Постановление Суда по интеллектуальным правам от 30 сентября 2019 г. N С01-852/2019 по делу N А40-266746/2018 Суд оставил без изменения вынесенные ранее судебные решения, которыми отказано в удовлетворении требования о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак, поскольку является обоснованным и верным вывод судов нижестоящих инстанций о том, что ответчик использовал спорный товарный знак в описательных и информационных целях, а не в связи с осуществлением им коммерческой деятельности

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 30 сентября 2019 г. N С01-852/2019 по делу N А40-266746/2018

 

Резолютивная часть постановления объявлена 25 сентября 2019 года.

Полный текст постановления изготовлен 30 сентября 2019 года.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Четвертаковой Е.С.,

судей Химичева В.А., Снегура А.А.

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу закрытого акционерного общества "Комбинат мучнисто-кондитерских изделий "ДОБРЫНИНСКИЙ" (ул. Электрозаводская, д. 27, стр. 1, Москва, 107023, ОГРН 1077764196894) на решение Арбитражного суда города Москвы от 05.04.2019 по делу N А40-266746/2018 (судья Титова Е.В.) и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.05.2019 по тому же делу (судьи Садикова Д.Н., Трубицын А.И., Расторгуев Е.Б.) по исковому заявлению закрытого акционерного общества "Комбинат мучнисто-кондитерских изделий "ДОБРЫНИНСКИЙ" к обществу с ограниченной ответственностью "ДАРЬЯ-СТ" (ул. Борисовские пруды, д. 26, корп. 2, Москва, 115408, ОГРН 1037739539573) о защите исключительного прав на товарный знак.

В судебном заседании приняли участие представители:

от закрытого акционерного общества "Комбинат мучнисто-кондитерских изделий "ДОБРЫНИНСКИЙ" - Свинко Е.В. и Иванникова И.Е. (по доверенности от 07.08.2019);

от общества с ограниченной ответственностью "ДАРЬЯ-СТ" - Кравченко Д.Л. (по доверенности от 09.01.2019).

Суд по интеллектуальным правам установил:

закрытое акционерное общество "Комбинат мучнисто-кондитерских изделий "ДОБРЫНИНСКИЙ" (далее - истец, комбинат) обратилось в Арбитражный суд города Москвы к обществу с ограниченной ответственностью "ДАРЬЯ-СТ" (далее - ответчик, общество) о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 536516 в размере 1 500 000 рублей, а также судебных расходов по уплате государственной пошлины в размере 28 000 рублей и на оплату услуг нотариуса в размере 28 900 рублей.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 05.04.2019, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.05.2019, в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с вынесенными по делу судебными актами, комбинат обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права и нарушение норм процессуального права, а также на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении иска в полном объеме.

Заявитель кассационной жалобы выражает несогласие с выводами судов о том, что упоминание товарного знака на сайте в сети "Интернет" в спорной ситуации не является его использованием.

По мнению комбината, им представлены все доказательства (нотариальные протоколы осмотра сайта и скриншоты страниц в сети "Интернет"), подтверждающие использование ответчиком спорного товарного знака, в связи с чем истец считает доказанным факт нарушения исключительного права на принадлежащий ему товарный знак.

Как полагает комбинат, цель использования ответчиком товарного знака не входит в предмет доказывания по настоящему делу и установление данного обстоятельства не имеет правового значения для правильного разрешения спора.

Кроме того, заявитель кассационной жалобы считает необоснованными выводы судов первой и апелляционной инстанций о том, что ответчик использовал спорный товарный знак в описательных и информационных целях, а не в связи с осуществлением им коммерческой деятельности, поскольку создает для общества возможность привлечения потенциальных покупателей и ложное представление о нем как о производителе товаров истца.

Комбинат также настаивает на том, что недоказанность наличия его продукции в ТРЦ "Браво" и информации о ней на сайте означает лишь отсутствие контрафактной продукции, но не опровергает нарушение исключительного права истца на товарный знак.

