Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 7 мая 2018 г. N 66-КГ18-6 Суд отменил вынесенные ранее решения, направив дело на рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку нижестоящие суды не учли того, что ответчик как материально ответственное лицо отсутствовал при проверке хозяйственной деятельности и не ознакомлен и с ее результатами, истец не истребовал письменных объяснений от работника относительно выявленной недостачи, судами не рассмотрен вопрос о снижении размера ущерба, подлежащего взысканию с работника, в связи с прохождением им лечения онкологического заболевания, а также надлежащим образом не установлена подлинность копий документов, задействованных в материалах дела

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 7 мая 2018 г. N 66-КГ18-6

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Вавилычевой Т.Ю. и Фролкиной С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании 7 мая 2018 г. гражданское дело по иску открытого акционерного общества "Иркутскгосплем" к Черняевой Анне Александровне о возмещении ущерба, причинённого работником

по кассационной жалобе Черняевой А.А. на заочное решение Тулунского городского суда Иркутской области от 23 мая 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 1 июня 2017 г., которыми исковые требования удовлетворены.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю., выслушав объяснения представителя Черняевой А.А. - Карусовой Н.Ю., поддержавшей доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

открытое акционерное общество "Иркутскгосплем" (далее - ОАО "Иркутскгосплем") обратилось в суд иском к Черняевой А.А. о возмещении работником суммы причинённого ущерба.

В обоснование заявленных требований ОАО "Иркутскгосплем" указало, что Черняева А.А. состояла в трудовых отношениях с федеральным государственным унитарным предприятием "Иркутское" (впоследствии - ОАО "Иркутскгосплем"), занимала должность начальника Тулунского отделения федерального государственного унитарного предприятия "Иркутское" по искусственному осеменению сельскохозяйственных животных и заготовке племенного скота на основании трудового договора от 11 июля 2001 г.

Между ОАО "Иркутскгосплем" и Черняевой А.А. был заключён договор о полной индивидуальной материальной ответственности.

12 января 2015 г. ОАО "Иркутскгосплем" Черняевой А.А. выдана доверенность с правом, в том числе распоряжаться причитающимся ОАО "Иркутскгосплем" имуществом. Доверенность была выдана на срок до 31 декабря 2015 г.

Приказом генерального директора ОАО "Иркутскгосплем" от 30 ноября 2015 г. N 69 Черняева А.А. уволена с работы по пункту 3 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (по инициативе работника).

Приказом генерального директора ОАО "Иркутскгосплем" от 19 ноября 2015 г. для проведения проверки хозяйственной деятельности Тулунского отделения ОАО "Иркутскгосплем" в связи с увольнением Черняевой А.А., оприходованием материальных ценностей, была создана комиссия. Проверка хозяйственной деятельности Тулунского отделения ОАО "Иркутскгосплем" проводилась путём бухгалтерской сверки с сельскохозяйственным кооперативом "Окинский" за период с 1 января по 18 ноября 2015 г. По итогам проверки был составлен акт, которым установлено, что действиями Черняевой А.А., выразившимися в присвоении денежных средств, ОАО "Иркутскгосплем" причинён ущерб в размере 235 316 руб. 80 коп.

ОАО "Иркутскгосплем", ссылаясь на положения статьи 242 Трудового кодекса Российской Федерации, просило взыскать с Черняевой А.А. материальный ущерб, причинённый её действиями, в размере 235 316 руб. 80 коп., а также расходы по уплате государственной пошлины.

Впоследствии ОАО "Иркутскгосплем" уточнило исковые требования, снизив размер взыскиваемой с Черняевой А.А. суммы материального ущерба до 211 316 руб. 80 коп. При этом ОАО "Иркутскгосплем" указало, что денежные средства в размере 24 000 руб. по товарной накладной от 27 января 2015 г. N 23 и расходному кассовому ордеру от 28 января 2015 г. N 178/1 СПК "Окинский" Черняевой А.А. не передавались, в связи с чем ОАО "Иркутскгосплем" полагает, что сумма присвоенных Черняевой А.А. денежных средств составляет 211 316 руб. 80 коп.

