Постановление Суда по интеллектуальным правам от 2 ноября 2018 г. N С01-804/2018 по делу N А07-15973/2017 Суд оставил без изменения вынесенные ранее судебные решения об обязании ответчика изменить фирменное наименование, поскольку использование в фирменном наименовании общества слова "судебное" вызывает ассоциацию потребителя с участием государства в деятельности организации

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 2 ноября 2018 г. N С01-804/2018 по делу N А07-15973/2017

 

Резолютивная часть постановления объявлена 31 октября 2018 года.

Полный текст постановления изготовлен 2 ноября 2018 года.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи - Лапшиной И.В.,

судей - Голофаева В.В., Погадаева Н.Н.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Судебное агентство "Барристер" (ул. Карла Маркса, д. 3, корп. Б, оф. 01, г. Уфа, Республика Башкортостан, ОГРН 1070278005995) на решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 13.03.2018 (судья Шагабутдинова З.Ф.) по делу N А07-15973/2017 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.06.2018 (судьи Арямов А.А., Плаксина Н.Г., Иванова Н.А.) по тому же делу,

по исковому заявлению Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России N 39 по Республике Башкортостан (ул. Красина, д. 52, г. Уфа, Республика Башкортостан, 450076, ОГРН 1080275999990) к обществу с ограниченной ответственностью "Судебное агентство "Барристер" об обязании изменить фирменное наименование,

при участии в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, Лукмановой Э.С. (г. Уфа, Республика Башкортостан) и Мальцева А.Ю. (г. Стерлитамак, Республика Башкортостан).

В судебном заседании приняли участие представители Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России N 39 по Республике Башкортостан Изотов М.С. (доверенность от 23.10.2018 N 03-35/050), Ирбас Г.И., (доверенность от 19.12.2017 N 03-35/046).

Суд по интеллектуальным правам установил:

Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 39 по Республике Башкортостан (далее - налоговый орган) обратилась в Арбитражный суд Республики Башкортостан с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "Судебное агентство "Барристер" (далее - общество) об обязании ответчика изменить фирменное наименование общества путем подачи в налоговый орган заявления и документов, предусмотренных пунктом 1 статьи 17 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ) для регистрации изменений в учредительные документы юридического лица, касающихся исключения из фирменного наименования общества "Судебное агентство "Барристер" слов "судебное агентство" (с учетом принятых судом уточнений требований в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены участники общества Лукманова Э.С. и Мальцев А.Ю.

Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 13.03.2018 заявленные требования удовлетворены частично: на ответчика возложена обязанность изменить фирменное наименование общества путем подачи в налоговый орган заявления и документов, предусмотренных пунктом 1 статьи 17 Закона N 129-ФЗ для регистрации изменений в учредительные документы юридического лица, касающихся исключения из фирменного наименования общества "Судебное агентство "Барристер" слово "судебное". В удовлетворении остальной части иска отказано.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.06.2018, решение суда первой инстанции от 13.03.2018 оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми судебными актами, общество обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой со ссылкой на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела, неправильным применением норм материального права, просит решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить, принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований в полном объеме.

В поданной кассационной жалобе общество не соглашается с выводом судов, о том, что фирменное наименование не соответствует требованиям пункта 4 статьи 1473 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), при этом суды не указали, каким образом спорное наименование противоречит общественным интересам, принципам гуманности и морали.

Также, по мнению общества, письмо жителя города Москвы Шельмина Е.В., на которое ссылается инспекция, не могло являться доказательством введения кого-либо в заблуждение, поскольку у него отсутствует достойный защиты интерес в изменении фирменного наименовании общества; слово "судебное" в фирменном наименовании не может предоставлять обществу конкурентных преимуществ, поскольку ответчик специализируется на оказании услуг предпринимателям.

Кроме того, в кассационной жалобе общество указывает, что суды, не применили положения статьи 10 ГК РФ, подлежащие применению ввиду недобросовестных действий истца.