Вместе с тем заявитель кассационной жалобы отмечает, что судами первой и апелляционной инстанций не учтено, что принадлежащий ему спорный товарный знак является широко известным на территории Москвы, Московской области и близлежащих регионов и представлен в сети, объединяющих более 120 магазинов.

Общество представило в материалы дела отзыв на кассационную жалобу, в котором поддержало выводы судов первой и апелляционной инстанций, а обжалуемые судебные акты считало законными и вынесенным с соблюдением норм материального и процессуального права.

Ответчик указал в отзыве на то, что им не было нарушено исключительное право истца, поскольку спорный товарный знак был размещен на принадлежащем ему сайте в сети "Интернет" в целях информирования потребителей о наличии отдела под названием "Добрынинский" в ТРЦ "Браво" в связи с тем, что контрагент комбината арендовал у него торговые площади для реализации продукции истца. При этом, по утверждению ответчика, сведения о самих товарах, маркированных спорным товарным знаком, на сайте отсутствовали.

Наряду с этим общество полагает, что доводы заявителя кассационной жалобы направлены на переоценку выводов, сделанных судами первой и апелляционной инстанций, что не относится к компетенции суда кассационной инстанции и исключает возможность отмены обжалуемых судебных актов.

Ответчик также полагает, что предъявление к нему иска при отсутствии доказательств использования спорного товарного знака в отношении товаров и услуг, для которых он зарегистрирован, и непоследовательное процессуальное поведение истца при рассмотрении настоящего дела в судах разных инстанций является злоупотреблением правом.

Представители комбината в судебном заседании поддержали изложенные в кассационной жалобе доводы, просили решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт.

Представитель общества поддержал доводы, изложенные в отзыве на кассационную жалобу, полагал, что кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Законность обжалуемого решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и в отзыве на нее.

Как установлено судами и усматривается из материалов дела, комбинат является правообладателем товарного знака "" по свидетельству Российской Федерации N 536516, зарегистрированного в отношении товаров 30-го и услуг 35-го классов Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ).

Узнав о размещении ответчиком указанного товарного знака на сайте http://trc-bravo.ru в двух разделах: http://trc-bravo.ru/shops и http://trc-bravo.ru/shops/1041, комбинат обратился к нотариусу для составления протоколов осмотра доказательств - соответствующих страниц в сети "Интернет".

В целях выяснения сведений об администраторе доменного имени "http://trc-bravo.ru" от имени комбината был направлен адвокатский запрос, в ответ на который общество с ограниченной ответственностью "Регистратор Доменов" сообщило, что ответчик является администратором указанного сайта. Аналогичные сведения были получены истцом из данных общедоступного сервиса WHOIS (http://www.whois-service.ru).

Полагая, что общество нарушает исключительное право комбината, последний 28.09.2018 нарочно вручил ответчику требование о пресечении действий, нарушающих право на товарный знак, и выплате компенсации за неправомерное использование спорного товарного знака.

В связи с тем, что общество удалило со своего сайта товарный знак комбината, но не выплатило компенсацию, комбинат обратился с иском в Арбитражный суд города Москвы. Заявленный ко взысканию размер компенсации был определен истцом в соответствии с подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Суд первой инстанции в удовлетворении иска отказал, сделав вывод о том, что спорный товарный знак использовался ответчиком в информационных целях, а не для индивидуализации своего товара или оказываемых им услуг, в связи с чем отсутствует факт нарушения исключительного права истца. Кроме того, суд первой инстанции указал на то, что истцом не доказаны вероятность смешения его изделий с продукцией иного производителя либо введение обществом в гражданский оборот товаров с использованием обозначений, сходных до степени смешения со спорным товарным знаком, или что предложения о продаже таких товаров исходили от ответчика. Суд первой инстанции также пришел к выводу о том, что заявленные комбинатом требования не направлены на защиту или восстановление его прав.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и указал, что само по себе упоминание товарного знака в информационных целях не является его использованием, поскольку ответчиком не размещалось какой-либо информации, которая могла бы повлечь смешение товаров и услуг (или ввести посетителей торгового комплекса в заблуждение относительно производителя товара) и, как следствие, привести к нарушению права истца.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе и в отзыве на нее, заслушав пояснения представителей истца и ответчика и проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения норм материального и процессуального права, соответствие выводов суда имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены обжалуемого судебного акта в силу следующего.

