Обоснование реального понесения убытков (В.С. Евтеев, "Гражданин и право", N 2, февраль 2001 г.)

Обоснование реального понесения убытков


Причинная связь между нарушением договора и убытками и реальное понесение убытков являются важнейшими условиями применения ответственности в виде возмещения убытков. Документальное обоснование данных условий ответственности - это основной и наиболее сложный участок доказательственной работы по возмещению убытков. Именно в доказывании причинной связи и обосновании размера убытков проявляется специфика возмещения убытков по сравнению с взысканием неустойки и процентов за пользование денежными средствами, где достаточно подтвердить факт нарушения договора. Важно понимать, что указанные направления доказывания неразрывно связаны друг с другом, а также с обоснованием факта нарушения договора. Поэтому, например, документы, подтверждающие неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, входят в перечень доказательств причинной связи, а доказательства причинной связи, в свою очередь, могут обосновывать наличие и размер убытков.

Интересной представляется теоретическая разработка проблемы прямой и косвенной причинной связи. Например, Г.К. Матвеев пытается объяснить соотношение прямой и косвенной причинной связи через категории необходимости и случайности*(1) Прямая причинная связь возникает в результате необходимых причин, а косвенная, в результате случайных обстоятельств. При этом случайные причины в лучшем случае лишь создают необходимые предпосылки для воздействия других причин, а зачастую просто совпадают по времени с необходимыми. Это можно конкретизировать двумя примерами. Первый: кредитор после нарушения договора не принимает меры по уменьшению убытков и в результате несет убытки. Здесь нарушение договора стало необходимой предпосылкой для проявления убытков от непринятия мер. Второй: нарушение договора просто совпадает по времени с убытками, возникшими из-за неблагоприятной рыночной конъюнктуры или по другим объективным экономическим причинам. В целом, думается, разграничение прямой и косвенной причинной связи весьма продуктивно, так как позволяет исключить из состава возмещаемых убытков убытки косвенные, случайные.

В этом направлении идет и судебная практика. Так Арбитражный суд Новосибирской области в решении по делу N 4КЭ/417 от 4 декабря 1997 г. указал на наличие теорий прямой и косвенной причинной связи. Прямая причинная связь имеет место, когда в цепи последовательно развивающихся событий между нарушением и убытками не существует каких-либо посторонних обстоятельств, влияющих на убытки и их размер. Косвенная причинная связь имеет место, когда между нарушением и убытками вторгается какое-то постороннее обстоятельство или несколько обстоятельств, влияющих на возмещение убытков. Те обстоятельства, на которые ссылался истец, не подтвердили существования прямой причинной связи между нарушением договора и упущенной выгодой, т.е. того факта, что нарушение было единственной причиной убытков, поскольку не были предприняты соответствующие меры и приготовления для извлечения прибыли. Этот же суд в постановлении апелляционной инстанции от 5 мая 1998 г. по тому же делу дал несколько иную трактовку причинной связи. Он отметил, что причинная связь имеет место, когда неправомерное поведение создает конкретную возможность для наступления убытков и превращает ее в реальность.

Таким образом, основываясь на замечаниях теории и судебной практики, можно вывести три основополагающих признака причинной связи, отвечающих потребностям хозяйственной практики.

1. Нарушение должником обязательств должно предшествовать факту возникновения убытков у кредитора, иначе убытки не могут быть возмещены. В подтверждение можно привести Постановление Президиума ВАС N 7465/95 от 2 апреля 1998 г. ТОО "Фирма "Орфей"" обратилось к КБ "Агропромбанк" с иском о взыскании убытков и пени за несвоевременное исполнение платежного поручения*(2) Как следует из материалов дела, товарищество представило в банк поручение на перечисление АО "Прикаспийэлектросетьстрой" 298 млн руб. в счет предварительной оплаты за бензин по договору поставки.

Указанная сумма была получена ТОО от птицефабрики "Кольцегорская" по договору поставки за бензин. Таким образом, товарищество выступало посредником между покупателем и продавцом бензина. Судом было установлено, что отсутствует причинная связь между предполагаемым отказом банка принять платежный документ и неисполнением ТОО своих обязательств по поставке бензина птицефабрике, повлекшим за собой взыскание штрафа в значительном размере. Дело в том, что по договору АО "Прикаспийэлектросетьстрой" и ТОО "Фирма "Орфей"" бензин должен был быть поставлен до 5 февраля 1995 г., а по договору между товариществом и птицефабрикой - до 15 января 1995 г. Следовательно, и при своевременном исполнении банком спорного платежного поручения сроки поставки бензина птицефабрике были бы нарушены.

