Апелляционное определение СК по гражданским делам Курганского областного суда от 05 февраля 2015 г. по делу N 33-170/2015

Апелляционное определение СК по гражданским делам Курганского областного суда от 05 февраля 2015 г. по делу N 33-170/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам Курганского областного суда в составе:

судьи - председательствующего Литвиновой И.В.,

судей Богдановой О.Н., Безносовой Е.И.,

с участием прокурора Тюсовой И.Н.,

при секретаре Крюковой Т.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Кургане 5 февраля 2015 года гражданское дело по исковому заявлению Курбатовой Е.Н., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетней Курбатовой А.Д., к Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Курганской области, Федеральному государственному казенному учреждению "Управление вневедомственной охраны УМВД России по Курганской области" о возмещении вреда в связи со смертью кормильца

по апелляционным жалобам Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Курганской области, Федерального государственного казенного учреждения "Управление вневедомственной охраны УМВД России по Курганской области", апелляционному представлению прокурора г. Кургана на решение Курганского городского суда Курганской области от 8 октября 2014 года, которым постановлено:

"в исковых требованиях Курбатовой Е.Н., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетней дочери Курбатовой А.Д. к УМВД России по Курганской области о возмещении вреда в связи со смертью кормильца отказать.

Исковые требования Курбатовой Е.Н., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетней Курбатовой А.Д. к ФГКУ УВО УМВД России по Курганской области о возмещении вреда в связи со смертью кормильца удовлетворить.

Взыскать с ФГКУ УВО УМВД России по Курганской области в пользу Курбатовой Е.Н.: " ... " руб. 30 коп. в счет возмещения вреда в связи с потерей кормильца за период с " ... " по " ... " года; " ... " руб. 87 коп. ежемесячно до достижения Курбатовой А.Д. 14 лет.

Взыскать с ФГКУ УВО УМВД России по Курганской области в пользу Курбатовой А.Д.: " ... " руб. 30 коп. в счет возмещения вреда в связи с потерей кормильца за период с " ... " по " ... " года; " ... " руб. 87 коп. ежемесячно до ее совершеннолетия, а в случае ее обучения до получения образования по очной форме обучения, но не более 23 лет.

Заслушав доклад судьи Богдановой О.Н. об обстоятельствах дела, пояснения истца, ее представителя Куликовских Н.В., представителя ответчика Федерального государственного казенного учреждения "Управление вневедомственной охраны УМВД России по Курганской области" Дугановой М.Е., представителей ответчика Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Курганской области Ряписовой Н.А., Диденко М.А., третьего лица Захарова А.С., мнение прокурора Тюсовой И.Н., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Курбатова Е.Н., действующая в своих интересах и в интересах несовершеннолетней Курбатовой Арины, обратилась в суд с иском к Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Курганской области (далее - УМВД России по Курганской области), Управлению Министерства внутренних дел России по г. Кургану (далее - УМВД России по г. Кургану), отделу вневедомственной охраны при УВД по г. Кургану, о взыскании вреда в связи со смертью кормильца и возложении обязанности по выплате вреда в связи со смертью кормильца.

В обоснование иска указала, что " ... " при исполнении служебных обязанностей погиб ее супруг Курбатов Д.В., являвшийся сотрудником УМВД России по Курганской области. В назначении и выплате компенсации ответчиками было отказано в связи с отсутствием закрепленного законодательно регулирования порядка назначения и выплаты компенсации в системе МВД России. Полагала, что возмещение вреда в ее пользу и в пользу несовершеннолетнего ребенка должно быть произведено работодателем в соответствии со ст. 1088 Гражданского кодекса Российской Федерации, регламентирующей вопросы возмещение вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца.

