Определение СК по гражданским делам Липецкого областного суда Липецкой области от 26 декабря 2013 г. по делу N 33-3437/2013 (ключевые темы: завещание - жилой дом - порядок наследования - нотариальный округ - наследники)

Определение СК по гражданским делам Липецкого областного суда Липецкой области от 26 декабря 2013 г. по делу N 33-3437/2013

 

судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда в составе:

председательствующего Киселева А.П.

судей Жуковой Н.Н. и Малыка В.Н.

при секретаре Еремкиной А.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело

по апелляционной жалобе истицы Овчаренко Н.В.

на решение Лебедянского районного суда Липецкой области от 11 октября 2013 года , которым постановлено :

Признать за Андреевой О.А. право собственности на домовладение "адрес" в удовлетворении остальной части требований отказать.

В удовлетворении требований Овчаренко Н.В., Шерстневой Л.В. , Кирилловой К.В. к Андрееевой О.А., нотариусу Лебедянского нотариального округа Самуськовой Л.В., администрации Лебедяского муниципального района Липецкой области о признании недействительным завещания Кирилловой Марии Васильевны от 01 августа 2012 года и признании права долевой собственности в порядке наследования на домовладение "адрес", расположенное по улице "адрес" отказать.

Взыскать с Овчаренко Н.В., Шерстневой Л.В., Кирилловой К.В., в равных долях, государственную пошлину в размере "данные изъяты" рублей, в том числе в пользу Андреевой О.А. "данные изъяты" рублей, в доход Лебедянского муниципального района "данные изъяты" рублей.

Заслушав доклад судьи Жуковой Н.Н., судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

С учетом уточненных требований Овчаренко Н.В., Шерстнева Л.В. и Кириллова К.В. обратились в суд с иском к Андреевой О.А., администрации Лебедянского района, нотариусу Лебедянского нотариального округа Самуськовой Л.В. о признании недействительным завещания Кирилловой М.В. от 01 августа 2012 года, по тем основаниям, что Кириллова М.В. в силу своего болезненного состояния на момент составления завещания не понимала значения своих действий и не могла ими руководить, а также полагая, что был нарушен порядок и процедура составления завещания. Так же истцы просили признать за ними право собственности за каждым по 1\4 доле на домовладение "адрес", ссылаясь на то, что после смерти их матери Кирилловой Е.Л., умершей 13 декабря 1989 года, наследственное имущество в виде спорного дома должно распределиться между наследниками первой очереди, являющимися детьми наследодателя Кирилловой Е.Л. :Овчаренко Н.В., Шерстнева Л.В., Кирилловой К.В. и Кирилловой М.В. в равных долях. Кириллова М.В., по их мнению, не имела право завещать весь дом.

Андреева О.А. не признала указанные требования и обратилась в суд к Овчаренко Н.В., Шерстневой Л.В. и Кирилловой К.В. со встречным исковым требованием о признании права собственности в порядке наследования по завещанию на жилой дом и приусадебный земельный участок, расположенные по адресу: "адрес" после смерти Кирилловой М.В., обосновывая требование тем, что завещание является добровольным волеизъявлением Кирилловой М.В., которая в здравом уме и твердой памяти распорядилась принадлежащей ей имуществом завещав его Андреевой О.А.

В судебном заседании истец Овчаренко Н.В. поддержала заявленные требования в полном объеме, сославшись на доводы, изложенные в иске, встречные исковые требования не признала.

Ответчик Андреева О.А. и ее представитель адвокат Савелов Ю.П. в судебном заседании просили отказать в удовлетворении исковых требований, указав, что на момент смерти Кирилловой Е.Л. спорный жилой дом относился к колхозному двору, который на основании, действовавшей в указанный период статьи 560 ГК РФСР не наследовался, а потому право на наследование имущества у истцов не возникло. Поскольку наследодатель Кириллова М.В. по день своей смерти понимала значение своих действий, могла ими руководить, ее воля на завещание Андреевой О.А. своего имущества была свободной и осознанной, завещание не отменялось и не изменялось, то отсутствуют основания для признания завещания недействительным.