Налоговым органом представлен отзыв на кассационную жалобу, в котором он не согласился с изложенными в ней доводами, считает их несостоятельными, полагает обжалуемые судебные акты законными и обоснованными, оснований для их отмены не имеется.

В судебном заседании представители налогового органа против доводов кассационной жалобы возражали, считали, что оснований для их отмены не имеется.

Ответчик и третьи лица, извещенные надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства, явку своих представителей не обеспечили, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в их отсутствие.

Законность обжалуемых решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе.

Как следует из материалов дела и установлено судами, согласно сведениям, содержащимся в едином государственном реестре юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ), общество с ограниченной ответственностью "Судебное агентство "Барристер" зарегистрировано в качестве юридического лица 04.06.2007 за основным государственным регистрационным номером 1070278005995.

Административный орган, являясь органом исполнительной власти в сфере регистрации юридических лиц, обратился в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением об обязании общества привести свое фирменное наименование в соответствие с положениями статьи 1473 ГК РФ, поскольку использование в фирменном наименовании юридического лица слов "Судебное агентство" может вызвать стойкую ассоциацию у потребителя с участием государства в деятельности организации.

Поскольку уведомление оставлено обществом без удовлетворения, налоговый орган обратился в арбитражный суд с требованиями по настоящему делу.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 54, 1473, 1475 ГК РФ пришел к выводу о том, что использование в фирменном наименовании общества слова "судебное" вызывает ассоциацию потребителя с участием государства в деятельности организации, посчитал необходимым исключить из фирменного наименования ответчика слово "судебное".

Суд апелляционной инстанции с выводами суда первой инстанции согласился, оставив решение суда без изменения.

Изучив материалы дела, выслушав представителя истца, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального и процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным не усматривает оснований для отмены (изменения) обжалуемых судебных актов в силу следующего.

Согласно статье 54 ГК РФ юридическое лицо имеет свое наименование, содержащее указание на его организационно-правовую форму. Юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, должно иметь фирменное наименование. Требования к фирменному наименованию устанавливаются названным Кодексом и другими законами.

Согласно пункту 1 статьи 1473 ГК РФ юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, выступает в гражданском обороте под своим фирменным наименованием, которое определяется в его учредительных документах и включается в единый государственный реестр юридических лиц при государственной регистрации юридического лица.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1473 ГК РФ фирменное наименование юридического лица должно содержать указание на его организационно-правовую форму и собственно наименование юридического лица, которое не может состоять только из слов, обозначающих род деятельности.

В силу пункта 1 статьи 1475 ГК РФ на территории Российской Федерации действует исключительное право на фирменное наименование, включенное в единый государственный реестр юридических лиц.

Пунктом 1 статьи 1474 ГК РФ предусмотрено, что юридическому лицу принадлежит исключительное право использования своего фирменного наименования в качестве средства индивидуализации любым не противоречащим закону способом (исключительное право на фирменное наименование), в том числе путем его указания на вывесках, бланках, в счетах и иной документации, в объявлениях и рекламе, на товарах или их упаковках.

В силу пункта 4 статьи 1473 ГК РФ в фирменное наименование юридического лица не могут включаться: полные или сокращенные официальные наименования иностранных государств, а также слова, производные от таких наименований; полные или сокращенные официальные наименования федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления; полные или сокращенные наименования общественных объединений; обозначения, противоречащие общественным интересам, а также принципам гуманности и морали.

Пунктом 5 статьи 1473 ГК РФ предусмотрено право органа, осуществляющего государственную регистрацию юридических лиц, предъявить лицу, фирменное наименование которого не соответствует требованиям пунктов 3 или 4 указанной статьи, иск о понуждении к изменению фирменного наименования.

При этом противоречие обозначения общественным интересам может выражаться в том, что оно вводит в заблуждение потребителей и хозяйствующих субъектов и создает организации недопустимые конкурентные преимущества, за счет использования слов, вызывающих стойкую ассоциацию у потребителя с участием государства в организации деятельности общества.

