Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 ноября 2018 г. N 14-КГ18-35 Суд оставил без изменения вынесенные ранее судебные акты по делу о взыскании денежной суммы за некачественно оказанную медицинскую услугу, поскольку в соответствии с принципом правовой определенности не допускается пересмотр окончательного решения суда исключительно в целях проведения повторного слушания по делу и постановления нового решения

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 ноября 2018 г. N 14-КГ18-35

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Марьина А.Н. и Киселёва А.П.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Богатищева Александра Васильевича к ООО "Стоматологический центр "Дентика" и ООО "Дентика" о взыскании денежной суммы за некачественно оказанную медицинскую услугу

по кассационной жалобе ООО "Стоматологический центр "Дентика" на решение Ленинского районного суда г. Воронежа от 22 декабря 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 4 апреля 2018 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н., выслушав объяснения представителя ООО "Стоматологический центр "Дентика" Панкова Я.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, объяснения представителей Богатищева А.В. - Богатищевой В.А., Богатищевой Е.А., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Богатищев А.В. обратился в суд с иском к ООО "Стоматологический центр "Дентика" и ООО "Дентика" о взыскании уплаченных денежных средств, компенсации морального вреда и штрафа, указав, что между сторонами заключены договоры на оказание медицинских услуг, по условиям которых ответчики обязались оказать ему стоматологическую помощь в виде изготовления и установки съемных протезов с опорой на импланты на верхнюю и нижнюю челюсти. Однако в результате лечения невозможность снятия протеза обеспечена не была, что, по мнению истца, является следствием некачественного оказания медицинских услуг.

ООО "Стоматологический центр "Дентика" исковые требования не признало, ссылаясь на то, что фактической причиной не достижения запланированного и ожидаемого пациентом результата лечения являлась незавершенность работ по протезированию.

Решением Ленинского районного суда г. Воронежа от 22 декабря 2017 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 4 апреля 2018 г., исковые требования удовлетворены частично: с ООО "Стоматологический центр "Дентика" в пользу Богатищева А.В. взысканы стоимость услуг в размере 270 860 руб., штраф в размере 135 430 руб., компенсация морального вреда в размере 30 000 руб.

В кассационной жалобе ООО "Стоматологический центр "Дентика" ставится вопрос об отмене названных судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Момотова В.В. от 1 октября 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на неё, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу об отсутствии таких оснований для отмены решения Ленинского районного суда г. Воронежа от 22 декабря 2017 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 4 апреля 2018 г.

Как установлено судом и следует из материалов дела, истцом заключены договоры на оказание медицинских (стоматологических) услуг с ООО "Стоматологический центр "Дентика" 19 мая 2016 г. и 6 марта 2017 г., с ООО "Дентика" - 22 мая 2016 г. и 15 февраля 2017 г.

Во исполнение указанных договоров врачами ООО "Дентика" Герасимовым И.В. и ООО "Стоматологический центр "Дентика" Коробкиным П.В. был составлен совместный план лечения, согласно которому Богатищеву А.В. необходимо было удалить зубы (33, 32, 42, 43, 44, 45, 48, 11, 12, 13, 21, 22, 23, 25 и 28), изготовить временные съёмные протезы на верхнюю и нижнюю челюсти через 7-14 дней после удаления зубов, осуществить диспансерный осмотр через 3 месяца (КТ), провести операцию внутрикостной дентальной имплантации на верхней и нижней челюстях по хирургическому шаблону, осуществить диспансерный осмотр через 2 месяца после имплантации (ОПТГ), раскрыть импланты через 4-5 месяцев после имплантации (2 этап), изготовить съёмные протезы с опорой на импланты на верхнюю и нижнюю челюсти через 4-8 недель после раскрытия имплантов.

Свои обязательства по оплате стоматологических услуг истец выполнил и внёс в кассу ООО "Стоматологический центр "Дентика" 270 860 руб., в кассу ООО "Дентика" - 81 875 руб.

Обращаясь в суд с иском, Богатищев А.В. ссылался на некачественное оказание стоматологических услуг, выразившееся в невозможности самостоятельного снятия нижнего протеза.

