Суд присяжных в новой системе судебной организации Российской Федерации (О.С. Боботов, "Гражданин и право", N 4, октябрь 2000 г.)

Суд присяжных в новой системе судебной организации
Российской Федерации


В связи с разработкой новой концепции судебной реформы, одним из важнейших этапов которой стало принятие Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. "О судебной системе Российской Федерации", появилась надежда на восстановление сильной и авторитетной судебной власти.

Судебная система, созданная в нашей стране более семидесяти лет назад, заменяется как не оправдавшая себя. Создаются иные судебные органы, с иной подсудностью и порядком рассмотрения гражданских и уголовных дел.

Верховный Совет (или Суд) Российской Федерации принял концепцию судебной реформы, определившей роль суда, который, став независимым и свободным от корыстных интересов и политических влияний, призван быть гарантом законности и справедливости. В концепции говорится, что ядром судебной реформы является преобразование суда и процесса, под знаком и во имя которых изменяется предназначение и деятельность других органов и институтов.

В концепции предусматривается изменение судебной системы Российской Федерации. Особую значимость приобретает новый Закон 1996 г. "О мировых судьях". Мировой судья - это общинный судья. Ведь мир - это община, население конкретной местности. Из числа лучших людей этот самый мир и должен избрать судей, известных общине и пользующихся ее доверием.

В связи с учреждением должности мирового судьи предстоит решить вопрос о его юрисдикции, установив широкий круг менее сложных гражданских и менее опасных уголовных дел, и обеспечить тем самым "суд скорый, правый и милосердный". Было бы целесообразным передать на рассмотрение этих судов материалы об административных нарушениях, дела об уголовных проступках, а также дела частного обвинения.

Учитывая федеративное устройство России, предлагается для рассмотрения более важных уголовных дел учредить федеральные районные народные суды. Это должны быть в основном суды первой инстанции, рассматривающие малозначительные дела единолично судьей-профессионалом, а наиболее сложные и более важные дела - в составе трех профессиональных судей. К компетенции этих судов предлагается отнести рассмотрение в апелляционном порядке жалоб на решения мировых судей.

К юрисдикции единоличного судьи предлагается отнести уголовные дела о преступлениях, влекущих наказание в виде лишения свободы на срок не свыше одного года, а также некоторые гражданские дела.

На районный федеральный суд в составе трех профессиональных судей можно было бы возложить рассмотрение уголовных дел, по которым законом предусмотрено лишение свободы на срок свыше одного года, но не более десяти лет.

При районном федеральном суде будет действовать суд присяжных заседателей в составе двенадцати человек для рассмотрения дел о преступлениях, влекущих наказание от одного года до десяти лет, в тех случаях когда подсудимый требует рассмотрения дела судом присяжных.

Это положение концепции вызывает у нас сомнение в связи с тем, что оно слишком расширяет подсудность судов присяжных. На первом этапе судебной реформы мы бы ограничились подсудностью судам с присяжными заседателями тех дел, по которым подсудимому грозит смертная казнь или лишение свободы на срок более десяти лет.

Не нужно спешить. Следует накопить опыт и в зависимости от этого решать вопрос о расширении подсудности судам присяжных.

В концепции предлагается образовать федеральный окружной суд, который рассматривает по первой инстанции уголовные и гражданские дела, неподведомственные нижестоящим судам. Эти дела будут рассматриваться в составе трех профессиональных судей. Этот же суд должен быть судом второй инстанции для нижестоящих судов.

При федеральном окружном суде предусматривается образование судов присяжных, рассматривающих дела в составе трех профессиональных судей и двенадцати присяжных заседателей.

Существенным и ставшим хроническим недостатком российского правосудия продолжает оставаться удаленность судебных учреждений от населения, что грубо нарушает закрепленное Конституцией (ст.46 и 47) право на свободный доступ к правосудию. Несмотря на то, что Федеральный закон "О мировых судьях в Российской Федерации" принят еще в 1996 г., на пути к его внедрению, а тем более исправному функционированию существует множество преград объективного и субъективного свойства. Прежде всего недостаток финансовых средств, отсутствие удобных помещений, а главное, неукомплектованность квалифицированными судебными кадрами.

Обнадеживающим событием стало для судей создание их собственных организаций - cъезда судей и постоянно действующего совета судей - выборных органов, призванных защищать интересы судейского сообщества.

