Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 27 марта 2018 г. N 5-КГ18-15 Судебные акты об отказе в иске о взыскании денежных средств и компенсации морального вреда отменены, дело направлено на новое рассмотрение, поскольку суды не выяснили вопрос о том, была ли предоставлена истцу надлежащая информация о характере медицинской помощи, наличии противопоказаний для неё, о степени вероятности достижения желаемого результата и риске неблагоприятных последствий

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 27 марта 2018 г. N 5-КГ18-15

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е.С., Асташова С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Шпаковского Геннадия Федоровича к федеральному государственному бюджетному учреждению "Национальный медико-хирургический центр им. Н.И. Пирогова" о взыскании денежных средств и компенсации морального вреда по кассационной жалобе Шпаковского Геннадия Федоровича на решение Чертановского районного суда г. Москвы от 21 июня 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 ноября 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В., выслушав Шпаковского Г.Ф., а также его представителей по доверенности Шпаковскую Е.П. и Гриценко И.Ю., поддержавших доводы кассационной жалобы, представителя ФКБУ "Национальный медико-хирургический центр им. Н.И. Пирогова" Нуштаеву Е.М., выступающую по доверенности и возражавшую против удовлетворения жалобы, прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власову Т.А., полагавшую, что жалоба подлежит удовлетворению, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Шпаковский Г.Ф., _ года рождения, обратился в суд с иском к ФГБУ "Национальный медико-хирургический центр им. Н.И. Пирогова" (далее - ФГБУ "НМХЦ им. Н.И. Пирогова"), ссылаясь на то, что между сторонами был заключён договор на проведение имплантологического лечения с последующим протезированием на установленные импланты. В связи с ненадлежащим оказанием медицинской помощи зубной ряд восстановлен не был, протезирование на установленные ответчиком импланты невозможно, о чём он предупреждён не был.

Решением Чертановского районного суда г. Москвы от 21 июня 2016 г. в удовлетворении исковых требований Шпаковскому Г.Ф. отказано.

Апелляционным определением Московского городского суда от 22 ноября 2016 г. решение суда оставлено без изменения.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Нечаева В.И. от 22 ноября 2017 г. Шпаковскому Г.Ф. восстановлен срок на кассационное обжалование названных судебных постановлений.

В кассационной жалобе заявитель просит отменить указанные выше судебные постановления.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В. от 9 февраля 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе, и возражения на неё, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены в кассационном порядке решения Чертановского районного суда г. Москвы от 21 июня 2016 г. и апелляционного определения Московского городского суда от 22 ноября 2016 г.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что такие нарушения были допущены при рассмотрении настоящего дела судами первой и апелляционной инстанций.

Судом установлено и из материалов дела следует, что 27 апреля 2013 г. между Шпаковским Г.Ф. и ФГБУ "НМХЦ им. Н.И. Пирогова" заключён договор на оказание платных медицинских услуг и проведено лечение - операция "_" (увеличение объёма _ для последующего протезирования отсутствующих зубов), за которую истцом уплачено 59 093 руб. 92 коп.

14 декабря 2013 г. проведён приём истца хирургом-стоматологом, за который уплачено 700 руб.

После проведения операции ответчиком истцу дана рекомендация о проведении санации ротовой полости путём удаления зубов фронтальной группы в связи с наличием инфекции в области фронтальной группы зубов верхней челюсти, что является противопоказанием для дальнейшего оперативного лечения.

Утверждения истца о том, что ответчиком проведены также удаление зуба 1.4 и установка имплантов 1.4, 1.6, 2.4, 2.6, денежные средства за которые он передал непосредственно врачу, суд посчитал недоказанными.

Определением Чертановского районного суда г. Москвы от 10 февраля 2015 г. назначена судебная медицинская экспертиза.

Согласно заключению экспертов ФГКУ "111 Главный государственный Центр судебно-медицинских и криминальных экспертиз" от 28 апреля 2016 г. N 158/16 при подготовке к протезированию с использованием дентальной имплантации консультации пародонтолога и эндокринолога проводятся при наличии соответствующих показаний. Хронический пародонтит не является абсолютным противопоказанием для проведения двухстороннего синус-лифтинга. Таким образом, медицинских показаний для проведения Шпаковскому Г.Ф. дополнительных мероприятий в виде консультаций пародонтолога и эндокринолога при подготовке к протезированию на этапе синус-лифтинга в ФГБУ "НМХЦ им. Н.И. Пирогова" не имелось.

