.

В соответствии с абзацами вторым и пятым части 2 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации удержания из заработной платы работника для погашения его задолженности работодателю могут производиться для возмещения неотработанного аванса, выданного работнику в счёт заработной платы, и при увольнении работника до окончания того рабочего года, в счёт которого он уже получил ежегодный оплачиваемый отпуск, за неотработанные дни отпуска. Удержания за эти дни не производятся, если работник увольняется по основаниям, предусмотренным пунктом 8 части 1 статьи 77 или пунктами 1, 2 или 4 части 1 статьи 81, пунктами 1, 2, 5, 6 и 7 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации.

К указанным исключениям, когда удержание не производится, относятся случаи увольнения в связи с: ликвидацией организации либо прекращением деятельности работодателем - физическим лицом (пункт 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации); сокращением численности или штата работников организации (пункт 2 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации); сменой собственника имущества организации (в отношении руководителя организации, его заместителей и главного бухгалтера); призывом работника на военную службу или направлением его на заменяющую её альтернативную гражданскую службу (пункт 1 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации); восстановлением на работе работника, ранее выполнявшего эту работу, по решению государственной инспекции труда или суда (пункт 2 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации); признанием работника полностью нетрудоспособным в соответствии с медицинским заключением (пункт 5 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации); смертью работника либо работодателя - физического лица, а также признанием судом работника либо работодателя - физического лица умершим или безвестно отсутствующим (пункт 6 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации); наступлением чрезвычайных обстоятельств, препятствующих продолжению трудовых отношений, если данное обстоятельство признано решением Правительства Российской Федерации или органа государственной власти соответствующего субъекта Российской Федерации (пункт 7 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации), а также в связи с увольнением по пункту 8 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (отказ работника от перевода на другую работу, необходимого ему в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, либо отсутствие у работодателя соответствующей работы (части 3 и 4 статьи 73 Трудового кодекса Российской Федерации).

В силу части 3 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации в случаях, предусмотренных абзацами вторым, третьим и четвёртым части второй данной статьи, работодатель вправе принять решение об удержании из заработной платы работника не позднее одного месяца со дня окончания срока, установленного для возвращения аванса, погашения задолженности или неправильно исчисленных выплат, и при условии, если работник не оспаривает оснований и размеров удержания.

Согласно части 4 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации заработная плата, излишне выплаченная работнику (в том числе при неправильном применении норм трудового законодательства или иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права), не может быть с него взыскана, за исключением следующих случаев: при счётной ошибке; если органом по рассмотрению индивидуальных трудовых споров признана вина работника в невыполнении норм труда (часть 3 статьи 155 Трудового кодекса Российской Федерации) или простое (часть 3 статьи 157 Трудового кодекса Российской Федерации); если заработная плата была излишне выплачена работнику в связи с его неправомерными действиями, установленными судом.

Из приведённых положений статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации следует, что работодатель вправе производить удержания из заработной платы работника для погашения задолженности работника перед работодателем в случаях, перечисленных в части 2 этой статьи. К таким случаям в том числе относятся удержания из заработной платы работника для возмещения неотработанного аванса, выданного работнику в счёт заработной платы (абзац второй части 2 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации), и удержания из заработной платы работника для погашения его задолженности работодателю при его увольнении до окончания того рабочего года, в счёт которого он уже получил ежегодный оплачиваемый отпуск, за неотработанные дни отпуска (абзац пятый части 2 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации).

При этом в абзаце втором части 2 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации указано удержание из заработной платы работника, которое работодатель в силу части 3 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации вправе произвести, если работник не оспаривает его основание и размер и если не истёк месячный срок, установленный для добровольного возвращения сумм. В ситуации, когда хотя бы одно из этих условий не соблюдено, то есть работник оспаривает удержание или месячный срок истёк, работодатель теряет право на бесспорное взыскание задолженности и оно может быть осуществлено только в судебном порядке.

К случаю удержания из заработной платы работника задолженности за неотработанные дни полученного авансом отпуска (абзац пятый части 2 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации) не применяется правило, установленное частью 3 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации, то есть в этом случае не учитывается мнение работника и не установлен срок для удержания.

Такое удержание может быть произведено при увольнении работника до окончания того рабочего года, в счёт которого он уже получил ежегодный оплачиваемый отпуск, за счёт сумм, подлежащих выплате работнику при прекращении трудового договора в порядке статьи 140 Трудового кодекса Российской Федерации. Однако при увольнении по основаниям, перечисленным в абзаце пятом части 2 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации (эти основания свидетельствуют об уважительности причин увольнения), удержание за неотработанные дни отпуска не производится. Не может быть осуществлено удержание задолженности за неотработанные дни отпуска и в случае отсутствия у работника при увольнении причитающихся к выплате сумм или их недостаточности. Оснований для дальнейшего взыскания суммы такой задолженности нормами права, регулирующими данные отношения, не предусмотрено.

По своему содержанию приведённые нормы статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации согласуются с положениями статьи 8 Конвенции Международной организации труда от 1 июля 1949 г. N 95 "Относительно защиты заработной платы", разрешающими производить вычеты из заработной платы только на условиях и в пределах, предписанных национальным законодательством или определённых в коллективных договорах или в решениях арбитражных судов, а также согласуются с положениями статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, предусматривающими право каждого физического и юридического лица на уважение принадлежащей ему собственности и её защиту, обязательными для применения в силу части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации и статьи 10 Трудового кодекса Российской Федерации.

Таким образом, действующее законодательство не содержит оснований для взыскания суммы задолженности в судебном порядке с работника, использовавшего отпуск авансом, если работодатель при увольнении работника при расчёте не смог произвести удержание из причитающихся работнику сумм за неотработанные дни отпуска вследствие недостаточности этих сумм.