Необходимо отметить, что при всей важности решений, принятых Законом "О судебной системе Российской Федерации", к сожалению, необходимо констатировать как его пробельность, так и несовершенство.

Первое. В Законе, фактически, нет ответа на вопрос о целостности судебной системы Российской Федерации, о размежевании подсудности в рамках двух составляющих подсистем - федеральных судов и судов субъектов Федерации.

Не установлены взаимоотношения и взаимосвязь между низовыми и высшими судами, с одной стороны (внутренние связи), а также между судебной властью и другими ветвями государственной власти (внешние связи) - с другой стороны, что необходимо для понимания реальной значимости решений судебной власти по отношению к действиям и актам исполнительно-распорядительной и законодательной властей, в случаях когда таковые подпадают под юрисдикционный контроль.

Второе. Закон "О судебной системе РФ" 1996 г. исключает само существование апелляционной судебной инстанции в рамках общегражданского правосудия, что лишает граждан возможности повторного рассмотрения дела по существу спора. Между тем, как показывает опыт апелляционного рассмотрения дел в рамках арбитражного судопроизводства в России, существование апелляции позволяет гражданам и обществу избавляться от многих погрешностей, допускаемых в решении судов первой инстанции. Существование апелляции и роль, которая ей отводится, объясняются прежде всего интересами наилучшего отправления правосудия и служат законодательной гарантией против коррупции и злоупотреблений, к сожалению существующих в нашей судебной системе.

Однако вернемся к судам присяжных, для эффективной деятельности которых потребуется приложить немало усилий. Коллегия суда присяжных формируется в количестве двенадцати заседателей, которые независимы от судей-профессионалов и отражают различные взгляды и течения, что способствует нейтрализации у самих заседателей старого мышления. Роль такого влияния внутри судейской коллегии не следует недооценивать. Так, проведенные в 70-х годах эксперименты с целью изучения процедуры принятия решений единым составом суда с увеличенным числом заседателей и отдельной коллегией народных заседателей подтвердили гипотезу о том, что в последнем случае обеспечивалось принятие решения в соответствии с убеждением заседателей в условиях их независимости, тогда как в единой коллегии, независимо от числа заседателей, окончательное решение полностью отражает индивидуальное мнение судьи-профессионала. В этом варианте роль заседателей нивелируется, они не чувствуют ответственности за столь важную для общества и государства деятельность, как отправление правосудия (См.: Радутная Н.В. Зачем нам нужен суд присяжных. М.: Российская Правовая Академия. 1994. С. 34-35).

Заседатели в суде присяжных считаются судьями факта. В их обязанности входит принятие решения о виновности или невиновности лица, преданного суду. Вывод о виновности или невиновности служит основанием для уголовно-правовой оценки действий и квалификации конкретного деяния по соответствующей статье уголовного закона. Непосредственное участие присяжных в правосудии в качестве общественных судей основано на том, что каждый гражданин, независимо от его социального положения, образования, пола и других характеристик, может оценивать обстоятельства дела, которые являются предметом судебного исследования. Иначе пропадает смысл гласности суда, воспитательной роли правосудия, справедливости приговора, о которой способен судить любой гражданин "в здравом уме и твердой памяти". Поэтому для познания любого события, действия и суждения о том, было ли оно и в каком конкретно виде, юридических познаний не нужно, достаточно жизненного опыта и определенного уровня этических воззрений, а также непредвзятости и гуманности. Заседатели не правомочны квалифицировать деяния по конкретной статье уголовного закона - анализ признаков состава и определение характера связи между деянием и этими признаками проводят судьи-профессионалы, которые систематизируют вопросы, задаваемые заседателям, и формулируют их таким образом, чтобы заседатели могли ответить на них утвердительно или отрицательно.

Совокупность ответов присяжных заседателей дает веские основания для вывода о том, установлена виновность или невиновность подсудимого. Несомненное преимущество оценки доказательств при этой форме судопроизводства состоит в возможности ее осуществления в условиях свободы внутреннего убеждения, без предвзятости, что, в свою очередь, обеспечивается тем, что заседатели не занимают служебного положения в судебной системе, формирование скамьи заседателей осуществляется по жребию, а не по назначению, и участникам процесса предоставлено право заявить присяжному заседателю отводы, как мотивированные, так и немотивированные. Далее: непосредственное исследование обстоятельств дела без предварительного ознакомления с материалами дела, а также с данными, характеризующими личность подсудимого, создает наиболее благоприятные условия для формирования у заседателя непредвзятого мнения о том, имело ли место деяние, вменяемое подсудимому, совершил ли он это деяние и в чем именно оно выразилось. Сопоставление установленных обстоятельств дела с теми правовыми критериями, которые сформулированы в перечне вопросов профессиональными судьями, может служить достаточной основой для ответа на главный вопрос судопроизводства: виновен или невиновен?

