Определение Конституционного Суда РФ от 29 января 2019 г. N 234-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Коркина Сергея Николаевича на нарушение его конституционных прав частями 2 и 3 статьи 12.31.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а также положениями статей 20 и 23 Федерального закона "О безопасности дорожного движения"

Определение Конституционного Суда РФ от 29 января 2019 г. N 234-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Коркина Сергея Николаевича на нарушение его конституционных прав частями 2 и 3 статьи 12.31.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а также положениями статей 20 и 23 Федерального закона "О безопасности дорожного движения"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе

Председателя В.Д. Зорькина,

судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина С.Н. Коркина к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Гражданин С.Н. Коркин оспаривает конституционность следующих положений Федерального закона от 10 декабря 1995 года N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения":

абзаца седьмого пункта 1 статьи 20 (в редакции, действовавшей до внесения изменений Федеральным законом от 20 декабря 2017 года N 398-ФЗ), в соответствии с которым юридические лица и индивидуальные предприниматели, осуществляющие на территории Российской Федерации деятельность, связанную с эксплуатацией транспортных средств, обязаны организовывать в соответствии с требованиями данного Федерального закона, Федерального закона от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" проведение обязательных медицинских осмотров и мероприятий по совершенствованию водителями транспортных средств навыков оказания первой помощи пострадавшим в дорожно-транспортных происшествиях;

абзаца шестого пункта 4 статьи 20 (в редакции, действовавшей до внесения изменений Федеральным законом от 20 декабря 2017 года N 398-ФЗ), в силу которого юридические лица и индивидуальные предприниматели, осуществляющие перевозки автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом, должны организовывать и проводить предрейсовый контроль технического состояния транспортных средств в порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере транспорта;

абзаца пятого пункта 1 статьи 23, устанавливающего, что медицинское обеспечение безопасности дорожного движения включает в себя обязательные предварительные, периодические (не реже одного раза в два года), предрейсовые и послерейсовые медицинские осмотры;

абзаца первого пункта 3 статьи 23, предусматривающего, что обязательные предварительные медицинские осмотры проводятся в отношении лиц, принимаемых на работу в качестве водителей транспортных средств;

абзаца третьего пункта 3 статьи 23, согласно которому обязательные предрейсовые медицинские осмотры проводятся в течение всего времени работы лица в качестве водителя транспортного средства, за исключением водителей, управляющих транспортными средствами, выезжающими по вызову экстренных оперативных служб.

В жалобе также оспаривается конституционность следующих положений статьи 12.31.1 КоАП Российской Федерации:

части 2, согласно которой осуществление перевозок пассажиров и багажа, грузов автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом с нарушением требований о проведении предрейсовых и послерейсовых медицинских осмотров водителей транспортных средств влечет наложение административного штрафа на граждан в размере трех тысяч рублей; на должностных лиц - пяти тысяч рублей; на юридических лиц - тридцати тысяч рублей;

части 3, согласно которой осуществление перевозок пассажиров и багажа, грузов автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом с нарушением требований о проведении предрейсового контроля технического состояния транспортных средств влечет наложение административного штрафа на граждан в размере трех тысяч рублей; на должностных лиц - пяти тысяч рублей; на юридических лиц - тридцати тысяч рублей.

Как следует из представленных материалов, постановлениями должностного лица органа ГИБДД С.Н. Коркин был признан виновным в совершении административных правонарушений, предусмотренных частями 2 и 3 статьи 12.31.1 КоАП Российской Федерации, за каждое из которых ему было назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере трех тысяч рублей. Решением суда, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций, в том числе судьей Верховного Суда Российской Федерации, данные постановления были изменены: на основании части 2 статьи 4.4 КоАП Российской Федерации С.Н. Коркину за совершение двух указанных административных правонарушений было назначено одно административное наказание - административный штраф в размере трех тысяч рублей. При этом суды установили, что С.Н. Коркин, будучи работником индивидуального предпринимателя, осуществлял перевозку груза на грузовом автомобиле без прохождения предрейсового медицинского осмотра и в отсутствие подтверждения проведения обязательного предрейсового контроля технического состояния транспортного средства.

