Постановление Суда по интеллектуальным правам от 24 июля 2018 г. N С01-422/2018 по делу N А28-5685/2017 Суд оставил без изменения судебные акты об отказе в удовлетворении иска о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав, поскольку предпринимателем не был доказан факт использования в своей деятельности спорных товарных знаков на момент фиксации правонарушения

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 24 июля 2018 г. N С01-422/2018 по делу N А28-5685/2017

 

Резолютивная часть постановления объявлена 18 июля 2018 года.

Полный текст постановления изготовлен 24 июля 2018 года.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Погадаева Н.Н.,

судей Васильевой Т.В., Кручининой Н.А.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Ибатуллина Азамата Валерьяновича (г. Уфа, ОГРНИП 311028012400084) на решение Арбитражного суда Кировской области от 29.11.2017 по делу N А28-5685/2017 (судья Шубина Н.М.) и постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 08.02.2018 по тому же делу (судьи Полякова С.Г., Савельев А.Б., Тетервак А.В.)

по исковому заявлению индивидуального предпринимателя Ибатуллина Азамата Валерьяновича к обществу с ограниченной ответственностью "МЕД СТАР" (ул. Спасская, д. 26 Б, г. Киров, Кировская обл., 610000, ОГРН 1104345006237) о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав.

В судебном заседании принял участие представитель общества с ограниченной ответственностью "МЕД СТАР" - Шулакова А.А. (по доверенности от 02.07.2018 N 4).

Суд по интеллектуальным правам установил:

индивидуальный предприниматель Ибатуллин Азамат Валерьянович (далее - предприниматель) обратился в Арбитражный суд Кировской области с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "МЕД СТАР" (далее - общество) о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки в размере 1 100 000 рублей.

Решением Арбитражного суда Кировской области от 29.11.2017, оставленным без изменения постановлением Второго арбитражного апелляционного суда от 08.02.2018 в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с принятыми судебными актами судов первой и апелляционной инстанции, предприниматель обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права, а также на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить, и направить дело на новое рассмотрение.

Заявитель кассационной жалобы считает, что судами не была дана надлежащая правовая оценка степени сходства принадлежащего истцу товарного знака и обозначений, используемых ответчиком в сети Интернет и на вывеске, а также полагает, что факт использования спорных товарных знаков судами не определялся, следовательно, неправомерна ссылка судов на места использования обозначений, а также на факт неоказания лицензиатами услуг, в отношении которых зарегистрированы товарные знаки.

В судебном заседании представитель общества выступил по доводам, изложенным в письменных возражениях, в удовлетворении кассационной жалобы просил отказать, оставив в силе решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции.

Заявитель кассационной жалобы направил ходатайство о рассмотрении настоящей кассационной жалобы в отсутствие его представителей.

Предприниматель, надлежащим образом извещенный о времени и месте судебного заседания, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru, своих представителей в суд кассационной инстанции не направил, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в их отсутствие.

В силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено названным Кодексом.

Рассмотрев кассационную жалобу предпринимателя, проверив в порядке статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального права и соблюдения норм процессуального права, а также соответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела при принятии обжалуемых судебных актов, суд кассационной инстанции пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для ее удовлетворения в связи со следующим.

Как установлено судами, предприниматель является правообладателем словесного товарного знака "МЕДСТАР" по свидетельству Российской Федерации N 562708, зарегистрированного 25.01.2016 в отношении услуг 35-го и 44-го классов МКТУ, с датой приоритета от 07.11.2014, а также на основании договора об отчуждении исключительного права на товарный знак от 16.03.2015 N РД0169085, является правообладателем словесного товарного знака "МЕДСТАР" по свидетельству Российской Федерации N 133054, зарегистрированного 29.09.1995 в отношении услуг 35-го и 42-го классов МКТУ, с датой приоритета от 13.05.1994, который, по утверждению истца, используется лицензиатами при оказании медицинских услуг.

Однако, как указал истец в своем иске, общество, по его мнению, использует словесное обозначение для работы стоматологической клиники, сходное до степени смешения с товарными знаками истца, без заключения с ним лицензионного договора, что подтверждается протоколом осмотра доказательств интернет-сайта "medstar43.ru" от 14.02.2017 и фотоматериалами.

Поскольку ответчик оставил досудебное предложение истца по урегулированию спора без удовлетворения и продолжил использование обозначения, сходного до степени смешения с его товарными знаками, предприниматель обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Суд первой инстанции, установив, что обществу принадлежало исключительное право на фирменное наименование с 29.03.2010, которое он использовал в своей деятельности, тогда как истцом не был доказан размер запрашиваемой компенсации, а также факт использования спорных товарных знаков в своей деятельности, пришел к выводу, что в удовлетворении исковых требований следует отказать, поскольку признал действия истца злоупотребление правом.