Смысл участия заседателей в судебном следствии состоит в том, чтобы они не только воспринимали ту интерпретацию событий и фактов, которая преподносится суду участниками процесса, но и сами активно участвовали в исследовании доказательств. Поэтому действующий Закон от 16 июля 1993 г. предусматривает возможность предлагать вопросы допрашиваемым лицам не только сторонами, но судьями и присяжными заседателями. Однако последние задают их через председательствующего после допроса, проводимого сторонами обвинения и защиты. Председательствующий вправе не задавать лишь те вопросы от присяжных, которые не имеют отношения к делу, а также вопросы оскорбительные или наводящие. Например, также с участием присяжных непозволительно исследовать вопросы, связанные с прежней судимостью подсудимого, чтобы не создавать вокруг него заведомо предвзятого мнения.

Не может служить препятствием для вынесения справедливого вердикта и значительность объема информации по многотомным групповым делам. Ведь суть информации можно коротко резюмировать в отношении каждого из соучастников с помощью председательствующего. Вот почему закон, воспроизводя содержание трех основных вопросов, подлежащих разрешению присяжными, формулирует их начиная со слов "доказано ли?". После ответов на главные вопросы о виновности и наличии смягчающих обстоятельств может быть поставлен также вопрос об освобождении от ответственности согласно новому УК 1996 г.

Ныне перед судьей стоит задача не добыть истину любой ценой и осуществить неотвратимость уголовной ответственности, а обеспечить: четкое соблюдение правовой процедуры при безукоризненном владении ею; защиту прав и законных интересов участников процесса и основной фигуры этого процесса - подсудимого; исследование перед присяжными заседателями лишь тех доказательств, использование которых допускается уголовно-процессуальным законом; объективность, непредвзятость при производстве любых судебных действий, не исключая напутственного слова.

Судья в условиях новой процедуры не освобождается от ответственности за последствия исследования фактических обстоятельств, которые отнесены к полномочиям присяжных заседателей.

В соответствии с Законом, если присяжными вынесен обвинительный вердикт, а председательствующий судья признал, что по делу имеются достаточные основания для постановления оправдательного приговора (не установлено событие преступления либо не доказано участие подсудимого в его совершении), он выносит постановление о роспуске коллегии присяжных заседателей и о направлении дела на новое рассмотрение в ином составе суда.

Есть ли у нас судьи, способные отправлять правосудие в суде присяжных? Да, есть, хотя их пока не так много. И дело не в пробелах юридической подготовки, а в том, что она была нацелена на выполнение иных задач с использованием иных средств их достижения. Сходными могут быть и суждения относительно профессионализма прокуроров. Это связанность решениями - своими и вышестоящих лиц, иллюзия защиты "чести мундира", "привязанность" к трибуне обвинителя, отсутствие навыков передвижения по залу для общения с участниками процесса и присяжными заседателями, недостаток артистизма. На формирование необходимых качеств нужно время, но каждый судебный процесс с участием присяжных заседателей является школой переориентации его участников на деятельность в условиях нового суда. Такая школа весьма полезна юристам, работающим не только в областных, краевых судах, но и в судах районного уровня. Справедливый и компетентный суд нужен всем и по любым категориям дел - уголовным или гражданским. Но для этого необходимо реализовать содержащееся в международных пактах положение о том, что каждое лицо, представшее перед судом, вправе выбирать форму судопроизводства - суд присяжных или суд профессионалов, и его пожелание должно быть определяющим для судебной власти.

Главное преимущество суда, рассматривающего дела с участием присяжных заседателей, перед иными судебными формами состоит в том, что в нем обеспечивается независимость присяжных заседателей от профессиональных судей при решении основного вопроса правосудия по уголовным делам - о виновности. Присяжные заседатели, участвуя в исследовании и решении вопросов фактической стороны уголовного дела, относящихся к событию преступления, причастности к нему подсудимого, его виновности в совершении преступления, вкладывают в правосудие необходимые практические знания и опыт. Они должны делать это независимо от чьего-либо влияния и давления. Участие в суде присяжных заседателей повышает престиж правосудия и доверие общества к суду.

