Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 31 октября 2019 г. N 307-ЭС16-12310 (4) по делу N А56-71378/2015 Дело о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение той части требований, которые не были удовлетворены в ходе процедуры реализации имущества гражданина передано на новое рассмотрение, поскольку само по себе отсутствие механизма реализации кредиторами своих требований к должнику после процедуры несостоятельности не свидетельствует о наличии запрета на выдачу исполнительных листов

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 31 октября 2019 г. N 307-ЭС16-12310 (4)

 

Резолютивная часть определения объявлена 28 октября 2019 года.

Полный текст определения изготовлен 31 октября 2019 года.

 

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Букиной И.А.,

судей Корнелюк Е.С. и Разумова И.В. -

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу публичного акционерного общества "Промсвязьбанк" (далее - Промсвязьбанк) на определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 25.10.2018 (судья Шевченко И.М.), постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.12.2018 (судьи Копылова Л.С., Медведева И.Г. и Тойвонен И.Ю.) и постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 08.04.2019 (судьи Тарасюк И.М., Бычкова Е.Н. и Колесникова С.Г.) по делу N А56-71378/2015 о несостоятельности (банкротстве) Кехмана Владимира Абрамовича (далее - должник).

В судебном заседании приняли участие представители:

Промсвязьбанка - Киселев А.С. по доверенности от 17.09.2019 и Сухочева Е.Т. по доверенности от 25.09.2019;

должника - Кучай Станислав по доверенности от 06.10.2017;

арбитражного управляющего Бологова Михаила Семеновича - Матвеева Ю.А. по доверенности от 23.10.2019;

общества с ограниченной ответственностью "Аквамарин" - Костырко А.Н. по доверенности от 29.11.2017 и Правящий П.А. по доверенности от 30.10.2018;

публичного акционерного общества "Сбербанк России" (далее - Сбербанк России) - Мустафина Э.В. по доверенности от 16.07.2019, Сафонов Д.Н по доверенности от 07.11.2018 и Шолленберг А.Д. по доверенности от 21.10.2019;

акционерного общества "БМ-Банк" (далее - БМ-Банк) - Цывинский А.В. по доверенности от 28.12.2018;

ассоциации "Межрегиональная саморегулируемая организация арбитражных управляющий "Содействие" (далее - ассоциация) - Самохвалова П.Г. по доверенности от 28.08.2019.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Букиной И.А. и объяснения представителей участвующих в обособленном споре лиц, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

УСТАНОВИЛА:

определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 19.07.2018 по настоящему делу завершена процедура реализации имущества Кехмана В.А., должник не освобожден от дальнейшего исполнения своих обязательств перед кредиторами.

Сбербанк России, общество "Аквамарин", БМ-Банк, Промсвязьбанк и общество с ограниченной ответственностью "Пулковская Торговая Компания" обратились в арбитражный суд с заявлениями о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение той части их требований, которые не были удовлетворены в ходе процедуры реализации имущества гражданина.

Определением суда первой инстанции от 25.10.2018, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной инстанции от 25.12.2018 и округа от 08.04.2019, в удовлетворении заявлений отказано.

Промсвязьбанк обратился в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой просит обжалуемые судебные акты отменить.

Определением Верховного Суда Российской Федерации от 30.09.2019 (судья Букина И.А.) кассационная жалоба вместе с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В отзывах на кассационную жалобу арбитражный управляющий Бологов М.С., общество "Аквамарин", Сбербанк России и ассоциация просят обжалуемые судебные акты отменить, а должник - оставить их без изменения.

В судебном заседании представители Промсвязьбанка, арбитражного управляющего Бологова М.С., общества "Аквамарин", БМ-Банка, Сбербанка России и ассоциации поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе, а представитель должника возражал против ее удовлетворения.

Проверив материалы обособленного спора, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзывах на нее, выслушав представителей участвующих в обособленном споре лиц, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.

Отказывая в выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение требований кредиторов, которые не были удовлетворены в ходе процедуры реализации имущества гражданина, суд первой инстанции указал на то, что с учетом разъяснений, изложенных в пункте 44 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13.10.2015 N 45 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан" (далее - постановление N 45), выдача таких листов предусмотрена только по требованиям, перечисленным в пунктах 5 и 6 статьи 213.28 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве). В отношении остальных требований имеется квалифицированное умолчание законодателя, то есть даже в условиях неосвобождения от долгов исполнительные листы по ним не выдаются.

Суды апелляционной инстанции и округа признали данный вывод правомерным.

Между тем судами не учтено следующее.

По смыслу пунктов 4-6 статьи 213.28 Закона о банкротстве предъявляемые к должнику требования могут быть поделены на два основных вида в зависимости от того, допустимо ли их списание (прекращение соответствующего обязательства) по завершении процедуры реализации.

