Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 5 марта 2019 г. N 305-ЭС18-15540 Дело о привлечении к субсидиарной ответственности в солидарном порядке подлежит направлению на новое рассмотрение, поскольку факт наличия права требования к одному лицу не может освобождать другое лицо (другие лица) от ответственности за тот же вред

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 5 марта 2019 г. N 305-ЭС18-15540

 

Резолютивная часть определения объявлена: 21.02.2019

Определение в полном объеме изготовлено: 05.03.2019

 

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Золотовой Е.Н.,

судей Маненкова А.Н., Чучуновой Н.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу публичного акционерного общества Национальный банк "Траст" на решение Арбитражного суда города Москвы от 26.12.2017, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.03.2018 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 17.07.2018 по делу N А40-180646/2017 Арбитражного суда города Москвы

по исковому заявлению публичного акционерного общества Национальный банк "Траст" (далее - истец, банк) к гражданам Агаевой Лилии Нагиматовне (Москва, далее - Агаева Л.Н.), Ерменевой Юлии Сергеевне (Москва, далее - Ерменева Ю.С.), Ягуповой Маргарите Сергеевне (Рязанская область, далее - Ягупова М.С.) (далее - ответчики),

при участии в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, гражданки Светличной Людмилы Владимировны (Краснодарский край, далее - третье лицо, Светличная Л.В.),

о взыскании 504 253 973 рублей 37 копеек.

В судебном заседании принял участие представители банка - Журавлева Л.Ю. по доверенности от 28.08.2018 N 714/2018, Колосов А.К. по доверенности от 05.07.2018 N 355/2018; Агаевой Л.Н. - Геращева Е.В. по нотариально удостоверенной доверенности от 11.03.2017 б/н; Ерменевой - Геращева Е.В. по нотариально удостоверенной доверенности от 14.03.2017 б/н; Ягуповой М.С. - Геращева Е.В. по нотариально удостоверенной доверенности от 15.03.2017 б/н.

Третье лицо извещено о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание не явилось, своего представителя не направило. В силу части 2 статьи 291.10 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) неявка в судебное заседание указанного выше лица, участвующего в деле, не препятствует рассмотрению кассационной жалобы.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Золотовой Е.Н., объяснения представителей сторон, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации установила:

банк, ссылаясь на положения статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), статей 10, 61.2, 61.3 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве), обратился в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением о привлечении Агаевой Л.Н., Ерменевой Ю.С. и Ягуповой М.С. в солидарном порядке к субсидиарной ответственности по обязательствам общества с ограниченной ответственностью "Де Джилетт Бат Компани" (далее - общество, должник), а именно: о взыскании с ответчиков 504 253 973 рублей 37 копеек.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 26.12.2017 (судья Цыдыпова А.В.), оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.03.2018 (судьи Гарипов В.С., Верстова М.Е., Ким Е.А.) и постановлением Арбитражного суда Московского округа от 17.07.2018 (судьи Нечаев С.В., Денисова Н.Д., Петрова Е.А.), в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе, поданной в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации, заявитель, выражая несогласие с обжалуемыми судебными актами, просил пересмотреть их в порядке кассационного производства, ссылаясь на их незаконность.

Судьей Верховного Суда Российской Федерации из Арбитражного суда города Москвы истребовано дело N А40-180646/2017, которое по результатам изучения вместе с кассационной жалобой передано на рассмотрение судебной коллегии.

В судебном заседании представители банка поддержали и изложили доводы кассационной жалобы, просили отменить обжалуемые судебные акты и дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Представитель ответчиков полагал, что судебные акты являются законными и обоснованными, в связи с чем отсутствуют основания для их отмены по основаниям, приведенным в письменном отзыве на кассационную жалобу.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 291.11 АПК РФ).

Обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и в отзыве на нее, проверив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации считает, что жалоба банка подлежит удовлетворению.

Как следует из материалов дела и установлено судами решением от 26.06.2013 N 1 единственного участника общества Ерменевой Ю.Г. одобрено заключение двух кредитных договоров с банком на общую сумму 550 000 000 рублей.

Банком и обществом 08.07.2013 заключен договор N 30/К/0412 о предоставлении кредитной линии в размере 500 000 000 рублей.

Истец в соответствии с дополнительными соглашениями от 16.07.2013 N 1 и от 29.08.2013 N 2 предоставил обществу соответственно 200 000 000 и 300 000 000 рублей.

В период с 11.10.2011 по 24.12.2013 обязанности генерального директора и главного бухгалтера общества исполняла Агаева Л.Н., а с 28.12.2013 на указанные должности назначена Ягупова М.С. (решения от 21.09.2011 N 1 и от 24.12.2013 N 2, приказы от 11.10.2011 N 1 и от 24.12.2013 N 2).