Впоследствии исковые требования неоднократно изменяла, предъявила требования также к Федеральному государственному казенному учреждению "Управление вневедомственной охраны УМВД России по Курганской области" (далее - ФГКУ УВО УМВД России по Курганской области), указала, что в соответствии с нормами действующего законодательства за членами семьи сотрудника полиции и лицами, находившимися на его иждивении, в случае гибели (смерти) вследствие увечья или иного повреждения здоровья, полученных при исполнении служебных обязанностей, должно быть признано право на возмещение вреда, причиненного смертью кормильца. С учетом изменения исковых требований просила взыскать в свою пользу и в пользу несовершеннолетней Курбатовой А.Д. в счет возмещения вреда в связи со смертью кормильца за период с " ... " по " ... " по " ... " руб. 30 коп., возложить обязанность по ежемесячной выплате в возмещение вреда в связи со смертью кормильца в пользу Курбатовой А.Д. " ... " руб. 87 коп., начиная с " ... " до достижения 18 лет, а в случае поступления в высшее учебное заведение до 23 лет, взыскать в свою пользу выплату в сумме " ... " руб. 87 коп. до достижения Курбатовой А.Д. возраста 14 лет.

В судебном заседании представитель истца Куликовских Н.В. исковые требования поддержала, полагала, что надлежащим ответчиком по делу является ФГКУ УВО УМВД России по Курганской области.

Представитель ответчика УМВД России по Курганской области Ющик Д.А. исковые требования не признала.

Представитель ответчика ФГКУ УВО УМВД России по Курганской области Поединок В.П. полагал заявленные исковые требования необоснованными.

Третьи лица Менщиков Ю.А., Могутов А.Г., Цапаев И.Д., Захаров А.С., представители третьих лиц ООО "Росгосстрах", отдела опеки, попечительства и защиты прав несовершеннолетних Департамента социальной политики Администрации г. Кургана, ОСАО "Ингосстрах" в судебное заседание не явились, извещены надлежаще, причина неявки неизвестна.

Судом постановлено изложенное выше решение.

В апелляционной жалобе УМВД России по Курганской области полагает решение суда незаконным и подлежащим отмене. В обоснование доводов жалобы указано, что в соответствии с нормами действующего законодательства обязанность по возмещению вреда жизни или здоровью военнослужащих и приравненных к ним лиц в порядке гл. 59 Гражданского кодекса Российской Федерации возникает в случае установления вины государственных органов или их должностных лиц в причинении данного вреда. Вступившим в законную силу приговором суда Захаров А.С. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ, и осужден к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно, в связи с чем ФГКУ УВО УМВД России по Курганской области непосредственным причинителем вреда не является, оснований для взыскания с данного ответчика сумм в возмещение вреда в связи со смертью кормильца у суда не имелось. Указывает, что в пользу истцов в полном объеме произведены выплаты в счет возмещения вреда, причиненного смертью кормильца, в частности, выплачено единовременное пособие в размере 120-кратного размера оклада денежного содержания погибшего, назначена пенсия по линии МВД по случаю потери кормильца, выплачивается ежемесячное пособие детям погибшего, что полностью покрывает материальные потери, обусловленные смертью кормильца.

В апелляционной жалобе ФГКУ УВО УМВД России по Курганской области также полагает решение суда подлежащим отмене, указывает доводы, аналогичные доводам апелляционной жалобы УМВД Росси по Курганской области.

В апелляционном представлении прокурор г. Кургана просит решение суда отменить в связи с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела, нарушением норм материального и процессуального права. Ссылается на отсутствие доказательств, подтверждающих право Курбатовой Е.Н. на возмещение вреда в связи со смертью кормильца. Указывает, что вопрос о том, состоит ли Курбатова Е.Н. в трудовых отношениях, судом не выяснялся. Считает необоснованным взыскание денежных средств в счет возмещения вреда в пользу несовершеннолетней Курбатовой А.Д., интересы которой представляла Курбатова Е.Н.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель ответчика ФГКУ УВО УМВД России по Курганской области Дуганова М.Е., представители ответчика УМВД России по Курганской области Ряписова Н.А., Диденко М.А. на доводах апелляционных жалоб настаивали.