В судебное заседание истцы Шерстнева Л.В., Кирилова К.В., представитель ответчика администрации Лебедянского муниципального района, нотариус Лебедянского нотариального округа Самуськова Л.В., представитель третьего лица администрации сельского поселения Ольховский сельский совет Лебедянского района не явились, извещены надлежащим образом и своевременно.

Суд постановил решение, резолютивная часть которого изложена выше.

В апелляционной жалобе истица Овчаренко Н.В. просит об отмене решения, ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

Выслушав представителей Овчаренко Н.В.: по доверенности Овчаренко Н.А. и по ордеру Решетникову З.Н., проверив материалы дела, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Согласно ст. 218 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества. В случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.

Как следует из материалов дела, 13 декабря 1989 года умерла Кириллова Е.Л.

Судом установлено, что Кириллова Е.Л. являлась матерью Кирилловой М.В., Овчаренко Н.В., Шерстневой Л.В. и Кирилловой К.В., что подтверждается свидетельствами об их рождении.

На момент смерти Кирилловой Е.Л. и после смерти в спорном доме, который согласно похозяйственным книгам относился к колхозному хозяйству, была зарегистрирована и прожива ла Кириллова М.В.

Данные обстоятельства подтверждаются справками администрации сельского поселения Ольховский сельсовет N с421 от 05.04.2013 года и 416 от 04.04.2013 года и выписками из похозяйственных книг.

На основании в ыписк и из похозяйственной книги N 1, лицево го счет а N48 за 1992-1996 года, кадастров ого паспорт а земельного участка с кадастровым номером N, справк и о соответствии также установлено, что при указанном домовладении имеется земельный участок, предоставленный для ведения подсобного хозяйства площадью 6700 кв.м, (л.д.70-72).

Суд, дав оценку имеющимся в деле доказательствам, а также проанализировав нормы действующего на момент смерти Кириловой Е.Л. законодательства (ст.560 Гражданский кодекс РСФСР 1964 г.),пришел к правильному выводу о том, что поскольку в спорном домовладении осталась проживать Кириллова Е.Л., оставшаяся единственным членом колхозного двора, то наследование на указанное имущество не открывалось.

Кроме того, суд правильно указал, что необоснованным является и довод истцов о том, что они вступили в наследство.

В соответствии с частью 1 статьи 546 ГК РСФСР (от 11.06.1964 года) (действующей до 1 марта 2002 года) для приобретения наследства наследник должен его принять.

Признается, что наследник принял наследство, когда он фактически вступил во владение наследственным имуществом или когда он подал нотариальному органу по месту открытия наследства заявление о принятии наследства.

В силу части 2 статьи 1153, статьи 1154 ГК РФ также признается, что наследник принял наследство, когда он фактически вступил во владение наследственным имуществом или когда подал нотариальному округу по месту открытия наследства заявление о принятии наследства. Указанные в настоящей статье действия должны быть совершены в течение шести месяцев со дня открытия наследства.

В соответствии с п.34 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 года N9 "О судебной практике по делам о наследовании" наследник, принявший наследство, независимо от времени и способа его принятия считается собственником наследственного имущества, носителем имущественных прав и обязанностей со дня открытия наследства вне зависимости от факта государственной регистрации прав на наследственное имущество и её момента (если такая регистрация предусмотрена законом).

Достоверных доказательств тому, что истцы Овчаренко Н.В., Шерстнева Л.В. и Кириллова К.В. после смерти матери Кирилловой Е.Л. фактически приняли какое-либо наследственное имущество, не представлено. В спорном доме они не проживали, в него не вселялись, осуществление действий по владению, пользованию и распоряжению наследственным имуществом не производили, о наследственных права не заявляли. Истцы сами подтвердили, что между сестрами была достигнута устная договоренность о том, что спорный жилой дом останется в пользовании, зарегистрированной и проживающей в нем Кирилловой М.И.

Следовательно, истцами не представлено доказательств тому, что в установленный законодательством шестимесячный срок они приняли наследство матери Кирилловой Е.Л.

Суд пришел к верному выводу о том, что само по себе оказание материальной помощи сестре Кирилловой М.В., на которое ссылались истцы не свидетельствует о принятии ими наследства в виде спорного жилого дома.