Суд апелляционной инстанции указанные выводы суда первой инстанции поддержал, в связи с чем оставил оспариваемое решение в силе.

Суд по интеллектуальным правам считает, что выводы судов первой апелляционной инстанций основаны на представленных в материалы дела доказательствах, и соответствуют нормам материального права.

Как видно из оспариваемых судебных актов, суды, основываясь на положениях статей 10, 1229, 1252, 1484, 1515, 1473, 1474, 1475 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) и разъяснения высших судебных интонаций, изложенных в совместном постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 5 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 29 от 26.03.2009 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление от 26.03.2009), оценив в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в совокупности и взаимосвязи все приведенные сторонами доводы и представленные в материалы дела доказательства, и установив, что исключительное право на фирменное наименование, которое оно использует в своей деятельности, у общества возникло с 29.03.2010, приняв во внимание, что предпринимателем не был доказан факт использования спорных товарных знаков в своей деятельности на момент фиксации правонарушения - 14.02.2017, пришли к выводу о том, что требования предпринимателя к обществу не подлежат удовлетворению, поскольку признали действия предпринимателя, связанные с подачей настоящего иска, злоупотреблением правом.

В абзацах 2 и 3 пункта 62 постановления от 26.03.2009 указано, что лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак, не может быть отказано в его защите (даже в случае, если в суд представляются доказательства неправомерности регистрации товарного знака) до признания предоставления правовой охраны такому товарному знаку недействительной в порядке, предусмотренном статьей 1512 ГК РФ, или прекращения правовой охраны товарного знака в порядке, установленном статьей 1514 Кодекса.

Вместе с тем суд вправе отказать лицу в защите его права на товарный знак на основании статьи 10 ГК РФ, если по материалам дела, исходя из конкретных фактических обстоятельств, действия по государственной регистрации соответствующего товарного знака могут быть квалифицированы как злоупотребление правом.

Суд кассационной инстанции соглашается с выводами судов в том, что из анализа приведенных выше норм ГК РФ следует, что реализация и защита исключительного права на товарный знак предполагает его реальное использование в целях индивидуализации товаров, работ и услуг при осуществлении предпринимательской деятельности.

Тогда как согласно пункту 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

В силу пункта 2 статьи 10 ГК РФ в случае несоблюдения указанных требований арбитражный суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права.

В постановлении Президиума Высшего арбитражного Суда Российской Федерации от 01.03.2011 N 14503/10 указано, что из системного толкования норм статей 1484 и 1486 ГК РФ следует, что правообладатель обязан использовать зарегистрированный товарный знак как условие сохранения права на него. Обязательность использования права на товарный знак призвана обеспечивать неформальное функционирование товарных знаков в гражданском обороте.

Как видно из оспариваемых судебных актов, суды первой и апелляционной инстанций установили, что представленными в материалы дела доказательствами не подтверждается факт использования истцом, зарегистрированных на его имя товарных знаков для индивидуализации услуг, в отношении которых они зарегистрированы, а также указали, что истец использует зарегистрированные на его имя товарные знаки исключительно для подавления экономической самостоятельности иных участников гражданского оборота и для получения доходов, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, в связи с чем признали, что действия истца в данной ситуации являются злоупотреблением правом.

Таким образом, принимая во внимание, что в кассационной жалобе предпринимателя отсутствуют ссылки на доказательства, имеющиеся в материалах дела, которые не были оценены судами, или которыми опровергаются выводы судов о том, что спорные товарные знаки в отношении услуг, для которых они зарегистрированы, не использовались предпринимателем в спорный период времени, учитывая, что спорное обозначение является частью фирменного наименования ответчика, Суд по интеллектуальным правам считает, что суды первой и апелляционной инстанции пришли к правомерному выводу о том, что в данном случае исковые требования удовлетворению не подлежат.

Ввиду того, что истцом не был доказан факт использования спорных товарных знаков, тогда как судами было установлено, что ответчик правомерно использовал принадлежащее ему фирменное наименование, Суд по интеллектуальным правам считает, что судами первой и апелляционной инстанций на основании представленных в материалы дела доказательств, сделан правильный вывод о том, что такая регистрация противоречит основной функции товарных знаков, состоящей в индивидуализации товаров/услуг в гражданском обороте на территории Российской Федерации.

Возражения предпринимателя в данной части по существу сводятся к изложению его субъективного мнения о достаточности представленных им в материалы доказательств для подтверждения нарушения его исключительных прав обществом.