Лечащий врач должен указать в медицинской документации и учесть при планировании и подготовке ортопедического лечения с использованием имплантов наличие таких заболеваний, как частичное отсутствие зубов и хронический генерализованный пародонтит.

Диагноз "остеопороз" представленными медицинскими документами не подтверждён.

Сведения о лечении пародонтита у Шпаковского Г.Ф. в период с 2013 по 2015 год как в ФГБУ "НМХЦ им. Н.И. Пирогова", так и в других лечебных учреждениях, куда он обращался на протяжении этого времени, отсутствуют.

Хронический генерализованный пародонтит является противопоказанием для установления дентальных имплантов.

Причинно-следственной связи между оказанием медицинской помощи Шпаковскому Г.Ф., включая имплантологическое лечение, и прогрессированием хронического генерализированного пародонтита не имеется.

Оказанные в ФГБУ "НМХЦ им. Н.И. Пирогова" медицинские услуги Шпаковскому Г.В. в виде синус-лифтинга соответствуют протоколам, порядкам и стандартам оказания стоматологической помощи. Дефектов оказания медицинской помощи Шпаковскому Г.Ф. при проведении судебно-медицинской экспертизы не установлено.

Вопрос о качестве установки имплантов 1.4, 1.6, (1.7), 2.4, 2.6 эксперты посчитали выходящим за пределы их компетенции (т. 1, л.д. 265-280).

Из указанных выше обстоятельств, как они установлены судом, следует, что на момент проведения истцу синус-лифтинга у него имелось заболевание - хронический генерализованный пародонтит, который является противопоказанием для установления дентальных имплантов. В то же время сам синус-лифтинг проведён должным образом и вреда здоровью не причинил.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции руководствовался положениями статей 151, 1085, 1099, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующими отношения, вытекающие из причинения морального и материального вреда.

При этом суд указал, что вина ответчика в причинении вреда здоровью истца и в оказании некачественных медицинских услуг не установлена.

Оставляя без изменения решение суда первой инстанции, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда, сославшись на положения статьи 779 Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие отношения по договору возмездного оказания услуг, указала, что истцу оказаны надлежащего качества медицинские услуги, на предоставление которых он добровольно дал согласие.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судами первой и апелляционной инстанций допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права.

Основываясь при разрешении спора на нормах материального права, регулирующих правоотношения, возникающие из причинения вреда, суд первой инстанции не учёл, что между сторонами имели место договорные отношения по поводу оказания платной медицинской помощи.

Согласно преамбуле Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I "О защите прав потребителей" (далее - Закон о защите прав потребителей) потребителем является гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности; исполнителем - организация независимо от её организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, выполняющие работы или оказывающие услуги потребителям по возмездному договору.

В пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" разъяснено, что к отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями в рамках добровольного и обязательного медицинского страхования, применяется законодательство о защите прав потребителей.

Не применив положения Закона о защите прав потребителей, суд отказал в иске, сославшись на неустановление нарушений со стороны ответчика, которые бы привели к негативному для истца результату.

Между тем Закон о защите прав потребителей предусматривает иные условия и основания освобождения от ответственности.

Так, в соответствии с пунктом 4 статьи 13 Закона о защите прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортёр) освобождается от ответственности за неисполнение обязательств или за ненадлежащее исполнение обязательств, если докажет, что неисполнение обязательств или их ненадлежащее исполнение произошло вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным законом.

Таким образом, обязанность доказать отсутствие оснований ответственности должна быть возложена на ответчика, который в силу своей профессиональной деятельности обладает соответствующей компетенцией.

Судом, по существу, на не обладающего такими познаниями истца возложена обязанность доказать наличие оснований ответственности лечебного учреждения.

Кроме того, в силу пункта 1 статьи 9 указанного выше закона исполнитель обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию об услугах, обеспечивающую возможность их правильного выбора, в том числе относительно заключения договора, уплаты цены либо отказа от этого.

Таким образом, в качестве имеющего значение для разрешения спора обстоятельства в соответствии с частью 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации подлежал выяснению вопрос о том, была ли предоставлена истцу надлежащая информация о характере медицинской помощи, наличии противопоказаний для неё, о степени вероятности достижения желаемого результата и о риске неблагоприятных последствий.