Статьей 14 Федерального закона N 231-ФЗ от 18.12.2006 "О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" предусмотрено, что фирменные наименования юридических лиц, не соответствующие правилам параграфа 1 главы 76 Гражданского кодекса Российской Федерации, подлежат приведению в соответствие с этими правилами при первом после 1 января 2008 года изменении учредительных документов юридических лиц.

Аналогичные разъяснения содержатся в пункте 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 5 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" от 26.03.2009, в котором указано, что исходя из статьи 14 Вводного закона фирменные наименования юридических лиц, не соответствующие правилам параграфа 1 главы 76 ГК РФ, подлежат приведению в соответствие с этими правилами при первом после 01.01.2008 изменении учредительных документов юридических лиц. Если фирменное наименование юридического лица не приведено в соответствие с требованиями пунктов 3 и 4 статьи 1473 ГК РФ в указанный момент, то согласно пункту 5 этой статьи орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, вправе предъявить такому юридическому лицу иск о понуждении к изменению фирменного наименования.

Согласно статье 10 Конституции Российской Федерации, судебная власть является составной частью государственной власти в Российской Федерации и осуществляется только судом (пункт 1 статьи 118 Конституции Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 1 статьи 1 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" судебная власть в Российской Федерации осуществляется только судами в лице судей и привлекаемых в установленном законом порядке к осуществлению правосудия присяжных и арбитражных заседателей. Никакие другие органы и лица не вправе принимать на себя осуществление правосудия.

Исходя из изложенного, суды пришли к верному выводу о том, что использование в наименовании организации слова "судебное" в отсутствие иных указаний на предмет деятельности организации может вызвать у потребителя стойкую ассоциацию с отношением деятельности организации к осуществлению судебной власти, причастностью организации к деятельности органов судебной системы Российской Федерации, что повлечет за собой ввод в заблуждение потенциальных потребителей услуг такой коммерческой организации в отношении содержания, качества предоставляемых услуг и принадлежности такой организации к федеральным органам исполнительной власти.

Доказательств обратного ответчиком в материалы дела не представлено.

При таких обстоятельствах, суды сделали верный вывод о том, что фирменное наименование общества не соответствует требованиям пункта 4 статьи 1473 ГК РФ.

Вместе с тем, суд кассационной инстанции соглашается с выводом судов о том, что использованное в фирменном наименовании слово "агентство" в отрыве от слова "судебное" не нарушает требований пункта 4 статьи 1473 ГК РФ, поскольку ассоциируется у потребителей с предпринимательской деятельностью в сфере оказания услуг, что подтверждается его значением, данным в толковых словарях.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что из фирменного наименования ответчика достаточно исключить только слово "судебное".

Довод кассационной жалобы о том, что согласно заключению судебного эксперта от 04.12.2017 N 40/11-17 от 04.12.2017 слова "судебное агентство" в фирменном наименовании общества не ассоциируются с участием государства в деятельности ответчика, был предметом рассмотрения в суде апелляционной инстанции, направлен на переоценку, что не входит в полномочия суда кассационной инстанции. При этом суд апелляционной инстанции правомерно указал, что экспертное заключение не имеет заранее установленной силы и не носит обязательного характера.

Более того, разрешение вопроса об ассоциативном восприятии использованного в фирменном наименовании заявителя словосочетания с точки зрения рядового потребителя не требует специальных познаний, может быть самостоятельно разрешен судом исходя оценки совокупности представленных в материалы дела доказательств.

Довод заявителя кассационной жалобы о том, что судами неверно применена норма пункта 4 статьи 1473 ГК РФ также подлежит отклонению, поскольку основана на неверном толковании норм материального права.