На основании пункта 1 статьи 1225 ГК РФ результатами интеллектуальной деятельности и приравненными к ним средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана (интеллектуальной собственностью), являются фирменные наименования; товарные знаки и знаки обслуживания; наименования мест происхождения товаров; коммерческие обозначения.

Согласно пункту 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 указанного Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 статьи 1484 ГК РФ. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1484 ГК РФ исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности, при выполнении работ, оказании услуг и путем размещения товарного знака в сети "Интернет", в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

Как следует из положений пункта 3 статьи 1484 ГК РФ, никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Пунктом 1 статьи 1229 ГК РФ предусмотрено, что гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233 ГК РФ), если названным Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными названным Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную ГК РФ, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается указанным Кодексом.

В силу пункта 1 статьи 1477 ГК РФ на товарный знак, то есть на обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, признается исключительное право, удостоверяемое свидетельством на товарный знак (статья 1481 ГК РФ).

В соответствии со статьей 1250 ГК РФ интеллектуальные права защищаются способами, предусмотренными названным Кодексом, с учетом существа нарушенного права и последствий нарушения этого права.

На основании подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения.

Исходя из положений части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а также разъяснений, изложенных в пунктах 57, 59-62, 154, 162 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление Пленума N 10), в предмет доказывания по требованию о защите права на товарный знак входят факт принадлежности истцу указанного права и факт его нарушения ответчиком путем использования товарного знака либо обозначения, сходного с ним до степени смешения, в отношении товаров (услуг), для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров (услуг), если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Установление указанных обстоятельств является существенным для дела, от них зависит правильное разрешение спора. При этом вопрос оценки представленных на разрешение спора доказательств на допустимость, относимость и достаточность является компетенцией суда, разрешающего спор по существу.

Суд по интеллектуальным правам отмечает, что переоценка доказательств не входит в полномочия суда при кассационном производстве, поскольку в соответствии с частью 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд, рассматривающий дело в кассационной инстанции, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими, поскольку иное свидетельствует о выходе за пределы предусмотренных полномочий суда кассационной инстанции, существенном нарушении норм процессуального права и нарушении прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.

Как неоднократно указывал суд высшей судебной инстанции (определения Верховного Суда Российской Федерации от 13.09.2016 N 305-ЭС16-7224 и от 15.08.2016 N 305-ЭС16-7224 по делу N А40-26249/2015), вопросы о наличии у истца исключительного права и об использовании его ответчиком (нарушении ответчиком исключительного права) являются вопросами факта, которые устанавливаются в судах первой и апелляционной инстанций в пределах полномочий, предоставленных им Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, на основании исследования и оценки представленных сторонами в обоснование своих требований и возражений доказательств.

Суд кассационной инстанции не вправе отвергать обстоятельства, которые суды первой и апелляционной инстанций сочли доказанными, и принимать решение на основе иной оценки представленных доказательств, поскольку иное свидетельствует о выходе за пределы полномочий, предусмотренных статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, существенном нарушении норм процессуального права и нарушении прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.

Таким образом, учитывая, что установление фактических обстоятельств дела и оценка доказательств отнесены к полномочиям судов первой и апелляционной инстанций, то суд кассационной инстанции не вправе переоценивать представленные в материалы дела доказательства, которые являлись предметом рассмотрения судов нижестоящих инстанций.

Суд по интеллектуальным правам отклоняет довод заявителя кассационной жалобы о том, что цель использования ответчиком товарного знака не входит в предмет доказывания по настоящему делу и установление данного обстоятельства не имеет правового значения для правильного разрешения спора, поскольку он основан на неправильном понимании норм материального права.

