Постановление Суда по интеллектуальным правам от 3 июля 2019 г. N С01-561/2019 по делу N А32-39138/2018 Судебные акты об отказе в иске о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак оставлены без изменения в связи с недобросовестным поведением истца

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 3 июля 2019 г. N С01-561/2019 по делу N А32-39138/2018

 

Резолютивная часть постановления объявлена 2 июля 2019 года.

Полный текст постановления изготовлен 3 июля 2019 года.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Снегура А.А.,

судей Булгакова Д.А., Мындря Д.И.

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Лобкова Бориса Федоровича (г. Тихорецк, Краснодарский край, ОГРНИП 318237500321987) на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 21.02.2019 по делу N А32-39138/2018 (судья Шепель А.А.) и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.04.2019 по тому же делу (судьи Шапкин П.В., Баранова Ю.И., Величко М.Г.)

по исковому заявлению индивидуального предпринимателя Лобкова Бориса Федоровича к индивидуальному предпринимателю Скрипалеву Александру Ивановичу (п. Пригородный, Тихорецкий р-он, Краснодарский край, ОГРНИП 304232130400023).

Стороны в судебное заседание не явились, явку представителей не обеспечили.

Суд по интеллектуальным правам установил:

индивидуальный предприниматель Лобков Борис Федорович (далее - предприниматель Лобков Б.Ф.) обратился в Арбитражный суд Краснодарского края с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю Скрипалеву Александру Ивановичу (далее - предприниматель Скрипалев А.И.) о взыскании компенсации в размере 250 000 рублей за нарушение исключительного права на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 196742 (с учетом принятого судом первой инстанции уточнения предмета исковых требований в порядке, предусмотренном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 21.02.2019 в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.04.2019 решение Арбитражного суда Краснодарского края от 21.02.2019 оставлено без изменения.

В кассационной жалобе, поданной в Суд по интеллектуальным правам, предприниматель Лобков Б.Ф., ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить, направить дело на новое рассмотрение.

В обоснование кассационной жалобы предприниматель Лобков Б.Ф. указывает на то, что в результате признания обоснованными доводов предпринимателя Скрипалева А.И. о совместном создании аббревиатуры, входящей в состав спорного товарного знака, а также о разрешении ему использования спорного товарного знака в период совместной деятельности по производству колбасной продукции суды первой и апелляционной инстанций пришли к неверному выводу о правомерности использования спорного товарного знака предпринимателем Скрипалевым А.И. По мнению предпринимателя Лобкова Б.Ф., данный вывод при отсутствии заключенного договора об отчуждения исключительного права или лицензионного договора противоречит положениям статей 1229, 1488 и 1489 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Предприниматель Лобков Б.Ф. полагает, что суды незаконно отказали в защите спорного товарного знака до прекращения его правовой охраны, поскольку факт неиспользования товарного знака является обстоятельством, которое доказывается при досрочном прекращении правовой охраны товарного знака. Следовательно, с точки зрения истца, до признания предоставления правовой охраны товарному знаку недействительным лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак, не может быть отказано в его защите.

Кроме того, предприниматель Лобков Б.Ф. указывает, что в нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суды первой и апелляционной инстанций возложили на него бремя доказывания факта самостоятельного использования спорного товарного знака, что противоречит правоприменительной практике по спорам о защите прав на товарный знак.

Предпринимателем Скрипалевым А.И. отзыв на кассационную жалобу не представлен.

Стороны, извещенные надлежащим образом о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, в судебное заседание не явились, явку представителей не обеспечили, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 12 "О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.2010 N 228-ФЗ "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации", при наличии в материалах дела уведомления о вручении лицу, участвующему в деле, либо иному участнику арбитражного процесса копии первого судебного акта по рассматриваемому делу либо сведений, указанных в части 4 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, такое лицо считается надлежаще извещенным при рассмотрении дела судом апелляционной, кассационной, надзорной инстанции, при рассмотрении судом первой инстанции заявления по вопросу о судебных расходах, если судом, рассматривающим дело, выполняются обязанности по размещению информации о времени и месте судебных заседаний, совершении отдельных процессуальных действий на официальном сайте арбитражного суда в сети Интернет в соответствии с требованиями абзаца второго части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. При этом отсутствие в материалах дела доказательств, подтверждающих получение лицами, участвующими в деле, названных документов, не может расцениваться как несоблюдение арбитражным судом правил Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о надлежащем извещении.

Законность обжалуемых решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе.

Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, предприниматель Лобков Б.Ф. является правообладателем комбинированного товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 196742, зарегистрированного 20.11.2000 по заявке N 99711372 с приоритетом от 21.07.1999, в том числе в отношении товаров "мясо, рыба, птица и дичь и продукты из них, включенные в 29 класс" 29-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ).

Предприниматель Лобков Б.Ф., ссылаясь на незаконное использование спорного товарного знака предпринимателем Скрипалевым А.И. при производстве, рекламировании, демонстрации и реализации колбасных и других мясных изделий, обратился в Арбитражный суд Краснодарского края с настоящим исковым заявлением.

