Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Апелляционное определение Московского городского суда от 04 августа 2014 N 10-9169/14 (ключевые темы: акции открытого акционерного общества - хищение - вексель - сторона защиты - исполнительное производство)

Апелляционное определение Московского городского суда от 04 августа 2014 N 10-9169/14

 

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего - судьи Пасюнина Ю.А.,

судей - Федоровой С.В., Додоновой Т.С.,

при секретаре - Рахимовой Г.М.,

с участием:

прокурора апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры г. Москвы - Иванниковой Е.П.,

представителя потерпевшего - адвоката Горбунова Г.М.,

осужденного - Марушенкова Д.Г.,

защитников - адвокатов Сокола П.Я., Ларионова С.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Гретнёва И.В., адвоката Сокол П.Я., представителя потерпевшего - адвоката Горбунова Г.М., и апелляционное представление государственного обвинителя Зюзинской межрайонной прокуратуры г.Москвы Носковой Ю.В. на приговор Зюзинского районного суда г. Москвы от 19 мая 2014 года, которым

Марушенков Д.Г.

осужден по ч. 4 ст. 159 УК РФ к наказанию в виде 5 лет лишения свободы, со штрафом в доход государства, без ограничения свободы.

В соответствии со ст.73 УК РФ назначенное Марушенкову Д.Г. наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным, установив испытательный срок на 5 лет, в течение которого на осужденного возложена обязанность не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за его исправлением, периодически являться на регистрацию в указанный орган.

Гретнёв И.В.,

осужден по ч. 4 ст. 159 УК РФ к наказанию в виде 5 лет лишения свободы, со штрафом в доход государства, без ограничения свободы.

В соответствии со ст.73 УК РФ назначенное Гретнёву И.В. наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным, установив испытательный срок на 4 года, в течение которого на осужденного возложена обязанность не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за его исправлением, периодически являться на регистрацию в указанный орган.

Мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении Марушенкову Д.Г. и Гретнёву И.В. до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения.

За Обществом с ограниченной ответственностью признано право на удовлетворение гражданского иска о взыскании материального ущерба, передав вопрос о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

По делу разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Федоровой С.В., выслушав осужденного Марушенкова Д.Г., защитников - адвокатов Сокола П.Я., Ларионова С.В., поддержавших доводы апелляционных жалоб и просивших приговор суда отменить, мнение представителя потерпевшего Горбунова Г.М. и прокурора Иванниковой Е.П., полагавших необходимым приговор изменить, судебная коллегия

установила:

Приговором суда Марушенков Д.Г. и Гретнёв И.В. осуждены за совершение мошенничества, то есть за хищение чужого имущества путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

Приговором суда установлено, что в период с 2003 года и по 29 июля 2004 года, Марушенков Д.Г. и Гретнев И.В., действуя группой лиц по предварительному сговору совместно со С. (осужденным за совершение данного преступления приговором Зюзинского районного суда г.Москвы от 08 сентября 2008 года), Г. (уголовное дело в отношении которого прекращено в связи со смертью),

из корыстных побуждений, путем обмана, похитили чужое имущество - 605 обыкновенных именных бездокументарных акций ОАО, принадлежащих ООО общей рыночной стоимостью, находящихся на лицевом счете, открытом в Московском филиале ЗАО, под предлогом взыскания с ООО, мнимой вексельной задолженности, с переходом права собственности на данные акции в пользу третьих лиц - юридическому лицу, подконтрольному ЗАО, чем причинили ООО материальный ущерб на указанную сумму, что является особо крупным размером.

Преступление совершено при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные Марушенков Д.Г. и Гретнёв И.В. свою вину в совершении преступления не признали.

В апелляционной жалобе осужденный Гретнёв И.В., высказывая несогласие с приговором, считает его незаконным и необоснованным, т.к. выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, и не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, являются результатом неправильной оценки судом исследованных в судебном заседании материалов; суд не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда; в приговоре не указано, по каким основаниям, при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, суд принял одни из этих доказательств и отверг другие; выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о его виновности или невиновности и на правильность применения уголовного закона; суд допустил существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона, регламентирующих процесс доказывания, и для целей формулирования приговора использовал недопустимые доказательства. Полагает, что исследованные в судебном заседании показания свидетелей, а также оглашенные материалы дела не подтверждают выводов суда о его виновной причастности к инкриминируемым действиям, считая их судебной ошибкой, допущенной вследствие умышленного представления некачественных и неполных материалов органом следствия, которые не были должным образом проверены на следствии, а в суде за давностью времени установить фактическое положение дела уже не представлялось возможным. Приводя свою позицию относительно обстоятельств совершенных действий в период инкриминируемого деяния, автор жалобы делает выводы о том, что данные им на предварительном следствии и в судебном заседании показания не указывают на то, что он совершил какие-либо противозаконные действия, и что из содержания показаний допрошенных свидетелей, а также оглашенных материалов дела не следует, что его доводы о том, что он никаких противозаконных действий не совершал, и сам был использован лицами, задумавших сложную схему хищения акций ООО опровергнуты или признаны надуманными. Указывает на то, что действительно был знаком с участниками дела - К, Марушенковым, контактировал с Г, Б, иными лицами, в том числе, с работниками службы судебных приставов, однако в своих намерениях руководствовался только необходимостью получения законной прибыли. Отмечает, что в пределах своей личной осведомленности, сведениями том, что последствием выполнения им законных действий может наступить уголовная ответственность, не располагал, в связи с чем считает, что все выводы суда о его виновной причастности к действиям и сознательном участии в схеме хищения акций, в том числе, к действиям по разработке преступной схемы хищения акций, приисканию финансовых средств для оплаты расходов, связанных с приобретением векселей, используемых для взыскания мнимой вексельной задолженности ООО о его осведомленности об использовании в схеме хищения печатей ООО и ООО а также сведений в отношении ОАО для последующего использования реквизитов этого юридического лица в оформлении подложного договора мены векселей от имении ООО об обращении им совместно с соучастниками в свою пользу денежных средств полученных от продажи 605 акций ОАО, и распоряжению ими по своему усмотрению, не соответствуют фактическому положению дела. Полагает, что исследованных судом доказательствах объективные основания для подобных выводов отсутствуют, а имеющиеся в деле косвенные данные, с учетом расположения указанных организаций и их учредителей, по мнению автора жалобы, указывают на то, что к использованию названных организаций в схеме хищения акций ООО причастны иные лица, имеющие связи и финансовые возможности для реализации подобных схем. Считает необоснованными выводы суда о том, что его участие в заседании арбитражного суда Орловской области по обращению искового заявления о взыскании с ООО вексельной задолженности, получению документов, необходимых для проведения исполнительного производства, обращению в отдел ССП с заявлением об обращении взыскания на 605 акций ОАО, также носило заведомо незаконный характер. Просит обвинительный приговор отменить и вынести оправдательный.

