Апелляционное определение СК по гражданским делам Белгородского областного суда от 19 мая 2015 г. по делу N 33-1996/2015 (ключевые темы: санаторно-курортное лечение - размер компенсации морального вреда - обязательство вследствие причинения вреда - дополнительные расходы - нравственные страдания)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Белгородского областного суда от 19 мая 2015 г. по делу N 33-1996/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам Белгородского областного суда в составе:

председательствующего Нерубенко Т.В.

судей Богданова А.П., Маслова А.К.

при секретаре Разночинцевой Е.В.

с участием прокурора Кирилловой М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Клименко Ю.Н. к Воронцову В.А. о взыскании расходов на лечение, санаторно-курортное лечение, транспортных и судебных расходов, компенсации морального вреда

по апелляционной жалобе Воронцова В.А.

на решение Белгородского районного суда Белгородской области от 27 января 2015 г.

Заслушав доклад судьи Нерубенко Т.В., объяснения Воронцова В.А., поддержавшего доводы жалобы, Клименко Ю.Н., просившей об оставлении решения без изменения, заключение прокурора Кирилловой М.А., полагавшей, что жалоба подлежит удовлетворению, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

14.08.2014 г. малолетнему К.И.А. причинен "данные изъяты" вред здоровью в результате укуса собаки, принадлежащей Воронцову В.А.

Дело инициировано иском Клименко Ю.Н., увеличив требования она просила взыскать с Воронцова В.А. расходы: на лечение ребенка в размере "данные изъяты" руб., на санаторно-курортное лечение в сумме "данные изъяты" руб., на представителя в размере "данные изъяты" руб., по оплате государственной пошлины в сумме "данные изъяты" руб., на бензин в размере "данные изъяты" руб. "данные изъяты" коп., а также компенсацию морального вреда - "данные изъяты" руб.

Сослалась на то, что указанный случай имел серьезные последствия для ребенка, в результате которых он не был принят в первый класс средней школы. По причине халатных действий ответчика, оставившего без присмотра и без намордника собаку, выбежавшую на улицу и укусившую ребенка, она, кроме морального вреда, понесла материальный ущерб, выразившийся в виде оплаты на лечение у психолога и расходов на бензин для приезда в г. Новый Оскол из г. Белгорода и обратно за медицинской картой ребенка, которую необходимо было представить в больницу. Кроме того, врач рекомендовал ребенку санаторно-курортное лечение, стоимость которого весной 2015 г. составит указанную выше сумму.

Ответчик и его представитель в судебном заседании исковые требования не признали, пояснив, что истицей не представлено доказательств, подтверждающих факт укуса их собакой ребенка истицы. Кроме того, полагали, что размер ущерба и компенсации морального вреда необоснованно завышен.

Решением суда иск Клименко Ю.Н. признан обоснованным в части. С Воронцова В.А. взысканы "данные изъяты" руб. в счет компенсации морального вреда, расходы: на санаторно-курортное лечение в размере "данные изъяты" руб., на лечение в сумме "данные изъяты" руб., а также судебные расходы в сумме "данные изъяты" руб. В остальной части исковые требования отклонены.

Дополнительным решением от 26.02.2015 г. с Воронцова В.А. в доход бюджета муниципального образования "Белгородский район" взыскана государственная пошлина в сумме "данные изъяты" руб. "данные изъяты" коп.

В апелляционной жалобе Воронцов В.А. просит изменить решение суда в части размера компенсации морального вреда, снизив его до "данные изъяты" руб., решение суда в части взыскания расходов на санаторно-курортное лечение в размере "данные изъяты" руб. отменить, в иске в данной части отказать, ссылаясь на неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в жалобе, судебная коллегия считает, что апелляционная жалоба не содержит правовых оснований к отмене решения суда и подлежит оставлению без удовлетворения.

Согласно ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления. Оснований для выхода за пределы доводов, изложенных в апелляционной жалобе, у суда в этом деле не имеется.

В судебном заседании установлено, что 14.08.2014 г. собака породы шарпей, обязанность по надлежащему содержанию которой лежала на ответчике, причинила малолетнему К.И. телесные повреждения, повлекшие "данные изъяты" вред здоровью.

Доказательств наличия в действиях ребенка грубой неосторожности, содействовавшей возникновению или увеличению вреда, не представлено ни суду первой, ни суду апелляционной инстанции.

Надлежащим образом оценив представленные доказательства, суд пришел к правильному выводу о наличии в действиях Воронцова В.А. нарушения положений Правил содержания собак и кошек в городах и других населенных пунктах на территории Белгородской области.

Доказательств наличия непреодолимой силы или умысла потерпевшего, вопреки доводам жалобы, также не представлено судебным инстанциям.

При разрешении заявленных требований, в том числе о компенсации морального вреда, суд обоснованно руководствовался положениями ст. ст. 137, 151, 1085, 1092, 1100, 1101, 1064, 1079 ГК РФ, Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.01.2010 г. N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина".

Согласно материалам дела, с 14. по 28.08.2014 г. К.В. находился на лечении у врача-хирурга по поводу укушенной раны "данные изъяты".

Из карты обратившегося за антирабической помощью К.И.А. видно, что поводом для такого обращения 14.08.2014 г. послужил укус собаки. У ребенка на "данные изъяты" имеются две раны 0,8 х 1,5 см и 1,5 х 2,5 см. 14., 17 и 21.08.2014 г. К.В. вводились соответствующие препараты.