Истец, ее представитель Куликовских Н.В. полагали доводы жалоб и апелляционного представления необоснованными.

Третье лицо Захаров А.С. доводы жалоб поддержал частично, считал, что выплаты истцу произведены в полном объеме.

Иные лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились, извещены надлежаще, причина неявки неизвестна. На основании ст.ст. 167, 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия находит возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и представления в порядке ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к выводу об отмене решения суда в связи с несоответствием выводов суда первой инстанции, изложенных в решении, обстоятельствам дела (п. 3 п. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Как следует из материалов дела, Курбатов Д.В. являлся сотрудником полиции, проходил службу в должности " ... " 1 взвода 1 роты полиции вневедомственной охраны ОВО УМВД России по Курганской области.

" ... " Курбатов Д.В. погиб в результате дорожно-транспортного происшествия.

Расследованием, проведенным по факту ДТП, установлено, что Захаров А.С., управляя служебным автомобилем " ... ", государственный регистрационный знак N, двигаясь по "адрес" в г. Кургане, возле дома N не справился с управлением транспортного средства и допустил столкновение с электроопорой. В результате ДТП пассажир автомобиля Курбатов Д.В. погиб на месте происшествия.

Смерть потерпевшего наступила от полученной при столкновении автомобиля тяжелой сочетанной тупой травмы головы, туловища с ушибами и разрывами внутренних органов и перелома костей.

По заключению служебной проверки от " ... ", проведенной ИЛС УРЛС УМВД России по Курганской области, гибель Курбатова Д.В. имела место в период прохождения службы в органах внутренних дел при исполнении служебных обязанностей.

На момент смерти Курбатова Д.В. на его иждивении находились дочь Курбатова А.Д. " ... " года рождения, супруга Курбатова Е.Н., неработающая с " ... " по " ... " и с " ... ".

Истец, полагая, что имеет право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца по нормам гл. 59 Гражданского кодекса Российской Федерации, обратилась в суд с иском о возложении на ответчиков обязанности произвести ежемесячные выплаты в связи с потерей кормильца в свою пользу и в пользу несовершеннолетней дочери, а также взыскать единовременно соответствующие платежи за предшествующие обращению три года.

Согласно ст. 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязанностей, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в полиции и других соответствующих обязанностей возмещается по правилам, предусмотренным настоящей главой, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

В силу ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред, ответственность за причинение вреда наступает за виновное причинение вреда, если законом не предусмотрено возмещение вреда при отсутствии вины причинителя.

Анализ вышеприведенных норм позволяет сделать вывод, что гражданским кодексом Российской Федерации установлена гражданско-правовая ответственность за вред жизни или здоровью граждан, в том числе причиненный при исполнении ими обязанностей военной службы и службы в милиции, при наличии общих оснований наступления такой ответственности, в связи с чем возмещение вреда в таких случаях возможно лишь тогда, когда причинение вреда здоровью сотрудника органов внутренних дел имело место в результате виновных, противоправных действий должностных лиц органов внутренних дел, других государственных органов.

В Постановлении от 26 декабря 2002 года N 17-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что военная и аналогичная ей служба представляет собой, особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства, общественного порядка, законности, прав и свобод граждан и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах; лица, несущие такого рода службу, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливается их правовой статус, а также содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним.

Обязанности, возлагаемые на лиц, несущих военную и аналогичную ей службу, предполагают необходимость выполнения ими поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, что - в силу Конституции Российской Федерации, в частности ее ст. 37 (ч.ч. 1 и 3), ст. 39 (ч.ч. 1 и 2), ст. 41 (ч. 1), ст. 45 (ч. 1),ст. ст. 59 и 71 (п.п. "в", "м"), - влечет обязанность государства гарантировать им материальное обеспечение в случае причинения вреда жизни или здоровью в период прохождения службы.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20 октября 2010 года N 18-П, посредством обязательного государственного страхования жизни и здоровья, предполагающего выплату соответствующих страховых сумм при наступлении страховых случаев, военнослужащим обеспечиваются гарантируемые Конституцией Российской Федерации, ее ст. 7 (ч. 2), ст. 37 (ч.ч. 1 и 3) и чт. 41 (ч. 1), право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, и право на охрану здоровья. Данный вывод, сформулированный Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 26 декабря 2002 года N 17-П, в полной мере распространяется на членов семьи военнослужащего в случае его гибели (смерти), наступившей при исполнении обязанностей военной службы, либо смерти, наступившей вследствие увечья (ранения, травмы, контузии), полученного при исполнении обязанностей военной службы, государственная защита которых в таких случаях производна от права самого военнослужащего на возмещение вреда.