Данная правовая позиция отражена в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2013 года, утверждённом Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 5 февраля 2014 г. (вопрос 5).

С учётом такого правового регулирования спорных отношений ГУ МОМВД России "Бурейский" при расторжении служебного контракта с Доминской И.В. (контракт был расторгнут по инициативе сотрудника, то есть не по основаниям, перечисленным в абзаце пятом части 2 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации) было вправе в соответствии с частью 2 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации произвести удержание с Доминской И.В. задолженности за неотработанные дни отпуска из сумм денежного довольствия, причитающихся ей к выплате при увольнении. Поскольку такое удержание при увольнении Доминской И.В. со службы в органах внутренних дел ГУ МОМВД России "Бурейский" осуществлено не было, правовых оснований для дальнейшего взыскания с Доминской И.В. суммы этой задолженности в судебном порядке не имеется.

Вместе с тем часть 4 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации предусматривает и такие самостоятельные основания, дающие работодателю право производить удержания из заработной платы работника, как счётная ошибка и излишняя выплата работнику заработной платы в связи с его неправомерными действиями. При этом удержание излишне выплаченной заработной платы в связи с неправомерными действиями работника работодатель может произвести только в том случае, когда эти действия установлены судом.

Нормативные положения части 4 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации корреспондируют подпункту 3 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации, которым установлены ограничения для возврата в виде неосновательного обогащения заработной платы и приравненных к ней платежей, пенсий, пособий, стипендий, возмещения вреда, причинённого жизни или здоровью, алиментов и иных денежных сумм, предоставленных гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счётной ошибки.

Ввиду изложенного при разрешении исковых требований ГУ МОМВД России "Бурейский" о взыскании с Доминской И.В. после её увольнения со службы задолженности за неотработанные дни ежегодного оплачиваемого отпуска, использованного в 2013 году, и за оплаченные авансом неотработанные дни в июне 2013 года с учетом подлежащих применению к спорным отношениям в силу части 2 статьи 3 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ норм трудового законодательства юридически значимыми обстоятельствами являются: установление наличия оснований для такого взыскания - счётной ошибки или неправомерных действий Доминской И.В., повлёкших излишнюю выплату ей денежного довольствия.

Судебные инстанции при рассмотрении настоящего дела не учли нормативные положения, регулирующие спорные отношения, не определили в качестве юридически значимых и не устанавливали названные выше обстоятельства. В материалах дела не имеется данных, свидетельствующих о том, что работодателем при исчислении сумм, причитающихся к выплате Доминской И.В., были допущены счётные (арифметические) ошибки, как и данных о неправомерных действиях или недобросовестности со стороны ответчика.

Судебные инстанции в обоснование своего вывода об удовлетворении исковых требований ГУ МОМВД России "Бурейский" сослались на положения статьи 238 Трудового кодекса Российской Федерации, обязывающие работника возместить работодателю причинённый ему прямой действительный ущерб.

Часть 5 статьи 15 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ предусматривает, что за ущерб, причинённый федеральному органу исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориальному органу, подразделению, сотрудник органов внутренних дел несёт материальную ответственность в порядке и случаях, которые установлены трудовым законодательством.

Согласно части 1 статьи 233 Трудового кодекса Российской Федерации материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причинённый ею другой стороне этого договора в результате её виновного противоправного поведения (действий или бездействия), если иное не предусмотрено этим кодексом или иными федеральными законами.

Из указанных норм права в их взаимосвязи следует, что основанием для возложения на сотрудника органов внутренних дел (в том числе и бывшего сотрудника, каковым является Доминская И.В.) материальной ответственности за ущерб, причинённый федеральному органу исполнительной власти в сфере внутренних дел (в данном случае в лице ГУ МОМВД России "Бурейский"), является наличие виновного противоправного поведения сотрудника, приведшего в результате к возникновению ущерба у федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел.

Между тем, как следует из материалов дела, виновного противоправного поведения со стороны Доминской И.В., повлёкшего излишнюю выплату ей денежного довольствия, судами первой и апелляционной инстанции не установлено.

При таких обстоятельствах вывод судебных инстанций об удовлетворении исковых требований ГУ МОМВД России "Бурейский" о взыскании с Доминской И.В. задолженности за неотработанные дни ежегодного оплачиваемого отпуска, использованного в 2013 году, и за оплаченные авансом неотработанные дни в июне 2013 года, удержание которой не было произведено при увольнении Доминской И.В. со службы в органах внутренних дел, противоречит нормам права, подлежащим применению к спорным отношениям.

С учётом изложенного судебные постановления нельзя признать законными, поскольку они приняты с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям сторон нормами права и установленными по делу обстоятельствами.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

заочное решение Бурейского районного суда Амурской области от 6 декабря 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда от 20 марта 2017 г. отменить.

Направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции - Бурейский районный суд Амурской области.

 

Председательствующий

Пчелинцева Л.М.,

 

Судьи

Фролкина С.В.

 

 

Кириллов В.С.

 

Отдел МВД России потребовал взыскать с бывшей сотрудницы материальный ушерб в виде задолженности за неотработанные дни использованного отпуска и оплаченные авансом неотработанные дни месяца, в котором она уволилась.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ не согласилась с предыдущими инстанциями, признавшими это требование законным.

В данном случае применяются нормы трудового законодательства. В силу ТК РФ материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне договора в результате ее виновного противоправного поведения.

Не установлено, что задолженность сотрудницы связана с ее виновным противоправным поведением. Иные основания для взыскания с нее излишне выплаченного денежного довольствия отсутствуют.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 февраля 2018 г. N 59-КГ17-19


Текст определения официально опубликован не был