Вместе с тем, занятая им правовая позиция, в отсутствие доказательств добросовестного использования принадлежащих ему товарных знаков, направлена лишь на переоценку установленных судами обстоятельств, которыми, по его мнению, не подтверждается факт злоупотребления им своим правом.

Однако переоценка доказательств не входит в полномочия суда при кассационном производстве, поскольку в соответствии с частью 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд, рассматривающий дело в кассационной инстанции, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

В связи с чем, довод предпринимателя о том, что факт использования спорных товарных знаков судами не определялся, признается необоснованным, поскольку он противоречит фактическим обстоятельствам дела, установленным судами.

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12 сформулирована правовая позиция, согласно которой из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

Суд по интеллектуальным правам считает, что судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении настоящего спора правильно определен круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора и подлежащих исследованию, проверке и установлению по делу, правильно определены законы и иные нормативные акты, которые следовало применить по настоящему делу, дана оценка всем имеющимся в деле доказательствам с соблюдением требований законодательства.

Следовательно, несогласие заявителя кассационной жалобы с результатами содержащейся в оспариваемых судебных актах оценки доказательств по делу не является основанием для их отмены, поскольку его доводы не свидетельствуют о неправильном применении судами норм материального или процессуального права.

Суд по интеллектуальным правам полагает необходимым обратить внимание предпринимателя на правовую позицию, изложенную в определении Верховного Суда Российской Федерации от 13.09.2016 N 305-ЭС16-7224, согласно которой вопросы факта устанавливаются судами первой и апелляционной инстанций в пределах полномочий, предоставленных им Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, на основании исследования и оценки представленных сторонами в обоснование своих требований и возражений доказательств. Суд кассационной инстанции не вправе отвергать обстоятельства, которые суды первой и апелляционной инстанций сочли доказанными, и принимать решение на основе иной оценки представленных доказательств, поскольку иное свидетельствует о выходе за пределы полномочий, предусмотренных статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, существенном нарушении норм процессуального права и нарушении прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.

Таким образом, доводы предпринимателя о неправильной оценке, данной судами обстоятельствам (наличие/отсутствие) сходства обозначений, используемых ответчиком с товарными знаками истца, заявлены без учета компетенции суда кассационной инстанции, поскольку переоценка имеющихся в материалах дела доказательств и установленных судом первой инстанций обстоятельств не входит в полномочия суда кассационной инстанции, определенные главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Учитывая изложенное, суд кассационной инстанции не может принять во внимание довод кассационной жалобы о том, что судами не был надлежащим образом установлен факт сходства спорных обозначений и их однородность.

В связи с чем, Суд по интеллектуальным правам приходит к выводу, что суды правомерно оценили действия правообладателя товарных знаков в том числе, после их регистрации, и обоснованно признали такие действия недобросовестными (факт аккумулирования товарных знаков и их использование исключительно с целью взыскания компенсации с других участников экономической деятельности). Таким образом, суды в совокупности с другими обстоятельствами дела обоснованно установили, что цель регистрации товарных знаков противоречит основной их функции - индивидуализации товаров правообладателя.

Оснований для переоценки выводов судов у суда кассационной инстанции в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не имеется.

Таким образом, фактически доводы кассационной жалобы направлены на переоценку представленных в материалы дела доказательств и установленных судами обстоятельств, что не относится в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к полномочиям суда кассационной инстанции.

Суд кассационной инстанции полагает, что вопреки доводам кассационной жалобы, фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, а окончательные выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, которые основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

Нарушений норм материального и процессуального права, являющихся в соответствии со статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба предпринимателя - без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам постановил:

решение Арбитражного суда Кировской области от 29.11.2017 по делу N А28-5685/2017 и постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 08.02.2018 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Ибатуллина Азамата Валерьяновича - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий судья

Н.Н. Погадаев

 

Судья

Т.В. Васильева

 

Судья

Н.А. Кручинина

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Правообладатель просил взыскать компенсацию за нарушение исключительных прав на товарные знаки с ответчика, использующего сходное с ними обозначение.

Суд по интеллектуальным правам подтвердил, что ввиду злоупотребления правом со стороны правообладателя компенсация не подлежит взысканию.

Как было установлено, используемое ответчиком обозначение является частью его фирменного наименования. При этом сам истец использует товарные знаки не для индивидуализации услуг, в отношении которых они зарегистрированы, а лишь для подавления экономической самостоятельности иных участников оборота и взыскания с них компенсации. Такие действия являются недобросовестными.