Заочным решением Тулунского городского суда Иркутской области от 23 мая 2016 г. исковые требования ОАО "Иркутскгосплем" удовлетворены. С Черняевой А.А. в пользу ОАО "Иркутскгосплем" взыскан материальный ущерб в размере 211 316 руб. 80 коп. и расходы по оплате государственной пошлины в размере 5 313 руб. 17 коп., а всего 216 629 руб. 97 коп. ОАО "Иркутскгосплем" возвращена излишне уплаченная государственная пошлина в размере 240 руб. 33 коп.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 1 июня 2017 г. заочное решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе Черняевой А.А. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены указанных судебных постановлений, как незаконных.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы судьёй Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю. 11 января 2018 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и её же определением от 26 марта 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебное заседание суда кассационной инстанции не явился извещённый надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела представитель ОАО "Иркутскгосплем", о причинах неявки не сообщил, от него поступили письменные возражения на кассационную жалобу. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьёй 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившегося представителя ОАО "Иркутскгосплем".

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, письменные возражения на неё представителя ОАО "Иркутскгосплем", Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке обжалуемых судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела имеются такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права, допущенные судами первой и апелляционной инстанций, и они выразились в следующем.

Судом установлено и следует из материалов дела, что Черняева А.А. состояла в трудовых отношениях с федеральным государственным унитарным предприятием Иркутское" (впоследствии - ОАО "Иркутскгосплем").

Приказом директора ОАО "Иркутскгосплем" от 11 июля 2001 г. N 45 Черняева А.А. была назначена на должность начальника Тулунского филиала ОАО "Иркутскгосплем" по искусственному осеменению сельскохозяйственных животных.

11 июля 2001 г. между Черняевой А.А. и ОАО "Иркутскгосплем" был заключён трудовой договор, пунктом 12 которого установлено, что работник несёт имущественную ответственность за ущерб, причинённый его действиями при наличии его вины, а также на условиях и в порядке, предусмотренных законодательством о труде Российской Федерации.

Кроме этого между ОАО "Иркутскгосплем" и Черняевой А.А. на основании типовой формы такого договора, утверждённой постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31 декабря 2002 г. N 85, был заключён договор о полной индивидуальной материальной ответственности. В договоре отсутствует дата его заключения.

Согласно пункту 1 указанного договора работник принимает на себя полную материальную ответственность за недостачу вверенного работодателем имущества, а также за ущерб, возникший у работодателя в результате возмещения ущерба иным лицам.

В соответствии с пунктом 2 договора о полной индивидуальной материальной ответственности работодатель обязуется создавать работнику условия, необходимые для нормальной работы и обеспечения полной сохранности вверенного ему имущества (подпункт "а" пункта 2 договора), проводить в установленном порядке инвентаризацию, ревизии и другие проверки сохранности состояния имущества (подпункт "в" пункта 2 договора).

Пунктом 3 договора о полной индивидуальной материальной ответственности установлено, что определение размера ущерба, причинённого работником работодателю, а также ущерба, возникшего у работодателя в результате возмещения им ущерба иным лицам, и порядок их возмещения производятся в соответствии с действующим законодательством.

Работник не несёт материальной ответственности, если ущерб причинён не по его вине (пункт 4 названного договора).

12 января 2015 г. ОАО "Иркутскгосплем" в лице исполнительного директора Иванова А.Н. начальнику Тулунского отделения ОАО "Иркутскгосплем" Черняевой А.А. была выдана доверенность для выполнения представительских функций, в том числе с правом распоряжаться причитающимся ОАО "Иркутскгосплем" имуществом. Срок действия доверенности был установлен до 31 декабря 2015 г.

19 ноября 2015 г. Черняева А.А. подала работодателю заявление об увольнении по собственному желанию в связи с выходом на пенсию с 30 ноября 2015 г.

Приказом генерального директора ОАО "Иркутскгосплем" от 30 ноября 2015 г. N 69 Черняева А.А. уволена с занимаемой должности по части 3 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (по инициативе работника).