По заключению специалиста "данные изъяты" от 08.09.2014 г. у К.И.В. имеются "данные изъяты" и "данные изъяты". Раны квалифицируются как "данные изъяты" вред здоровью по признаку "данные изъяты". Повреждения образовались от действия твердых тупых предметов, возможно и от укуса зубами собаки, в срок, который может соответствовать 14.08.2014 г.

На основании п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.01.2010 г. N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" следует иметь в виду, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда. При определении размера компенсации морального вреда суду с учетом требований разумности и справедливости следует исходить из степени нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд первой инстанции учел степень вины нарушителя, характер причиненных несовершеннолетнему К.И.А. физических и нравственных страданий: в результате укуса собаки потерпевший претерпел физическую боль, находился на лечении у врача-хирурга, у него выявлено наличие "данные изъяты", в декабре 2014 г. была выявлена "данные изъяты".

Данные обстоятельства в судебном заседании подтвердила специалист Р.Т.В.

Суд первой инстанции с учетом вышеизложенного взыскал с ответчика компенсацию морального вреда в сумме "данные изъяты" руб., которая, по мнению судебной коллегии, определена в разумных пределах и является справедливой, соответствует фактически причиненным К.И.А. нравственным и физическим страданиям.

Доводы апелляционной жалобы о несогласии с размером взысканной в пользу истицы суммы компенсации по своей сути сводятся к переоценке выводов суда в указанной части. Определение конкретного размера денежной компенсации морального вреда является правом суда. В данном случае судом правильно применен закон и учтены все юридически значимые обстоятельства для решения этого вопроса. Размер денежной компенсации определен судом по правилам ст. 1101 ГК РФ и оснований к его изменению судебная коллегия не находит.

Не могут служить основанием к отмене решения доводы жалобы относительно законности и обоснованности выводов о взыскании расходов на санаторно-курортное лечение.

В данной части суд мотивировал решение тем, что бесплатное лечение такого вида в конкретном случае законом не предусмотрено, тогда как ребенок нуждается в этом виде помощи. Приведенные в мотивировочной части решения суда первой инстанции выводы следует признать убедительными.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.01.2010 г. N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", в объем возмещаемого вреда, причиненного здоровью, включается: расходы на лечение и иные дополнительные расходы (расходы на дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии и т.п.). Расходы на лечение и иные дополнительные расходы подлежат возмещению причинителем вреда, если будет установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

Проанализировав положения ст. ст. 1064, 1083, 1085, 1092 ГК РФ, суд правильно указал в решении, что действия животного, находящегося во владении человека, полному контролю не поддаются, по этой причине, если в результате таких действий причиняется вред, он подлежит оценке как вред, причиненный источником повышенной опасности, ответственность за вред должна быть возложена на владельца источника повышенной опасности, возмещению потерпевшему подлежат дополнительные расходы в виде санаторно-курортного лечения и могут быть присуждены на будущее время.

Вопреки утверждению в жалобе об обратном, о необходимости санаторно-курортного лечения ребенка правомерно сделан вывод педагогом - психологом "данные изъяты", проводившим дважды обследование ребенка и рекомендовавшим его лечение в детских санаториях по профилю, как пример, санаторий Семашко в г. Сочи.

Ссылки в жалобе на обязанность государства по обеспечению бесплатного санаторно-курортного лечения потерпевшего, основанные на Постановлении Правительства Российской Федерации от 30.07.2004 г. N 321, приказе Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 22.11.2004 г. N 256 "О порядке медицинского отбора о направлении больных на санаторно-курортное лечение", не могут служить основанием к отмене постановленного решения. Исходя из положений ст. 1084 ГК РФ, Федерального закона от 29.11.2010 г. N 326-ФЗ "Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации", Федерального закона от 24.07.1998 г. N 124-ФЗ "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации", суд обоснованно указал об обязанности возмещения вреда, причиненного ребенку, в полном объеме ответчиком, которому принадлежит собака, и отсутствии у ребенка в данном случае права на бесплатное получение лечения указанного вида.

Кроме того, как видно из материалов дела, протоколов судебного заседания, вопросы проверки нуждаемости ребенка в санаторно-курортном лечении, стоимости такого лечения и конкретного санатория ответчиком не заявлялись и представленные истицей сведения о стоимости лечения указанного вида сторона ответчика не оспаривала.

Обстоятельства, имеющие значение для дела, судом установлены правильно, при рассмотрении дела тщательно и всесторонне исследованы. Добытым по делу доказательствам судом дана оценка в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, оснований для их иной оценки судебная коллегия не находит.

Содержащиеся в решении выводы суда соответствуют обстоятельствам дела, подробно и убедительно мотивированы. Нарушений норм процессуального права, которые могут быть основанием к отмене решения, судом не допущено.

В целом доводы жалобы не опровергают правильность выводов суда и не содержат оснований к отмене решения.

По изложенным мотивам апелляционная жалоба подлежит оставлению без удовлетворения.

Руководствуясь ст. ст. 327.1, 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Белгородского районного суда Белгородской области от 27 января 2015 г. по делу по иску Клименко Ю.Н. к Воронцову В.А. о взыскании расходов на лечение, санаторно-курортное лечение, транспортных и судебных расходов, компенсации морального вреда оставить без изменения, апелляционную жалобу Воронцова В.А. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.