Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 28 мая 2015 г. по делу N 33-7750/2015 (ключевые темы: страховая сумма - страховые взносы - договор уступки - договор добровольного страхования - защита прав потребителей)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 28 мая 2015 г. по делу N 33-7750/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе

председательствующего А.И. Мирсаяпова,

судей О.В. Соколова, Л.Ф. Валиевой,

при секретаре судебного заседания К.И. Кардашовой

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи А.И. Мирсаяпова гражданское дело по апелляционной жалобе представителя общества с ограниченной ответственностью "Зетта Страхование"

Р.Р. Сафина на решение Ново-Савиновского районного суда города Казани от 20 марта 2015 года, которым постановлено:

взыскать с общества с ограниченной ответственностью "Зетта Страхование" в пользу Е.А. Мироновой страховое возмещение в размере 425089 рублей 53 копейки, понесенные расходы за услуги оценщика в сумме 10000 рублей, за услуги представителя в размере 15000 рублей, почтовые расходы в сумме 197 рублей 55 копеек и штраф в пользу потребителя в сумме 70000 рублей.

Взыскать общества с ограниченной ответственностью "Зетта Страхование" в доход государства государственную пошлину в размере 7450 рублей 89 копеек.

Взыскать общества с ограниченной ответственностью "Зетта Страхование" в пользу ООО "Центр Независимой Оценки "ЭКСПЕРТ" расходы на проведение экспертизы в сумме 30000 рублей.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, заслушав объяснения представителя общества с ограниченной ответственностью "Зетта Страхование" Р.Р. Сафина в поддержку доводов жалобы, представителя Е.А. Мироновой - А.Н. Гимадутдинова, возражавшего против доводов жалобы, суд апелляционной инстанции

УСТАНОВИЛ:

А.Н. Гимадутдинов, действуя в интересах Е.А. Мироновой, обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Зетта Страхование" (далее - ООО "Зетта Страхование") о взыскании страхового возмещения.

В обоснование заявленных требований указано, что 16 февраля 2014 года произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля Mitsubishi Outlander, принадлежащего Р.Р. Ахмадуллиной, и автомобиля Mazda 6, под управлением Д.А. Худова.

В результате случившегося происшествия автомобилю Mitsubishi Outlander были причинены механические повреждения.

23 октября 2013 года между Р.Р. Ахмадуллиной и ООО СК "Цюрих" (прежнее наименование ООО "Зетта Страхование") был заключен договор добровольного страхования данного транспортного средства.

Согласно независимой оценке стоимость восстановительного ремонта застрахованного автомобиля без учета износа составила 503685 рублей 5 копеек.

20 августа 2014 года между Р.Р. Ахмадуллиной и Е.А. Мироновой был заключен договор уступки права требования, в соответствии с которым, истица получила право требования с ответчика всех расходов в результате дорожно-транспортного происшествия от 16 февраля 2014 года.

Представитель Е.А. Мироновой просил суд взыскать с ответчика страховое возмещение в счет стоимости восстановительного ремонта автомобиля в размере 503685 рублей 5 копеек, расходы на оплату услуг оценщика в размере 10000 рублей, расходы на оплату услуг представителя в размере 20000 рублей, почтовые расходы в размере 197 рублей 55 копеек, а также штраф в размере 50 процентов от присужденной судом суммы.

Представитель ООО "Зетта Страхование" иск не признал.

Третьи лица - Р.Р. Ахмадуллина и Д.А. Худов в суд не явились.