Приказом генерального директора ОАО "Иркутскгосплем" от 19 ноября 2015 г. N 95/2 для проверки хозяйственной деятельности Тулунского отделения ОАО "Иркутскгосплем" в связи с увольнением Черняевой А.А., оприходованием материальных ценностей создана комиссия.

Как следует из копии акта проверки хозяйственной деятельности Тулунского отделения ОАО "Иркутскгосплем", 1 декабря 2015 г. была проведена частичная проверка хозяйственной деятельности Тулунского отделения ОАО "Иркутскгосплем", начальником которого являлась Черняева А.А. В процессе проверки было выявлено присвоение денежных средств Черняевой А.А., согласно бухгалтерской сверки ОАО "Иркутскгосплем" и СПК "Окинский" за период с 1 января 2015 г. по 17 ноября 2015 г. на сумму 235 316 руб. 80 коп.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования ОАО "Иркутскгосплем" о возмещении ущерба, причинённого работником, суд первой инстанции пришёл к выводу о том, что Черняевой А.А., с которой был заключён договор о полной индивидуальной материальной ответственности и которой работодателем была выдана доверенность с правом распоряжения имуществом ОАО "Иркутскгосплем", в результате её виновных действий, выразившихся в присвоении денежных средств в размере 211 316 руб. 80 коп., работодателю - ОАО "Иркутскгосплем" был причинён материальный ущерб, размер которого подтверждён актом проверки хозяйственной деятельности Тулунского отделения ОАО "Иркутскгосплем", актом сверки, расходными кассовыми ордерами.

При этом суд отметил, что непредставление ОАО "Иркутскгосплем" доказательств истребования у Черняевой А.А. объяснений по факту недостачи принятых ею денежных средств в связи с её увольнением не даёт оснований для отказа в удовлетворении иска.

Суд апелляционной инстанции согласился с этими выводами суда первой инстанции, дополнительно указав, на то, что Черняевой А.А. не оспаривалось получение от СПК "Окинский" по расходным ордерам от 7 октября 2015 г. N 2624/1, от 14 октября 2015 г. N 2688/1, от 16 октября 2015 г. N 2715/1 денежных средств, предназначенных для ОАО "Иркутскгосплем" в размере 211 316 руб. 80 коп., и в связи с невозвратом этих средств в кассу ОАО "Иркутскгосплем" имеет место реальное уменьшение наличного имущества истца на сумму 211 316 руб. 80 коп. и данный ущерб подлежит взысканию.

По мнению суда апелляционной инстанции, отсутствие в заключённом между ОАО "Иркутскгосплем" и Черняевой А.А. договоре о полной индивидуальной материальной ответственности даты его заключения не является основанием для признания указанного договора недействительным и освобождения Черняевой А.А. от возмещения причинённого ею ОАО "Иркутскгосплем" прямого действительного ущерба, поскольку согласно пункту 2 части 1 статьи 243 Трудового кодекса Российской Федерации при недостаче полученных работником денежных средств по разовому документу, на работника возлагается материальная ответственность в полном размере причинённого ущерба.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций основаны на неправильном толковании и применении норм материального права, регулирующих спорные отношения, а также сделаны с существенным нарушением норм процессуального права.

Главой 39 Трудового кодекса Российской Федерации "Материальная ответственность работника" определены условия и порядок возложения на работника, причинившего работодателю имущественный ущерб, материальной ответственности, в том числе и пределы такой ответственности.

Согласно части 1 статьи 238 Трудового кодекса Российской Федерации работник обязан возместить работодателю причинённый ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.

Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несёт ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причинённого работником третьим лицам (часть 2 статьи 238 Трудового кодекса Российской Федерации).

В силу части 1 статьи 247 Трудового кодекса Российской Федерации до принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель обязан провести проверку для установления размера причинённого ущерба и причин его возникновения. Для проведения такой проверки работодатель имеет право создать комиссию с участием соответствующих специалистов.