В свою очередь, с видетел и Муровцев а В.Н., Новиков а З.М., Строков а Г.М., Больных Р.Г., Коновалов а В.Н. и представител ь третьего лица администрации Ольховского сельсовета Потапов а Е.В. подтвердили , что Кириллова М.В. проживала в доме до и после смерти матери Кирилловой Е.Л. , производила ремонт, оплачивала коммунальные платежи и услуги, пользовалась огородом, в полном объеме несла бремя по содержанию недвижимого имущества. Указанные пояснения свидетелей верно приняты судом во внимание при рассмотрении дела по существу.

Данные обстоятельства подтверждаются также: справкой администрации сельского поселения Ольховский сельсовет N 730 от 03.05.2011 года, из которой следует, что Кириллова М.В. зарегистрирована в спорном домовладении в качестве собственника; записями из похозяйственных книг Ольховского сельсовета N 1 на 1991-1996 года, N1 на 1997-2001 года, N 3 на 2002-2006 года, N 4 на 2008-2012 года, в которых отражено, что в собственности за Кирилловой М.В. значится дом N 58, расположенный по адресу: Липецкая область, Лебедянский район, с.Ольховец ; договором N 6005 от 23.11.1999 года на газоснабжение и техническое обслуживание внутридомового газового оборудования ведомственных домов, заключенным Кирилловой М.В. с филиалом "Лебедяньгаз" ОАО "Липецкоблгаз"; договором поставки газа от 26.12.2006 года, договором N 5496 от 07.07.2010 года о техническом обслуживании, заявочном ремонте и аварийно-диспетчерском обеспечении внутридомового газового оборудования жилого дома, проектом газификации, в которых Кириллова М.В. также являлась заказчиком; справкой "Липецкэнерго" об оплате Кириловой М.В. платы за потребленную электрическую энергию.

Учитывая изложенное, вывод ы суда о том, что Кириллов а М.В. в прав е была владеть, пользоваться и распоряжаться спорным жилым домом как свои собственным, являются обоснованными.

Согласно материалам дела, 30 августа 2012 года Кириллова М.В. умерла.

Судом установлено, что Кирилловой М.В. было составлено завещание, удостоверенное нотариусом Лебедянского нотариального округа Самуськовой Л.В. 01 августа 2012 года, согласно которому наследодатель завещала Андреевой О.А. все принадлежащее ей имущество, в чем бы такое ни заключалось и где бы оно не находилось. (л.д.38).

В соответствии со статьей 1118 ГК РФ распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания. Завещание может быть совершено гражданином, обладающим в момент его совершения дееспособностью в полном объеме. Завещание должно быть совершено лично. Совершение завещания через представителя не допускается.

Согласно п. 1 ст. 1119 ГК РФ завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения, а в случаях, предусмотренных ГК РФ, включить в завещание иные распоряжения.

На основании п. 1 ст. 1125 ГК РФ нотариально удостоверенное завещание должно быть написано завещателем или записано с его слов нотариусом.

Согласно п. 4 ст. 1125 ГК РФ при составлении и нотариальном удостоверении завещания по желанию завещателя может присутствовать свидетель.

Если завещание составляется и удостоверяется в присутствии свидетеля, оно должно быть им подписано и на завещании должны быть указаны фамилия, имя, отчество и место жительства свидетеля в соответствии с документов, удостоверяющим его личность.

В соответствии с п. 1, п. 2 ст. 1131 ГК РФ при нарушении положений настоящего Кодекса, влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание). Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием.

По смыслу содержащихся в ст. 1131 ГК РФ положений завещание может быть признано недействительным по общим основаниям, предусмотренным параграфом вторым главы 9 ГК РФ, в том числе по основанию, предусмотренному ст. 177 ГК РФ.

В силу п. 1 ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Учитывая вышеприведенные нормы законодательства, завещание является оспоримой сделкой, поэтому на лицо, заявляющее требования о признании ее недействительной по основаниям, указанным в пункте 1 статьи 177 ГК Российской Федерации, в силу статьи 56 ГПК Российской Федерации, возлагается обязанность доказать наличие таких оснований недействительности сделки.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 29 мая 2012 года N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" в п. 27 разъяснил, что завещания относятся к числу недействительных вследствие ничтожности при несоблюдении установленных ГК РФ требований: обладания гражданином, совершающим завещание, в этот момент дееспособностью в полном объеме (пункт 2 статьи 1118 ГК РФ), недопустимости совершения завещания через представителя либо двумя или более гражданами (пункты 3 и 4 статьи 1118 ГК РФ), письменной формы завещания и его удостоверения (пункт 1 статьи 1124 ГК РФ), обязательного присутствия свидетеля при составлении, подписании, удостоверении или передаче завещания нотариусу в случаях, предусмотренных пунктом 3 статьи 1126, пунктом 2 статьи 1127 и абзацем вторым пункта 1 статьи 1129 ГК РФ (пункт 3 статьи 1124 ГК РФ), в других случаях установленных законом.