Суд первой инстанции, установив принадлежность предпринимателю Лобкову Б.Ф. исключительного права на указанный товарный знак и факт производства предпринимателем Скрипалевым А.И. мясной продукции 29-го класса МКТУ с использованием спорного товарного знака, вместе с тем в удовлетворении исковых требований отказал, сославшись на наличие в действиях истца признаков злоупотребления правом.

При этом суд первой инстанции исходил из того, что до 2014 года компаньоном Скрипалева А.И. в предпринимательской деятельности был Лобков Б.Ф., совместно с которым в 2000 году был придуман спорный товарный знак и на него оформлено свидетельство, о чем в том числе свидетельствует осуществление ответчиком оплаты пошлины за продление срока действия спорного товарного знака в размере 20 000 рублей (платежное поручение от 26.05.2009 N 0222).

Суд первой инстанции также учел, что предприниматель Лобков Б.Ф. не подтвердил использование им самим спорного товарного знака, поскольку в материалы дела не было представлено ни одного доказательства, свидетельствующего об осуществлении действий, связанных с введением правообладателем в гражданский оборот товаров 29-го класса МКТУ, в отношении которых предоставлена правовая охрана спорному товарному знаку.

Принимая во внимание изложенные обстоятельства, суд первой инстанции пришел к выводу, что действительной целью подачи иска является причинение вреда предпринимателю Скрипалеву А.И., а не защита нарушенного исключительного права на товарный знак, что было квалифицировано как злоупотребление правом со стороны предпринимателя Лобкова Б.Ф.

Суд апелляционной инстанции выводы суда первой инстанции признал законными и обоснованными, в том числе в отношения факта злоупотребления правом со стороны предпринимателя Лобкова Б.Ф.

При этом суд апелляционной инстанции, отклоняя довод предпринимателя Лобкова Б.Ф. о неотносимости к данному спору постановления о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) от 15.09.2014, указал, что данное обстоятельство подтверждает позицию о злоупотреблении правом со стороны предпринимателя Лобкова Б.Ф.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам приходит к следующим выводам.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности, если указанным кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных этим кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными тем же кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную этим кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается этим кодексом.

Согласно пункту 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 того же кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 данной статьи.

При этом исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака, в том числе, на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации (пункт 2 данной статьи).

Пунктом 3 той же статьи предусмотрено, что никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

В силу пункта 3 статьи 1252 ГК РФ в случаях, предусмотренных этим кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных тем же кодексом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

Вместе с тем, как следует из материалов дела, установлено судами первой и апелляционной инстанций и не оспаривается истцом, предприниматели Лобков Б.Ф. и Скрипалев А.И. совместно осуществляли предпринимательскую деятельность по производству и реализации колбасной и иной мясной продукции. Согласно пояснениям предпринимателя Скрипалева А.И., не опровергнутым предпринимателем Лобковым Б.Ф., являясь собственниками колбасного цеха, они договорились самостоятельно производить различную мясную продукцию, при этом каждый из них мог использовать в качестве средства индивидуализации спорный товарный знак.

Суды первой и апелляционной инстанций установили, что предприниматель Лобков Б.Ф., ссылаясь на незаконное использование спорного товарного знака предпринимателем Скрепалевым А.И., обращался с соответствующим заявлением в ОМВД по Тихорецкому району. В результате проверки было отказано в возбуждении уголовного дела в отношении предпринимателя Скрипалева А.И. за отсутствием состава преступления.

Суды первой и апелляционной инстанций также отметили, что в материалы дела истцом не представлены достоверные и достаточные доказательства, подтверждающие незаконное использование спорного товарного знака со стороны предпринимателя Скрипалева А.И. в обход прямого запрета предпринимателя Лобкова Б.Ф., а также то, что мясная продукция 29-го класса МКТУ, выпускаемая и реализуемая предпринимателем Скрипалевым А.И., является контрафактной либо сфальсифицированной.

Принимая во внимание неиспользование спорного товарного знака предпринимателем Лобковым Б.Ф., а также постановление о прекращении уголовного дела от 15.09.2014, в рамках которого был установлен умысел предпринимателя Лобкова Б.Ф., направленный на хищение путем обмана денежных средств вследствие неисполнения договорных обязанностей по отношению к предпринимателю Скрипалеву А.И., а также то, что предпринимателем Скрипалевым А.И. предпринимались меры для обеспечения реального функционирования спорного товарного знака в гражданском обороте, в том числе путем продления срока действия его регистрации, суды усмотрели в действиях предпринимателя Лобкова Б.Ф. по обращению с настоящим иском исключительно намерение причинить вред предпринимателю Скрипалеву А.И.

Оценив в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в совокупности и взаимосвязи все приведенные доводы и представленные в материалы дела доказательства, суды первой и апелляционной инстанций расценили последовательность названных действий предпринимателя Лобкова Б.Ф. как проявление злоупотребления правом, в связи с чем отказали в удовлетворении исковых требований на основании статьи 10 ГК РФ.

В силу пункта 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 этой статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом (пункт 2 статьи 10 ГК РФ).