Согласно части 2 статьи 247 Трудового кодекса Российской Федерации истребование от работника письменного объяснения для установления причины возникновения ущерба является обязательным. В случае отказа или уклонения работника от предоставления указанного объяснения составляется соответствующий акт.

Работник и (или) его представитель имеют право знакомиться со всеми материалами проверки и обжаловать их в порядке, установленном настоящим Кодексом (часть 3 статьи 247 Трудового кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 г. N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причинённый работодателю" к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, в частности, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причинённого ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

Из приведённых правовых норм трудового законодательства и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что необходимыми условиями для наступления материальной ответственности работника за причинённый работодателю ущерб являются: наличие прямого действительного ущерба, противоправность поведения (действия или бездействия) работника, причинно-следственная связь между действиями или бездействием работника и причинённым ущербом, вина работника в причинении ущерба.

При этом бремя доказывания наличия совокупности указанных обстоятельств законом возложено на работодателя, который до принятия решения о возмещении ущерба конкретным работником обязан провести проверку с обязательным истребованием от работника письменного объяснения для установления размера причинённого ущерба, причин его возникновения и вины работника в причинении ущерба.

Между тем судебными инстанциями при разрешении спора по иску ОАО "Иркутскгосплем" к Черняевой А.А. о возмещении ущерба, нормы трудового законодательства, регулирующие порядок возложения на работника ответственности за причинённый работодателю при исполнении трудовых обязанностей имущественный вред, приняты во внимание не были, в связи с чем не были установлены обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора о возложении на работника материальной ответственности, а именно: наличие ущерба у работодателя, вина Черняевой А.А. в причинении ущерба ОАО "Иркутскгосплем", причинно-следственная связь между её действиями (бездействием) и наступившим у ОАО "Иркутскгосплем" ущербом, а также размер причинённого ущерба.

Принимая в качестве доказательств наличия прямого действительного ущерба, причинённого Черняевой А.А. ОАО "Иркутскгосплем", а также размера этого ущерба поступившую в суд по факсимильной связи копию акта проверки хозяйственной деятельности Тулунского отделения ОАО "Иркутскгосплем" (л.д. 93) и указанные в этой копии акта копии расходных ордеров СПК "Окинский", копии товарных накладных, судебные инстанции не выяснили, какой порядок работы с наличными денежными средствами был установлены в период работы Черняевой А.А. в ОАО "Иркутскгосплем", ознакомлена ли с этим порядком работы Черняева А.А. и был ли он ею соблюден.

Судебные инстанции также не проверили соблюдён ли ОАО "Иркутскгосплем" порядок проведения инвентаризации в связи с увольнением Черняевой А.А. и оприходованием материальных ценностей.

Так, согласно части 2 статьи 11 Федерального закона от 6 декабря 2011 г. N 402-ФЗ "О бухгалтерском учёте" (далее - Федеральный закон от 6 декабря 2011 г. N 402-ФЗ) при инвентаризации выявляется фактическое наличие соответствующих объектов, которое сопоставляется с данными регистров бухгалтерского учёта.

В части 3 статьи 11 Федерального закона от 6 декабря 2011 г. N 402-ФЗ определено, что случаи, сроки и порядок проведения инвентаризации, а также перечень объектов, подлежащих инвентаризации, определяются экономическим субъектом, за исключением обязательного проведения инвентаризации. Обязательное проведение инвентаризации устанавливается законодательством Российской Федерации, федеральными и отраслевыми стандартами.

Выявленные при инвентаризации расхождения между фактическим наличием объектов и данными регистров бухгалтерского учета подлежат регистрации в бухгалтерском учете в том отчетном периоде, к которому относится дата, по состоянию на которую проводилась инвентаризация (часть 4 статьи 11 Федерального закона от 6 декабря 2011 г. N 402-ФЗ).

Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 29 июля 1998 г. N 34н утверждено Положение по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, пунктом 27 которого установлено, что проведение инвентаризации является обязательным, в том числе при смене материально ответственных лиц, при выявлении фактов хищения, злоупотребления или порчи имущества.