В апелляционной жалобе адвокат Сокол П.Я. в защиту осужденного Марушенкова Д.Г., считает приговор незаконным и необоснованным, приводя доводы, аналогичные доводам, изложенным в апелляционной жалобе осужденного Гретнёва И.В. Дополнительно автор жалобы указывает на то, что выводы приговора о виновности Марушенкова Д.Г. сформулированы произвольно, обосновывая свою позицию тем, что исследованные судом фактические данные - показания в судебном заседании Марушенкова Д.Г., показания иных допрошенных участников по делу, а также исследованные документы и материалы, опровергают версию обвинения. Полагает, что акции выбыли из владения ООО в результате действий ряда лиц, имевших обширные организационные, материальные, финансовые и иные ресурсы и возможности для реализации сложной схемы хищения указанных акций, а также имевших причины и мотивы для устранения этой организации из числа акционеров ОАО . Указывает на то, что ООО в период владения акциями ОАО не осуществляло никакой хозяйственной деятельности, однако, используя предоставленные действующим акционерным законодательством права, осуществляло в отношении ОАО определенные действия, навязывая по надуманным основаниям предприятию продажу 605 акций по заведомо завышенной цене, инициируя с этой целью арбитражные разбирательства, а также инициируя по надуманным основаниям возбуждение уголовных дел. Автор жалобы считает, что позиция и поведение ООО в отношениях с предприятием и его крупными акционерами, повлекли за собой долгосрочный конфликт этого общества с заводом, и крупными акционерами - компаниями и ОАО, в интересах которых на рынке ценных бумаг действовали ЗАО и ЗАО ИК, и делает выводы о том, что наиболее заинтересованными лицами в реализации указанной схемы хищения акций явились ЗАО и подконтрольное ему ЗАО ИК, в лице их должностных лиц, являвшиеся в инкриминируемый период активными участниками рынка ценных бумаг, а также мажоритарные акционеры, в интересах которых в конечном итоге после устранения ООО, как акционера завода, произошла реорганизация в виде присоединения ОАО к холдингу. Обращает внимание на то, что к участию в схеме хищения акций в разное время последовательно привлекались многие работники ЗАО и ЗАО ИК, в том числе Марушенков Д.Г., как номинальные руководители специально созданных для цели участия в схеме хищения акций юридических лиц (ООО), которые принимали участие в торгах по приобретению акций в ходе исполнительного производства, правовом сопровождении арбитражных споров с ООО на всем протяжении корпоративного конфликта, а также в арбитражных спорах после реализации схемы хищения акций. Полагает, что в конечном итоге в результате реализации схемы хищения акций выгодоприобретателем акций ООО стали структуры, аффилированные с ЗАО. Автор жалобы указывает, что после увольнения из ЗАО в марте 2004 года Марушенков Д.Г. инкриминируемых действий не совершал, с участниками дела не контактировал, в силу необходимости выполнения указаний и поручений руководителей ЗАО ИК и ЗАО К и Б, оказался причастным к цепочке действий, предусмотренных создателями схемы хищения акций ООО, о чем узнал после возбуждения уголовного дела. Считает, что в суде были выявлены как существенные пробелы предварительного следствия, так и преднамеренное нарушение следствием законодательства, регламентирующего собирание и оценку доказательств в уголовном судопроизводстве, а имеющиеся упущения следствия повлекли за собой невозможность проверки достоверности сообщенных отдельными свидетелями сведений, имеющих ключевое значение для дела. Автор жалобы, приводя показания Марушенкова Д.Г., указывает о причинах изменения последним в суде показаний, данных в период предварительного расследования, ссылаясь на то, что причиной его поведения, дачи Марушенковым Д.Г. представителям ООО и их адвокату частично произвольных показаний послужили факт задержания Гретнева, а также договоренности, достигнутые в ходе переговоров с представителями ООО М, И и К, с одной стороны, и К и К от ЗАО ИК с другой. При этом автор жалобы отмечает, что добровольно органам расследования показаний, приведенных в протоколе допроса Марушенкова Д.Г., последний не давал и сам допрос его следователем не производился, а при проведении очной ставки с Б, Марушенков Д.Г. был вынужден изменить показания в интересах Б в части, касающейся получения им в ЗАО Устава ООО. Обращает внимание на то, что о фактах оказания на Марушенкова Д.Г. незаконного давления со стороны заинтересованных лиц тот сообщал следствию на допросах, однако следствием это было проигнорировано, мер по предупреждению и пресечению противоправной деятельности в целях незаконного давления на Марушенкова Д.Г., как на участника дела как со стороны ЗАО, так и со стороны ООО, следствием не принималось.

Высказывает мнение о том, что объективно невиновная причастность Марушенкова Д.Г. к инкриминируемым действиям выразилась в совершении им в конце 2003 - начале 2004 года до его увольнения из компании отдельных действий по поиску долговых обязательств ООО и сообщении указанной информации третьим лицам, действующим на рынке ценных бумаг, в том числе, Г и С, а также в получении им, Марушенковым, у реестродержателя - ЗАО копий уставных документов ООО, последующей их передаче К для получения нотариальных копий и возвращению Б. Полагает, что доводы Марушенкова Д.Г. о его невиновности исследованными доказательствами не опровергнуты. Считает, что иные выводы суда о виновной причастности Марушенкова Д.Г. к инкриминируемым ему мошенническим действиям, сформулированы следствием произвольно, на основании противоречивых, непроверенных должным образом, или не согласующихся, или недопустимых доказательств.

Обращает внимание то, что факт получения от С. в период предварительного следствия показаний в качестве подозреваемого с нарушением требований ч.2 ст. 75 УПК РФ не нашел отражения в приговоре по делу С. Приводя существо показаний свидетелей, автор жалобы полагает, что свидетелям М, Д, К, И сведения о возможной причастности Марушенкова к данному делу стали известны из материалов уголовного дела, а письменные объяснения Марушенкова, Г, К, данные адвокату Дедову, действующему в интересах М, содержали как достоверные, так и надуманные факты относительно фактического положения дела. Указывает на то, что и показания свидетеля К, на которые суд сослался в обоснование выводов виновности Марушенкова Д.Г., не согласуются с иными имеющимися в деле доказательствами, являются надуманными, заведомо противоречат фактическому положению дела. Приводя показания К., В., М., Д, Е, С, автор жалобы ссылается на то, что иные допрошенные по делу свидетели сведений о виновной причастности Марушенкова Д.Г. по данному делу не представили. Высказывает мнение о том, что отсутствие в материалах дела сведений об оплате сторонами договора купли-продажи акций от 24.04.1997 года (заключенного между ООО и ЗАО) рыночной цены акций создало неустранимые сомнения в достоверности объявления лицами, действующими в интересах ООО, признанного потерпевшим по делу, этой организации как законного владельца данных акций. Заявленное по этому вопросу защитой ходатайство следствию, а затем и суду, отклонено. Предполагает, что представление в материалы дела указанного договора имело целью введение следствия и участников судебного разбирательства в заблуждение относительно вопроса действительной рыночной стоимости акций. Автор жалобы высказывает мнение о том, что имеются достаточные данные для вывода о наличии у лиц, действующих от имени этой организации в отношениях с ОАО, цели неосновательного обогащения и тем самым причинения вреда предприятию путем злоупотребления правом его акционера, что подтверждается, в том числе, и заявлением необоснованного по размеру гражданского иска.

Кроме того, в жалобе высказывается несогласие с заключением экспертов от 01.11.2005г. (с приложениями) по проведенной в период предварительного расследования экспертизе для определения рыночной стоимости 605 акций ОАО . Автор жалобы считает, что имели место неустранимые сомнения в соответствии представленного в дело заключения экспертов предъявляемым требованиям достаточности и достоверности использованной при его составлении информации, а также в соответствии используемых методов оценки и их реализации профессиональным стандартам и общепринятым методикам, правильности использования или отказа от использования экспертами подходов к оценке акций, в связи с чем защита обратилась за письменными консультациями и заключениями к специалистам. Указывает, что в суде был допрошен в качестве специалиста П. относительно проведенного им исследования заключения экспертов от 01.11.2005г. по уголовному делу, которое автор жалобы приводит в качестве доводов несогласия с указанным заключением экспертов и сомнений в полученных выводах, и полагает, что проведенная экспертиза является недопустимым доказательством. Ссылается на то, что ходатайство стороны защиты о назначении по делу повторной экспертизы для устранений нарушений закона, регламентирующих производство экспертизы, было отклонено как в период расследования, так и в суде.

Так же в жалобе указывается на то, что в ходе судебного разбирательства судом в нарушение требований ст. 281 УПК РФ было удовлетворено ходатайство государственного обвинителя и представителя потерпевшего об оглашении показаний свидетелей С, Б, Х ввиду их неявки в суд, несмотря на возражения стороны защиты, поскольку показания указанных лиц имеют существенное значение для установления фактического положения дела, этими лицами даны противоречивые показания как о своей действительной роли данном деле, так и о возможной виновной причастности Марушенкова Д.Г., в результате чего показания указанных свидетелей, по мнению автора жалобы, были незаконно использованы для обоснования выводов в приговоре о виновности Марушенкова Д.Г. Кроме того полагает, что судом не дана критическая оценка оглашенным в судебном заседании показаниям свидетеля Г, которые исключают основания для вывода о виновной причастности Марушенкова Д.Г. к данному делу.