Кроме того, в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 20 октября 2010 года N 18-П разъяснено, что в системе действующего правового регулирования создан специальный публично-правовой механизм возмещения вреда членам семьи военнослужащего, погибшего (умершего) при исполнении обязанностей военной службы либо умершего вследствие увечья (ранения, травмы, контузии), полученного при исполнении обязанностей военной службы, предназначением которого является восполнение основного или одного из основных источников постоянного дохода семьи военнослужащего - денежного довольствия, утраченного в результате его гибели (смерти), в том числе в случае, когда у самих членов семьи погибшего (умершего) военнослужащего отсутствует возможность (в силу нетрудоспособности, занятости воспитанием малолетних детей, несовершеннолетия и т.п.) компенсировать утраченный доход собственными усилиями.

Согласно действующего законодательства вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в милиции и других соответствующих обязанностей, возмещается по правилам, предусмотренным главой 59 "Обязательства вследствие причинения вреда" (ст.ст. 1064 - 1101) данного Кодекса, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

Поскольку действующее правовое регулирование не предусматривает для указанных граждан, состоявших на иждивении военнослужащего, при отсутствии виновных противоправных действий со стороны государственных органов и их должностных лиц - такую форму выплат в возмещение вреда, как ежемесячная денежная компенсация (в счет возмещения утраченного заработка, дохода в связи со смертью кормильца), не исключаются случаи, когда причитающиеся им выплаты (в том числе пенсия по случаю потери кормильца и дополнительные выплаты к ней, единовременное денежное пособие и выплаты по обязательному государственному страхованию, денежные пособия детям) не будут компенсировать в полном объеме ту часть заработка (денежного довольствия), которая приходилась на их долю при жизни кормильца исходя из назначенного ему денежного довольствия.

В Постановлении от 20 октября 2010 года N 18-П Конституционный Суд Российской Федерации пояснил, что выплаты в возмещение вреда членам семьи военнослужащего, погибшего (умершего) при исполнении обязанностей военной службы либо умершего вследствие увечья (ранения, травмы, контузии), полученного при исполнении обязанностей военной службы, которые имеют право на получение пенсии по случаю потери кормильца, в совокупности не могут быть меньше части заработка (денежного довольствия), приходившейся на их долю при жизни кормильца. В противном случае правовое регулирование не будет достигать цели, для которой оно предназначено, а именно возместить таким гражданам вред, причиненный потерей кормильца.

Следовательно, исходя из конституционных принципов равенства и социальной справедливости, на которых основаны приведенные правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, возможно использование в качестве элемента механизма возмещения вреда, причиненного здоровью военнослужащего, а следовательно - и лица, исполняющего аналогичные обязанности, при исполнении обязанностей военной службы, и, соответственно, в случае гибели (смерти) военнослужащего - членам его семьи, имеющим право на получение пенсии по случаю потери кормильца, ежемесячной денежной выплаты при недостаточности выплачиваемых сумм, предназначенных, в том числе для восполнения дохода, который они получали при жизни кормильца.

