Апелляционное определение СК по гражданским делам Белгородского областного суда от 05 марта 2013 г. по делу N 33-773 (ключевые темы: порядок оказания медицинской помощи - врач - нравственные страдания - размер компенсации морального вреда - возмещение расходов на погребение)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Белгородского областного суда от 05 марта 2013 г. по делу N 33-773

 

Судебная коллегия по гражданским делам Белгородского областного суда в составе:

председательствующего Нерубенко Т.В.

судей Аняновой О.П., Баркаловой Т.И.

с участием прокурора Волочкевич Л.А.

при секретаре Крылатой И.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании 05 марта 2013 года

апелляционную жалобу МБУЗ "Городская больница N 2" Старооскольского городского округа Белгородской области,

на решение Старооскольского городского суда Белгородской области от 13 ноября 2012 года по гражданскому делу по иску Опариной А.В. к МБУЗ "Городская больница N 2" Старооскольского городского округа Белгородской области о компенсации морального вреда и возмещении расходов на погребение.

Заслушав доклад судьи Аняновой О.П., объяснения истицы Опариной А.В. и ее представителя Понкратова С.С. возражавших против удовлетворения жалобы МБУЗ "Городская больница N 2" Старооскольского городского округа, заключение прокурора Волочкевич Л.А., полагавшей решение законным и обоснованным, исследовав медицинскую документацию в отношении С. О.С., материалы проверки по факту смерти С. О.С. за N 1088су-11, изучив материалы дела, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

в период с 03.10.2011 года по 18.10.2011 года С. О.С., ДД.ММ.ГГГГ года рождения проходила лечение в неврологическом отделении МБУЗ "Городская больница N 2" Старооскольского городского округа Белгородской области (далее МБУЗ "Городская больница N 2").

ДД.ММ.ГГГГ года С. О.С. умерла.

Дело инициировано Опариной А.В.- дочерью С. О.С. к МБУЗ "Городская больница N 2" о компенсации морального вреда в размере "данные изъяты" руб. и возмещении расходов на погребение матери в размере "данные изъяты" руб.

Требования о компенсации морального вреда обоснованы причинением истице нравственных страданий вследствие невосполнимой потери близкого родственника -матери, смерть которой наступила в результате неоказания ей надлежащей медицинской помощи специалистами ответчика. Кроме того, истица понесла расходы на погребение, которые она полагает должен возместить ей причинитель вреда, то есть ответчик по делу.

В письменном ходатайстве Опарина А.В. просила возместить ей за счет ответчика судебные расходы по оплате услуг представителя "данные изъяты" руб., по оплате судебно-медицинской экспертизы "данные изъяты" руб., уплате государственной пошлины в сумме "данные изъяты" руб.

Представители ответчика иск не признали, оспаривали вину МБУЗ "Городская больница N 2" в смерти С. О.С.

Решением Старооскольского городского суда Белгородской области от 13 ноября 2012 года иск Опариной А.В. признан обоснованным в части, постановлено: взыскать с МБУЗ "Городская больница N 2" в пользу Опариной А.В. компенсацию морального вреда в сумме "данные изъяты" рублей, расходы на погребение - "данные изъяты" рублей, судебные расходы - "данные изъяты" коп ... В удовлетворении остальной части требований отказано.

В апелляционной жалобе МБУЗ "Городская больница N 2", ссылаясь на незаконность и необоснованность судебного акта, просило уменьшить в части взысканных сумм морального вреда и расходов на погребение.

Истица в возражениях на апелляционную жалобу, просила решение суда оставить без изменения.

Проверив законность и обоснованность решения в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ - по доводам, изложенным в апелляционной жалобе, судебная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения.

В соответствии со ст. 41 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь.

В силу ст. 68 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья, действующих в период спорных правоотношений, в случае нарушения прав граждан в области охраны здоровья вследствие недобросовестного выполнения медицинскими работниками своих профессиональных обязанностей, повлекшего причинение вреда здоровью граждан или их смерть, ущерб возмещается в соответствии с частью первой статьи 66 настоящих Основ, т.е. в объеме и порядке, установленных законодательством Российской Федерации.

Пунктом 1 ст. 1064 ГК РФ предусмотрено, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Как следует из разъяснений, содержащихся в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.01.2010 г. N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", по общему правилу, установленному пунктами 1 и 2 статьи 1064 ГК РФ, ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. Обязанность по возмещению вреда может быть возложена на лиц, не являющихся причинителями вреда (статьи 1069, 1070, 1073, 1074, 1079 и 1095 ГК РФ).