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения не соответствуют статьям 46 (часть 1), 54 (часть 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку в силу своей неопределенности позволяют признавать субъектами административных правонарушений, предусмотренных частями 2 и 3 статьи 12.31.1 КоАП Российской Федерации, водителей транспортных средств - работников юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, несмотря на то что обязанность по организации и проведению предрейсового медицинского осмотра водителей и обязательного предрейсового контроля технического состояния транспортных средств возложена на юридические лица и индивидуальных предпринимателей.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

2.1. Представленные материалы не подтверждают применение в деле заявителя оспариваемого им абзаца первого пункта 3 статьи 23 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" об обязательных предварительных осмотрах лиц, принимаемых на работу в качестве водителей транспортных средств, а потому его жалоба в указанной части не соответствует требованиям статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" и не может быть признана допустимой.

2.2. Оспариваемые заявителем положения статьи 12.31.1 КоАП Российской Федерации предусматривают административную ответственность за осуществление перевозок пассажиров и багажа, грузов автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом с нарушением требований о проведении предрейсовых и послерейсовых медицинских осмотров водителей транспортных средств (часть 2) и с нарушением требований о проведении предрейсового контроля технического состояния транспортных средств (часть 3). Санкции данных законоположений дифференцируют административное наказание для граждан, должностных лиц и юридических лиц; при этом в соответствии с примечанием к данной статье лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность за соответствующие административные правонарушения как юридические лица.

Правовые основы обеспечения безопасности дорожного движения на территории Российской Федерации определены Федеральным законом "О безопасности дорожного движения", и в силу пункта 4 его статьи 24 участники дорожного движения, в том числе водители, обязаны выполнять требования данного Федерального закона и издаваемых в соответствии с ним нормативно-правовых актов в части обеспечения безопасности дорожного движения.

Названный Федеральный закон в пункте 1 статьи 20 как в примененной в деле заявителя, так и в действующей редакции предусматривает, что юридические лица, индивидуальные предприниматели, осуществляющие эксплуатацию транспортных средств, обязаны организовывать в соответствии с требованиями данного Федерального закона и Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" проведение обязательных медицинских осмотров.

В соответствии со статьей 23 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" медицинское обеспечение безопасности дорожного движения включает в себя в том числе обязательные предрейсовые медицинские осмотры, которые проводятся в течение всего времени работы лица в качестве водителя транспортного средства, за исключением водителей, управляющих транспортными средствами, выезжающими по вызову экстренных оперативных служб; требование о прохождении обязательных медицинских осмотров распространяется на индивидуальных предпринимателей в случае самостоятельного управления ими транспортными средствами, осуществляющими перевозки (пункты 1, 3 и 4).

Порядок проведения предсменных, предрейсовых и послесменных, послерейсовых медицинских осмотров утвержден приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 15 декабря 2014 года N 835н и предусматривает, что по результатам прохождения предрейсового медицинского осмотра при вынесении заключения об отсутствии признаков воздействия вредных и (или) опасных производственных факторов, состояний и заболеваний, препятствующих выполнению трудовых обязанностей, в том числе алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения и остаточных явлений такого опьянения, на путевых листах ставится штамп "прошел предрейсовый медицинский осмотр, к исполнению трудовых обязанностей допущен" и подпись медицинского работника, проводившего медицинский осмотр (пункты 12 и 16).

Соответственно, на юридических лицах, индивидуальных предпринимателях, осуществляющих эксплуатацию транспортных средств, лежит обязанность организовывать проведение обязательных медицинских осмотров, тогда как на их работников, выполняющих трудовую функцию водителя, возложена обязанность прохождения обязательного предрейсового медицинского осмотра, которая также признается их обязанностью в области охраны труда (абзац шестой статьи 214 Трудового кодекса Российской Федерации).