Считает, что в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, допущенными судом при исследовании доказательств в ходе судебного разбирательства, обжалуемым приговором вопросы установления степени причастности осужденного Марушенкова Д.Г. к инкриминируемому преступлению, степени его вины, а равно установления иных обстоятельствах, необходимых для объективного разрешения дела по существу в соответствии с требованиями ст. 73 УПК РФ, решены судом произвольно. Просит отменить обвинительный приговор в отношении Марушенкова Г.Д. и постановить оправдательный.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Зюзинской межрайонной прокуратуры г.Москвы Носкова Ю.В. указывает, что считает приговор незаконным и подлежащим изменению в связи с несправедливостью приговора, неправильным применением уголовного закона, нарушением уголовно-процессуального закона. Полагает, что по делу требования закона при назначении осужденным наказания судом не выполнены. Автор представления ссылается на то, что, определяя Марушенкову Д.Г. и Гретневу И.В. наказание с применением ст. 73 УК РФ, суд не в полной мере учел обстоятельства совершения преступления и не оценил степень общественной опасности и тяжесть содеянного, вследствие чего назначенное наказание является несправедливым ввиду чрезмерной мягкости, не отвечающим указанным в ч.2 ст. 43 УК РФ целям восстановления социальной справедливости, предупреждения совершения новых преступлений и исправления осужденных. Считает, что по результатам судебного разбирательства каких-либо обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью Марушенкова Д.Г. и Гретнева И.В., их поведением во время и после совершения преступления, а также других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, по данному делу не установлено. Какого-либо содействия Марушенковым Д.Г. и Гретневым И.В. по раскрытию и расследованию группового преступления не оказывалось, меры к заглаживанию материального вреда, причиненного ООО не предпринимались. Обращает внимание на то, что осталось без должного внимания то обстоятельство, что приговором от 08.09.2008 года С. по данному делу было назначено для отбывания наказание в виде реального лишения свободы. Отмечает, что роли каждого из соучастников при совершении данного преступления по своей сути являются одинаковыми, и делает вывод о том, что назначение судом Марушенкову Д.Г. и Гретневу И.В. условного наказания не способствует восстановлению социальной справедливости. Полагает, что осужденным должно быть назначено наказание в виде лишения свободы с реальным отбыванием в исправительной колонии. Кроме того, автор представления ссылается на то, что размер дополнительного наказания, назначенного судом каждому из осужденных, в виде штрафа, также является чрезмерно мягким, не соразмерным размеру причиненного ими материального ущерба и обстоятельствам совершения преступления. Просит приговор изменить: назначить Марушенкову Д.Г. наказание в виде 6 лет 6 месяцев лишения свободы, со штрафом в доход государства, без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима; назначить Гретневу И.В. наказание в виде 6 лет лишения свободы, со штрафом в доход государства, без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В апелляционной жалобе представитель потерпевшего ООО- адвокат Горбунов Г.М., высказывая несогласие с приговором, считает его необоснованным, несправедливым в силу его чрезмерной мягкости, поскольку он не соответствует, как тяжести совершённого преступления, так и личности осуждённых. Указывает на то, что судом необоснованно и незаконно применены к осужденным положения ст. 73 УК РФ. Автор жалобы, приводя доводы, аналогичные доводам апелляционного представления, отмечает, что, нарушая принцип справедливости, суд не привёл каких-либо убедительных мотивов принятого им решения о возможности исправления осуждённых без реального наказания, а доводы суда о том, что осужденные ранее не привлекались к уголовной ответственности, имеют положительные характеристики, а осужденный Гретнев И.В., кроме этого, страдает рядом заболеваний, по мнению автора жалобы, нельзя признать достаточными для применения условной меры наказания за совершение тяжкого преступления, причинившего большой материальный ущерб, который до настоящего времени не возмещен. Полагает, что при назначении наказания суд в должной мере не принял во внимание характер и степень общественной опасности совершённого преступления, тяжесть содеянного и наступивших последствий, активную организаторскую роль Марушенкова Д.Г. и особо активную роль в совершении преступления Гретнева И.В., несмотря на то, что роль осужденных более значимая для достижения общего преступного результата, чем роль осужденного за совершение данного преступления к наказанию в виде реального лишения свободы С. Считает, что суд не дал оценки тому, что осужденные не только не признали вины, не раскаялись в содеянном, но и в суде пытались переложить вину на третьих лиц, учитывая, что в силу истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности, никакого наказания эти лица не понесут, несмотря на то, что вина осужденных была установлена и доказана исследованными по делу доказательствами. Обращает внимание на то, что при назначении наказания было проигнорировано мнение государственного обвинителя и представителя потерпевшего, которые настаивали на назначении осужденным наказания в виде реального лишения свободы.

Автор жалобы указывает на то, что суд не дал оценки выявленным в ходе предварительного и судебного следствия обстоятельствам, способствовавшим совершению преступления, и не вынес частного определения по требованию потерпевшей стороны, несмотря на то, что потерпевшая сторона изложила факты, связанные с действиями должностных лиц ЗАО, которые, по мнению автора жалобы, носили очевидный противоправный характер, направленный на реализацию контролировавшего его лица ЗАО замысла завладеть без предусмотренных законом основаниями акциями, принадлежащими ООО. Просит приговор изменить, вынести частное определение в адрес Федеральной службы по финансовым рынкам России по поводу действий руководителей и работников ЗАО, ранее - ЗАО, о выявленных нарушениях Закона, повлекших совершение тяжкого преступления и принятия в связи с этим необходимых мер по отзыву лицензии у ЗАО в лице Генерального директора - С.; назначить Марушенкову Д.Г. и Гретневу И.В. максимально суровое наказание в виде реального лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима, признав необоснованным применение к ним судом положений ст. 73 УК РФ.

В судебном заседании осужденный Марушенков Д.Г., адвокаты - Сокол П.Я. и Ларионов С.В., поддержали доводы апелляционных жалоб осужденного Гретнёва И.В. и адвоката Сокол П.Я. и просили приговор суда отменить, постановив в отношении Марушенкова Д.Г. и Гретёва И.В. оправдательный приговор. Жалобу представителя потерпевшего и апелляционное представление государственного обвинителя просили оставить без удовлетворения.

Представитель потерпевшего - адвокат Горбунов Г.М. и прокурор Иванникова Е.П. возражали против доводов апелляционных жалоб осужденного Гретнёва И.В. и адвоката Сокол П.Я., просили оставить их без удовлетворения, а приговор изменить в части назначенного осужденным наказания. Просили удовлетворить апелляционную жалобу представителя потерпевшего и апелляционное представление государственного обвинителя по изложенным в них доводам, назначить осужденным наказание в виде реального отбывания лишения свободы со штрафом.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционных жалобах осужденного Гретнёва И.В., адвоката Сокол П.Я., представителя потерпевшего - адвоката Горбунова Г.М. и апелляционное представление государственного обвинителя Носковой Ю.В., судебная коллегия находит приговор в отношении Марушенкова Д.Г. и Гретнёва И.В. подлежащим изменению.

Выводы суда о доказанности вины осужденных Марушенкова Д.Г. и Гретнёва И.В. в совершении преступления при обстоятельствах, указанных в приговоре суда, вопреки доводам жалоб стороны защиты являются правильными, соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным судом первой инстанции, и подтверждаются совокупностью исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательств, получивших обоснованную оценку.

Так вина осужденных Марушенкова Д.Г. и Гретнёва И.В. подтверждается:

- показаниями свидетелей - М., являвшегося председателем Совета директоров ООО, а также И., являвшегося генеральным директором ООО, согласно которым главным активом Общества были акции ОАО.

Свидетели подробно сообщали об обстоятельствах, при которых им стало известно о том, что ООО не является акционером, а также в результате каких действий произошло списание 605 акций со счета Общества и дальнейшая их продажа в рамках исполнительного производства ООО. Свидетели поясняли, что из материалов исполнительного производства стало известно, что в суде рассматривался иск компании, представителем которого выступал Греднёв И.В., к ООО, интересы которого представлял ранее неизвестный Д на основании поддельной доверенности, которая руководством Общества ему не выдавалась, о взыскании вексельной задолженности. Об иске ООО известно не было. После наложения ареста на акции, они были реализованы на мнимом аукционе ООО, которая имела отношение к ЗАО, была создана за 2 месяца до хищения акций и никакой деятельности не вела. Кроме того, выяснилось, что ранее неизвестный С от имени ООО также по поддельной доверенности приобрел векселя питерской компании, договором мены с компанией ООО заключил соглашение и передал векселя компании.

Свидетели сообщали о встрече, которая была организована в связи с обращением в 2005 году Марушенкова по вопросу, связанному с похищенными аккциями. В ходе указанной встречи в офисе ООО проводимой под контролем полиции, на которой присутствовали М, К, сотрудник полиции, с одной стороны, и М, К, К, с другой стороны, стало известно о том, что в хищении акций ООО было заинтересовано ЗАО, поскольку миноритарный акционер ООО препятствовало слиянию компаний. Марушенков Д.Г. рассказал, что в 2003г. его просил Б разобраться с ООО для этого ему необходимы были уставные документы ООО, которые были выданы на некоторое время при содействии директора ЗАО С. Эти документы ЗАО были выданы Марушенкову по просьбе Б, который через своих знакомых К и Х получил нотариально заверенные копии с копий документов, которые впоследствии оказались у С в Арбитражном суде. Марушенков привлек в данную ситуацию Свиридова, а тот Головина, они вместе уезжали в Санкт-Петербург, чтобы приобрести векселя.

Помимо этого указанные свидетели сообщали, что в действительности никакой задолженности у ООО не имелось, долговые обязательства отсутствовали. В связи с выявлением данных обстоятельств генеральным директором ООО было написано заявление в полицию о совершении мошенничества, на основании которого возбуждено уголовное дело. Причиненный хищением акций материальный ущерб Обществу не возмещен, сами акции не возвращены. При этом свидетель М. указывал на то, что С и Г посредством компании, руководителем которой являлся Г, имели отношение к цепочке совершения мошенничества, Марушенков участвовал в приобретении поддельных векселей, а Г их заполнял, действуя по указанию Б, и предъявлял требования в судебном порядке по возврату несуществующего долга. А свидетель И высказал мнение о том, что в данном преступлении принимали участие Марушенков, Гретнёв, а также С и Г. Марушенков лично не принимал участия в судах и в исполнительном производстве, однако привлек к хищению акций С, который проставлял индоссамент на векселях. Гретнёв представлял компанию и обратился в Арбитражный суд с исковым заявлением о взыскании с ООО мнимого вексельного долга, он же покупал векселя и активно участвовал в исполнительном производстве.

Аналогичные показания об обстоятельствах встречи в офисе ООО с К, К и М, свидетель М. дал при проведении очной ставки со свидетелем К. (т.1 л.д.99-105).