От требований, указанных в пунктах 5 и 6 данной статьи, должник не может быть освобожден. В то же время пункт 4 предусматривает возможность списания остальных долгов, если только не будет доказано, что при возникновении или исполнении обязательств перед кредиторами должник действовал недобросовестно (в частности, осуществлял действия по сокрытию своего имущества, воспрепятствованию деятельности арбитражного управляющего и т.п.).

Требования кредиторов, в отношении которых должник проявил недобросовестность, сохраняют силу и могут быть предъявлены после окончания производства по делу о банкротстве.

Как указано выше, определением суда первой инстанции от 19.07.2018 по настоящему делу Кехман В.А. не освобожден от дальнейшего исполнения своих обязательств перед кредиторами.

По требованиям, поименованным в пунктах 5 и 6 статьи 213.28 Закона о банкротстве, законодатель указал на наличие у кредиторов права получить исполнительный лист.

Однако предусмотрев возможность не освободить должника от иных обязательств (пункт 4), законодатель в то же время не определил механизм реализации такими кредиторами своих требований к должнику после процедуры несостоятельности. Тем не менее, это не означает, что подобное отсутствие законодательного регулирования не может быть восполнено посредством применения положений пункта 5 статьи 213.28 Закона о банкротстве к ситуациям неосвобождения от обычных долгов по аналогии (пункт 6 статьи 13 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Вопреки выводам судов само по себе отсутствие прямого законодательного регулирования не свидетельствует о наличии запрета на выдачу исполнительных листов. Они могли быть выданы судом исходя из общих начал процессуального законодательства, даже если бы пункт 5 статьи 213.28 Закона о банкротстве не предусматривал возможность их выдачи в схожих ситуациях. При этом не имеется оснований полагать, что между поименованными в пунктах 5-6 названной статьи требованиями и иными обязательствами должника, от которых он не освобожден, имеется принципиальная разница, препятствующая принудительному исполнению последних в рамках исполнительного производства по завершении процедуры банкротства.

Согласно части 1 статьи 319 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации исполнительный лист на основании судебного акта, принятого арбитражным судом первой инстанции, выдается этим арбитражным судом. По своей правовой природе судебные акты о включении требований в реестр обладают сходством с принимаемыми в рамках общеискового производства судебными актами о взыскании долга. Таким образом, основанием для выдачи исполнительного листа по завершении дела о банкротстве являются именно судебные акты о включении требований в реестр.

Согласно пункту 6 части 1 статьи 13 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" в исполнительном документе должны быть указаны резолютивная часть судебного акта, содержащая требование о возложении на должника обязанности по передаче взыскателю денежных средств и иного имущества либо совершению в пользу взыскателя определенных действий или воздержанию от совершения определенных действий.

Применительно к рассматриваемым отношениям с учетом разъяснений пункта 44 постановления N 45 это регулирование означает, что, выдавая исполнительный лист после завершения дела о банкротстве, суд указывает в нем информацию о возложении на должника обязанности передать взыскателю денежные средства в размере суммы, включенной в реестр, за вычетом сумм, которые были погашены к моменту выдачи листа в рамках банкротных процедур. Вопрос о выдаче исполнительных листов по таким требованиям разрешается арбитражным судом по ходатайству заинтересованных лиц в судебном заседании.

В связи с тем, что в принятых по обособленному спору судебных актах содержатся нарушения норм права, которые повлияли на исход рассмотрения дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов кредиторов должника в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, данные судебные акты на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене с направлением обособленного спора на новое рассмотрение для установления размера непогашенных должником сумм.

Руководствуясь статьями 291.11-291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

ОПРЕДЕЛИЛА:

определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 25.10.2018, постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.12.2018 и постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 08.04.2019 по делу N А56-71378/2015 отменить.

Обособленный спор направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

 

Председательствующий судья 

И.А. Букина

 

Судья

Е.С. Корнелюк

 

Судья

И.В. Разумов

 

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

После завершения процедуры банкротства гражданин не был освобожден от оставшихся долгов, однако суды трех инстанций отказали кредиторам в выдаче исполнительных листов (ИЛ). Они исходили из того, что по закону ИЛ выдаются не по всем требованиям, а только по перечисленным в законе. Верховный Суд РФ отправил дело на пересмотр.

Закон предусматривает два вида обязательств, от которых должник не может быть освобожден даже после завершения банкротства. Это поименованные в законе, а также те, в отношении которых доказана недобросовестность должника. Между ними нет принципиальной разницы. Следовательно, если по одним требованиям выдаются ИЛ, то они должны выдаваться и по другим требованиям. В этом случае суд должен применить аналогию закона. Пробел в законе не означает запрета на выдачу ИЛ.