Суд принял вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе представитель ООО "Зетта Страхование", выражая несогласие с решением суда, просит его отменить. Также просит признать договор уступки права требования ничтожным, применив последствия недействительности ничтожной сделки. В случае отказа в удовлетворении данного требования - применить положения статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации ко всем требованиям истицы, назначить повторную комплексную судебную экспертизу. При этом указывает, что в соответствии с Правилами добровольного страхования ООО СК "Цюрих" от 28 июня 2012 года договор страхования прекращает свое действие в случае неуплаты или неполной оплаты очередного страхового взноса. Оплата второго страхового взноса страхователем в оговоренный договором срок (23 января 2014 года) не была произведена. Таким образом, заявленное событие произошло после прекращения договора страхования. Следовательно, договор уступки права требования является незаключенным. Кроме того, оспаривая факт наступления страхового случая, критикует заключение эксперта, которое взял суд за основу постановления решения. Также считает необоснованным отказ суда в назначении повторной экспертизы. Полагает, что Р.Р. Ахмадуллина, продав 1 октября 2014 года свой автомобиль, тем самым уклонилась от проведения экспертизы. В жалобе также отмечено, что автомобиль застрахован на условиях осуществления ремонта на станции технического обслуживания (далее - СТО) по выбору страхователя или на основании калькуляции страховщика. Истица отказалась от выплаты страхового возмещения по калькуляции страховщика, поэтому по условиям упомянутых Правил формой возмещения ущерба является ремонт на СТО. Е.А. Мироновой не соблюден досудебный порядок урегулирования спора.

В то же время автор жалобы просит, применив положения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, снизить размер определенного ко взысканию штрафа.

В суде апелляционной инстанции представитель страховой компании апелляционную жалобу поддержал по изложенным в ней основаниям.

Представитель истицы против удовлетворения жалобы возражал.

Судебная коллегия считает, что решение суда подлежит оставлению без изменения.

На основании пункта 1 статьи 929 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Статьей 13 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" установлено, что за нарушение прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) несет ответственность, предусмотренную законом или договором.

При удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Из разъяснений, содержащихся в пунктах 1, 2 и 45 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 года N 20 "О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан", следует, что отношения по добровольному страхованию имущества граждан регулируются нормами главы 48 "Страхование" Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), Законом Российской Федерации от 27 ноября 1992 года N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" (далее - Закон об организации страхового дела) и Законом Российской Федерации от 7 февраля 1992 года N 2300-1 "О защите прав потребителей" (далее - Закон о защите прав потребителей) в части, не урегулированной специальными законами.

На договоры добровольного страхования имущества граждан Закон о защите прав потребителей распространяется лишь в случаях, когда страхование осуществляется исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Если суд удовлетворил требования страхователя (выгодоприобретателя) в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке страховщиком, он взыскивает со страховщика в пользу страхователя (выгодоприобретателя) штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду (пункт 6 статьи 13 Закона).

Судам следует иметь в виду, что применение статьи 333 ГК РФ возможно лишь в исключительных случаях, когда подлежащий уплате штраф явно несоразмерен последствиям нарушенного обязательства, по заявлению ответчика с указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера штрафа является допустимым.

Установлено, что 23 октября 2013 года между Р.Р. Ахмадуллиной и ООО СК "Цюрих" был заключен договор добровольного страхования принадлежащего ей автомобиля Mitsubishi Outlander по риску "ущерб" с установлением страховой суммы в размере 750000 рублей.

Способ возмещения причиненного застрахованному имуществу вреда определен непосредственно в подписанном полисе страхования в виде ремонта автомобиля на СТО по выбору страхователя или на основании калькуляции страховщика.

Согласно указанному страховому полису оплата страховой премии производится в рассрочку следующим образом: первый взнос до 23 октября 2013 года в размере 63290 рублей, второй взнос до 23 января 2014 года в размере 61248 рублей.

16 февраля 2014 года случилось дорожно-транспортное происшествие с участием принадлежащего Р.Р. Ахмадуллиной автомобиля Mitsubishi Outlander и автомобиля Mazda 6, под управлением Д.А. Худова. Вследствие чего названные транспортные средства получили механические повреждения.

20 августа 2014 года между Р.Р. Ахмадуллиной и Е.А. Мироновой был заключен договор уступки права требования страхового возмещения, процентов, судебных расходов, штрафа, возникшего вследствие наступления вышеотмеченного страхового случая.