В соответствии с пунктами 26, 28 названного Положения инвентаризация имущества и обязательств проводится для обеспечения достоверности данных бухгалтерского учёта и бухгалтерской отчётности, в ходе её проведения проверяются и документально подтверждаются наличие, состояние и оценка указанного имущества и обязательств. При этом выявленные при инвентаризации расхождения между фактическим наличием имущества и данными бухгалтерского учёта отражаются на счетах бухгалтерского учёта.

Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 13 июня 1995 г. N 49 утверждены Методические указания по инвентаризации имущества и финансовых обязательств (далее - Методические указания).

Согласно Методическим указаниям в соответствии с Положением о бухгалтерском учёте и отчетности в Российской Федерации проведение инвентаризации обязательно при смене материально ответственных лиц (на день приемки-передачи дел) и при установлении фактов хищений или злоупотреблений, а также порчи ценностей (пункт 1.5).

До начала проверки фактического наличия имущества инвентаризационной комиссии надлежит получить последние на момент инвентаризации приходные и расходные документы или отчёты о движении материальных ценностей и денежных средств. Материально ответственные лица дают расписки о том, что к началу инвентаризации все расходные и приходные документы на имущество сданы в бухгалтерию или переданы комиссии и все ценности, поступившие на их ответственность, оприходованы, а выбывшие списаны в расход. Проверка фактического наличия имущества производится при обязательном участии материально ответственных лиц (пункты 2.4, 2.5 Методических указаний).

Описи подписывают все члены инвентаризационной комиссии и материально ответственные лица. В конце описи материально ответственные лица дают расписку, подтверждающую проверку комиссией имущества в их присутствии, об отсутствии к членам комиссии каких-либо претензий и принятии перечисленного в описи имущества на ответственное хранение. При проверке фактического наличия имущества в случае смены материально ответственных лиц принявший имущество расписывается в описи в получении, а сдавший - в сдаче этого имущества (пункт 2.10 Методических указаний).

Нормы Федерального закона от 6 декабря 2011 г. N 402-ФЗ "О бухгалтерском учёте", Положения по ведению бухгалтерского учёта и бухгалтерской отчётности в Российской Федерации, утверждённого приказом Министерства финансов Российской Федерации от 29 июля 1998 г. N 34н, а также Методические указания, предусматривающие основания и порядок проведения инвентаризации имущества и финансовых обязательств в организации, судебными инстанциями при рассмотрении настоящего дела учтены не были, соблюдение работодателем процедуры и порядка проведения инвентаризации имущества Тулунского отделения ОАО "Иркутскгосплем" как обстоятельства, имеющего значение для установления наличия реального ущерба у ОАО "Иркутскгосплем" и размера этого ущерба, предметом проверки судов первой и апелляционной инстанций не являлось.

Судами не было принято во внимание то обстоятельство, что проверка хозяйственной деятельности Тулунского отделения ОАО "Иркутскгосплем" проведена комиссией, утвержденной приказом генерального директора ОАО "Иркутскгосплем" от 19 ноября 2015 г., в отсутствие материально ответственного лица - Черняевой А.А., которая не была ознакомлена и с результатами проверки хозяйственной деятельности Тулунского отделения ОАО "Иркутскгосплем". Письменные объяснения относительно выявленной недостачи ОАО "Иркутскгосплем" у Черняевой А.А. в нарушение положений части 2 статьи 247 Трудового кодекса Российской Федерации также не истребовались.

Вывод судебных инстанций о том, что истребование у работника объяснений в связи с его увольнением не является обязательным, противоречит действующему правовому регулированию, устанавливающему порядок привлечения работника к материальной ответственности.

Также основаны на неправильном толковании и применении норм материального права и сделаны с существенным нарушением норм процессуального права выводы судебных инстанций о взыскании с Черняевой А.А. в пользу ОАО "Иркутскгосплем" суммы материального ущерба в полном размере.