Ссылка общества на регистрацию налоговым органом иных юридических лиц, содержащих слова, используемые в фирменном наименовании ответчика, является несостоятельной, не может быть принята в качестве доказательств соответствия спорного наименования положениям пункта 4 статьи 1473 ГК РФ, поскольку решение регистрирующего органа о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей принимается в каждом конкретном случае индивидуально, исходя из фактических обстоятельств, не является ненормативным правовым актом, подлежащей обязательному учету судами при рассмотрении дел указанной категории.

Факт регистрации юридического лица инспекцией вопреки доводам подателя апелляционной жалобы не может свидетельствовать об отсутствии оснований для обращения регистрирующего органа в суд с иском о понуждении привести в соответствие фирменное наименование юридического лица с требованиями закона.

Довод общества о том, что Шельмин Е.В. обратился в налоговый орган с целью причинения обществу вреда, а также лишить его права на фирменное наименование, подлежит отклонению, поскольку основан на предположении и не подтверждается соответствующими доказательствами.

Довод о злоупотреблении правом со стороны истца также отклоняется судебной коллегией, поскольку соответствующих доказательств суду первой и апелляционной инстанций в материалы дела не представлено.

Так, согласно разъяснениям, данным в пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", положения Гражданского кодекса Российской Федерации, законов и иных актов, содержащих нормы гражданского права (статья 3 ГК РФ), подлежат истолкованию в системной взаимосвязи с основными началами гражданского законодательства, закрепленными в статье 1 ГК РФ.

Пунктом 3 статьи 1 ГК РФ предусмотрено, что при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. В соответствии с пунктом 4 статьи 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

В силу пунктов 1 и 2 статьи 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке. В случае несоблюдения приведенных требований, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

По смыслу вышеприведенных норм статьи 10 ГК РФ, для признания действий какого-либо лица злоупотреблением правом судом должно быть установлено, что умысел такого лица был направлен на заведомо недобросовестное осуществление прав, единственной его целью было причинение вреда другому лицу (отсутствие иных, добросовестных целей). При этом злоупотребление правом должно носить достаточно очевидный характер, а вывод о нем не должен являться следствием предположений.

При этом само по себе предъявление истцом требований в суд не могут свидетельствовать о злоупотреблении правом со стороны истца.

Доводы кассационной жалобы повторяют доводы, изложенные в апелляционной жалобе, которые были исследованы судом апелляционной инстанции и им дана надлежащая правовая оценка.

Иных доводов, оспаривающих выводы суда первой инстанции и суда апелляционной инстанции об установлении фактических обстоятельств по делу и применении норм права, кассационная жалоба не содержит.

Суд кассационной инстанции полагает, что окончательные выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам по делу, которые не опровергнуты сторонами.

Иное толкование обществом норм материального и процессуального права не означает судебной ошибки и не является основанием для изменения (отмены) принятых по делу судебных актов.

Таким образом, нарушений норм материального и процессуального права, исходя из доводов кассационной жалобы, которые в силу статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации могут являться основанием для отмены судебных актов, не установлено.

Учитывая вышеизложенное, оснований для отмены обжалуемых решения и постановления у суда кассационной инстанции не имеется.

В силу части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации государственная пошлина, уплаченная при подаче кассационной жалобы, относится на заявителя этой жалобы.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 13.03.2018 по делу N А07-15973/2017 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.06.2018 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Судебное агентство "Барристер" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий
судья

И.В. Лапшина

 

Судья

В.В. Голофаев

 

Судья

Н.Н. Погадаев

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Организация обязана исключить из фирменного наименования слово "судебное".

Суд по интеллектуальным правам подтвердил, что его использование без иных указаний на деятельность организации может вызвать ассоциацию с участием государства в ее работе. Это вводит потребителей и хозяйствующих субъектов в заблуждение и создает организации недопустимые конкурентные преимущества.

При этом слово "агентство" исключать из наименования не надо. В отрыве от слова "судебное" оно не нарушает требований ГК РФ, т. к. ассоциируется с бизнесом в сфере услуг.