Согласно ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо, либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Согласно ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Разрешая заявленные требования и удовлетворяя их частично, суд первой инстанции пришел к выводу, что в результате ненадлежаще оказанной работниками МБУЗ "Городская больница N 2" медицинской помощи С. О.С., истица лишилась своей матери, что, безусловно, причинило Опариной А.В. нравственные страдания (моральный вред), так как смерть близкого человека является травмирующим фактором, невосполнимой потерей.

Данные выводы основаны на совокупности представленных и исследованных в ходе судебного заседания доказательств, которым дана оценка в соответствии с требованиями 67 ГПК РФ. Судебная коллегия соглашается с указанными выводами суда.

Как следует из материалов дела С. О.С. в период времени с 03.10.2011 г. по 18.10.2011 г. проходила лечение в неврологическом отделение городской больницы N 2 г. Старый Оскол, куда была госпитализирована 02.10.2011 г. бригадой скорой медицинской помощи.

При нахождении в данном лечебном учреждении С. О.С. выставлен клинический диагноз: " "данные изъяты"".

11.10.2011 г. в 04 часа 45 минут осмотрена кардиологом в связи с жалобами на "данные изъяты". Со слов больной: "данные изъяты". Выставлен диагноз: " "данные изъяты"". Рекомендовано: "данные изъяты". 12.10.2011 г. осмотрена кардиологом, диагноз: " "данные изъяты"". Назначен препарат "данные изъяты". В листе врачебных назначений имеется отметка о назначении препарата "данные изъяты" "данные изъяты" не проведено.

13.10.2011 г. приступы болей в "данные изъяты" повторились с появлением "данные изъяты".

18.10.2011 г. С. О.С. выписана из медицинского учреждения лечащим врачом С. А.А. с улучшением на амбулаторное лечение, о чем свидетельствует последняя имеющаяся в медицинской карте запись (медицинская карта стационарного больного N 8770 (N 2035920).

03.11.2011 г. прибывшей бригадой скорой помощи по месту жительства констатирована смерть С. О.С.

Согласно заключению специалиста N 454 от 14.12.2011 г. причиной смерти С. О.С. явилась "данные изъяты".

Филиалом ЗАО " "данные изъяты"" в г. Белгороде организовано проведение экспертизы качества медицинской помощи оказанной С. О.С. в неврологическом отделении МБУЗ "Городская больница N 2" в период с 03.10.2011 г. по 18.10.2011 г ... Экспертным заключением от 10.01.2012 г. выявлены дефекты при оказании С. О.С. медицинской помощи: пациентке в неврологическом отделение МБУЗ "Городская больница N 2" назначено, но не проведено "данные изъяты", что возможно позволило бы выявить "данные изъяты". Согласно стандартам оказания медицинской помощи больным с "данные изъяты" обследование проведено в неполном объеме: не проведено исследование крови на коагулограмму, развернутый липидный профиль, билирубин, креатин, УЗДГ сосудов шеи и головы. Лечение назначено адекватное, но не в полном объеме: не назначены антиагреганты. Не выполнены рекомендации врача-кардиолога по назначению "данные изъяты". Назначение 5 мл. "данные изъяты", как нейропротектора, пациентке было показано.

К медицинской организации страховой компанией применены финансовые санкции.

Проверкой проведенной Старооскольской городской прокуратурой, с учетом выводов экспертной комиссии, организованной филиалом ЗАО " "данные изъяты"" в г. Белгороде по жалобе Опариной А.В. в отношении качества оказания медицинской помощи ее матери С. О.С., поступившей 03.10.2011 г. в неврологическое отделение стационара МБУЗ "Городская больница N 2", выявлены нарушения клинического стандарта 261230 при оказании медицинской помощи больным "данные изъяты", утвержденного совместным приказом Управления здравоохранения Белгородской области и Территориальным ФОМС от 28.06.2004 г. N 305/49/02.

По результатам проверки главному врачу МБУЗ "Городская больница N 2", внесено представление об устранении допущенных нарушений законодательства о здравоохранении и привлечении виновных лиц к дисциплинарной ответственности.