Оспариваемый заявителем абзац шестой пункта 4 статьи 20 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" в примененной в его деле редакции предусматривал, что юридические лица и индивидуальные предприниматели, осуществляющие перевозки автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом, должны организовывать и проводить предрейсовый контроль технического состояния транспортных средств в порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере транспорта. В действующей редакции статьи 20 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" обязанность организовывать и проводить предрейсовый или предсменный контроль технического состояния транспортных средств в порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере транспорта, возложена на эксплуатирующие транспортные средства юридические лица и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих перевозку пассажиров на основании договора перевозки или договора фрахтования и (или) грузов на основании договора перевозки (коммерческие перевозки), а также осуществляющих перемещение лиц, кроме водителя, и (или) материальных объектов автобусами и грузовыми автомобилями без заключения указанных договоров (перевозки для собственных нужд автобусами и грузовыми автомобилями) (абзацы первый и седьмой пункта 2), т.е. федеральным законодателем было уточнено ранее действовавшее правовое регулирование, которое, таким образом, в оспариваемой заявителем части силу не утратило.

В соответствии с принятым на основании данных положений Порядком организации и проведения предрейсового или предсменного контроля технического состояния транспортных средств (утвержден приказом Министерства транспорта Российской Федерации от 8 августа 2018 года N 296) в случае, если при контроле не выявлены несоответствия требованиям, перечисленным в пунктах 10-11 этого Порядка, в путевом листе ставится отметка "контроль технического состояния транспортного средства пройден" и подпись с указанием фамилии и инициалов контролера, проводившего контроль, даты и времени его проведения; выпуск транспортного средства на линию без отметки о прохождении контроля и подписи контролера не допускается (пункты 12 и 14). Аналогичные положения содержались и в действовавшем на момент совершения заявителем административного правонарушения Порядке организации и проведения предрейсового контроля технического состояния транспортных средств, утвержденном приказом Министерства транспорта Российской Федерации от 6 апреля 2017 года N 141 (пункт 8).

При этом Правила дорожного движения Российской Федерации (утверждены постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090) предусматривают, что водитель механического транспортного средства обязан иметь при себе и по требованию сотрудников полиции передавать им для проверки в числе прочего путевой лист и документы на перевозимый груз; водитель транспортного средства обязан перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения; водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения (пункты 2.1.1, 2.3.1 и 2.7).

Соответственно, из действующего правового регулирования следует, что требования, касающиеся предрейсовых медицинских осмотров водителей транспортных средств и проведения предрейсового контроля технического состояния транспортных средств, обязательны как для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих коммерческие перевозки и перевозки для собственных нужд автобусами и грузовыми автомобилями и в связи с этим обязанных организовать проведение указанных осмотров водителей и транспортных средств, так и для водителей, которые не вправе осуществлять перевозку пассажиров и багажа, грузов автомобильным транспортом без прохождения предрейсового медицинского осмотра и положительных результатов предрейсового контроля технического состояния транспортного средства, и, следовательно, все указанные субъекты подлежат привлечению к административной ответственности на основании частей 2 и 3 статьи 12.31.1 КоАП Российской Федерации. Иной подход к толкованию оспариваемых заявителем законоположений - исключающий водителей из числа субъектов административных правонарушений, предусмотренных частями 2 и 3 статьи 12.31.1 КоАП Российской Федерации, - фактически приводил бы к возможности уклонения от исполнения указанных требований не только самих водителей, но и юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих коммерческие перевозки и перевозки для собственных нужд автобусами и грузовыми автомобилями.

Таким образом, оспариваемые положения Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и Федерального закона "О безопасности дорожного движения", рассматриваемые в системе действующего правового регулирования, не могут рассматриваться как неопределенные в указанном заявителем аспекте и, будучи направленными на обеспечение безопасности дорожного движения, не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе.

Проверка же законности и обоснованности правоприменительных решений, в том числе в части того, имелись ли правовые основания для привлечения заявителя к административной ответственности за совершение административных правонарушений, предусмотренных частями 2 и 3 статьи 12.31.1 КоАП Российской Федерации, связана с исследованием фактических обстоятельств его дела, что к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации не относится (статья 125 Конституции Российской Федерации и статья 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации").

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Коркина Сергея Николаевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение Конституционного Суда РФ от 29 января 2019 г. N 234-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Коркина Сергея Николаевича на нарушение его конституционных прав частями 2 и 3 статьи 12.31.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а также положениями статей 20 и 23 Федерального закона "О безопасности дорожного движения"


Определение размещено на сайте Конституционного Суда РФ (http://www.ksrf.ru)