Как указано в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 27 марта 2012 года N 7-П по смыслу ст. 37 (ч. 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее ст. 32 (ч. 4), ст. 72 (п. "б" ч. 1) и ст. 114 (п. "е"), служба в органах внутренних дел Российской Федерации, посредством которой граждане реализуют свое право на труд, представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением общественного порядка, законности, прав и свобод граждан и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах. Лица, несущие такого рода службу, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливается их правовой статус, а также содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним. Необходимость выполнения сотрудниками органов внутренних дел поставленных задач в условиях, сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, - в силу ст. 1 (ч. 1), ст.ст. 2, 7, 37 (ч.ч. 1 и 3), ст. 39 (ч.ч. 1 и 2), ст. 41 (ч. 1), ст. 45 (ч. 1), ст. 59 и ст. 71 (п.п. "в", "м") Конституции Российской Федерации - влечет обязанность государства гарантировать им материальное обеспечение и компенсации в случае причинения вреда жизни или здоровью при прохождении службы (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2002 года N 17-П).

В развитие приведенной правовой позиции Конституционный Суд Российской Федерации указал, что государство призвано гарантировать сотрудникам милиции возмещение вреда, причиненного здоровью в связи с выполнением ими служебных обязанностей, в объеме, позволяющем в максимальной степени компенсировать последствия изменения их материального и (или) социального статуса, и что эта конституционная обязанность государства может осуществляться в различных юридических формах, включая обязательное государственное страхование жизни и здоровья, гражданско-правовое (деликтное) возмещение вреда, причиненного здоровью, а также предоставление единовременного пособия и денежной компенсации в возмещение вреда, причиненного здоровью (Постановление от 15 июля 2009 года N 13-П).

По смыслу правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 20 октября 2010 года N 18-П применительно к возмещению вреда членам семьи военнослужащего в случае его гибели (смерти), особым характером обязанностей государства по отношению к сотрудникам милиции (полиции) как лицам, выполняющим конституционно значимые функции, а также задачами Российской Федерации как социального государства по обеспечению эффективной защиты и поддержки семьи предопределяется правовой статус семьи сотрудника милиции (полиции), погибшего (умершего) вследствие увечья или иного повреждения здоровья, полученных при исполнении служебных обязанностей, который производен от правового статуса сотрудника милиции (полиции) и обусловлен спецификой его профессиональной деятельности.

Исходя из этого за членами семьи сотрудника милиции (полиции) и лицами, находившимися на его иждивении, в случае его гибели (смерти) вследствие увечья или иного повреждения здоровья, полученных при исполнении служебных обязанностей, должно быть признано право на возмещение вреда, причиненного смертью кормильца, поскольку в таком случае они лишаются постоянного и основного источника средств к существованию, размер которых исчислялся исходя из денежного довольствия сотрудника милиции (полиции), а в случае утраты им трудоспособности обусловливался объемом предоставлявшегося ему возмещения вреда, включая ежемесячную денежную компенсацию.

Конституционный Суд Российской Федерации также указал, что ежемесячная денежная компенсация, которая в порядке возмещения вреда в случае причинения исключающих возможность дальнейшего прохождения службы и повлекших стойкую утрату трудоспособности увечья или иного повреждения здоровья в связи с осуществлением служебных обязанностей на основании ч. 4 ст. 29 Закона Российской Федерации "О милиции" получал сотрудник милиции, а на основании ч. 6 ст. 43 Федерального закона "О полиции" получает сотрудник полиции, то ее предоставление членам семьи погибшего (умершего) сотрудника милиции (полиции) и лицам, находившимся на его иждивении, не предусматривалось. Соответственно, не исключаются случаи, когда причитающиеся им выплаты, включая единовременное пособие, страховые суммы, а также пенсии, назначаемые по нормам Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей", и другие периодические выплаты не компенсируют в полном объеме материальные потери, обусловленные смертью кормильца.