Агаевой Л.Н. и Ягуповой М.С. банку представлялись бухгалтерские балансы (по состоянию на 30.06.2013, 30.09.2013, на 31.03.2014, 30.06.2014, 30.09.2014), из которых следовало, что у общества имеются значительные (по сумме превышающие сумму займа) оборотные активы в виде запасов, а также дебиторская задолженность общества с ограниченной ответственностью "Белт" (далее - общество "Белт") и общества с ограниченной ответственностью "Ремень" (далее - общество "Ремень").

Решением Арбитражного суда города Москвы от 10.11.2015 по делу N А40-6181/2015 общество признано несостоятельным (банкротом), в отношении него введена процедура конкурсного производства сроком на шесть месяцев. Конкурсным управляющим назначена Светличная Л.В., которой передана документация о хозяйственной деятельности общества, бухгалтерская и иная документация, а также печати. Установлено, что у должника имеется задолженность перед обществом "Белт" и обществом "Ремень", у которых отсутствуют какие-либо долги перед обществом (требования общества "Белт" к должнику на сумму 579 995 860 рублей 92 копейки включены в реестр требований кредиторов; требования общества "Ремень" на сумму 10 005 859 рублей 70 копеек также включены в реестр требований кредиторов).

Общество частично осуществило возврат кредита в размере 17 620 000 рублей, а также уплатило 55 309 056 рублей 15 копеек процентов.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 24.07.2015 (с учетом определения об исправлении опечатки от 05.11.2011) требования банка включены реестр требований кредиторов должника (третья очередь) в общей сумме 504 274 930 рублей 99 копеек, из которых 482 380 000 рублей - основной долг, 10 466 985 рублей 21 копейка - срочные проценты, 10 957 810 рублей 67 копеек - просроченные проценты и 470 135 рублей 11 копеек - неустойка.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 12.05.2016 конкурсное производство в отношении общества завершено; требования банка не удовлетворены.

В ЕГРЮЛ 20.07.2016 внесена запись N 2167748147488 о прекращении деятельности общества в связи с ликвидацией.

Отказывая в удовлетворении заявленных истцом требований, суды исходили из того, что ответчики могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана указаниями или иными действиями контролирующих должника лиц; ответчиками не совершались от имени общества сделки, направленные на вывод активов должника без предоставления экономически обоснованного эквивалента либо безвозмездно, а ущерб интересам кредиторов не причинялся; отсутствия доказательств оспаривания банком сделок общества и признания их недействительными в установленном законе порядке. Суды также указали на то, что с завершением конкурсного производства, требования кредиторов, которые не были удовлетворены в процедуре банкротства, являются погашенными.

Кроме того, суд кассационной инстанции сослался на то, что выводы об умышленности действий ответчиков по предоставлению недостоверной документации в целях получения кредита при заведомом отсутствии намерений возвратить долг могут быть сделаны только в рамках уголовного судопроизводства; в случае наличия соответствующих на то оснований истец не лишен права обратиться с заявлением в порядке главы 37 АПК РФ.

Между тем судами не учтено следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают, в частности, вследствие причинения вреда другому лицу.

Статьей 12 ГК РФ возмещение убытков отнесено к способам защиты гражданских прав.

Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере (статья 15 ГК РФ).

Право на возмещение убытков возникает у кредитора как из нарушения договорного обязательства (статья 393 ГК РФ), так и из деликтного обязательства (статья 1064 этого Кодекса).

В пункте 40 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2018), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 14.11.2018) (редакции от 26.12.2018), указано на то, что право на возмещение убытков возникает у кредитора как из нарушения договорного обязательства (статья 393 ГК РФ), так и из деликтного обязательства (статья 1064 ГК РФ); объективная невозможность реализации предусмотренных законодательством о договорах механизмов восстановления нарушенного права не исключает, при наличии к тому достаточных оснований, обращение за взысканием компенсации имущественных потерь в порядке, предусмотренном для возмещения внедоговорного вреда (статья 1064 ГК РФ), с лица, действия (бездействие) которого с очевидностью способствовали нарушению абсолютного права другого лица и возникновению у него убытков.

Таким образом, факт наличия права требования к одному лицу не может освобождать от ответственности другое лицо (другие лица) за тот же вред.

Банком в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) общества было заявлено требование, вытекающее из договора кредита, которое не удовлетворено, что не лишает его права на обращение с требованием о возмещении убытков в порядке статьи 1064 ГК РФ к лицам, причинившим своими действиями такой вред.

В пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что, если при принятии искового заявления суд придет к выводу о том, что избранный истцом способ защиты права не может обеспечить его восстановление, данное обстоятельство не является основанием для отказа в принятии искового заявления, его возвращения либо оставления без движения. В соответствии со статьей 133 АПК РФ на стадии подготовки дела к судебному разбирательству суд выносит на обсуждение вопрос о юридической квалификации правоотношения для определения того, какие нормы права подлежат применению при разрешении спора (абзац второй). По смыслу части 1 статьи 168 АПК РФ суд определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам. Суд также указывает мотивы, по которым не применил нормы права, на которые ссылались лица, участвующие в деле. В связи с этим ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования (абзац третий).