Кроме того, в связи с наличием в действиях медицинских работников МБУЗ "Городская больница N 2" признаков преступления, предусмотренного ст. 124 УК РФ, материалы проверки по заявлению переданы для разрешения в УМВД России по Старооскольскому городскому округу согласно подследственности, установленной ст. 151 УПК РФ.

По факту смерти С. О.С. следственным отделом по г. Старый Оскол следственного управления Следственного комитета РФ по Белгородской области в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ проводилась проверка по заявлению Опариной А.В., по результатам которой 28.03.2012 г. вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела на основании п. 2 ч.1 ст. 24 УПК РФ.

Приказом главного врача "МБУЗ "Городская больница N 2" N 1-к от 31.01.2012 г. врач- "данные изъяты" неврологического отделения стационара С. А.А. за ненадлежащее исполнение по ее вине возложенных на нее трудовых обязанностей привлечена к дисциплинарной ответственности в виде выговора.

В ходе рассмотрения данного гражданского дела по ходатайству истицы назначена судебно-медицинская экспертиза, проведение которой поручено ОГКУЗ " "данные изъяты"".

Согласно заключению экспертов N 143/14 от 15.10.2012 года, в период нахождения на указанном лечении С. О.С. было проведено неполное обследование, а лечение назначено не в полном объеме и проводилось не регулярно. В частности, было назначено, но не проведено "данные изъяты" деятельности сердца, в результате которого можно было установить выявленную впоследствии при судебно-медицинском исследовании трупа "данные изъяты". В ходе проводимого лечения не были назначены препараты, снижающие свертываемость крови (антиагреганты). При обследовании больной не проведено исследование крови на коагулограмму (свертываемость крови), развернутый липидный профиль (содержание свободных жиров в крови), содержание билирубина и креатинина. Проведение данных обследований входит в стандарт оказания медицинской помощи, является обязательным при диагностике заболеваний, связанных с нарушением питания сердечной мышцы (в частности "данные изъяты", установленной при исследовании трупа С. О.С.). Не проводилось лечение, связанное со снижением риска возникновения "данные изъяты". При этом, смерть С. О.С. наступила 03.11.2011 г. в результате "данные изъяты", "данные изъяты". Не проведение вышеуказанных диагностических мероприятий не позволило своевременно выявить скрытую "данные изъяты" ( "данные изъяты"). Согласно выводам врачей-экспертов, причинно-следственная связь между выявленными недостатками оказания медицинской помощи и наступившей впоследствии смертью С. О.С. состоит в том, что не проведенные больной диагностические мероприятия не позволили своевременно установить диагноз " "данные изъяты"" и назначить адекватное лечение.

Отклоняя довод апелляционной жалобы о том, что суд необоснованно принял в основу постановленного решения выводы заключению экспертов N 143/14 от 15.10.2012 года, судебная коллегия находит его несостоятельным в силу следующего.

В соответствии с положениями ст.ст. 67, 86 ГПК РФ заключения судебной экспертизы оцениваются судом по его внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании каждого отдельно взятого доказательства, собранного по делу, и их совокупности с характерными причинно-следственными связями между ними и их системными свойствами.

Суд первой инстанции обоснованно оценил экспертное заключение с точки зрения соблюдения процессуального порядка назначения экспертизы, соблюдения процессуальных прав лиц, участвующих в деле, соответствия заключения поставленным вопросам, его полноты, обоснованности и достоверности в сопоставлении с другими доказательствами по делу.

Выводы экспертов о наличии причинно-следственной связи между недостатками оказания медицинской помощи и смертью С. О.С. подтверждаются и иными материалами дела. В частности, экспертным заключением по случаю оказания медицинской помощи С. О.С, составленным по инициативе филиала ЗАО " "данные изъяты"" в г. Белгороде от 10.01.2012 г., которым установлены аналогичные недостатки в оказании медицинской помощи С. О.С, а именно, не проведение холтеровского мониторирования, а также иных диагностических исследований: анализ крови на коагулограмму, развернутый липидный профиль, билирубин, креатинин, не назначались антиагреганты. Указанные исследования, как отметили врачи-эксперты, необходимы для выявления и назначения лечения той патологии сердца, которая привела к смерти С. О.С.