В силу правовых позиций, изложенных в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2002 года N 17-П, от 15 июля 2009 года N 13-П и от 20 октября 2010 года N 18-П положениями ч. 2 ст. 29 Закона Российской Федерации "О милиции" и п. 1 ч. 3 ст. 43 Федерального закона "О полиции" в системе действовавшего до 1 января 2012 года правового регулирования не может быть обоснован отказ в предоставлении членам семьи сотрудника милиции (полиции), погибшего (умершего) вследствие увечья или иного повреждения здоровья, полученных в связи с выполнением служебных обязанностей, а также лицам, находившимся на его иждивении, ежемесячной выплаты в возмещение вреда, причиненного смертью кормильца, которая в совокупности с другими выплатами обеспечивала бы им получение по крайней мере доли заработка (денежного довольствия), приходившейся на каждого из них при жизни сотрудника милиции (полиции).

Конституционно-правовой смысл указанных законоположений, выявленный в настоящих Постановлениях, является общеобязательным, что исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике.

Судебная коллегия, руководствуясь вышеизложенным толкованием Конституционного Суда Российской Федерации, согласно которому правоприменительная практика отказа в выплате ежемесячной денежной компенсации в возмещении вреда жизни и здоровью, при отсутствии виновных противоправных действий органов внутренних дел, других государственных и должностных лиц, признана не соответствующей Конституции Российской Федерации, приходит к выводу о том, что истцы имеют право на получение ежемесячной компенсации в возмещение вреда в связи со смертью кормильца при условии, что размер выплат может лишь восполнять имущественные потери путем предоставления в рамках этого механизма выплат, которые в совокупности обеспечивали бы указанным лицам получение доли заработка (денежного довольствия), приходившейся на каждого из них при жизни кормильца, то есть ежемесячные денежные выплаты должны производиться при недостаточности выплачиваемых сумм, предназначенных, в том числе, для восполнения дохода, который они получали при жизни кормильца.

Согласно ст. 1088 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае смерти потерпевшего (кормильца) право на возмещение вреда имеют: нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего или имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания; один из родителей, супруг либо другой член семьи независимо от его трудоспособности, который не работает и занят уходом за находившимися на иждивении умершего его детьми, не достигшими четырнадцати лет.

Вред возмещается: несовершеннолетним - до достижения восемнадцати лет; учащимся старше восемнадцати лет - до окончания учебы в учебных учреждениях по очной форме обучения, но не более чем до двадцати трех лет; одному из родителей, супругу либо другому члену семьи, занятому уходом за находившимися на иждивении умершего его детьми, внуками, братьями и сестрами, - до достижения ими четырнадцати лет либо изменения состояния здоровья.

Из положений ст. 1089 названного Кодекса следует, что лицам, имеющим право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, вред возмещается в размере той доли заработка (дохода) умершего, определенного по правилам статьи 1086 настоящего Кодекса, которую они получали или имели право получать на свое содержание при его жизни.

Установленный каждому из имеющих право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца размер возмещения не подлежит дальнейшему перерасчету, кроме случаев, в том числе, назначения или прекращения выплаты возмещения лицам, занятым уходом за детьми, внуками, братьями и сестрами умершего кормильца.

Курбатова Е.Н. просила взыскать в свою пользу и в пользу несовершеннолетней дочери Курбатовой А.Д. в возмещение вреда по " ... " руб. 30 коп., указывая, что данная сумма сложилась из ежемесячных платежей в возмещение вреда в связи со смертью кормильца за период с " ... " по " ... ", а также производить ежемесячные платежи по " ... " руб. 87 коп.

Заявленные Курбатовой Е.Н., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетней дочери Курбатовой А.Д., к УМВД России по Курганской области требования о выплате единовременных и ежемесячных сумм в возмещение вреда в связи со смертью кормильца судом признаны необоснованными.

Решение суда первой инстанции в данной части сторонами не обжаловано.

Удовлетворяя заявленные истцом требования, суд первой инстанции пришел к выводу, что за членами семьи сотрудника полиции и находившимся на его иждивении лицами, в случае гибели сотрудника органов внутренних дел, должно быть признано право на возмещение вреда, причиненного смертью кормильца, поскольку в таком случае они лишаются постоянного и основного источника средств к существованию.