Согласно отчету ООО "АвтоЭксперт" стоимость восстановительного ремонта автомобиля Mitsubishi Outlander без учета износа составила 503685 рублей 5 копеек.

В процессе рассмотрения дела по ходатайству представителя ответчика судом в ООО "Центр Независимой Оценки "Эксперт" была назначена судебная экспертиза.

По заключению эксперта названной организации образование внешних, а также скрытых, внутренних повреждений автомобиля Mitsubishi Outlander в результате дорожно-транспортного происшествия от 16 февраля 2014 года, исходя из представленных материалов дела возможно в случае, если препятствие по твердости не уступало металлу и превышало высоту клиренса автомобиля, а также в случае выезда автомобиля за пределы асфальтового покрытия на обочину с рыхлым грунтом, что привело бы к снижению высоты клиренса автомобиля; стоимость восстановительного ремонта транспортного средства без учета износа составляет 486337 рублей 53 копейки.

Поскольку установленные в процессе рассмотрения дела обстоятельства свидетельствуют о наступлении страхового случая, а обязательства по договору страхования по выплате страхового возмещения страховщиком не исполнены, суд принял правильное решение о взыскании в пользу истицы страхового возмещения в вышеуказанном размере.

Постановляя решение о взыскании со страховой компании штрафа (с применением статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя, суд также принял соответствующее закону решение.

Основания для взыскания штрафа имелись, поскольку ответчик не удовлетворил заявленные истицей требования в добровольном порядке.

Поскольку спор в итоге разрешен в пользу Е.А. Мироновой суд пришел к верному выводу о возмещении ей за счет ответчика судебных расходов.

Судебная коллегия с указанными выводами суда согласна, поскольку они основаны на законе, правильном определении юридически значимых обстоятельств по делу, их тщательном исследовании и правильной оценке совокупности имеющихся в деле доказательств.

Доводы апелляционной жалобы о том, что страхователь Р.Р. Ахмадуллина просрочила уплату очередного страхового взноса, в связи с чем договор страхования прекратил свое действие на основании пункта 8.12.3 Правил страхования, на правильность вынесенного решения не влияют.

В соответствии со статьей 309 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Статьей 310 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Согласно пункту 1 статьи 452 Гражданского кодекса Российской Федерации Российской Федерации соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное.

Пунктом 3 статьи 954 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что если договором страхования предусмотрено внесение страховой премии в рассрочку, договором могут быть определены последствия неуплаты в установленные сроки очередных страховых взносов.

В силу статьи 407 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором.

Прекращение обязательства по требованию одной из сторон допускается только в случаях, предусмотренных законом или договором.

Проанализировав положения вышеозначенных Правил страхования, судебная коллегия с учетом приведенных норм законодательства приходит к выводу о том, что нарушение страхователем обязанности по уплате очередного страхового взноса не может рассматриваться как основание для отказа от договора страхования, влекущего его прекращение.

Необходимо также указать, что соответствующие последствия применительно к пункту 3 статьи 954 Гражданского кодекса Российской Федерации не могут быть связаны с автоматическим прекращением действия договора страхования, который в случае нарушения его условий со стороны страхователя, согласно пунктам 1 и 2 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации, может быть расторгнут лишь по соглашению сторон, а при недостижении соглашения - в судебном порядке.

Неуплата страхователем страховой премии в установленные договором страхования сроки в соответствии со статьями 450, 451 Гражданского кодекса Российской Федерации является основанием для расторжения договора страхования, однако не прекращает действия договора страхования в связи с невнесением очередного платежа.