В ходе очной ставки с Марушенковым Д.Г., свидетель М настаивал на своих показаниях о том, что, после возбуждения уголовного дела по факту хищения у ООО акций , в офис ООО позвонил Марушенков, высказав желание встретиться с руководством ООО для урегулирования ситуации по хищению акций ОАО , о которой ему известно. Для урегулирования вопроса о хищении акций в офис приезжали М, К и К, которые пояснили, что была разработана схема хищения у ООО акций ОАО , в которой, в том числе Марушенкова и его двух знакомых - С и Г , использовали в данной схеме (т. 42 л.д. 133-136).

При проведении очной ставки между свидетелем И. и Гретнёвым И.В., свидетель настаивал на участии Гретнёва И.В. в хищении акций, принадлежащих ООО (т. 40 л.д. 27-37);

- показаниями свидетеля К., оказывавшего юридические услуги ООО в том числе, по восстановлению прав, как акционера, ОАО которые по смыслу и по содержанию аналогичны показаниями свидетелей М. и И. об обстоятельствах, при которых были похищены акции указанного Общества, относительно представления в судебные органы по поддельным доверенностям лицами, не имеющими на то полномочий, документов, в результате чего, в ходе исполнительного производства акции Общества были списаны в его лицевого счета. Кроме того, свидетель сообщал о том, что в начале ноября 2005 г. И позвонили неизвестные лица, которыми оказались ими оказались Марушенков и Кермин, и предложили встретиться, чтобы обсудить вопрос, связанный с похищенными акциями. Марушенков и Кермин в ходе встречи объяснили, что имеют дело с ЗАО, и имеют отношение к хищению акций, а также то, что Гретнёв задержан правоохранительными органами в связи с данным хищением. Указанный разговор он передал М, и на последующей встрече присутствовали также К, М и оперативный сотрудник, который осуществлял аудиозапись разговора. К сказал, что является генеральным директором компании, работниками которой было произведено хищение акций, о котором ему ничего не было известно. Также К пояснил, что компания является юридическим отделом ЗАО, сотрудники данного отдела работают в компании. Он предлагал свои услуги по проведению переговоров с руководством ЗАО. Спустя некоторое время Марушенков, Г и Гретнёв дали объяснения адвокату Дедову. В январе 2006г. ему позвонил ранее знакомый К и попросил организовать встречу с М для обсуждения вопросов, связанных с приобретением ЗАО компании. На данной встрече К рассказал, что с указанным вопросом к нему обратился Б, чью фамилию упоминали в разговоре М и Г, как непосредственного заказчика хищения акций. Однако М отказался обсуждать данный вопрос. Также свидетелю было известно о том, что обладателем акций, принадлежащих ООО стала компания затем акции несколько раз продавались в компании, находящиеся в связи с ЗАО.

Из оглашенного в судебном заседании протокола очной ставки, проведенной между К. и Марушенковым Д.Г., также следует, что К давал аналогичные показания об обстоятельствах встречи в конце 2005г., состоявшейся между ним, Керминым и Марушенковым, которые не отрицали, что имеют влияние на ситуацию, связанную с хищением акций ООО могут содействовать в том, чтобы ЗАО заплатило за похищенные акции. Кроме того, они предлагали купить ООО пояснив, что имеют коммерческий интерес. Свидетель К также подтвердил обстоятельства последующей встречи между К, К и генеральным директором ООО М, состоявшейся 29 ноября 2005г. в офисе, где Копыленко не отрицал, что компания замешана в хищении акций и является афелированной компанией ЗАО при этом К предлагал, чтобы его сотрудники дали правдивые показания следственным органам, связанные с ролью ЗАО в совершенном преступлении, также выразил желание возместить ущерб компании однако узнав стоимость акций, от этого отказался (т.42 л.д.29-36).

- показаниями свидетеля Д., представлявшего интересы ООО в правоохранительных органах при расследовании уголовного дела о хищении акций, согласно которым он проводил опрос Марушенкова, Гретнева, К и Г в офисе Общества, и сообщил об обстоятельствах, которые ему стали известны от перечисленных лиц относительно их действий, связанных с акциями Волгоградского алюминиевого завода. Свидетель также пояснял, что после дачи первоначальных объяснений Марушенков Д.Г., а также другие лица в период следствия изменили свои показания, объясняя свою позицию оказанным на них давлением со стороны работников службы безопасности ЗАО.

При проведении очной ставки с Марушенковым Д.Г., свидетель Д давал аналогичные показания (т.42 л.д.137-140).

При проведении очной ставки со свидетелем Д., Г. пояснял, что понимал о своем участии в схеме по отчуждению акций ОАО , принадлежащих ООО , но не считал, что в его действиях имеется состав преступления (т. 41 л.д. 44-48);

- показаниями свидетелей - С., генерального директора ЗАО ранее ЗАО являющегося реестродержателем ООО и Е., работавшей администратором в ЗАО которые подтвердили факт нахождения на хранении пакета бывшего акционера ОАО, ООО акции которого были списаны в августе 2004 года со счеиа компании на основании постановления судебного пристава, чему предшествовало наложение ареста на акции.

Свидетели подтвердили, что в ЗАО имелась анкета зарегистрированного лица от ООО в которой были указаны полное наименование, адрес местонахождения и фактический адрес, телефон, фамилия имя и отчество руководителя, подпись руководителя, и что от ООО в ЗАО были переданы в декабре 2003 года документы, свидетельствующие об изменениях, в числе которых - новая копия устава общества, анкета зарегистрированного лица, передаточное распоряжение, решение Арбитражного суда, свидетельство федеральной налоговой службы РФ, содержащие сведения об адресе нахождения Общества;

- показаниями свидетеля Г., работавшей руководителем группы по работе с акционерами в ЗАО которая поясняла порядок выдачи расписки из реестра акционеров, в том числе по ООО

- показаниями свидетелей - судебных приставов К., Р., П., Х., которые сообщили об обстоятельствах возбуждения исполнительного производства в отношении ООО по взысканию с Общества денежных средств в рамках которого по ходатайству взыскателя был наложен арест на акции ОАО принадлежащие должнику. При этом представителем должника - ООО являлся Д , предоставивший доверенность, который подписывал все необходимые документы, а представителем взыскателя ООО был Г. В дальнейшем акции были реализованы, в связи с поступлением от Д заявления об обращении взыскания на акции, с указанием об отсутствии у Общества денежных средств, достаточных для погашения суммы долга. В соответствии с договором купли-продажи от 26.07.2004г. переданное на реализацию имущество было продано ООО, которое в тот же день перечислило денежные средства на депозитный счет службы судебных приставов, 27 июля 2004 г. в материалы исполнительного производства СГУ РФФИ был предоставлен отчет о реализации арестованного имущества по договору от 27.07.2004 г., а 29 июля 2004 г. акции были переведены на счет нового собственника - ООО;

- показаниями свидетеля Ж., являвшегося главным судебным приставом, о направлении в ноябре 2004 г. в адрес генерального директора ООО И. письма, в котором было указано, что в отношении ООО возбуждено исполнительное производство о взыскании с ООО. Решение о выборе оценочной организации принималось Российским фондом федерального имущества, а вопросами обращения взыскания на акции должника занимались непосредственно судебные приставы, которые вели исполнительное производство, и начальник отдела Службы судебных приставов;

- показаниями свидетеля А., генерального директора ООО сообщившего об обстоятельствах проведения в 2006 году переговоров с ООО от имени заказчика по заключенному договору об оказании услуг относительно приобретения указанной компании. В рамках данного договора он составил финансовый и юридический отчет, кроме того, выяснилось, что существует спор, касающийся размера стоимости Общества, а именно акций, которыми Общество владело;

- аналогичными показаниями свидетеля К. об обстоятельствах проведения переговоров между ООО сотрудником которой он являлся, а также ООО;

- показаниями свидетелей - С., являющейся заместителем начальника Управления реализации арестованного, конфискованного имущества Российского фонда федерального имущества, и А., являвшегося заместителем председателя Специализированного государственного учреждения при Правительстве РФ "Российский фонд федерального имущества", согласно которым 26 июля 2004 г. 605 акций ОАО, принадлежащих ООО были проданы ООО в лице генерального директора Б;

- показаниями свидетеля Ю., работавшего в должности заместителя начальника юридического отдела ОАО подтвердившего, что пакет акций ОАО в количестве 605 штук, принадлежащих ЗАО в лице М, последний в 1997 году продал ООО а в сентябре-октябре 2004 г. ему стало известно, что ООО более не является акционером ОАО. Свидетель пояснял, что в декабре 2004 г. состоялась реорганизация ОАО путем присоединения к ОАО. Указанные действия крупных акционеров предприятия нарушали интересы ООО, как мелкого собственника, в связи с чем последнее находилось в корпоративном конфликте с ОАО и с ОАО;

- показаниями свидетеля Х., работавшей в юридическом отделе в ООО, где также работали менеджерами Марушенков и Кермин, сообщившей о том, что сотрудники, занимавшиеся деятельностью на рынке ценных бумаг, имели возможность самостоятельно заниматься аналогичной деятельностью в собственных интересах, с использованием личных финансовых средств, возможно по разъяснению правовых вопросов в этой обрасти Марушенков и Кермин обращались к ней. Свидетель также поясняла, что ОАО является крупной компанией, имеющей ряд металлургических заводов на Урале, одним из акционеров которого являлась компания ООО и ОАО являлись владельцами акций ОАО;