Между тем указанный вывод суда не соответствует обстоятельствам дела.

В соответствии с п. 2 ст. 5 Федерального закона от 28марта1998года N 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы" в редакции, действующей на момент смерти Курбатова Д.В., страховые суммы выплачиваются в случае гибели (смерти) застрахованного лица в период прохождения военной службы, службы, военных сборов либо до истечения одного года после увольнения с военной службы, со службы, после отчисления с военных сборов или окончания военных сборов вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, службы, военных сборов, - 25 окладов каждому выгодоприобретателю.

Пунктом 1 ч. 3 ст. 43 Федерального закона от 07 февраля 2011 года N 3-ФЗ "О полиции" (в редакции, действующей на момент возникновения страхового случая) предусмотрено, что членам семьи сотрудника полиции и лицам, находившимся на его иждивении, выплачивается единовременное пособие в размере, равном 120-кратному размеру оклада денежного содержания сотрудника полиции, установленного на день выплаты пособия, в случае гибели (смерти) сотрудника полиции вследствие увечья или иного повреждения здоровья, полученных в связи с выполнением служебных обязанностей, либо вследствие заболевания, полученного в период прохождения службы в полиции.

В обеспечение исполнения положений указанной нормы закона приказом МВД России от 18 июня 2012 года N 590 утверждена Инструкция о порядке осуществления выплат в целях возмещения вреда, причиненного в связи с выполнением служебных обязанностей, сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации или их близким родственникам, в соответствии с п. 12 которой выплаты, предусмотренные настоящей Инструкцией, производятся финансовым подразделением (централизованной бухгалтерией, бухгалтерией) органа (организации, подразделения), в котором сотрудник проходит (проходил) службу (замещал последнюю должность).

Посредством обязательного государственного страхования жизни и здоровья, предполагающего выплату при наступлении страховых случаев соответствующих страховых сумм, сотрудникам органов внутренних дел обеспечивается право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, право на охрану здоровья, защита имущественных прав, а также осуществляется социальное обеспечение граждан в случае болезни, инвалидности, потери кормильца и в иных случаях, установленных законом.

Как следует из материалов дела, в соответствии с положениями ст. 5 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-I "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" Курбатова Е.Н. с 1 сентября 2011 года по настоящее время является получателем пенсии на себя и двух несовершеннолетних детей (Курбатову А.Д., Анохина Д.С.) по случаю потери кормильца, кроме того, Курбатова А.Д., Анохин Д.С. являются получателями ежемесячного пособия на несовершеннолетних в соответствии с постановлениями Правительства РФ от 25 августа 1999 года N 936, от 9 февраля 2004 года N 65, указом Президента РФ от 29 октября 2009 года N 1219, Федеральным законом от 4 июня 2011 года N 128-ФЗ "О пособии детям военнослужащих и сотрудников некоторых федеральных органов исполнительной власти, погибших (умерших, объявленных умершими, признанных безвестно отсутствующими) при исполнении обязанностей военной службы (служебных обязанностей), и детям лиц, умерших вследствие военной травмы после увольнения с военной службы (службы в органах и учреждениях), размер которого на двоих детей составляет " ... " руб. 34 коп.

Как следует из материалов дела за указанный истцом период с " ... " по " ... " года Курбатовой Е.Н. получено " ... " руб. 81 коп., несовершеннолетней Курбатовой А.Д. - " ... " руб. 80 коп. в счет пенсии по случаю потери кормильца и ежемесячных пособий. С " ... " года по день вынесения решения размер указанных ежемесячных выплат составлял в пользу Курбатовой Е.Н. - " ... " руб. 20 коп., в пользу Курбатовой А.Д. - " ... " руб. 37 коп.

Кроме того, после смерти Курбатова Д.В. его супруге Курбатовой Е.Н. и дочери Курбатовой А.Д. на основании приказа УМВД России по Курганской области было выплачено единовременное пособие по 1/4 доли в размере 120-кратного размера оклада денежного содержания погибшего в сумме по " ... " руб. каждой. Указанные обстоятельства сторонами не оспариваются.