2. Нарушение договора должно являться необходимым и достаточным условием для наступления убытков. Это означает, во-первых, что данное конкретное нарушение способно вызвать возникновение тех видов убытков, взыскания которых требует потерпевшая сторона, и, во-вторых, самое главное, что нарушение является тем условием, без которого убытки не наступили бы. Естественно, достаточность и особенно необходимость должны подтверждаться письменными доказательствами. Возьмем, к примеру, Постановление Президиума ВАС N 4931/96 от 25 мая 1997 г.*(3) Согласно договору, ответчик должен был поставить истцу продукцию из давальческого сырья, однако не поставил ее. В связи с этим истец вынужден был закупить аналогичную продукцию у третьих лиц. В сумму заявленных убытков истец включил упущенную выгоду, расходы по закупкам продукции и расходы по оплате банковского кредита.

Президиум ВАС признал, что возмещение расходов на закупку аналогичной продукции правомерно, а что касается возмещения процентов за пользование банковским кредитом, то оно необоснованно и не подлежит удовлетворению.

Это связано с тем, что истец не представил доказательств, свидетельствующих о наличии причинной связи между невыполнением ответчиком обязательств по возврату переработанной продукции и уплатой процентов за пользование кредитом, полученным, по мнению истца, для приобретения недостающего количества этой продукции у других продавцов.

В данном деле доказать необходимость нарушения договора по отношению к убыткам можно было, представив справку обслуживающего банка о нулевом или недостаточном для закупки необходимой по договору продукции остатке денежных средств на момент сразу после нарушения договора. При этом нужно было сослаться на пункт договора о том, что продукция из давальческого сырья должна была поступать без всякой оплаты.

3. Нарушение договора должно быть единственной причиной наступления убытков в данной конкретной ситуации. Потерпевшей стороне нужно доказать, что возникшие убытки вызваны не общим ухудшением хозяйственной ситуации и связаны не просто с предпринимательским риском, вполне обычным для деятельности фирмы, и что понесенные потери совсем не случайно совпали с нарушением договора.

Итак, для коммерческой практики и судебной юрисдикции в области экономических споров вполне достаточно выявления трех указанных признаков причинной связи. Хотя при желании признаков причинной связи можно насчитать куда больше.

С точки зрения качественного анализа убытков в большинстве случаев между нарушением договора и понесенными расходами и упущенной выгодой в цепочке причинной связи находятся последствия нарушения, т.е. та хозяйственная ситуация, которая сложилась на фирме вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств контрагентом. Наиболее логичным и обычным последствием нарушения договора, просрочка поставки, непоставка, недопоставка, поставка некачественной, некомплектной продукции является уменьшение объемов производства и реализации товаров. В свою очередь с этой ситуацией связаны, во-первых, меры по выходу из нее, направленные на минимизацию потерь от нарушения, и расходы, понесенные при этом.

Во-вторых, естественным следствием уменьшения оборота капитала является уменьшение прибыли.

Таким образом, например, в случае некачественной поставки должна подтверждаться:

1) причинная связь между нарушением и неблагоприятными последствиями.

Примерные доказательства: акт о скрытых недостатках, делающих невозможным использование такого товара в производстве; справка производственного отдела о количестве соответствующего товара, требуемом для производства, о расходах комплектующих и деталей на единицу продукции; акт о простое;

2) причинная связь между неблагоприятными последствиями и расходами, понесенными или которые предстоит понести. Примерные доказательства: справки о среднестатистическом объеме выпуска продукции на предприятии; договоры с контрагентами; претензии контрагентов по этим договорам; соответствующие иски; судебные решения о взыскании убытков и неустоек;

3) причинная связь между неблагоприятными последствиями и мерами по уменьшению убытков и понесенными в связи с этими мерами расходами.

Примерные доказательства: наряд на проведение работ по изготовлению недостающей продукции; выписка из ведомости по выплате заработной платы; выписка из требования на отпуск материалов, используемых для производства; выписка из карты о затратах этих материалов;

4) причинная связь между неблагоприятной ситуацией и неполученной прибылью. Примерные доказательства: документы, обосновывающие возможность производства продукции в случае поставки товара надлежащего качества (справки о наличии материалов, необходимых для производства, справки о расходах товара на единицу производимой продукции); договоры на реализацию продукции и иные преддоговорные документы.