Пунктом 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 г. N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" разъяснено, что во всех случаях, когда по обстоятельствам дела необходимо выяснить психическое состояние лица в момент совершения им определенного действия, должна быть назначена судебно-психиатрическая экспертиза, например, при рассмотрении дел о признании недействительными сделок по мотиву совершения их гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (статья 177 ГК РФ).

Разрешая по существу требования о признании недействительным завещания от 01 августа 2012 года, судом верно приняты во внимание объяснения нотариуса Самуськовой Л.В., которая указала, что оформление завещания производилось на основании добровольного волеизъявления Кирилловой М.В., по личной просьбе которой ввиду ее болезни (тремор рук) завещание было подписано Подзоровым И.В., личность которого удостоверена по паспорту.

Обоснованно учтено судом и заключение судебно-писихиатрической комиссии экспертов от 23 июля 2013 года N 1053\5-14, из которого также следует, что на момент составления завещания 01 августа 2012 года Кириллова М.В. не находилась в таком состоянии, которое лишало бы ее способности понимать значение своих действий.

Указанные обстоятельства также подтвердила и лечащий врач Кирилловой М.В.- свидетель Рубцова Н.А., которая указала, что не обнаружила у Кирилловой М.В. признаков психического состояния, пациент была в сознании и адекватно отвечала на вопросы, на адекватность Кирилловой М.В. ссылалась и свидетель Чертова Г.Н.- медсестра ГУЗ "Лебедянская ЦРБ" п.Агроном.

Суд учел, что все выводы экспертов основаны на имеющихся в материалах дела письменных доказательствах, которые признаны судом достоверными, на объективных обстоятельствах по делу и не противоречат иным собранным доказательствам. Выводы экспертов содержат подробный анализ действий, поступков умершей в их совокупности, оснований сомневаться в правильности данных выводов у судебной коллегии не имеется.

При таких обстоятельствах, доводы жалобы о том, что выводы экспертов сделаны без учета всех имеющихся материалов в деле, являются несостоятельными.

Заявителем по жалобе Овчаренко Н.В. не подтвержден достаточными доказательствами довод о том, что нотариусом была нарушена тайна завещания, что свидетельствует о необъективности данного довода.

Ссылки в жалобе о том, что в суде не выяснялся вопрос о применении или неприменении Кирилловой М.В. при операции наркотических средств, а также о том, что данное обстоятельство не учитывалось при составлении заключения экспертами, являются несостоятельными, поскольку не опровергают правильности выводов суда о том, что порядок составления завещания нотариусом был соблюден и оснований для признания завещания недействительным не имеется.

Довод жалобы о нарушений требований ст. 1125 ГК РФ при оформлении оспариваемого завещания, также является необоснованным, поскольку спорное завещание выражает добровольную волю наследодателя Кирилловой М.В., оформлено в соответствии с требованием закона, подписано рукоприкладчиком Подзоровым И.В., так как Кириллова М.В. ввиду болезни не могла этого сделать лично, что также отражено завещании, где указано причина, по которой завещатель не могла подписать завещание собственноручно (болезнь). Наличие болезни (тремор рук) у наследодателя сторонами не оспаривалось.

Ссылки в жалобе на то, что судом не выяснена действительная воля наследодателя Кирилловой М.В., также являются несостоятельными.

При установлении действительности воли Кирилловой М.В. в завещании, указанной ею в завещании судом обоснованно были учтены пояснения свидетелей Новиковой З.М. и Строковой Г.М., которые подтвердили, что Андреева О.А. осуществляла надлежащий уход за Кирилловой М.В., которая желала завещать ей свое имущество.