Из медицинской карты амбулаторного больного поликлиники N 3 и истории болезни С. О.С. N 8770 (N 2035920) следует, что именно в период нахождения на стационарном лечении в неврологическом отделении ответчика с 03.10.2011 г. по 18.10.2011 г. у нее проявились признаки болезни сердца, которые требовали более тщательного исследования и внимания со стороны специалистов данной больницы, что не было сделано.

Проанализировав содержание заключения судебной экспертизы, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что оно в полном объеме отвечает требованиям ст.86 ГПК РФ, поскольку содержит подробное описание произведенных исследований, сделанные в их результате выводы и научно обоснованные ответы на поставленные вопросы, в обоснование сделанных выводов приводятся соответствующие данные из представленных в распоряжение комиссии материалов, основываются на исходных объективных данных, выводы комиссии обоснованы документами, представленными в материалы дела.

Данное экспертное заключение правомерно принято судом первой инстанции как допустимое доказательство.

В этой связи, судебная коллегия считает, что оснований предполагать, что указанное заключение является недостоверным, не имеется.

При изложенных обстоятельствах, суд пришел к обоснованному выводу, что в силу ст. 1064 ГК РФ, и по смыслу ст. 401 ГК РФ, установленная названным заключением причинно-следственная связь между недостатками оказания медицинской помощи С. О.С. и ее смертью, - является достаточной для наступления гражданско-правовой ответственности в виде возмещения вреда при наличии других необходимых условий.

При этом суд обоснованно исходил из того, что со стороны ответчика не доказано отсутствие вины в причинении вреда истице. Свидетельские показания Л. В.А. не опровергали вышеустановленные судом обстоятельства. Ответчик не представил доказательств, подтверждающих то, что специалисты больницы не должны были проводить перечисленные в заключении экспертов исследования или не могли их провести по объективным независящим от ответчика причинам.

Доводы представителя ответчика о том, что суд необоснованно не принял во внимание его возражения относительно невозможности проведения холтеровского мониторирования, выявление скрытой патологии, явившейся по заключение экспертов причиной смерти С. О.С. не могло быть осуществлено при использовании видов диагностики, не проведение которых составило дефект оказания медицинской помощи, а иные необходимые действия больницей были выполнены, не состоятельны, поскольку, объективными доказательствами не подтверждены, опровергаются заключением экспертов N 143/14 от 15.10.2012 года, которое не оспорено в установленном законом порядке.

Отсутствие показаний для госпитализации С. О.С. в кардиологическое отделение на момент нахождения ее в стационере неврологического отделение, не освобождало работников ответчика от оказания качественной медицинской помощи в соответствии с установленными стандартами.

Также необоснован довод МБУЗ "Городская больница N 2" о том, что судом не был указан нарушенный стандарт оказания медицинской помощи, поскольку нарушение стандартов оказания медицинской помощи отражено в вышеприведенных доказательствах.

В частности за нарушение клинического стандарта 261230 при оказании медицинской помощи больным "данные изъяты", утвержденного совместным приказом Управления здравоохранения Белгородской области и Территориальным ФОМС от 28.06.2004 г. N 305/49/02, лечащий врач С. О.С. С. А.А. привлечена к дисциплинарной ответственности.

Доводы апелляционной жалобы о не выполнении пациентом рекомендаций при выписке: по наблюдению у врача в поликлинике по месту жительства, не проведение холтеровского мониторирования в амбулаторных условиях под наблюдением врача кардиолога, а также, что на здоровье С. О.С. вне стационара могли сказаться в разной степени непредвиденные факторы, не освобождают ответчика от ответственности за некачественное оказание медицинских услуг его работниками.

Необоснованны доводы ответчика о том, что суд избирательно подошел к оценке выводов судебно-медицинской экспертизы, руководствуясь лишь не прямой причинно-следственной связью, но, игнорируя вывод экспертного заключения, устанавливающего отсутствие необходимости стационарного лечения, поскольку суд, определяя размер компенсации морального вреда, учел, что бездействие врачей является не единственным фактором причинения вреда.

Доводы апелляционной жалобы о том, что размер компенсации морального вреда, взысканный судом первой инстанции в сумме "данные изъяты" рублей, должен быть снижен, в связи с тем, что сумма не соразмерна нравственным страданиям истицы, не соблюден принцип разумности и справедливости, не учтены отсутствие в деле данных о степени и характере страданий истицы, отсутствие свидетельства тяжести перенесенных ею страданий, отсутствие физических страданий истицы, отсутствие прямой причинно-следственной связи между дефектами оказания медицинской помощи и смертью С. О.С., не установлено каких-либо индивидуальных особенностей истицы для установления по мнению ответчика столь высокого размера компенсации, отклоняются судебной коллегией.