Следует заметить, что здесь были представлены далеко не полные перечни документов, причем подтверждающие причинную связь только по одному виду нарушения договора и только по одному из нескольких вариантов поведения потерпевшей стороны. В каждом конкретном случае последствия нарушения договора и особенно сами убытки индивидуальны и зависят от выбранной линии поведения потерпевшей стороны; отсюда многообразие документальных доказательств, которые необходимо подбирать и систематизировать в методиках расчета убытков.

Для того чтобы убытки были взысканы с должника, они должны реально существовать. Это касается как фактически понесенных расходов, утраты и повреждения имущества и упущенной выгоды, так и будущих необходимых расходов. Ведь вполне возможны ситуации, когда нарушение договора не приводит к возникновению убытков. В связи с этим можно привести Постановление Президиума ВАС N 4132/96 от 21 января 1997 г.*(4) АО "Государственная внешнеэкономическая компания Иркутской области" предъявило иск к АО "Федеральная контрактная корпорация "Росконтракт"" о взыскании стоимости поставленного не предусмотренного договором промпереработочного масла, убытков и неустойки.

Согласно материалам дела, между корпорацией "Росконтракт" и внешнеэкономической компанией был заключен договор на поставку продовольственных товаров для завоза в районы Крайнего Севера, в том числе масла животного крестьянского. Корпорацией "Росконтракт" было поставлено промпереработочное масло, т.е. товар, не предусмотренный договором. Еще до решения поставщиком вопроса о дальнейшей судьбе незаказанного промпереработочного масла покупатель заключил договор с Иркутской маслосырбазой на хранение этого масла с правом его последующей переработки, а затем согласился с произведенным перерасчетом стоимости этого масла по соответствующему счету-фактуре.

По этому счету-фактуре поставщик возместил покупателю разницу в стоимости масла животного крестьянского высшего сорта в количестве 48 040 кг и такого же количества фактически полученного покупателем масла животного промпереработочного. Причем в счете-фактуре цену промпереработочного масла поставщик указал в размере 6860 руб./кг, а покупатель сдал его на переработку Иркутской маслосырбазе по цене 9000 руб./кг. В результате истец, фактически, не понес никаких убытков. Президиум ВАС отменил решение нижестоящего суда о возмещении убытков.

Существует проблема доказывания реального понесения (достоверности) убытков. Здесь важно понимать, что для суда отсутствие доказательств, подтверждающих размер убытков, по сути, равнозначно факту отсутствия убытков. Поэтому необходимо сплошное и детальное документирование последствий нарушения договора и всех мер, принимаемых для минимизации потерь, а равно расходов, понесенных в связи с этими мерами. В конечном счеты требуются документы, определяющие в конкретном денежном выражении те или иные элементы убытков. Доказывание реального понесения и размера убытков неотделимо от обоснования причинной связи, поэтому в обоих случаях могут использоваться аналогичные документы. Важным доказательством размера убытков является письменно зафиксированный расчет убытков, который должен представляться наряду с другими документами в суд в соответствии со ст.102 АПК РФ. При расчете убытков систематизируются различные виды расходов, а также неполученная прибыль, ставшие результатом нарушения, указываются формулы расчета тех или иных элементов убытков и, наконец, определяются денежные суммы компонентов убытков и общая сумма убытков.

Наряду с общими нормами, применимыми к доказательству наличия и размера убытков, существуют законодательно установленные презумпции, которые могут облегчить задачу потерпевшей стороны. Речь идет о презумпциях исчисления размера убытков при расторжении договора поставки (ст.524 ГК РФ). Эти презумпции широко используются в зарубежной и международной торговой практике и закреплены в Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г.

Первая из этих презумпций содержится в п.1, 2 ст.524 ГК РФ и касается ситуации, когда потерпевшая сторона совершила заменяющую сделку, т.е. покупатель покупает товар взамен непоставленного ему по договору, а продавец перепродает товар, который он не смог поставить покупателю.