Согласно статье 250 Трудового кодекса Российской Федерации орган по рассмотрению трудовых споров может с учетом степени и формы вины, материального положения работника и других обстоятельств снизить размер ущерба, подлежащий взысканию с работника. Снижение размера ущерба, подлежащего взысканию с работника, не производится, если ущерб причинен преступлением, совершенным в корыстных целях.

Как разъяснено в пункте 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 г. N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причинённый работодателю", если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что работник обязан возместить причиненный ущерб, суд в соответствии с частью первой статьи 250 Трудового кодекса Российской Федерации может с учетом степени и формы вины, материального положения работника, а также других конкретных обстоятельств снизить размер сумм, подлежащих взысканию, но не вправе полностью освободить работника от такой обязанности. При этом следует иметь в виду, что в соответствии с частью второй статьи 250 Трудового кодекса Российской Федерации снижение размера ущерба, подлежащего взысканию с работника, не может быть произведено, если ущерб причинен преступлением, совершенным в корыстных целях. Снижение размера ущерба допустимо в случаях как полной, так и ограниченной материальной ответственности. Оценивая материальное положение работника, следует принимать во внимание его имущественное положение (размер заработка, иных основных и дополнительных доходов), его семейное положение (количество членов семьи, наличие иждивенцев, удержания по исполнительным документам) и т.п.

По смыслу статьи 250 Трудового кодекса Российской Федерации и разъяснений по ее применению, содержащихся в пункте 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 г. N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причинённый работодателю", правила этой нормы о снижении размера ущерба, подлежащего взысканию с работника, могут применяться судом при рассмотрении требований о взыскании с работника причиненного работодателю ущерба не только по заявлению работника, но и по инициативе суда. В случае, если такого заявления от работника не поступило, суду при рассмотрении дела с учетом части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации необходимо вынести на обсуждение сторон вопрос о снижении размера ущерба, подлежащего взысканию с работника, и для решения этого вопроса оценить обстоятельства, касающиеся материального и семейного положения работника.

Судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении настоящего дела указанные положения статьи 250 Трудового кодекса Российской Федерации и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации по применению данной нормы, учтены не были, в результате чего вопрос о снижении размера ущерба, подлежащего взысканию с работника, на обсуждение сторон не выносился и обстоятельства, связанные с личностью Черняевой А.А., её материальным и семейным положением, при определении размера взыскиваемой с неё суммы материального ущерба в пользу ОАО "Иркутскгосплем" не устанавливались. В нарушение части 2 статьи 56 и части 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебные инстанции не определили эти обстоятельства в качестве юридически значимых для правильного разрешения спора, и не включили их в предмет доказывания по делу и, соответственно, не дали этим обстоятельствам правовой оценки.

Между тем в кассационной жалобе Черняевой А.А., поданной в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, указывается на то, что на момент увольнения из ОАО "Иркутскгосплем" она имела онкологическое заболевание, проходила и проходит в настоящий момент соответствующее лечение.

Такие же доводы Черняева А.А. приводила в апелляционной жалобе на решение Тулунского городского суда Иркутской области от 23 мая 2016 г., однако суд апелляционной инстанции в нарушение требований части 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации данные доводы не проверил.

Судебная коллегия по гражданским делам считает необходимым также обратить внимание на допущенные судами первой и апелляционной инстанций существенные нарушения норм процессуального права.

В соответствии с частью 1 статьи 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела, акты, договоры, справки, деловая корреспонденция, иные документы и материалы, выполненные в форме цифровой, графической записи, в том числе полученные посредством факсимильной, электронной или другой связи, с использованием информационно-телекоммуникационной сети "Интернет", документы, подписанные электронной подписью в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, либо выполненные иным позволяющим установить достоверность документа способом. К письменным доказательствам относятся приговоры и решения суда, иные судебные постановления, протоколы совершения процессуальных действий, протоколы судебных заседаний, приложения к протоколам совершения процессуальных действий (схемы, карты, планы, чертежи).

Письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии.