В пункте 157 Постановления Пленума N 10 разъяснено, что использованием товарного знака признается его использование для целей индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей. В связи с этим употребление слов (в том числе имен нарицательных), зарегистрированных в качестве словесных товарных знаков, не является использованием товарного знака, если оно осуществляется в общеупотребительном значении, не для целей индивидуализации конкретного товара, работы или услуги (в том числе способами, перечисленными в пункте 2 статьи 1484 ГК РФ), например, в письменных публикациях или устной речи.

Изложенное позволяет суду кассационной инстанции признать обоснованными и верными выводы судов первой и апелляционной инстанций о том, что ответчик использовал спорный товарный знак в описательных и информационных целях, а не в связи с осуществлением им коммерческой деятельности.

По этим же основаниям судебная коллегия отклоняет довод комбината о том, что недоказанность наличия его продукции в ТРЦ "Браво" и информации о ней на сайте означает лишь отсутствие контрафактной продукции, но не опровергает нарушение исключительного права истца на спорный товарный знак.

Суд по интеллектуальным правам также полагает, что на выводы судов нижестоящих инстанций об отсутствии в действиях общества нарушения исключительного права истца на указанный товарный знак не могло повлиять то обстоятельство, что он является широко известным на территории Москвы, Московской области, близлежащих регионов и представлен в торговой сети, объединяющих более 120 магазинов.

По мнению суда кассационной инстанции, степень известности спорного товарного знака не только не является фактом, который должен быть установлен судами, но и не имеет правового значения в рассматриваемом случае.

При этом общество обоснованно указывает на необходимость применения при рассмотрении настоящего дела правовой позиции, сформулированной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.12.2009 N 10852/09 по делу N А45-15671/2008.

В связи с изложенным судебная коллегия считает, что, вопреки доводам кассационной жалобы, судами при рассмотрении настоящего спора правильно определен круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора и подлежащих исследованию, проверке и установлению по делу, фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, правильно определены законы и иные нормативные акты, которые следовало применить по настоящему делу, дана оценка всем имеющимся в деле доказательствам с соблюдением требований законодательства, а окончательные выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам.

Несогласие заявителя кассационной жалобы с результатами содержащейся в оспариваемых судебных актах оценки доказательств по делу не является основанием для их отмены, поскольку его доводы не свидетельствуют о неправильном применении судами норм материального или процессуального права, и не опровергают установленные ими обстоятельства.

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12 сформулирована правовая позиция, согласно которой из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

Таким образом, Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу, что фактически доводы заявителя кассационной жалобы направлены на переоценку представленных в материалы дела доказательств и установленных судами обстоятельств, что не относится в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к полномочиям суда кассационной инстанции.

В соответствии с частью 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд, рассматривающий дело в кассационной инстанции, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с частью 4 статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам постановил:

решение Арбитражного суда города Москвы от 05.04.2019 по делу N А40-266746/2018 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.05.2019 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу закрытого акционерного общества "Комбинат мучнисто-кондитерских изделий "ДОБРЫНИНСКИЙ" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий

Е.С. Четвертакова

 

Судьи

В.А. Химичев

 

 

А.А. Снегур

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Комбинат требовал компенсацию за упоминание его товарного знака на сайте ответчика, хотя тот использовал этот знак для информирования потребителей о продаже продукции истца в торговом центре. Истец же считал, что это создает ложное представление об ответчике как о производителе его товаров. Суд по интеллектуальным правам не согласился с ним и оставил в силе судебные решения об отказе в иске.

Упоминание товарного знака в информационных целях, а не для индивидуализации товаров, не считается его использованием. Поэтому суд отклонил довод истца о том, что цель использования не имеет значения. Истец не доказал вероятность смешения изделий ответчика с продукцией иного производителя или продажу товаров, маркированных спорным товарным знаком. На сайте ответчика не было сведений о таких товарах.