В заседании суда апелляционной инстанции Курбатова Е.Н. также указала о получении ею и несовершеннолетней Курбатовой А.Д. страховых сумм в размере по " ... " руб. в соответствии с Федеральным законом от 28марта1998года N 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы".

Таким образом, права на получение ежемесячной компенсации в счет возмещения вреда в связи со смертью кормильца истец и ее несовершеннолетняя дочь не имеют, поскольку полученные выплаты превышают заявленные ими ко взысканию размеры единовременных и ежемесячных платежей, ответчиком обязательства по возмещению вреда, причиненного смертью кормильца, установленные действующим законодательством Российской Федерации, выполнены в полном объеме. Двойное возмещение вреда, причиненного смертью кормильца, действующим законодательством не предусмотрено.

Кроме того, в соответствии со ст. 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в милиции и других соответствующих обязанностей возмещается по правилам, предусмотренным гл. 59 Гражданского кодекса Российской Федерации, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

Из приведенной нормы во взаимосвязи с иными нормами гл. 59 Гражданского кодекса Российской Федерации, в том числе ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающей общие основания ответственности за причинение вреда, и ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, в силу которой вред, причиненный незаконными действиями (бездействием) государственных органов либо их должностных лиц, подлежит возмещению за счет соответствующей казны, следует, что обязанность по возмещению вреда жизни или здоровью военнослужащих и приравненных к ним лиц в порядке гл. 59 Гражданского кодекса Российской Федерации возникает в случае установления вины государственных органов или их должностных лиц в причинении данного вреда.

Таким образом, возможность возмещения вреда здоровью на основании гл. 59 Гражданского кодекса Российской Федерации исключается, если не представляется возможным установить непосредственного причинителя вреда, а также его вину.

Вместе с тем, как следует из материалов дела приговором Курганского городского суда Курганской области от " ... ", вступившим в законную силу, Захаров А.С. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации - нарушение лицо, управляющим транспортным средством, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть Курбатова Д.В.

Исходя из изложенного ФГКУ УВО УМВД России по Курганской области непосредственным причинителем вреда жизни Курбатова Д.В. не является, в связи с чем правовых оснований для возмещения вреда в связи со смертью кормильца, по правилам гл. 59 Гражданского кодекса Российской Федерации у суда не имелось.

Учитывая изложенное, основания для взыскания с Федерального государственного казенного учреждения "Управление вневедомственной охраны УМВД России по Курганской области" в пользу Курбатовой Е.Н. и несовершеннолетней Курбатовой А.Д. денежных средств в счет возмещения вреда в связи с потерей кормильца за период с " ... " по " ... " по " ... " руб. 30 коп. каждой, а также для возложения обязанности по выплате в пользу Курбатовой Е.Н. " ... " руб. 87 коп. ежемесячно до достижения Курбатовой А.Д. 14 лет, в пользу Курбатовой А.Д. " ... " руб. 87 коп. ежемесячно до ее совершеннолетия, а в случае обучения до получения образования по очной форме обучения, но не более 23 лет, у суда первой инстанции отсутствовали, в связи с чем решение в этой части подлежит отмене с вынесением нового решение об отказе в удовлетворении перечисленных исковых требований.

Руководствуясь ст.ст. 328-330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Курганского городского суда Курганской области от 8 октября 2014 года в части удовлетворения исковых требований Курбатовой Е.Н., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетней Курбатовой А.Д., к Федеральному государственному казенному учреждению "Управление вневедомственной охраны УМВД России по Курганской области" о возмещении вреда в связи со смертью кормильца отменить, в удовлетворении данной части исковых требований отказать.

В остальной части решение Курганского городского суда Курганской области от 8 октября 2014 года оставить без изменения.

 

Судья-председательствующий Литвинова И.В.

 

Судьи: Богданова О.Н.

Безносова Е.И.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.