Невозможность снятия протеза подтверждается записями в амбулаторной карте пациента Богатищева А.В., согласно которым 1 мая 2017 г. при окончательной припасовке протеза нижней челюсти врачом ООО "Стоматологический центр "Дентика" Коробкиным П.В. установлена неосуществимость действий по снятию протеза при приложении силы рук и принято решение о временном его ношении для возможности снятия после жевательной нагрузки. 7, 15, 24 мая 2017 г. пациент обращался с жалобами на дискомфорт при пользовании протезами и невозможность снять съёмный протез нижней челюсти. Попытки снятия протеза не удались. От предложенного 24 мая 2017 г. трепанирования съёмной части и вторичных элементов протеза Богатищев А.В. отказался.

Отсутствие возможности самостоятельно снять протез нижней челюсти пациентом Богатищевым А.В. подтверждается и выводами проведенной по делу комплексной судебно-медицинской экспертизы от 18 октября 2017 г.

Разрешая спор и частично удовлетворяя исковые требования, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что в результате реализации плана лечения не достигнут согласованный сторонами результат медицинской услуги, поскольку возможность самостоятельно снять протез у пациента отсутствует. Суды также указали, что процедура трепанирования, необходимая для снятия протеза, приведет к нарушению его целостности и утрате его потребительских свойств, в связи с чем данная процедура не может быть квалифицирована как продолжение запланированного лечения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы судов первой и апелляционной инстанций отвечают требованиям законодательства, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам в связи со следующим.

Согласно части 1 статьи 37 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" (далее - Закон об основах охраны здоровья) медицинская помощь организуется и оказывается в соответствии с порядками оказания медицинской помощи, обязательными для исполнения на территории Российской Федерации всеми медицинскими организациями, а также на основе стандартов медицинской помощи, за исключением медицинской помощи, оказываемой в рамках клинической апробации.

Из части 2 статьи 98 названного выше закона следует, что медицинские организации, медицинские работники несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации не только за причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи, но и за нарушение прав в сфере охраны здоровья.

Согласно пункту 6 статьи 4 Закона об основах охраны здоровья к основным принципам охраны здоровья относится доступность и качество медицинской помощи.

В пункте 21 статьи 2 данного закона определено, что качество медицинской помощи - совокупность характеристик, отражающих своевременность оказания медицинской помощи, правильность выбора методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации при оказании медицинской помощи, степень достижения запланированного результата.

В соответствии с частью 8 статьи 84 Закона об основах охраны здоровья к отношениям, связанным с оказанием платных медицинских услуг, применяются положения Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I "О защите прав потребителей" (далее - Закон о защите прав потребителей).

Согласно абзацу седьмому пункта 1 статьи 29 Закона о защите прав потребителей потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги), если им обнаружены существенные недостатки выполненной работы (оказанной услуги) или иные существенные отступления от условий договора.

Как установлено судами и не оспаривается в кассационной жалобе, установленный Богатищеву А.В. протез нижней челюсти при приложении силы рук не снимается.

Вместе с тем в соответствии с условиями приведенных выше договоров и планом лечения результатом стоматологических услуг должно было стать изготовление именно съёмных протезов с опорой на импланты на верхнюю и нижнюю челюсти.

В соответствии с пунктом 2 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации и пунктом 4 статьи 13 Закона о защите прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) освобождается от ответственности за неисполнение обязательств или за ненадлежащее исполнение обязательств, если докажет, что неисполнение обязательств или их ненадлежащее исполнение произошло вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным законом.

Как разъяснено в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", при разрешении требований потребителей необходимо учитывать, что бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, в том числе и за причинение вреда, лежит на продавце (изготовителе, исполнителе, уполномоченной организации или уполномоченном индивидуальном предпринимателе, импортере) (пункт 28).

В соответствии с частью 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями части 3 статьи 123 Конституции Российской Федерации и статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, закрепляющими принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Ввиду приведенных выше норм права и акта их толкования, а также установленного судами факта невозможности истца самостоятельно снять протез обязанность по доказыванию обстоятельств оказания Богатищеву А.В. медицинских услуг в соответствии с условиями договоров, порядками и стандартами медицинской помощи, а равно обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, лежала на ответчиках.

Между тем ООО "Стоматологический центр "Дентика" не представило суду достоверные и достаточные доказательства, опровергающие доводы истца о некачественном оказании медицинских услуг либо подтверждающие отсутствие вины в неисполнении обязательств по договорам.