Согласно абз. 2 пункта 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года N 10, моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников.

В соответствии с п.2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

В соответствии с положениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" суду следует устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора.

Судебная коллегия при рассмотрении апелляционной жалобы, также исходит из того, что смерть матери истицы наступила, в том числе и в результате допущенных по вине ответчика недостатков оказания медицинской помощи и причинила дочери Опариной А.В. моральный вред в виде глубоких нравственных страданий. При этом для определения размера компенсации морального вреда учитывается степень вины причинителя вреда, поскольку бездействие врачей является не единственным фактором причинения вреда, а также раздельное проживание истицы и ее матери (как следует из адреса места жительства С. О.С, указанного в истории болезни и медицинской амбулаторной карте).

С учетом фактических обстоятельств дела суд первой инстанции обоснованно взыскал с МБУЗ "Городская больница N 2" в пользу Опариной А.В. компенсацию морального вреда, причиненного в результате некачественно оказанных медицинских услуг ее матери в размере "данные изъяты" рублей.

Доводы МБУЗ "Городская больница N 2" об обратном состоятельными признаны быть не могут, поскольку они направлены на снижение взысканной суммы компенсации морального вреда, отвечающей, по мнению судебной коллегии, принципам разумности и справедливости.

Ссылка на отсутствие доказательств понесенного морального вреда отклоняется судебной коллегией, поскольку сам факт смерти матери при вышеуказанных обстоятельствах, бесспорно, свидетельствует о понесенных Опариной А.В. нравственных страданиях.

Оснований для применения п. 3 ст. 1083 ГК РФ ГК РФ при разрешении спора и для уменьшения размера возмещения вреда не имеется, поскольку в силу указанной нормы права вред может быть уменьшен судом с учетом имущественного положения причинителя вреда - гражданина, а не юридического лица, к каковым относится МБУЗ "Городская больница N 2".

Согласно правовой позиции Европейского суда, отсутствие у бюджетной организации финансирования не является уважительной причиной неисполнения решения суда, в связи, с чем утверждения ответчика в апелляционной жалобе об отсутствии у него возможности компенсации "данные изъяты" рублей морального вреда, являются несостоятельными.

С доводами жалобы МБУЗ "Городская больница N 2" о том, что определенный размер компенсации морального вреда, является завышенным, судебная коллегия согласиться не может по изложенным выше основаниям.

Кроме того, суд правомерно в соответствии с п. 1 ст. 1094 ГК РФ взыскал с МБУЗ "Городская больница N 2", как с лица ответственного за вред, вызванный смертью потерпевшего, необходимые расходы на погребение Опариной А.В., понесшей эти расходы.

Суд пришел к правильному выводу о том, что в данном случае расходы, понесенные истицей при погребении в размере "данные изъяты" руб. являлись необходимыми, разумными и соответствующими обычно совершаемым обрядовым действиям.

Доводы ответчика о необходимости снижения размера взысканной суммы расходов на погребение вследствие отсутствия прямой причинной следственной связи между действиями врачей МБУЗ "Городская больница N 2" и степени их вины, не могут быть приняты судебной коллегией, поскольку противоречат принципу полного возмещения вреда, предусмотренному ст. 1064 ГК РФ

Кроме того, следует также отметить, что в силу абзаца третьего ч. 2 ст. 1083 ГК РФ вина потерпевшего при возмещении расходов на погребение (ст. 1094) не учитывается.

Иных доводов апелляционная жалоба не содержит.

Учитывая требования закона и установленные судом обстоятельства, суд правильно разрешил возникший спор, а доводы, изложенные в апелляционной жалобе ответчика, выводов суда не опровергают и не являются основаниями для отмены решения суда по основаниям, предусмотренным ст. 330 ГПК РФ.

Руководствуясь ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Старооскольского городского суда Белгородской области от 13 ноября 2012 года по гражданскому делу по иску Опариной А.В. к МБУЗ "Городская больница N 2" Старооскольского городского округа Белгородской области о компенсации морального вреда и возмещении расходов на погребение оставить без изменения, апелляционную жалобу МБУЗ "Городская больница N 2" Старооскольского городского округа Белгородской области без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.