Подобные ситуации возникают весьма часто, поскольку совершение заменяющих сделок является разумным и даже экономически целесообразным способом поведения, когда контрагент не исполняет своих обязательств. Кроме того, судебная практика идет по тому пути, что полная компенсация убытков зависит от принятия потерпевшей стороной разумных мер по уменьшению убытков, в том числе по совершению заменяющих сделок.

Убытки потерпевшей стороны предполагаются в качестве разницы между договорной ценой и ценой по совершенной заменяющей сделке.

Соответственно, если покупатель вследствие нарушения договора купил у другого лица по более высокой цене товар взамен предусмотренного договором, можно предъявить требование продавцу о возмещении убытков в виде разницы между договорной ценой и ценой по заменяющей сделке. И наоборот, если продавец вследствие нарушения договора продал товар другому лицу по более низкой цене, чем предусмотрено договором, можно предъявить требование о возмещении убытков в виде разницы между договорной ценой и ценой по заменяющей сделке.

Говоря о требованиях к заменяющей сделке, следует прежде всего отметить, что заменяющей сделкой не может быть случай самостоятельного исполнения потерпевшей стороной обязательства, лежавшего на неисполнившей стороне (это в большей степени касается подрядных обязательств). Презумпция исчисления убытков работает, только если заменяющая сделка была совершена по разумной цене и в разумный срок. Цена и срок выступают оценочными понятиями, и их толкование будет зависеть от судебного усмотрения. Тем не менее из контекста п.1, 2 ст.524 ГК РФ можно сделать вывод, что для продавца разумной ценой будет максимально высокая цена, по которой перепродается товар, а для покупателя - минимально низкая цена, по которой приобретается товар. При этом иные условия заменяющей сделки не обязательно должны быть тождественны условиям первоначальной сделки. Что касается разумного срока, то его продолжительность будет, по-видимому, определяться конкретными особенностями торговли соответствующим видом товара. Срок должен исчисляться не ранее того момента, когда потерпевшая сторона заявит о расторжении договора.

Ценовая разница между двумя договорами устанавливает лишь минимум в отношение права на возмещение убытков. В соответствии с п.4 ст.524 ГК РФ потерпевшая сторона вправе рассчитывать на возмещение всех остальных убытков, причиненных ей.

Вторая презумпция касается ситуации, когда потерпевшая сторона по каким-либо причинам не осуществляет заменяющей сделки, т.е. не перепродает товар или не закупает новый. Данная презумпция действует также в тех случаях, когда совершенная заменяющая сделка не может использоваться для исчисления убытков, поскольку не соответствует или обоим критериям разумного срока и разумной цены, или одному из этих критериев.

Если сравнивать положения п.1, 2 ст.524 ГК РФ и п.3 этой статьи, то легко увидеть, что сам метод определения размера убытков в принципе один и тот же. Однако первая презумпция отталкивается от конкретной цены конкретной заменяющей сделки (поэтому ее еще называют методом определения конкретных убытков) в то время как во второй презумпции договорная цена сравнивается не с ценой заменяющей сделки, а с ценой предполагаемой сделки, которая могла бы иметь место (поэтому метод исчисления убытков называется абстрактным).

Абстрактный метод исчисления убытков применяется не только в случае отсутствия заменяющей сделки или несоответствия этой сделки критериям разумности, но и когда невозможно достаточно достоверно установить, совершалась заменяющая сделка или нет. Это бывает, когда покупатель или продавец осуществляет сделки, подобные заменяющей, на постоянной основе, регулярно, так что стирается разница между постоянно заключаемыми сделками и заменяющей.

Согласно абстрактному методу, убытки презюмируются в виде разницы между договорной ценой и текущей ценой на товар, и, поскольку само понятие текущей цены предполагает изменение во времени, она должна определяться на момент расторжения договора. По логике текущая цена должна быть больше договорной для покупателя, и меньше договорной для продавца.

Понятие текущей цены является ключевым понятием абстрактного метода исчисления убытков. При отсутствии текущей цены на соответствующий товар презумпция не работает. В соответствии с п.3 ст.524 ГК под текущей ценой понимается цена, обычно взимавшаяся при сравнимых обстоятельствах за аналогичный товар в месте, где должна быть осуществлена передача товара. Первый момент установления текущей цены - это определение места.