Согласно разъяснениям, содержащихся в пункте 44 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", при рассмотрении требований потребителя о возмещении убытков, причинённых ему недостоверной или недостаточно полной информацией о товаре (работе, услуге), суду следует исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о его свойствах и характеристиках, имея в виду, что в силу Закона о защите прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность компетентного выбора (статья 12). При этом необходимо учитывать, что по отдельным видам товаров (работ, услуг) перечень и способы доведения информации до потребителя устанавливаются Правительством Российской Федерации (пункт 1 статьи 10).

Из установленных судом обстоятельств следует, что операция синус-лифтинга являлась подготовкой для установки имплантов и проводилась исключительно с этой целью, однако имеющиеся у истца противопоказания не позволили впоследствии установить импланты.

Согласно выводам экспертов при планировании и подготовке ортопедического лечения с использованием имплантов лечащий врач должен учесть наличие таких заболеваний, как хронический генерализированный пародонтит и частичное отсутствие зубов.

Вопрос о том, мог и должен ли был ответчик, осуществляющий профессиональную деятельность в этой области, до заключения договора на оказание платной медицинской помощи и получения платы с клиента установить наличие таких противопоказаний и сообщить об этом истцу, предупредив о возможности подобного рода последствий и степени их вероятности, судебными инстанциями в качестве обстоятельства, имеющего значение для разрешения спора, определён не был и на обсуждение сторон поставлен не был.

При этом в силу приведённых выше положений статей 9 и 13 Закона о защите прав потребителей обязанность доказать обстоятельства, освобождающие от ответственности, а также факт предоставления потребителю надлежащей информации должна быть возложена на профессионального исполнителя.

Таким образом, по настоящему делу ответчик должен был доказать, что истец до проведения синус-лифтинга был предупреждён о невозможности впоследствии установить импланты, либо то, что на этом этапе выявить противопоказания для имплантации было невозможно.

Судами допущены также существенные нарушения норм процессуального права.

В соответствии со статьёй 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон (часть 1).

Суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создаёт условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел (часть 2).

Оспаривая выводы экспертов, истец ссылался на неполноту представленных экспертом материалов, на наличие заинтересованности и зависимости экспертов по отношению к лечебному учреждению ответчика и врачу, проводившему лечение, а также ходатайствовал о назначении повторной экспертизы.

Отклоняя доводы заявителя о возможной заинтересованности экспертов, суд апелляционной инстанции сослался на то, что проводивший лечение врач Балин Д.В. в штате экспертного учреждения не состоит.

Между тем истцом представлены документы, из которых следует, что проводившие исследование и давшие заключение эксперты ФГКУ "111 Главный государственный Центр судебно-медицинских и криминальных экспертиз" состояли либо состоят в служебных отношениях с заведующим отделением челюстно-лицевой хирургии ФГБУ "НМХЦ им. Н.И. Пирогова" Балиным В.Н.

Указанным обстоятельствам судебные инстанции оценки не дали, равно как и доводам истца о том, что судебно-медицинская экспертиза проведена без первичных медицинских документов, а документы, подтверждающие квалификацию экспертов, представлены не были.

При этом в проведении повторной судебной медицинской экспертизы истцу было отказано.

Допущенные судами нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, поскольку привели к неправильному разрешению спора, и могут быть исправлены только посредством отмены решения Чертановского районного суда г. Москвы от 21 июня 2016 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 ноября 2016 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Чертановского районного суда г. Москвы от 21 июня 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 ноября 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

Председательствующий

Горшков В.В.

 

Судьи

Гетман Е.С.

 

 

Асташов С.В.

 

Гражданин, заплативший лечебному учреждению за стоматологические услуги, предъявил к нему иск.

Дело в том, что он хотел установить зубные протезы. Ему провели подготовительную операцию. Но имеющиеся у него противопоказания не позволили впоследствии установить импланты.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ подчеркнула, что в данном случае применяется Закон о защите прав потребителей. В силу него исполнитель обязан своевременно проинформировать клиента о характере медицинской помощи, наличии противопоказаний, о степени вероятности достижения желаемого результата и риске неблагоприятных последствий.

Исполнитель должен доказать обстоятельства, освобождающие его от ответственности, а также факт предоставления надлежащей информации. Т. е. то, что истец до операции был предупрежден о невозможности впоследствии установить импланты, либо то, что на этом этапе выявить противопоказания было невозможно.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 27 марта 2018 г. N 5-КГ18-15


Текст определения официально опубликован не был