Таким образом, арбитражный суд не связан правовой квалификацией истцом заявленных требований (спорных правоотношений), а должен рассматривать иск исходя из предмета и оснований (фактических обстоятельств), определяя по своей инициативе круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора и подлежащих исследованию, проверке и установлению по делу, а также решить, какие именно нормы права подлежат применению в конкретном спорном правоотношении.

Отказ в иске в связи с ошибочной квалификацией недопустим, поскольку не обеспечивает разрешение спора, определенность в отношениях сторон, соблюдение баланса их интересов, не способствует максимально эффективной защите прав и интересов лиц, участвующих в деле.

В силу пункта 1 статьи 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Для целей возмещения убытков по смыслу статьи 1064 ГК РФ необходимо наличие убытков у потерпевшего лица, противоправности действий причинителя и причинно-следственной связи между данными фактами. При этом противоправное поведение (в частности, умышленный обман контрагента) лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа, или иного представителя, повлекшее причинение вреда третьим лицам, может рассматриваться в качестве самостоятельного состава деликта.

Истец в обоснование требований о привлечении ответчиков к ответственности, указывал на то, что действия единственного участника и директоров общества были направлены на необоснованное получение обществом кредита, который заемщик заведомо не намеревался возвращать, в результате чего банк понес убытки в размере невозвращенной части кредита и неуплаченных процентов за пользование заемными денежными средствами.

В подтверждение доводов банк представил суду документы, полученные в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) общества, свидетельствовавшие с очевидностью о том, что информация, изложенная в представленной должником бухгалтерской документации, не соответствовала действительности.

Вместе с тем, для установления неправомерности действий ответчиков необходимо исследование обстоятельств, при которых банку предоставлялась информация о состоянии активов общества и умысла ответчиков в предоставлении недостоверной информации. Установление указанных фактов возможно не только в рамках уголовного, но и в гражданском судопроизводстве. Таким образом, выводы суда кассационной инстанции относительно того, что умышленность действий ответчиков по предоставлению недостоверной документации в целях получения кредита при заведомом отсутствии намерений возвратить долг может быть установлена только в рамках уголовного судопроизводства, являются ошибочными.

Кроме того, при разрешении требований банка суду надлежит проверить, являлись ли осмотрительными действия самого истца при выдаче кредита и осуществлении им экспертизы сведений, предоставленных ответчиками (пункт 2 статьи 1083 ГК РФ).

Выше указывалось на то, что истец обратился с иском о привлечении ответчиков к субсидиарной ответственности по обязательствам общества в солидарном порядке.

Абзацем 1 статьи 1080 ГК РФ предусмотрено, что лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно.

Таким образом, в случае, если будет установлен судом состав правонарушения в действиях каждого ответчика, которые в совокупности повлекли причинение вреда истцу, применению подлежат правила статьи 1080 ГК РФ.

Отказывая в удовлетворении требований, суды в качестве одного из оснований сослались на отсутствие доказательств оспаривания сделки в порядке, предусмотренном статьями 178, 179 ГК РФ.

Однако о факте предоставления недостоверной информации банк узнал при рассмотрении дела о несостоятельности (банкротстве) общества, в связи с чем оспаривание сделки не могло бы привести к восстановлению предполагаемо нарушенных прав истца и не явилось бы более эффективным способом защиты, чем предъявление настоящего требования.

Кроме того, согласно разъяснениям, приведенным в абзаце 6 пункта 13 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10.12.2013 N 162, которым утвержден "Обзор практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации", в случае наличия у сделки пороков, перечисленных в статье 179 ГК РФ, потерпевший вправе требовать возмещения причиненных ему убытков по правилам статьи 1064 ГК РФ.

При изложенных обстоятельствах судебные акты, принятые судами всех трех инстанций, не могут быть признаны законными и обоснованными, в связи с чем на основании части 1 статьи 291.11 АПК РФ подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Руководствуясь статьями 167, 176, 291.11-291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда Российской Федерации, определила:

решение Арбитражного суда города Москвы от 26.12.2017, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.03.2018 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 17.07.2018 по делу N А40-180646/2017 отменить.

Направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

 

Председательствующий судья

Е.Н. Золотова

 

Судьи

А.Н. Маненков

 

 

Н.С. Чучунова

 

Верховный Суд РФ не согласился с отказом банку, который хотел привлечь единственного участника и двух бывших бухгалтеров ООО-банкрота в солидарном порядке к субсидиарной ответственности, а именно: взыскать долг, проценты и неустойку по кредитному договору между банком и ООО.

Право требования к одному лицу не освобождает от ответственности другое лицо (другие лица) за тот же вред. В рамках дела о банкротстве требование банка не удовлетворено. Но это не лишает его права требовать возмещения убытков в порядке, предусмотренном для возмещения внедоговорного вреда, от лиц, причинивших своими действиями такой вред.

Вопреки выводу предыдущей инстанции, установить умысел ответчиков, которые предоставили недостоверную бухгалтерскую документации для получения кредита при заведомом отсутствии намерений вернуть долг, можно не только в уголовном, но и в гражданском судопроизводстве.