Место передачи товара может определяться по договору или по закону, если договор не урегулировал этот вопрос. Например, в соответствии со ст.316, 458 ГК местом передачи товара является место сдачи товара первому перевозчику для доставки покупателю. Если в месте передачи товара не существует текущей цены, то последняя может определяться в другом месте, которое может служить разумной заменой. При этом должны быть учтены различия в расходах по транспортировке товара. Вторым моментом установления текущей цены является определение цены, обычно взимавшейся при сравнимых обстоятельствах за аналогичный товар. Дело в том, что в месте передачи товара может быть не одна цена, а несколько ее котировок (это зависит от емкости рынка). В данном случае необходимо определить обычную цену, т.е. цену, наиболее часто взимаемую за аналогичный товар.

Сравнивая конкретный и абстрактный методы исчисления убытков, следует отметить, что более выгодным для потерпевшей стороны представляется первый метод. Во-первых, потому, что разумная цена вполне может быть больше текущей. Во-вторых, совершение заменяющей сделки рассматривается как разумная мера по уменьшению убытков, и потому это в целом гарантирует большую полноту компенсации убытков, с одной стороны, и возмещение расходов по совершенной заменяющей сделке - с другой. В то же время абстрактный метод представляется более универсальным, потому что, даже если заменяющая сделка не будет признана адекватной, потерпевшая сторона в большинстве случаев сможет применить абстрактный метод.

Использование презумпций ставит теоретический и вместе с тем практический вопрос, к какому виду убытков следует отнести возмещение разницы в ценах.

Практический - потому, что, помимо разницы в ценах, могут взыскиваться все остальные убытки в рамках реального ущерба и упущенной выгоды. В этом плане обращает на себя внимание различие позиций продавца и покупателя.

Если продавец получает прибыль в ходе исполнения договора купли-продажи, то покупатель получает прибыль только после реализации купленной продукции (перепродажа или производство и продажа). В результате разница между договорной ценой и ценой заменяющей сделки или разница между договорной ценой и текущей ценой составляет предполагаемую минимальную неполученную прибыль продавца, минимальную упущенную выгоду, поэтому другие возмещаемые убытки должны включать как понесенные расходы и утрату и повреждение имущества, так и упущенную выгоду в оставшейся части (насколько ее можно будет доказать). Напротив, убытки покупателя, составляющие разницу между ценой заменяющей сделки и договорной ценой либо между текущей ценой и договорной ценой, являются, соответственно, фактически понесенными расходами и будущими необходимыми расходами; при этом не утрачивается возможность взыскания иных расходов, понесенных в связи с нарушением, а также упущенной выгоды.

Любопытно соотношение абстрактных убытков покупателя и его упущенной выгоды. А. Латынцев, например, утверждает, что в случае, когда продавец нарушил первоначальный договор и продал товар третьим лицам по более высокой цене, покупатель, фактически, получат право дважды взыскать разницу между рыночной ценой и ценой договора*(5) Первый раз - на основании п.3 ст.524 ГК РФ, а второй раз - в силу п.2 ст.15 ГК РФ в виде упущенной выгоды, размер которой не может быть меньше дохода, полученного неисправным должником от нарушения.

Данное мнение весьма спорно. Во-первых, критерий сопоставления размера упущенной выгоды с доходами неисправного должника не действует обособленно, он применяется наряду с другими критериями, в первую очередь с мерами и приготовлениями, предпринятыми для извлечения упущенной выгоды. Не стоит также забывать о доказывании причинной связи между нарушением договора и упущенной выгодой. Увязка же последней с доходами должника может оказать помощь только в определении размера упущенной выгоды, и не более того. Во-вторых, если схема двойного получения разницы в ценах и может иметь, пусть с большими оговорками, отношение к покупателям, торговым организациям, то к производителям она абсолютно неприменима. Упущенная выгода последних возникает из объема невыпущенной и нереализованной продукции, а закупаемый товар используется для производства конечной продукции.


В.С. Евтеев

-------------------------------------------------------------------------

*(1) См.: Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. М., 1970. С.137.

*(2) Взято из информационно-правовой системы "Гарант".

*(3) См.: Вестник ВАС РФ. 1977. N 8. С.38.

*(4) Взято из информационно-правовой системы "Гарант".

*(5) См.: Латынцев А. Расчет убытков в коммерческой деятельности // Эж-юрист.1997. N 2.




Обоснование реального понесения убытков


Автор


В.С. Евтеев


"Гражданин и право", 2001, N 2


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение