Постановление Суда по интеллектуальным правам от 30 ноября 2018 г. N С01-946/2018 по делу N А03-19009/2017 Суд оставил без изменения принятые по делу судебные акты об отказе во взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки, поскольку в материалах дела отсутствуют необходимые и достаточные доказательства, бесспорно свидетельствующие о нарушении ответчиком исключительных прав истца

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 30 ноября 2018 г. N С01-946/2018 по делу N А03-19009/2017

 

Резолютивная часть постановления объявлена 28 ноября 2018 года.

Полный текст постановления изготовлен 30 ноября 2018 года.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи - Лапшиной И.В.,

судей - Голофаева В.В., Погадаева Н.Н.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Русмаш" (ул. Мира, д. 23, оф. 1, г. Электросталь, Московская область, 144007, ОГРН 1085053002495) на решение Арбитражного суда Алтайского края от 21.03.2018 (судья Винникова А.Н.) и постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 23.08.2018 (судьи Павлова Ю.И., Полосин А.Л., Терехина И.И.) по делу N А03-19009/2017

по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью "Русмаш" к индивидуальному предпринимателю Мелентьевой Тамаре Николаевне (г. Новоалтайск, Алтайский край, ОГРНИП 305220807300013) о взыскании 200 000 рублей компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 473042, а также 200 рублей стоимости выписки из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей, 400 рублей стоимости вещественного доказательства, 80 рублей почтовых расходов, и к индивидуальному предпринимателю Цыганкову Евгению Анатольевичу (г. Барнаул, Алтайский край, ОГРНИП 304222213200081) о взыскании 200 000 рублей компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 473042, а также 41 рубля почтовых расходов.

Лица, участвующие в деле, извещены надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, своих представителей в суд не направили.

Суд по интеллектуальным правам установил:

общество с ограниченной ответственностью "Русмаш" (далее - общество "Русмаш") обратилось в Арбитражный суд Алтайского края с иском, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к индивидуальному предпринимателю Мелентьевой Татьяне Николаевне (далее - предприниматель Мелентьева Т.Н.) о взыскании 200 000 рублей компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак Российской Федерации по свидетельству N 473042; 400 рублей расходов на покупку контрафактного товара; 200 рублей стоимости выписки из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей; 80 рублей расходов по оплате почтовых услуг.

Определением Арбитражного суда Алтайского края от 16.01.2018 по ходатайству ответчика и с согласия истца к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен индивидуальный предприниматель Цыганков Евгений Анатольевич (далее - предприниматель Цыганков Е.А.).

Определением Арбитражного суда Алтайского края от 08.02.2018 по ходатайству истца индивидуальный предприниматель Цыганков Е.А. исключен из числа третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен к участию в деле в качестве ответчика.

До принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, истец в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации уточнил исковые требования, просил взыскать с предпринимателя Мелентьевой Т.Н. 200 000 рублей компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак, зарегистрированный под N 473042; 200 рублей в возмещение расходов по уплате государственной пошлины за получение выписки из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей, 400 рублей стоимости вещественного доказательства, 80 рублей почтовых расходов, а также взыскать с предпринимателя Цыганкова Е.А. 200 000 рублей компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 473042; 41 рубль почтовых расходов.

Решением Арбитражного суда Алтайского края от 21.03.2018 исковые требования удовлетворены частично, с предпринимателя Мелентьевой Т.Н. в пользу общества "Русмаш" взыскано 30 000 рублей компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак, а также 2 680 рублей судебных расходов, из них 400 рублей расходов по приобретению контрафактного товара, 80 рублей почтовых расходов, 200 рублей расходов по оплате государственной пошлины за получение сведений из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей и 2 000 рублей в возмещение расходов по уплате государственной пошлины; в удовлетворении остальной части требования отказано; требование к предпринимателю Цыганкову Е.А. оставлено без рассмотрения.

Постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 23.08.2018, решение суда первой инстанции от 21.03.2018 отменено в части взыскания с индивидуального предпринимателя Мелентьевой Т.Н. в пользу общества "Русмаш" 30 000 рублей компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак и распределения судебных расходов.

Судом апелляционной инстанции принят новый судебный акт об отказе в удовлетворении требований к предпринимателю Мелентьевой Т.Н., в остальной части решение арбитражного суда первой инстанции от 21.03.2018 оставлено без изменения.

Не согласившись с решением суда первой инстанции и постановлением суда апелляционной инстанции, общество "Русмаш" обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой со ссылкой на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела, неправильным применением норм материального и процессуального права, просит судебные акты отменить, направить дело на новое рассмотрение.

В обоснование поданной кассационной жалобы, общество указывает, что представленные в материалы дела доказательства подтверждают факт принадлежности истцу исключительных прав на спорный товарный знак, а также факт использования ответчиком данного объекта интеллектуальной собственности.

Вместе с тем, вопреки требованиям статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации ответчик не представил доказательств, подтверждающих наличие у него прав на использование объекта интеллектуальной собственности в предпринимательских целях.

Так, заявитель кассационной жалобы полагает, что незаконность использования ответчиком товарного знака подтверждается отсутствием у него договора с правообладателем. Таким образом, по мнению заявителя кассационной жалобы, у суда не имелось оснований для освобождения ответчика от гражданско-правовой ответственности в виде выплату истцу компенсации.

Также в своей кассационной жалобе истец полагает, что у суда первой инстанции отсутствовали основания для снижения размера компенсации ниже низшего предела, со ссылкой на постановление Конституционного суда Российской Федерации от 13.12.2016 N 28-П, поскольку ответчиком не было представлено доказательств чрезмерности, необоснованности размера взысканной компенсации.

Предпринимателем Цыганковым Е.А. представлен отзыв на кассационную жалобу, в котором он считает, что кассационная жалоба истца не подлежит удовлетворению, а обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения.

Предприниматель Мелентьева Т.Н. отзыв на кассационную жалобу не представила.

До начала судебного заседания посредством электронной системы "Мой Арбитр", от общества "Русмаш" поступило ходатайство об отложении судебного заседания на более позднюю дату, мотивированное необходимостью предоставления дополнительного времени представителю для подготовки дополнительных письменных пояснений с учетом доводов кассационной жалобы.

Рассмотрев заявленное ходатайство, суд кассационной инстанции не усматривает оснований для его удовлетворения, ввиду того, что у истца, являющегося заявителем кассационной жалобы, имелось достаточно времени для подготовки дополнительных пояснений и заблаговременного направления их в суд. Доказательств обратного в суд не представлено. Иных оснований для отложения судебного заседания заявителем не приведено.

Лица, участвующие в деле, извещенные надлежащим образом о времени и месте судебного заседания своих представителей в суд не направили, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в их отсутствие.

Законность обжалуемых судебных актов проверена судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, то есть исходя из доводов кассационной жалобы.

Как следует из материалов дела и установлено судами, общество "Русмаш" является правообладателем товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 473042.

Как стало известно истцу, в магазине "Автозапчасти", расположенном по адресу: Алтайский край, г. Новоалтайск, ул. Октябрьская, 1, индивидуальным предпринимателем Мелентьевой Т.Н. реализован товар - автоматический натяжитель цепи "ПИЛОТ" для автомобилей ВАЗ (АНЦ "ПИЛОТ"), на упаковку которого нанесено изображение, сходное до степени смешения с товарным знаком по свидетельству Российской Федерации N 473042.

В подтверждение покупки истцом в материалы дела представлены терминальный и товарный чеки от 23.07.2016, содержащие сведения о стоимости товара, о дате его продажи и об индивидуальном номере налогоплательщика, а также диск с видеозаписью процесса покупки товара. Кроме того, в материалы дела представлены вещественные доказательства - автоматический натяжитель цепи "ПИЛОТ" для автомобилей ВАЗ.

Полагая, что предпринимателем нарушены исключительные права истца на указанный товарный знак, определив размер компенсации в соответствии с подпунктом 2 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) на основании лицензионного договора от 01.03.2016 N 2 (далее - договор от 01.03.2016 N 2), заключенного с индивидуальным предпринимателем Новиковым С.В., которому истцом была предоставлена неисключительная лицензия использования товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 473042 в отношении товаров 12-го класса МКТУ на срок до 13.09.2021 на территории Российской Федерации (зарегистрирован Федеральной службой по интеллектуальной собственностью 26.05.2016 за N РД0198781), общество "Русмаш" обратилось в арбитражный суд с рассматриваемыми требованиями.

В ходе рассмотрения настоящего дела в суде первой инстанции, предприниматель Мелентьева Т.Н. указала на то, что спорный товар был приобретен ей для дальнейшей реализации у предпринимателя Цыганкова Е.А.

Кроме того, предприниматель указала, что на указанную продукцию получен сертификат соответствия N TC RU C-RU.0C.B0101, серия RU N 0352715, подтверждающий тот факт, что спорный товар изготовлен самим истцом, и соответственно, товарный знак на упаковку товара также нанесен самим истцом, что не свидетельствует о контрафактности спорного товара.

Суд первой инстанции, удовлетворяя исковые требования в части, руководствуясь положениями статей 1252, 1515 ГК РФ, установив факт принадлежности истцу спорного товарного знака, а также факт его использования предпринимателем Мелентьевой Т.Н. без разрешения правообладателя, применив к спорным правоотношениям правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную Постановлении от 13.12.2016 N 28-П, учитывая принципы разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения, снизил размер компенсации, подлежащей взысканию с предпринимателя с 200 000 рублей до 30 000 рублей.

При этом суд первой инстанции указал, что из представленного лицензионного договора 01.03.2016 N 2 невозможно установить по какой цене обычно истцом предоставляется право использования товарного знака, поскольку лицо, которому передано право использования спорного товарного знака по лицензионному договору, само в своей хозяйственной деятельности спорный товарный знак не использует, при этом является учредителем общества Русмаш".

Таким образом, посчитав, что факт аффилированности лиц лицензионного договора мог повлиять на установленный в этом договоре размер лицензионного вознаграждения, ввиду непредставления обществом в материалы дела иных лицензионных договоров, заключенных с другими лицами, пришел к выводу, что указанный договор не может быть принят в качестве доказательства для определения размера права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается обществом за правомерное использование товарного знака, снизил размер компенсации.

Относительно исковых требований, предъявленных к предпринимателю Цыганкову Е.А., суд первой инстанции, руководствуясь статьями 125, 126, 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пришел к выводу об оставлении их без рассмотрения, в связи с несоблюдением истцом в отношении данного ответчика досудебного порядка.

Отменяя решение суда первой инстанции в части требований к предпринимателю Мелентьевой Т.Н., суд апелляционной инстанции, руководствуясь статьями 1229, 1484, 1252 ГК РФ, с учетом разъяснений данных в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах" исходил из того, что правообладателем не представлено доказательств нарушения его исключительных прав ответчиком, в связи с чем оснований для удовлетворения требований в указанной части не имелось.

В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми судебными актами истец обратился с кассационной жалобой в Суд по интеллектуальным правам.

Суд по интеллектуальным правам изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судом норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом судебном акте, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения кассационной жалобы исходя из следующего.

Поскольку в силу пункта 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, выводы судов в части оставления без рассмотрения исковых требований к Цыганкову Е.А. судом не проверяются.

Согласно статье 1225 ГК РФ к результатам интеллектуальной деятельности и приравненным к ним средствам индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана (интеллектуальной собственности), отнесены, в том числе, фирменные наименования, товарные знаки и знаки обслуживания, а также коммерческие обозначения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающее исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом.

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных этим Кодексом.

Согласно пункту 1 статьи 1484 ГК РФ, лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 того же Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 данной статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

В силу пункта 3 указанной статьи никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Согласно пункту 3 статьи 1252 ГК РФ в случаях, предусмотренных Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения.

Таким образом, требование об уплате компенсации может быть удовлетворено при наличии доказательств несанкционированного использования товарного знака, то есть при наличии факта правонарушения.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 14 постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах", и положениям статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истец обязан доказать факт принадлежности ему авторских прав и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком. В свою очередь, ответчик обязан доказать выполнение им требований закона при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. В противном случае физическое или юридическое лицо признается нарушителем авторского права и (или) смежных прав и для него наступает гражданско-правовая ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Аналогично бремя доказывания распределяется и при установлении факта законности/незаконности использования товарного знака.

Как разъяснено в пункте 43.2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков.

Недоказанность истцом обстоятельства, входящего в предмет доказывания по данному спору, является основанием для отказа в иске.

Судами установлен и не оспаривается лицами, участвующими в деле, факт принадлежности истцу товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 473042.

Отказывая в удовлетворении исковых требований о взыскании компенсации, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о недоказанности истцом факта нарушения предпринимателем Мелентьевой Т.Н. его исключительных прав на спорный товарный знак, поскольку предприниматель Мелентьева Т.Н. представила доказательства правомерного использования спорного товарного знака на товаре, введенном в гражданский оборот самим истцом.

Так, суд апелляционной инстанции, установил, что согласно сведениям, содержащимся на упаковке, спорный товар произведен самим правообладателем спорного товарного знака, а именно обществом "Русмаш".