- показаниями свидетеля К., работавшего генеральным директором ООО, подтвердившего, что указанное Общество приобрело акции ОАО, и что вопросами, связанными с акциями ОАО, занимался его руководитель Б;

- показаниями свидетеля Н., работавшего юрисконсультом ЗАО, согласно которым их компания представляла интересы ООО в Арбитражном суде г. Москвы по делу о признании недействительным договора купли-продажи акций ОАО Российским фондом федерального имущества ООО по иску ООО о восстановлении в реестре акционеров, а также по четырем делам, связанным с обжалованием действий судебных приставов;

- показаниями свидетеля Х., сообщившей об обстоятельствах подписания ею за вознаграждение документов, переданных К.,

- показаниями свидетеля - нотариуса К. об удостоверении ею копий документов ООО в том числе учредительного договора и устава Общества, представленных Х., копии которых ранее удостоверялись нотариусом Ш.;

- показаниями свидетеля К., который являлся заместителем генерального директора ЗАО и был знаком с С. - генеральным директором ЗАО. Из его показания усматривается, что в период с 2001г. по 2005 г. он совместно с Марушенковым работал в компании, собственниками которой являлись К, К, Б. Акционерами данной компании являлись К и Б, так как они входили в совет директоров. Кроме того, они также работали в ЗАО через афелированные структуры являлись акционерами ЗАО;

- показаниями свидетеля Б., работавшего специалистом в ЗАО а также являвшегося исполнительным директором в ООО, которое в 2004 году участвовало в торгах по приобретению акций ОАО. Свидетель сообщал об обстоятельствах направления в Российский фонд федерального имущества заявки об участии в торгах по приобретению акций, которые были выиграны. Свидетель показывал, что ему знакомы М и К, которые работали в компании;

- показаниями свидетеля Ф., работавшего в ЗАО и являвшегося одним из собственников ООО, сообщившего об обстоятельствах подачи им в 2004 году от лица ООО в Российский фонд федерального имущества заявки на участие в конкурсе по приобретению 605 акций ОАО. Указанный аукцион выиграло ООО. Свидетель подтвердил, что в 2004г. он приходил в офис компании к своему другу - Ф, который познакомил его с К и Марушенковым;

- показаниями свидетеля Х., согласно которым по просьбе Ф., работавшего юристом в ЗАО, открыть предприятие и занять в нем должность генерального директора, в 2004 году она подписала у нотариуса какие-то документы, связанные с ООО, которые передала Ф. Деятельностью указанного Общества она не занималась;

- показаниями свидетеля М., работавшей в ЗАО согласно которым по просьбе руководства она могла принимать участие в создании ООО а также сопровождать процесс его создания;

- показаниями свидетеля П., сообщившего о том, что летом 2004 г. было принято решение о созыве внеочередного общего собрания ОАО с повесткой дня: о реорганизации Общества в форме присоединения к ОАО. Кроме того, данным решением был предварительно утвержден договор о присоединении ОАО к ОАО , даны рекомендации внеочередному общему собранию акционеров ОАО по утверждению соответствующего передаточного акта, а также определена цена выкупа акций у акционеров ОАО. Права и обязанности по указанному акту переходили от ОАО к ОАО с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности ОАО;

- показаниями свидетеля Е., согласно которым, ООО он не регистрировал и ничего о данном обществе не слышал, также как и об обстоятельствах взыскания вексельного долга с ООО и ООО в пользу ООО. Осужденный Гретнёв И.В. ему незнаком;

- показаниями свидетеля - нотариуса К., из которых усматривается, что его помощником М. в июне 2004 года для М осуществлялись нотариальные действия. Согласно записи в журнале регистрации нотариальных действий М была засвидетельствована верность копии доверенности от 14 июня 2004г., в соответствии с которой данная доверенность выдана ООО в лице генерального директора И на имя Д. Указанную доверенность предоставил М для свидетельствования копии с нее;

- аналогичными показаниями свидетеля М.,

- показаниями свидетеля В., работавшего в ООО, которое занималось куплей-продажей векселей. Генеральным директором указанного общества возможно была Н. Обозрев акт приема-передачи векселей от 22 сентября 2004г., доверенность, а также простой вексель, свидетель подтвердил, что компания приобретала данный вексель, он участвовал в его погашении. Индоссаментом векселя в банке выступала компания. Денежные средства на оплату векселя поступали от организации;

- показаниями свидетеля Н., согласно которых, возможно, она была назначена на должность генерального директора компании но фактически данные обязанности исполнял С. Она никаких обязанностей в указанном Обществе не исполняла, подписывала различные договоры, суть которых не помнит, у кого находилась печать Общества, ей неизвестно. Договор купли-продажи векселей от 22 сентября 2004 г. она не подписывала и подпись, выполненная от ее имени, сделана не ей;

- показаниями свидетеля Р., согласно которым ООО было создано в начале 2004 г. по предложению С., работавшего в ЗАО с которым она в тот период времени совместно проживала. По просьбе С она подписала у нотариуса в г. Москве пакет документов по ООО возможно и доверенность на право представлять интересы Общества. По документам она являлась генеральным директором Общества, а исполнительным директором являлся С. Чем занималось данное Общество, ей неизвестно;

- показаниями свидетеля К., из которых усматривается, что 07 июля 2004 г. был открыт расчетный счет в валюте Российской Федерации ООО ;

- показаниями свидетеля Л., работавшей в должности ведущего специалиста операционного отдела ЗАО которое в последующем было переименовано в ЗАО согласно которым, в соответствии с копией дополнительного соглашения от 16.02.2005г. к договору банковского счета, она являлась лицом, имеющим право на предъявление платежных документов и получение выписок от имени ООО в Московский филиал ОАО в связи с тем, что ЗАО оказывало ООО бухгалтерские услуги;

- показаниями свидетеля М., работавшей в ЗАО согласно которым операции по перечислению денежных средств ЗАО осуществлялись в Московском филиале ОАО при этом возможно ЗАО занималось обслуживанием ООО и она могла выступать в качестве представителя данного Общества в банке;

- показаниями свидетеля К., работавшего до начала 2005г. в компании в должности генерального директора, в которой в разное время работали Марушенков и Гретнёв. Согласно показаниям свидетеля, контакт с представителями ООО у него состоялся в конце ноября 2005г. в связи с предъявлением правоохранительными органами претензий к Гретнёву по факту хищения акций . Перед встречей Марушенков рассказал ему об обстоятельствах общения со С и Гретнёвым по вопросам, связанным с индоссаментом. В ноябре 2005г. в офисе ООО состоялась встреча между ним и К с одной стороны, и М и адвокатом ООО Д. с другой. М. пояснил, что у принадлежащей ему компании ООО мошенническим способом похитили пакет акций ОАО к чему, по мнению последнего, причастны Гретнёв и Марушенков.

В ходе очной ставки со свидетелем К., К. давал подробные показания по обстоятельствам дела (т. 11 л.д. 123-130).

- показаниями свидетеля К. об обстоятельствах поиска им в 2002-2003 г.г. задолженности ООО в связи с обращением Марушенкова, и общения по данному вопросу с Гретнёвым, от которого он впоследствии узнал, что тот приобрел векселя компании, которая на тот момент пребывала в стадии банкротства, с индоссаментом ООО. При этом свидетель пояснял, что Гретнёв являлся руководителем ООО на которое оформлялись купленные Гретнёвым векселя с задолженностью ООО. Также свидетель сообщал об обстоятельствах изготовления по просьбе Марушенкова нотариальных копии с уставных и учредительных документов ООО и о том, что по просьбе Гретнёва он нашел Д для представления интересов ООО в службе судебных приставов на основании выданной доверенности, при этом паспортные данные Д он передал Марушенкову, получив в дальнейшем доверенность от Гретнёва. Из показаний свидетеля усматривается, что исполнительное производство, в котором Д участвовал в качестве представителя ООО было возбуждено в связи с тем, что Гретнёв обратился в Арбитражный суд с целью получения вексельной задолженности от ООО которое в свою очередь привлекло в качестве соответчика ООО. От Гретнёва ему известно, что акции ОАО ранее принадлежащие ООО были проданы с торгов организованных РФФИ и в последующем судебные приставы перечислили Гретнёву сумму вексельной задолженности.

В ходе очной ставки со свидетелем М. К. пояснял, что никакого давления сотрудниками службы безопасности на него не оказывалось, первоначальные показания он давал добровольно. К не отрицал, что при встрече с М с участием Марушенкова и К пояснял, что их использовали (т.19 л.д.60-66).

Аналогичные показания К давал на очной ставке со свидетелем Д. (т.19 л.д.71-76).

При проведении очных ставок свидетелями Б., Д., К., К., К. подтвердил свои показания (т. 19 л.д. 5-9, т. 20 л.д. 182-186, т.19 л.д.99-101, т. 19 л.д. 77-84).