Подлинные документы представляются тогда, когда обстоятельства дела согласно законам или иным нормативным правовым актам подлежат подтверждению только такими документами, когда дело невозможно разрешить без подлинных документов или когда представлены копии документа, различные по своему содержанию. Если копии документов представлены в суд в электронном виде, суд может потребовать представления подлинников этих документов (часть 2 статьи 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Положение части 2 статьи 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обязывающее представлять в суд письменные доказательства в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии, как указал Конституционный Суд Российской Федерации, конкретизирует положения статьи 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации, не допускающей использование при осуществлении правосудия доказательств, полученных с нарушением федерального закона, и части 2 статьи 55 того же Кодекса, в соответствии с которой доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 27 марта 2018 г. N 724-О).

Правила оценки доказательств установлены статьёй 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в соответствии с частью 5 которой при оценке документов или иных письменных доказательств суд обязан с учётом других доказательств убедиться в том, что такие документ или иное письменное доказательство исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью, содержат все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств.

При оценке копии документа или иного письменного доказательства суд проверяет, не произошло ли при копировании изменение содержания копии документа по сравнению с его оригиналом, с помощью какого технического приёма выполнено копирование, гарантирует ли копирование тождественность копии документа и его оригинала, каким образом сохранялась копия документа (часть 6 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен и не передан суду оригинал документа, и представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа не тождественны между собой, и невозможно установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств (часть 7 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Между тем все имеющиеся в материалах дела документы, в том числе о размере ущерба, причинённого ОАО "Иркутскгосплем", представлены в копиях, которые в нарушение действующего законодательства не заверены, что не гарантирует их тождественность оригиналам. При этом в деле отсутствуют сведения о том, что судом обозревались оригиналы документов, на основании которых иск ОАО "Иркутскгосплем" к Черняевой А.А. о возмещении ущерба был удовлетворён.

В нарушение требований частей 5 и 7 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд не установил содержание оригиналов документов, представленных ОАО "Иркутскгосплем" в не заверенных надлежащим образом копиях.

Суд апелляционной инстанции, на который процессуальным законом (абзац второй части 2 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) также возложена обязанность оценки имеющихся в деле доказательств, не устранил допущенные судом первой инстанции нарушения норм процессуального права и тоже основал свои выводы на доказательствах, полученных с нарушением закона.

Ввиду изложенного Судебная коллегия признает выводы судебных инстанций об удовлетворении исковых требований ОАО "Иркутскгосплем" о возмещении ущерба, причинённого работником Черняевой А.А. в полном размере (211 316 руб. 80 коп.) сделанными без учета норм материального права, подлежащих применению к спорным отношениям, при неустановлении судом обстоятельств, имеющих значение для дела и недоказанности установленных обстоятельств, имеющих значение для дела. В связи с этим обжалуемые судебные постановления нельзя признать законными, поскольку они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду первой инстанции следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям сторон нормами права и установленными по делу обстоятельствами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определила:

заочное решение Тулунского городского суда Иркутской области от 23 мая 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 1 июня 2017 г. отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции - Тулунский городской суд Иркутской области.

 

Председательствующий

Пчелинцева Л.М.

 

Судьи

Вавилычева Т.Ю.

 

 

Фролкина С.В.

Работодатель просил взыскать с бывшего работника сумму ущерба, ссылаясь на выявленную после его увольнения недостачу денег. Иск был полностью удовлетворен, но Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ с таким решением не согласилась и направила дело на новое рассмотрение.

По Трудовому кодексу РФ работодатель до принятия решения о возмещении ущерба конкретным работником должен провести проверку с обязательным истребованием у него письменного объяснения.

В данном же случае проверка проводилась в отсутствие материально ответственного работника. С ее результатами он не был ознакомлен. Письменные объяснения у него также не истребовались.

Вывод предыдущих инстанций о том, что в связи с увольнением истребование у работника объяснений не является обязательным, противоречит Трудовому кодексу РФ.

Кроме того, следовало рассмотреть вопрос о снижении размера ущерба, подлежащего взысканию.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 7 мая 2018 г. N 66-КГ18-6


Текст определения официально опубликован не был