При этом в соответствии с пунктом 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

Как отмечено в пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации.

Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (пункт 2 статьи 10 ГК РФ).

По смыслу пунктов 1 и 2 статьи 10 ГК РФ для признания действий какого-либо лица злоупотреблением правом судом должно быть установлено, что умысел такого лица был направлен на заведомо недобросовестное осуществление прав, единственной его целью было причинение вреда другому лицу (отсутствие иных добросовестных целей).

На необходимость учета цели действий при анализе добросовестности поведения обращено внимание, в частности, в пункте 17 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 11 "О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях".

Осуществляя проверку довода предпринимателя Скрипалева А.И. о злоупотреблении предпринимателем Лобковым Б.Ф. правом при обращении с настоящим иском, суды первой и апелляционной инстанций установили, что исключительное право на спорный товарный знак зарегистрировано предпринимателем Лобковым Б.Ф. в период осуществления совместной деятельности по производству различной колбасной продукции Скрипалевым А.И., Лобковым В.Ф. и Лобковым Ф.Д. в принадлежащем им в долях (по 1/3 доли) здании колбасного цеха с 2002 года, в связи с чем пришли к выводу о том, что товарный знак регистрировался также в интересах партнеров Лобкова Б.Ф. Также судами был установлен факт уплаты предпринимателем Скрипалевым А.И. пошлины за продление правовой охраны спорного товарного знака, что также расценено судами как одно из доказательств совместного осуществления истцом и ответчиком предпринимательской деятельности и использования спорного товарного знака для индивидуализации совместно производимой продукции.

Кроме того, судами было установлено, что спорный товарный знак после приобретения исключительного права на него предпринимателем Лобковым Б.Ф. не использовался в отношении услуг 29-го класса МКТУ.

Принимая во внимание изложенное, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу о том, что обращение предпринимателя Лобкова Б.Ф. с настоящим иском не может быть признано добросовестным осуществлением гражданских прав, а является злоупотреблением правом, в связи с чем нарушает положения пункта 1 статьи 10 ГК РФ.

Признание действий по осуществлению гражданских прав злоупотреблением правом является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении иска.

Довод предпринимателя Лобкова Б.Ф. о незаконном ограничении судами его права на защиту принадлежащего ему товарного знака является необоснованным, поскольку применение пункта 1 статьи 10 ГК РФ не является ограничением реализации субъективных прав, а служит средством защиты интересов добросовестного лица от недобросовестного поведения иных лиц.

В связи с тем, что обжалуемые судебные акты содержат мотивированную оценку довода о недобросовестном поведении предпринимателя Лобкова Б.Ф., основанную на правильном применении норм материального права, у суда кассационной инстанции отсутствуют полномочия по иной оценке установленных судом первой и апелляционной инстанций обстоятельств и сделанных выводов.

Судебная коллегия также отмечает, что вопрос о злоупотреблении правом является вопросом факта, и подразумевает возможность его установления исходя из фактических обстоятельств конкретного дела и представленных в материалы дела доказательств и, следовательно, устанавливаются судами первой и апелляционной инстанций в пределах полномочий, представленных им Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации. Суд кассационной инстанции не вправе отвергать обстоятельства, которые суды первой и апелляционной инстанций сочли доказанными, и принимать решение на основание иной оценки представленных доказательств, поскольку иное свидетельствует о выходе за пределы полномочий, предусмотренных статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, существенном нарушении норм процессуального права.

Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, а окончательные выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны в основном на правильном применении норм материального и норм процессуального права, решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции являются законными и отмене не подлежат.

Нарушений норм процессуального права, которые в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации могут являться основанием для отмены судебных актов в любом случае, судом кассационной инстанции не установлено.

Таким образом, оснований для удовлетворения кассационной жалобы предпринимателя Лобкова Б.Ф. не имеется.

Уплаченная за подачу кассационной жалобы государственная пошлина подлежит в силу статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отнесению на заявителя данной жалобы.

Руководствуясь статьями 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда Краснодарского края от 21.02.2019 по делу N А32-39138/2018 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.04.2019 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Лобкова Бориса Федоровича - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий судья

А.А. Снегур

 

Судья

Д.А. Булгаков

 

Судья

Д.И. Мындря

 

Компаньоны создали товарный знак и зарегистрировали его на одного из них. Впоследствии правообладатель потребовал с бывшего партнера компенсацию за незаконное использование знака. Суды двух инстанций отказали ему в иске. Суд по интеллектуальным правам согласился с ними.

Товарный знак регистрировался в интересах партнеров в период их совместной деятельности. Ответчик продолжал выпускать продукцию, для индивидуализации которой был создан знак. Кроме того, он оплатил пошлину за продление его действия, что также расценено судами как одно из доказательств совместной деятельности.

Истец, напротив, после регистрации права не использовал товарный знак. Следовательно, действительной целью подачи иска было причинение вреда ответчику, а не защита нарушенного права. Суд квалифицировал это как злоупотребление правом, что считается самостоятельным основанием для отказа в иске.