- показаниями свидетеля С., в которых он подробно рассказывал о том, при каких обстоятельствах он получил от Марушенкова предложение о поиске на рынке ценных бумаг задолженности компании ООО за вознаграждение, каким образом осуществлял действия по дальнейшей скупке векселей ООО докладывая о результатах Марушенкову. При этом свидетель внес в приобретенные им совместно с Головиным векселя записи в индоссаменты, как представитель ООО и поставил печати Общества. В дальнейшем передача векселей была оформлена , затем между фирмой и фирмой-покупателем. В феврале 2004г. ему стало известно о том, что предъявили претензии по векселям, вследствие чего ответственность будут нести солидарно.

- показаниями свидетеля Д. об обстоятельствах, при которых он, не имея отношение к ООО работая в компании по просьбе сотрудника компании К ездил в службу судебных приставов, представляя по доверенности интересы ООО, а также подписывал какие-то документы. Свидетель подтвердил, что заявление от 8 июля 2004 г. в адрес судебного пристава-исполнителя с просьбой об обращении взыскания на 605 арестованных акций ООО, в связи с отсутствием денежных средств на счетах указанного общества, писал он;

- показаниями свидетеля Б., начальника департамента корпоративного управления компании согласно которым тот подробно рассказал о том, как и в связи с чем происходило его общение с Марушенковым и Гретневым по вопросам приобретения акций ОАО при этом свидетель пояснял, что долговые обязательства компании ООО ему предложил Марушенков, а спустя несколько недель Гретнёв ему сообщил, что имеет на руках исполнительный лист о взыскании денежных средств с ООО на крупную сумму, которую планирует обратить на акции ОАО. Зная о заинтересованности ЗАО в приобретении акций ОАО находящихся в собственности ООО свидетель отметил возможность приобретения акций на торгах по реализации имущества, на которое обращено судебное взыскание, о чем сообщил Гретнёву. В дальнейшем на торгах указанные акции ОАО приобрело ООО дружественное компании.

При проведении очной ставки с Марушенковым Д.Г. свидетель Б. утверждал, что никаких документов он Марушенкову не передавал и поручений выдать Марушенкову копии документов сотрудникам не давал (т.42 л.д.22-28)

- показаниями свидетеля Х., которая сообщила об открытии в АКБ летом 2003 года банковского счета на имя Г, который и являлся его распорядителем. Со слов свидетеля, на основании платежного поручения N 4 от 01 октября 2004г. поступили денежные средства с целью платежа "зачисление во вклад на счет Г.". Далее, денежные средства были сняты со счета при помощи пластиковой карты через терминалы банков;

- показаниями свидетелей П. и П., согласно которым те являлись номинальными директорами нескольких фирм, ООО. Из их показаний усматривается, что к деятельности Обществ, в том числе, финансовой, они отношение не имели. Свидетелю П. ООО неизвестно, о приобретении ООО семи векселей у ООО не знает, данные простые векселя он не подписывал и никому разрешение на их подписание от своего имени не давал;

- показаниями свидетелей М., Б., С., Ш., Р., Г., К., которые сообщили об обстоятельствах, при которых осужденными совершались противоправные действия.

Вышеуказанные показания свидетелей, вопреки доводам жалоб адвоката и осужденного Гретнёва И.В., судом обоснованно признаны достоверными и положены в основу обвинительного приговора, поскольку они согласуются между собой, не содержат существенных противоречий, которые могли бы повлиять на доказанность вины осужденных, и подтверждаются иными доказательствами, исследованными в ходе судебного разбирательства, в том числе:

- заявлением генерального директора ООО И. о совершении хищения принадлежащих ООО 605 обыкновенных акций ОАО ;

- выпиской из реестра по состоянию на 27 мая 2004 г., выданной ЗАО подтверждающей факт принадлежности 605 акций ОАО , ООО; а также выпиской по состоянию на 18 октября 2004 г., из которой следует, что акции на счете зарегистрированного лица отсутствуют;

- договором купли-продажи акций, заключенным 24 апреля 1997г. между ОАО, Обществом;

- материалами гражданского дела о взыскании с ООО и ООО в пользу ООО в числе которых: исковое заявление ООО о взыскании вексельного долга к ООО ; копии простых векселей в которых индоссаментом указано ООО и ООО а также подписи индоссантов С. по доверенности и Г., и акты протеста векселей в неплатеже;

- сообщение участкового уполномоченного адресованное Г., о том, что установить ООО и ООО по месту их регистрации не представилось возможным, так как указанные юридические лица по адресам регистрации никогда не располагались;

- копиями учредительных документов ООО и ООО , копией акта приема-передачи векселей к договору мены от 23 декабря 2003г. и договором мены векселей, заключенным между ООО в лице генерального директора Г. и ООО в лице С., действующего на основании доверенности; копия доверенности на имя С. на предоставление интересов Общества в суде, копия отзыва на исковое заявление, составленного ООО ходатайство от С. о рассмотрении дела в отсутствие ответчика, решение Арбитражного суда от 5 апреля 2004г. о взыскании солидарно с ООО и ООО вексельного долга, издержек по протесту в неплатеже, процентов за пользование чужими денежными средствами; копия исполнительного листа от 7 мая 2004 г. об обращении указанного решения к исполнению; решением арбитражного суда от 12 января 2005г., которым заявление ООО о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения по делу удовлетворено, решением от 5 апреля 2004г. отменено, дело направлено на повторное рассмотрение; определением Арбитражного суда области от 15 февраля 2005г., которым производство по гражданскому делу прекращено в связи с тем, что к моменту повторного рассмотрения дела установлено, что ООО ликвидировано 26 октября 2004г.;

- материалами исполнительного производства о взыскании ООО с ООО в числе которых: постановление о возбуждении исполнительного производства, постановление о передаче арестованного имущества на реализацию судебного пристава-исполнителя, постановление судебного пристава-исполнителя о сложении ареста, наложенного на имущество должника ООО с 605 обыкновенных именных акций ОАО и возложении обязанности на ЗАО осуществить списание указанных акций со счета ООО на счет ООО; платежное поручение N 998 от 30 августа 2004г. в перечислении на счет ООО на основании решения Арбитражного суда; договор о проведении реализации имущества - акций ОАО в количестве 605 штук; заявления Гретнёва И.В. - генерального директора ООО об ознакомлении с актом оценки арестованного имущества, а также об обеспечении исполнения исполнительного документа; договор купли-продажи ценных бумаг от 26 июля 2004г., заключенный между Специализированным государственным учреждением при Правительстве Российской Федерации "Российский фонд федерального имущества" и ООО в лице генерального директора Б. о продаже 605 обыкновенных именных бездокументарных акций ОАО; копия доверенности от 14 июня 2004г., выданной от имени ООО Д. на представление интересов Общества по исполнительному производству, удостоверенная печатью нотариуса г. Москвы М.; копии заявлений от Д., адресованных в Службу судебных приставов г. Москвы об обращении взыскания на акции ОАО;

- сообщением руководителя ЗАО от 17 декабря 2004г., согласно которого ООО являлось владельцем 605 акций ОАО до 29 июля 2004г., после чего на основании постановления судебного пристава-исполнителя в реестре ОАО проведена операция списания 605 акций со счета владельца и зачисления на счет ООО. Далее на основании передаточных распоряжений в реестре ОАО были проведены операции по перерегистрации акций со счета владельца ООО на счета владельцев ООО, ООО, ООО, которые в свою очередь, передали акции в номинальное держание Коммерческому банку без перехода права собственности;

- копиями простых векселей;

- документами, изъятыми в межрайонной ИФНС России по, касающимися деятельности ООО учредителем которого являлся Гретнёв И.В.;

- документами, изъятыми в инспекции ФНС России по Заводскому району г. Орла о создании ООО, учредителем которого являлся Г.,

- изъятыми документами нотариуса г. Москвы К., за 2004 год, согласно которым нотариусом совершались нотариальные действия для М., а записей, содержащих сведения о предоставлении Д. документов для совершения нотариальных действий с документами, в том числе, с доверенностью ООО, не имеется;

- учредительными документами, касающимися деятельности ООО и ООО согласно которым указанные организации документы налоговой и бухгалтерской отчетности в налоговую инспекцию не предоставляли;

- выпиской движения денежных средств по расчетному счету ООО " из АКБ, ОАО и выпиской движения денежных средств по лицевому счету вкладчика Гретнёва И.В. из АКБ;

- заключением эксперта о том, что экспертиза отчета об оценке рыночной стоимости обыкновенных именных акций ОАО в количестве 605 штук, принадлежащих ООО для целей реализации в рамках исполнительного производства, выполненного ЗАО не соответствует Федеральному закону "Об оценочной деятельности в Российской Федерации" N 135-ФЗ от 29.07.1998г. и "Стандартам оценки, обязательным к применению субъектами оценочной деятельности", утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации N 519 от 06.07.2001г.;

- заключением экспертов ЗАО по состоянию на 08.07.2004 г. и на момент совершения преступления 29.07.2004 г. рыночная стоимость 605 акций ОАО по состоянию на 08.07.2004г. и 29.07.2004г.;

