Определение Верховного Суда РФ от 4 июля 2018 г. N 307-КГ18-8228 Об отказе в передаче жалобы в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации

Определение Верховного Суда РФ от 4 июля 2018 г. N 307-КГ18-8228

 

Судья Верховного Суда Российской Федерации Антонова М.К.,

изучив кассационную жалобу Центрального управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору на постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 07.03.2018 по делу N А21-1553/2017 Арбитражного суда Калининградской области

по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Новатек" (далее - общество) к Центральному управлению Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (далее - управление) о признании недействительными пунктов 1, 2, 8 предписания от 21.02.2017 N 8.2-к-0090-првн-П/0010-2017, установил:

решением Арбитражного суда Калининградской области от 08.06.2017, оставленным без изменения постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.10.2017, в удовлетворении заявленного требования отказано.

Постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 07.03.2018 решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменены в части отказа в признании недействительными пунктов 1 и 2 предписания, и заявленное в указанной части требование удовлетворено. В остальной части судебные акты оставлены без изменения.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, управление, ссылаясь на существенное нарушение норм права, просит отменить постановление суда округа и оставить в силе судебные акты судов первой и апелляционной инстанций. Согласно пункту 1 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по результатам изучения кассационной жалобы судья Верховного Суда Российской Федерации выносит определение об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, если изложенные в кассационной жалобе доводы не подтверждают существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, и не являются достаточным основанием для пересмотра судебных актов в кассационном порядке, а также если указанные доводы не находят подтверждения в материалах дела.

При изучении доводов кассационной жалобы и принятых по делу судебных актов не установлено оснований, по которым жалоба может быть передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Как усматривается из судебных актов, общество эксплуатирует опасный производственный объект - Площадка установки по переработке нефти (газового конденсата) 3 класс опасности, расположенный в городе Гурьевске Калининградской области.

Предписанием управления в оспоренной части обществу указано на необходимость в срок до 22.05.2017 выполнить мероприятия по переоформлению лицензии на эксплуатацию взрывопожароопасных производственных объектов на лицензию по эксплуатации взрывопожароопасных и химически опасных объектов 1, 2 и 3 класса опасности (пункт 1); устранить нарушение требований статей 2 и 9 Федерального закона от 21.07.1997 N 116-ФЗ "О промышленной безопасности опасных производственных объектов" (далее - Закон от 21.07.1997 N 116-ФЗ) в части надлежащей идентификации опасного производственного объекта (пункт 2); представить проектную документацию, прошедшую государственную экспертизу в порядке, установленном законодательством о градостроительной деятельности (пункт 8).

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о законности предписания управления в оспоренной части с учетом доказанности нарушения обществом требований действующего законодательства.

Отменяя судебные акты и признавая пункт 1 предписания недействительным, суд округа исходил из отсутствия у общества в силу пункта 5 статьи 10 Федерального закона от 04.03.2013 N 22-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О промышленной безопасности опасных производственных объектов" обязанности по переоформлению выданной 20.04.2012 лицензии. При этом судом указано на непредставление в материалы дела доказательств, свидетельствующих об изменении перечня работ, выполняемых лицензиатом в составе указанных видов деятельности, и неустановление управлением таких обстоятельств в ходе проверки.

Ссылка управления на часть 6.1 статьи 22 Федерального закона от 04.05.2011 N 99-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" обоснованно отклонена судом округа, поскольку данная норма права вступила в законную силу 15.11.2014 и не может распространять свое действие на уже действующую бессрочную лицензию, которая на момент оформления и на момент изменения наименования деятельности общества соответствовала действующему законодательству.

Рассматривая спор в части пункта 2 предписания, суд округа указал на то, что изложенные судами по данному эпизоду обстоятельства управлением не устанавливались, не были отражены в акте проверки и оспоренном предписании либо заявлены в отзыве на заявление общества. Также оспоренное предписание не содержит ссылок на основание и необходимость применения введенного в действие после даты выдачи лицензии (2012 год) и свидетельства о внесении в государственный реестр опасных производственных объектов эксплуатируемого обществом объекта (2013 год), пункта 21 Административного регламента по предоставлению Федеральной службой по экологическому, технологическому и атомному надзору государственной услуги по регистрации опасных производственных объектов в государственном реестре опасных производственных объектов, утвержденного приказом Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 25.11.2016 N 494.

С учетом установленных обстоятельств, суд кассационной инстанции пришел к выводу об отсутствии в действиях общества нарушения статей 2 и 9 Закона от 21.07.1997 N 116-ФЗ, поскольку указанная управлением в предписании обязанность по идентификации регистрации опасного производственного объекта указанными положениями названного закона не предусмотрена. Кроме того, объект уже был зарегистрирован в порядке, установленном действовавшим на момент его регистрации законодательством.

При этом судом округа отмечено, что пункт 2 предписания, равно как и акт проверки, не содержит четкого указания на конкретное допущенное обществом нарушение и в соответствии с какими нормами оно должно быть устранено, что свидетельствует о фактической неисполнимости предписания в данной части.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, не опровергают выводов суда округа, не свидетельствуют о существенных нарушениях норм материального и норм процессуального права, которые повлияли на исход дела, по существу, основаны на ошибочном толковании положений законодательства к установленным фактическим обстоятельствам спора, в связи с чем, не могут служить основанием для отмены обжалуемого судебного акта в кассационном порядке.

Учитывая изложенное, руководствуясь статьями 291.6 и 291.8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, определил:

отказать Центральному управлению Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

 

Судья Верховного Суда Российской Федерации

М.К. Антонова