Доводы кассационной жалобы, согласно которым суды первой и апелляционной инстанций, возложив на ООО "Стоматологический центр "Дентика" ответственность за оказание истцу некачественной медицинской услуги, не дали надлежащей оценки выводам проведенной по делу судебно-медицинской экспертизы, не соответствуют материалам дела и содержанию обжалуемых судебных актов.

В соответствии с частью 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

В силу части 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 указанного кодекса.

В пункте 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О судебном решении" разъяснено, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Оценка судом заключения должна быть полно отражена в решении. При этом суду следует указывать, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ.

Таким образом, из приведенных выше норм процессуального права и разъяснений Верховного Суда Российской Федерации следует, что заключение эксперта не обязательно для суда и должно оцениваться им в совокупности и во взаимной связи с другими доказательствами.

Как усматривается из обжалуемых судебных актов, вывод о наличии причинно-следственной связи между действиями ООО "Стоматологический центр Дентика" и невозможностью самостоятельного снятия протеза пациентом Богатищевым А.В. сделан судами первой и апелляционной инстанций на основе совокупности достоверных доказательств, оценка которым дана с учетом положений статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Указания на обстоятельства, опровергающие данный вывод судебных инстанций, в кассационной жалобе не приводятся, в заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации представитель ООО "Стоматологический центр "Дентика" о наличии таких обстоятельств не заявлял.

Довод кассационной жалобы ООО "Стоматологический центр "Дентика" о несогласии с выводом судебных инстанций о том, что процедура трепанирования, позволяющая снять установленный истцу протез, не может быть квалифицирована как продолжение запланированного лечения, мотивированный необходимостью назначения дополнительной судебной экспертизы, был предметом обсуждения в судах первой и апелляционной инстанций и признан несостоятельным по изложенным в обжалуемых судебных постановлениях основаниям.

При этом суды исходили и из показаний эксперта Попова А.Е., участвовавшего в проведении комплексной судебно-медицинской экспертизы, согласно которым все работы, отраженные в плане лечения истца, ответчиками выполнены; причина невозможности снятия протеза при приложении силы рук в ходе экспертного исследования не установлена; для снятия протеза необходимо трепанирование, то есть нарушение целостности протеза, что влечёт за собой изготовление клиникой нового протеза либо его восстановление.

В соответствии с частью 2 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов кассационных жалобы, представления.

Суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

Доводы заявителя кассационной жалобы не подтверждают существенных нарушений судами норм материального и (или) процессуального права, повлиявших на исход дела, и фактически основаны на несогласии с оценкой обстоятельств дела, поэтому они не могут служить основанием для кассационного пересмотра состоявшихся по делу судебных постановлений.

Кроме того, в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации стороны пояснили, что решение суда исполнено, денежные средства истцу выплачены.

В соответствии с принципом правовой определенности не допускается пересмотр окончательного решения суда исключительно в целях проведения повторного слушания по делу и постановления нового решения, а в соответствии с принципом уважения собственности не допускается произвольное лишение полученного по решению суда имущества.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит предусмотренных статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены обжалуемых судебных постановлений по доводам кассационной жалобы ООО "Стоматологический центр "Дентика".

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Ленинского районного суда г. Воронежа от 22 декабря 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 4 апреля 2018 г. оставить без изменения, кассационную жалобу ООО "Стоматологический центр "Дентика" - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Горшков В.В.

 

Судьи

Марьин А.Н.

 

 

Киселёв А.П.

С частной клиники в пользу пациента взысканы стоимость услуг, штраф и компенсация морального вреда из-за некачественно установленного зубного протеза. Она пыталась это обжаловать, но Верховный Суд ей отказал.

Клиники обязалась сделать протез съемным, но ей это не удалось. Причинно-следственная связь между ее действиями и тем, что пациент не может самостоятельно снять протез, уже подтверждена. Суды также указали, что предложенное врачами трепанирование нарушит целостность протеза и приведет к тому, что он утратит потребительские свойства. Следовательно, данная процедура не может быть квалифицирована как продолжение запланированного лечения.

Выводы судов не опровергнуты, их решение исполнено, деньги пациенту выплачены. Принцип правовой определенности не допускает пересматривать окончательное решение суда только ради повторного слушания и нового решения, а принцип уважения собственности - произвольно лишать полученного через суд имущества.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 ноября 2018 г. N 14-КГ18-35


Текст определения официально опубликован не был