- заключением эксперта о том, что копия свидетельства от 03.05.2001г., выданного на имя ООО изъятая в Арбитражном суде является копией, полученной с копии свидетельства., выданного на имя ООО , изъятой в ЗАО или с ее копии; копия устава ООО от 15 марта 2001г., изъятая в Арбитражном суде является копией, полученной с копии устава ООО от 15 марта 2001г., изъятой в ЗАО или с ее копии; оттиск печати от имени ООО изображение которого расположено в копии доверенности на имя С., выданной пятнадцатого октября две тысячи третьего года, нанесен

не печатью ООО; подпись от имени И., изображение которой расположено в строке "Генеральный директор ООО И" в копии доверенности от пятнадцатого октября две тысячи третьего года, выполнена не И, а другим лицом;

- заключением эксперта о том, что буквенно-цифровые записи ООО изображения которых расположены в пунктах N 3, буквенно-цифровые записи "ООО изображения которых расположены в пунктах N 4, и буквенно-цифровые записи "ООО ", изображения которых расположены в пунктах N 5 раздела в копии простого векселя от 22 мая 2003г., в копии простого векселя от 20.01.2003г., в копии простого векселя от 12 мая 2003г., в копии простого векселя от 04 апреля 2003г., в копии простого векселя от 20 апреля 2003г., в копии простого векселя от 22 мая 2003г. и в копии простого векселя от 05.06.03г., выполнены Гретнёвым И.В.; оттиск печати от имени ООО изображение которого расположено в доверенности от "14" июня 2004г., нанесен не печатью ООО изображения образцов которой представлены на экспертизу;

- заключением экспертов о том, что результаты, полученные в отчете, не могут считаться ответом на сформулированный в постановлении о назначении специалиста от 29 июня 2004г. вынесенном судебным приставом исполнителем 1 Отдела ССП по ЦАО г. Москвы в рамках исполнительного производства вопрос. Рассчитанная оценщиком стоимость не соответствует рыночной как по определению, так по методике расчета итоговой стоимости Предприятия. Стоимость предприятия определена оценщиком неверно, с большим количеством ошибок, что привело к ее занижению;

- сводкой основных результатов оценки одной обыкновенной акции эмитента ОАО проведенной ЗАО

- заключением эксперта о том, что подписи от имени П., расположенные на 1-ом листе в строке и на 11 листе в строке в уставе ООО от 16.09.2003г., выполнены не П., а другим лицом;

- материалами, касающимися деятельности ООО из которых следует, что на основании платежного поручения ООО перечислило со своего в качестве оплаты за имущество, арестованное судебным приставом-исполнителем Х. по исполнительному производству; в регистрационном журнале ЗАО эмитента ОАО за период с 29.07.2004г. по 04.11.2004г. указано, что 29.07.2004 г. был открыт счет ООО и в тот же день был осуществлен переход прав собственности на ценные бумаги в количестве 605 штук обыкновенных именных акций, государственный регистрационный номер выпуска со счета ООО на счет ООО были открыты счета ООО и после чего, в тот же день, на счета указанных Обществ, а также на счет ООО осуществлен переход права собственности от ООО на 211, 146 и 248 акций, государственного регистрационного номера выпуска 30.08.2004г. был открыт счет номинального держателя - ООО после чего произошло зачисление акций со счетов ООО и ООО на основании передаточных распоряжений, на счет ООО со счета ООО произошло списание 146 акций на счет владельца ценных бумаг со счета ООО происходит зачисление 248 и 211 акций на счет номинального держателя;

- документами, подтверждающими, что представителями ООО после обнаружения факта неправомерного завладения акциями ОАО в судебном порядке оспаривались неправомерные действия и решения, в результате которых акции выбыли из законного владения собственника. Решением судьи Арбитражного суда г. Москвы М. от 19.01.2005г. постановление СПИ ССП Х. от 21.07.2004г. "О передаче арестованного имущества на реализацию" признано недействительным, как не соответствующее ФЗ "Об исполнительном производстве",

- приговором Зюзинского районного суда г. Москвы от 08 сентября 2008г. С. был осужден за совершение указанного мошенничества, то есть хищения чужого имущества путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере (т.19 л.д.270-292),

а также и другими исследованными материалами дела.

Судом полно и объективно были исследованы все доказательства, которые стороны представили в ходе судебного разбирательства, их анализ, надлежащая оценка подробно изложены в приговоре.

Доводы апелляционных жалоб о том, что суд постановил приговор на предположениях, доказательствах, полученных с нарушением закона, по надуманным основаниям, судебная коллегия считает несостоятельными, поскольку все изложенные в приговоре доказательства суд, в соответствии с положениями ст.ст. 87, 88 УПК РФ, проверил, сопоставив их между собой, каждому из них дал оценку с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, и приведена мотивировка принятых в этой части решений.

Выводы суда, изложенные в приговоре, основаны только на исследованных в ходе судебного разбирательства доказательствах и соответствуют им, вследствие чего с доводами апелляционных жалоб осужденного Гретнёва И.В. и адвоката Сокол П.Я. о том, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, что отсутствуют доказательства виновности осужденных в инкриминируемом им преступлении, судебная коллегия согласиться не может.

Допустимость доказательств, положенных судом в основу своих выводов о виновности осужденных, у судебной коллегии сомнений не вызывает.

Вопреки доводам жалоб стороны защиты, судебная коллегия, соглашаясь с выводами суда, считает, что доказательства, представленные стороной обвинения, являются допустимыми доказательствами, и находит, что показания свидетелей стороны обвинения, положенные судом 1-й инстанции в основу приговора, согласуются между собой и другими доказательствами по делу, в совокупности подтверждая вину Гретнёва С.В. и Марушенкова Д.Г. в инкриминируемом им преступлении, при этом существенных противоречий в их показаниях по обстоятельствам дела, ставящих эти показания под сомнение, и которые повлияли или могли повлиять на выводы и решения суда о виновности осужденных судебной коллегией не установлено.

Утверждение адвоката в жалобе и недопустимости использования в качестве доказательств показаний допрошенного в рамках уголовного дела в качестве подозреваемого С. (осужденного за данное преступление приговором от 08 сентября 2008 года, вступившим в законную силу), судебная коллегия считает необоснованным, поскольку нарушения требований УПК РФ при признании указанного приговора в качестве доказательства органами предварительного расследования допущено не было. Кроме того, как усматривается из приговора от 08.09.2008 г., постановленного в отношении С., указанным показаниям судом была дана соответствующая оценка.

Не соглашаясь с доводами жалоб стороны защиты, судебная коллегия отмечает, что судом в приговоре приведены мотивы, по которым были приняты одни доказательства и отвергнуты другие, в том числе, показания в судебном заседании и заключение специалиста П., представленного по ходатайству стороны защиты. Суд 1-й инстанции обоснованно указал, что согласно материалов дела, стоимость похищенного имущества определена на основании заключения экспертов, составленного в соответствии с предъявляемыми к такому виду доказательств требованиями закона, оно дано экспертами, квалификация которых сомнений не вызывает, содержит ясные и понятные выводы, кроме того не противоречит и остальным доказательствам, собранным по делу, при этом эксперты, давшие заключение, предупреждались об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, экспертиза назначалась в рамках расследуемого уголовного дела по собранным доказательствам.

В связи с указанными обстоятельствами, судебная коллегия не может согласиться с доводами апелляционной жалобы адвоката относительно несогласия с заключением экспертов по проведенной в период предварительного расследования экспертизе для определения рыночной стоимости 605 акций ОАО и о признания ее недопустимым доказательством.

Версии осужденных, выдвинутые ими в судебном заседании в свою защиту, а также все приведенные доводы, судом были тщательно проверены и признаны неубедительными, сомнений в достоверности сведений, изложенных в протоколе судебного заседания, не имеется.

Также судом были оценены показания осужденных Марушенкова Д.Г. и Гретнёва И.В., отрицавших свою причастность к совершенному хищению акций, данные ими в судебном заседании, которые суд обоснованно отверг как недостоверные, приведя соответствующие мотивы принятого решения, и с данными выводами судебная коллегия соглашается.

Ссылки в жалобах стороны защиты о наличии у лиц, действующих от имени ООО в отношениях в ОАО цели необоснованного обогащения и тем самым причинения вреда предприятию путем злоупотребления правом его акционера; о причастности к использованию ряда организаций в схеме хищения акций причастны не осужденные, а иные лица, имеющие связи и финансовые возможности для реализации подобных схем; о том, что Гриднёв и Марушенков только использовались для совершения другими лицами противозаконных мошеннических действий, в связи с чем имеет место их невиновная причастность к инкриминируемым деяниям; утверждения о вынужденном характере показаний Марушенкова Д.Г. в период предварительного расследования, в том числе и при проведении очных ставок, в связи с оказанием на него незаконного давления со стороны заинтересованных лиц, судебная коллегия считает несостоятельными и не нашедшими своего объективного подтверждения.