Благодаря заседателям, имеющим самостоятельные полномочия, граждане перестают смотреть на правосудие как на дело, которое представляет интерес для государства, а не для населения. Они охотнее помогают правосудию. Кроме того, с государства снимается часть ответственности перед обществом за результаты судебного разбирательства, что становится делом самих членов общества. Одним из несомненных достоинств суда присяжных является то, что им обеспечивается применение закона, как он понимается населением.

Законом исчерпывающе определены пределы судебного разбирательства по каждому делу, т.е. выделена такая совокупность обстоятельств, выяснение которых обеспечивает реальную возможность построения достоверных выводов по делу; при этом на стороне обвинения лежит обязанность доказывания виновности подсудимого, тогда как обратное вправе доказывать защита. Основательность обвинения проверяется стороной защиты; при этом присяжные, оценив результаты противоборства, должны определиться в своих "симпатиях" к сторонам и ответить на поставленные вопросы. Активное участие присяжных в процессе установления обстоятельств дела порождает и третий аспект разбирательства, который имеет своей задачей отыскание своей объективной материальной истины.

Любой беспристрастный суд должен разрешить созданную сторонами ситуацию, исходя из неоспоримых обстоятельств дела, установленных на основе данных судебного следствия. В рамках судебной реформы сейчас в России внедряют принцип состязательности, при котором необходимо ослабление роли председательствующего (судьи) в исследовании доказательств за счет расширения активности противоборствующих сторон. Присяжные в зале судебных заседаний располагаются отдельно от состава судей. Они имеют право на осмотр следов преступления и других вещественных доказательств, а также право задавать вопросы допрашиваемым лицам через председателя суда. Они могут просить у председателя суда разъяснений по всем обстоятельствам дела и "вообще всего для них непонятного".

Присяжным запрещается во время судебного заседания общаться с кем бы то ни было, кроме членов суда, под угрозой штрафа, и это - несомненно, важное условие для освобождения присяжных от влияния чужого мнения. Та правовая возможность, в соответствии с которой присяжные могут ставить вопрос перед председательствующим о возобновлении судебного следствия в связи с необходимостью исследования определенных существенных обстоятельств, представляется важной, хотя и не совсем корректной по отношению к стороне защиты, в частности к самому подсудимому, с учетом того, что его последнее слово уже прозвучало. Данной нормой все же предусмотрена возможность корректировки или пересоставления опросного листа, что соответственно означает изменение обстоятельств дела, т.е. их переустановление. В такой ситуации подсудимому вновь должно быть предоставлено право (если он, конечно, от него не откажется) на последнее слово, в котором он может быть вынужден изменить свою позицию по отношению к предъявленному обвинению, тем самым наглядно продемонстрировав перед присяжными свою нестабильность. Естественно, здесь речь идет о делах, обвинение по которым подсудимый не признал в общем или в части.

Итак, привлечение в различных формах широкой общественности к отправлению правосудия, наблюдаемое в условиях различных уголовно-правовых режимов, ныне представляется в качестве одной из укоренившихся правовых традиций, структурно закрепленной в конституционной и политической системе многих государств.

Среди положительных черт суда присяжных заседателей следует отметить: 1) приоритет установления фактических обстоятельств дела перед юридической оценкой содеянного; 2) отсутствие шаблонности и профессиональной предубежденности при рассмотрении и разрешении уголовных дел; 3) независимость суда присяжных от государственной власти; 4) профилактическую ценность данной формы судопроизводства; 5) развитие и укрепление правовой культуры всех членов общества; 6) действенную реализацию основных принципов уголовного процесса (устность, гласность и т.д.); 7) гарантию от судебной ошибки; 8) распределение ответственности между государством и обществом за результаты разрешения уголовных дел. Становление и совершенствование института суда с участием присяжных заседателей есть практический образец признания, уважения и нацеленности государства на эффективное исполнение прав человека и гражданина через судебные процедуры.


О.С. Боботов




Суд присяжных в новой системе судебной организации Российской Федерации


Автор


О.С. Боботов


"Гражданин и право", 2000, N 4



Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.