Верно принято во внимание судом и то, что Андреевой О.А. лично были понесены расходы на похороны Кирилловой М.В., что подтверждается квитанциями об оплате приобретенных на поминальный обед продуктов питания и поминальных услуг, что свидетельствует о доброжелательном отношении Андреевой О.А. к Кирилловой М.В.

Действительность воли в завещании подтвердили также свидетели Подзоров И.В. и нотариус Самуськова Л.В., что правомерно принято судом во внимание.

Доводы жалобы о том, что нотариус приехала в больницу с готовым напечатанным завещанием, а также о том, что нотариус Самуськова Л.В. при даче объяснений в суде ничего не сказала о плохом слухе Кирилловой М.В. в момент подписания завещания, не опровергают действительность воли наследодателя Кириловой М.В.

Проанализировав установленные по делу обстоятельства, суд пришел к правомерно выводу о том, что истцами Овчаренко Н.В., Шерстневой Л.В. и Кирилловой К.В. не представлено достоверных и допустимых доказательств, подтверждающих нахождение Кирилловой М.В. в момент составления завещания в таком состоянии, в котором она не понимала значение своих действий и не могла руководить ими, либо страдала каким-либо психическим заболеванием, при котором не была способна понимать значение своих действий и руководить ими.

Доказательств, подтверждающих недееспособность Кирилловой М.В. на момент составления завещания, а также нахождение ее под влиянием заблуждения, материалы дела не содержат, поэтому ссылка в жалобе на данное обстоятельство является несостоятельной.

Предусмотренные ст. 1124 ГК РФ правила, касающиеся формы и порядка совершения завещания, полностью соблюдены, нарушений требований ст. 1118 ГК РФ, 1119 ГК РФ, 1125 ГК РФ при оформлении сделки не установлено.

Кроме того, как следует из уточненных исковых требований (л.д.52-54), а также объяснений истца Овчаренко Н.В. и ее представителя Копаева В.Н. в судебном заседании 10.10.2013 г.(л.д.307),истцы, оспаривая завещание ссылались на то, что Кириллова М.В. не имела права распоряжаться не принадлежащей ей имуществом, поскольку 3\4 доли спорного дома принадлежат им по наследству от матери. Таким образом, истцами было заявлено требование о признании права собственности на дом по 1\4 доле за каждым в порядке наследования после смерти матери. Требований о признании за ними права собственности в порядке наследования после смерти Кирилловой М.В. на ее долю в праве собственности на дом ими не заявлялось. Исходя из вышеизложенного, поскольку суд верно установил, что весь дом принадлежит на праве собственности Кирилловой М.В., а истцы не оспаривали ее право распоряжаться принадлежащей ей частью, то оспариваемое завещание их прав в данном случае не нарушает.

Учитывая изложенное, судом правомерно отказано в удовлетворении требований истцов о признании недействительным завещания от 01 августа 2012 года и признании за ними права собственности на жилой дом, расположенный по адресу: "адрес" по 1\3 доле за каждым.

Судом, на основании справк и ОГУП "Липецкоблтехинвентаризация" филиал Лебедянское БТИ от 25.04.2013 года установлено, что юридические документы на дом N 58, расположенн ый по адресу: "адрес" не оформлены, право собственности не зарегистрировано.

Поскольку исходя из установленных обстоятельств, Кириллова М.В. вправе была владеть, пользоваться и распоряжаться спорным жилым домом и учитывая, что отсутствуют основания для признания завещания от 01 августа 2012 года недействительным, суд пришел к обоснованному выводу об удовлетворении встречных исковых требований Андреевой О.А. в части признания за ней права собственности на жилой дом в порядке наследования по завещанию.

Установив из справки администрации сельского поселения Ольховский сельсовет N 112 от 15.03.2012 года, что Кириллова М.В. не получала право собственности на землю, суд пришел к верному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований Андреевой О.А. о признании права собственности на земельный участок с кадастровым номером N, расположенный по адресу: "адрес" "адрес"

С учетом изложенного, решение суда является законным, обоснованным, и оснований для его отмены по доводам жалобы не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Лебедянского районного суда Липецкой области от 11 октября 2013 года

оставить без изменения, апелляционную жалобу

истицы Овчаренко Н.В.

-без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.