Ссылка в жалобе адвоката о составлении следователем протокола допроса Марушенкова Д.Г. самостоятельно, без его реального проведения, является надуманной, поскольку это опровергается процессуальными документами, исследованными в ходе судебного разбирательства.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами апелляционных жалоб стороны защиты о том, что у осужденных отсутствовал умысел на совершение мошеннических действий. Указанные доводы были исследованы судом первой инстанции и опровергаются совокупностью приведенных в приговоре доказательств.

Как усматривается из исследованных судом доказательств, положенных в основу приговора, суд обоснованно пришел к выводу о том, что об умысле подсудимых на совершение мошенничества путем обмана свидетельствует характер их действий, согласованных между собой, а также установленных соучастников (действия по приобретению за наличный расчет векселей, на которых отмечены индоссаменты от имени ООО умышленно внесены не соответствующие действительности сведения, тем самым создана видимость приобретения ООО векселей таким образом создана мнимая вексельная задолженность). В результате совершения комплекса данных неправомерных действий у ООО являющегося собственником акций ОАО были похищены 605 обыкновенных бездокументарных акций, что образует при хищении особо крупный размер.

Таким образом, справедливо придя к выводу о доказанности вины осужденных Марушенкова Д.Г. и Гретнева И.В., суд, вопреки доводам апелляционных жалоб стороны защиты, дал правильную юридическую оценку действиям осужденных и квалифицировал их действия по ч. 4 ст. 159 УК РФ, как совершение осужденными мошенничества, т.е. хищение чужого имущества путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере. Судом приведены мотивы, подтверждающие наличие в действиях осужденных данного состава преступления.

При этом суд 1-й инстанции, проанализировав представленные доказательства, правильно сделал вывод о том, что действия Гретнёва И.В. и Марушенкова Д.Г., направленные на совершение мошенничества, выразились в том, что они предварительно вступили между собой в преступный сговор, а также со С (осужденным за данное преступление), и Г (уголовное дело в отношении которого прекращено в связи со смертью), направленный на хищение принадлежащих ООО акций ОАО в количестве 605 штук, для чего они разработали схему совершения преступления, распределили роли каждого, совершили ряд неправомерных действий, результатом которых явился переход права собственности на данные акции с ООО на счета третьих лиц, на основании мнимой вексельной задолженности.

Так же судом обоснованно отмечено, что совершение хищения выразилось в приобретении ничем не обеспеченных векселей, их фальсификация путем внесения в индоссаменты векселей недостоверных сведений об их приобретении от имени ООО, а также от имени Обществ, зарегистрированных на подставных лиц, с целью создания видимости цепочки индоссаментов, в незаконном получении копий уставных документов ООО, содержащих недействительные сведения в отношении адреса фактического местонахождения, предъявление в Арбитражный суд от имени последнего индоссанта мнимых исковых требований к другому юридическому лицу, получение судебного решения о солидарном взыскании, исполнение его путем обращения взыскания на имущество ООО, их дальнейшая реализация.

Судебная коллегия с данными выводами суда соглашается, в связи с чем доводы жалоб стороны защиты об отсутствии предварительного сговора между осужденными и установленными лицами на совершение мошеннических действий, являются несостоятельными.

Судебная коллегия не может согласится с доводами жалоб стороны защиты о том, что судебное следствие проведено с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, допущенными при исследовании доказательств. Как следует из протокола судебного заседания, суд исследовал все представленные сторонами доказательства, ходатайства сторон, в том числе и стороны защиты, разрешены судом в предусмотренном уголовно-процессуальном порядке путем их обсуждения участниками судебного заседания и вынесения судом по итогам этого обсуждения соответствующего постановления. Каких-либо данных, свидетельствующих о незаконном и необоснованном отклонении судом ходатайств стороны защиты судебной коллегией не установлено.

Доводы апелляционных жалоб стороны защиты о том, что показания неявившихся свидетелей - С, Б, Х, которые они давали в ходе предварительного следствия, оглашены судом с нарушением уголовно-процессуального закона, являются несостоятельными. Судом неоднократно принимались предусмотренные законом меры к вызову в суд и установлению их местонахождения, о чем свидетельствуют материалы дела. Кроме того, как усматривается из протокола судебного заседания от 11.04.14 г. стороны были согласны на оглашение показаний свидетеля Х., а поэтому суд обоснованно принял решение об оглашении показаний свидетелей в соответствии с ч. 2 ст. 281 УПК РФ.

Таким образом, из материалов дела следует, что судом первой инстанции дело рассмотрено с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, в соответствии с принципами состязательности и равноправия сторон, при этом нарушений норм уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, по делу допущено не было.

Вместе с тем, приговор суда подлежит изменению.

Приговор суда должен быть законным, обоснованным, мотивированным и справедливым (ст. 297 УПК РФ).

Согласно п. 4 ст. 389-15 УПК РФ одним из оснований изменения приговора в апелляционном порядке является несправедливость приговора.

В соответствии с ч. 2 ст. 389-18 УПК РФ несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое по своему виду или размеру является несправедливым вследствие чрезмерной мягкости.

Эти требования закона судом по настоящему делу не выполнены.

Как видно из приговора суда, решая вопрос о мере наказания Марушенкову Д.Г. и Гретнёву И.В., суд указал, что учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновных, обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние назначаемого наказания на исправление подсудимых и условия жизни их семей. В качестве обстоятельств, смягчающих наказание Гретнёва И.В., суд признал, что он впервые привлекается к уголовной ответственности, положительно характеризуется по месту жительства и работы, страдает заболеваниями, а обстоятельствами, смягчающими наказание Марушенкова Д.Г. суд признал, что он не судим, ранее ни в чем предосудительном замечен не был.

Вместе с тем, по мнению судебной коллегии, назначая наказание в соответствии с требованиями ст. 73 УК РФ, суд фактически не учел характер и степень общественной опасности содеянного, а также признав, что исправление осужденных возможно без реального отбывания наказания, суд не указал, какие именно обстоятельства он имел в виду, которые свидетельствовали бы о возможности исправления осужденных при условном осуждении, а также не указал, в силу каких обстоятельств, суд пришел к выводу о возможности исправления Марушенкова Д.Г. и Гретнёва И.В без реального отбывания наказания.

При таких данных, как обоснованно указанно в апелляционном представлении прокурора и апелляционной жалобе представителя потерпевшего - адвоката Горбунова Г.М., назначение Марушенкову Д.Г. и Гретнёву И.В. условного осуждения нельзя признать обоснованным и приговор в этой части подлежит изменению.

При назначении осужденным наказания, судебная коллегия учитывает требования ч. 2 ст. 43 и ч. 3 ст. 60 УК РФ, степень тяжести и характер совершенного преступления, конкретные обстоятельства дела, полагает, что исправление Марушенкова Д.Г. и Гретнёва И.В возможно только с изоляцией от общества, и считает необходимым назначить каждому из них наказание в виде реального лишения свободы, со штрафом, без дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

Оснований для назначения Марушенкову Д.Г. и Гретнёву И.В. наказания с применением ст.64 УК РФ судебная коллегия не усматривает.

В соответствии с п. "б" ч. 1 ст. 58 УК РФ судебная коллегия назначает местом отбытия осужденными наказания исправительную колонию общего режима.

Суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для удовлетворения апелляционной жалобы представителя потерпевшего - адвоката Горбунова Г.М. о вынесении частного определения в адрес Федеральной службы по финансовым рынкам России по поводу действий руководителей и работников ЗАО ранее - ЗАО о выявленных нарушениях Закона, повлекших совершение тяжкого преступления и принятия в связи с этим необходимых мер по отзыву лицензии у ЗАО.

В остальной части приговор суда является законным и обоснованным.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389-13, 389-18, 389-20, 389-26, 389-28 УПК РФ, судебная коллегия

определила

Приговор Зюзинского районного суда г. Москвы от 19 мая 2014 года в отношении Марушенкова Д Г и Гретнёва И В - изменить:

- назначить Марушенкову Д Г наказание по ч. 4 ст. 159 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 4 (четыре) года, без ограничения свободы, со штрафом, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима;

- назначить Гретнёву И В наказание по ч. 4 ст. 159 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 4 (четыре) года, без ограничения свободы, со штрафом, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима;

- исключить из приговора ссылку на назначение Марушенкову Д.Г. и Гретнёву И.В. наказания с применением ст. 73 УК РФ и о возложении на каждого из них обязанностей.

Меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении Марушенкову Д.Г. и Гретнёву И.В. в целях исполнения приговора изменить на заключении под стражу.

Взять Марушенкова Д Г под стражу в зале суда.

Срок отбытия наказания исчислять Марушенкову Д.Г. с 04 августа 2014 года.

В остальной части приговор суда оставить без изменения, апелляционное представление, апелляционную жалобу представителя потерпевшего - адвоката Горбунова Г.М. удовлетворить частично, апелляционные жалобы осужденного Гретнёва И.В., адвоката Сокол П.Я. оставить без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в течение одного года со дня его вынесения в порядке гл. 47-1 УПК РФ.

Председательствующий:

Судьи:

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.