При этом, суд апелляционной инстанции отметил, что в материалах дела отсутствуют доказательства того, что данный товар является контрафактным, что товарный знак на него не был нанесен непосредственно самим правообладателем.

Доказательств того, что представленная в качестве вещественного доказательства упаковка автоматического натяжителя цепи "ПИЛОТ" не соответствует требованиям, предъявляемым к оригинальной продукции, производимой обществом "Русмаш", также не представлено.

При таких обстоятельствах, исходя из того, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих нарушение предпринимателем его исключительных прав на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 473042, оснований для удовлетворения требования общества "Русмаш" о взыскании компенсации с предпринимателя Мелентьевой Т.Н. не имелось.

Суд кассационной инстанции соглашается с указанным выводом суда апелляционной инстанции.

Как правомерно указал суд апелляционной инстанции, характерной особенностью правового режима использования товарного знака является почти полное отсутствие ограничений исключительного права правообладателя. Единственным таким ограничением, предусмотренным законом, является исчерпание исключительного права (статья 1487 ГК РФ).

Согласно статье 1487 ГК РФ не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно правообладателем или с его согласия.

Принцип исчерпания права означает, что правообладатель не может препятствовать использованию знака применительно к тем же товарам, которые введены в гражданский оборот им самим либо с его согласия, то есть он не может осуществлять свое право дважды в отношении одних и тех же товаров, поставляемых на товарный рынок.

Оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что товар, реализованный ответчиком произведен самим истцом, о чем свидетельствует упаковка, представленного в материалы дела в качестве вещественного доказательства автоматического натяжителя цепи "ПИЛОТ", где указано, что товар произведен обществом с ограниченной ответственностью "Русмаш" г. Электросталь.

При этом, как установил суд апелляционной инстанции в материалах дела отсутствуют доказательства того, что данный товар является контрафактным, что товарный знак на него не был нанесен непосредственно самим правообладателем - истцом.

Не имеется также доказательств того, что представленный в качестве вещественного доказательства автоматический натяжитель цепи "ПИЛОТ" не соответствует требованиям, предъявляемым к оригинальной продукции, производимой обществом "Русмаш".

Довод заявителя кассационной жалобы о несогласии с выводом суда апелляционной инстанции о недоказанности факта нарушения ответчиком исключительных прав истца на спорный товарный знак, отклоняется Судом по интеллектуальным правам как несостоятельный, направлен на переоценку, что не входит в полномочия суда кассационной инстанции.

Как следует из правовой позиции, изложенной высшей судебной инстанцией в определении Верховного Суда Российской Федерации от 13.09.2016 N 305-ЭС16-7224, вопросы о наличии у истца исключительного права и нарушении ответчиком этого исключительного права являются вопросами факта, которые устанавливаются судами первой и апелляционной инстанций в пределах полномочий, предоставленных им Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, на основании исследования и оценки представленных сторонами в обоснование своих требований и возражений доказательств.

В такой ситуации названный довод, заявленный в суд кассационной инстанции, по сути, направлен на переоценку имеющихся в материалах дела доказательств, которые были исследованы судом апелляционной инстанции и получили соответствующую правовую оценку.

Суд кассационной инстанции в соответствии со статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации полномочиями по переоценке доказательств не наделен.

Заявленный в кассационной жалобе довод о неправомерном снижении судом первой инстанции размера взыскиваемой с предпринимателя Мелентьевой Т.Н. компенсации, судом кассационной инстанции не рассматривается, поскольку решение суда от 21.03.2018 в данной части отменено постановлением апелляционного суда от 23.08.2018.

Фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, выводы о применении норм права соответствуют установленным обстоятельствам и имеющимся доказательствам.

Поскольку пределы рассмотрения дела в суде кассационной инстанции ограничены проверкой правильности применения судами норм материального и процессуального права, а также соответствия их выводов о применении норм права установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам (части 1 и 3 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), оснований для отмены или изменения постановления суда апелляционной инстанции не имеется.

Нарушений норм материального и процессуального права, являющихся в соответствии со статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины по кассационной жалобе относятся на заявителя.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам постановил:

решение Арбитражного суда Алтайского края от 21.03.2018 по делу N А03-19009/2017 и постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 23.08.2018 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Русмаш" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий
судья

И.В. Лапшина

 

Судья

В.В. Голофаев

 

Судья

Н.Н. Погадаев