При этом согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенным в пункте 30 постановления от 27 июня 2013 года N 20 "О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан", в случае, если страховщик не воспользовался правом на расторжение договора добровольного страхования имущества в связи с неуплатой очередного страхового взноса, он не может отказать в выплате страхового возмещения, однако вправе зачесть сумму просроченного страхового взноса при определении размера подлежащего выплате страхового возмещения по договору страхования имущества (статья 954 ГК РФ). Страховщик, не выразивший свою волю на отказ от исполнения договора, вправе обратиться в суд с требованием о взыскании просроченного страхователем очередного страхового взноса.

Таким образом, поскольку страховщик в установленном порядке за расторжением договора страхования не обращался, суд первой инстанции, принял обоснованное решение о взыскании с него в пользу истицы страхового возмещения, правомерно определив его размер с зачетом суммы просроченного страхового взноса.

При этом, как видно из материалов дела, страховщик изначально не заявлял о прекращении договора страхования ввиду неуплаты очередного страхового взноса и не отказывал в выплате страхового возмещения по данному основанию. Напротив, организовал проведение независимой оценки причиненного застрахованному автомобилю ущерба (л.д. 43-51), в процессе рассмотрения настоящего дела (возбужденного 2 октября 2014 года), оспаривая возможность образования заявленных повреждений и размер ущерба, представитель ответчика ходатайствовал о назначении экспертизы, в случае удовлетворения исковых требований, полагал необходимым исключение из страхового возмещения, в том числе суммы неуплаченного страхового взноса в размере 61248 рублей (л.д. 161 оборот).

Необходимо также указать, что о прекращении действия договора страхования представителем ООО "Зетта Страхование" было заявлено лишь в судебном заседании от 20 марта 2015 года.

Эти обстоятельства свидетельствуют о том, что по данному договору страхования ответчик не считал его прекращенным на момент повреждения автомобиля.

Доводы апелляционной жалобы, сводящиеся к несогласию с заключением судебной экспертизы, основанием для ее удовлетворения служить не могут.

Так, экспертиза проведена на основании определения суда, эксперт до начала производства исследования был предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по статье 307 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Компетентность эксперта у суда сомнений не вызвала. Эксперт руководствовался действующими методиками на основании тех доказательств, которые ему были предоставлены судом и сторонами.

Экспертное заключение, полностью соответствует требованиям статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. В заключении приведены выводы эксперта об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела.

Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции с учетом обстоятельств рассматриваемого дела пришел к правильному выводу о том, что указанное заключение судебной экспертизы соответствует требованиям закона о допустимости доказательств.

В решении заключению судебной экспертизы судом дана соответствующая оценка, с которой судебная коллегия согласна.

Оснований для иной правовой оценки обстоятельств имевшего место события и его последствий, совокупности имеющихся в деле доказательств по доводам жалобы не усматривается.

Исходя из положений статьи 5, части 1 статьи 67, части 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, только суду принадлежит право оценки доказательств при принятии решения. Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Вопросы сбора доказательств по конкретному делу разрешаются судом, рассматривающим дело по первой инстанции. При этом никакой орган не вправе давать суду указания относительно объема доказательств, необходимых по этому делу.

Поскольку при принятии решения суд располагал достаточным объемом допустимых доказательств, необходимости в назначении повторной экспертизы у него не имелось.

С учетом изложенного нарушений норм процессуального права в связи с отказом в удовлетворении ходатайства о назначении повторной экспертизы, а также оснований для ее проведения при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции не усматривается.

Требования, содержащиеся в апелляционной жалобе, о признании договора уступки права требования ничтожным, применении последствий недействительности ничтожной сделки, а также положений статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации ко всем требованиям истицы, судебной коллегией не принимаются, поскольку в процессе рассмотрения дела судом первой инстанции данные вопросы не ставились.

По правилам части 4 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации новые требования, которые не были предметом рассмотрения в суде первой инстанции, не принимаются и не рассматриваются судом апелляционной инстанции.

Кроме того, обстоятельства дела не свидетельствуют о наличии в действиях истицы злоупотребления правом.

Указание в жалобе о том, что Р.Р. Ахмадуллина, продав 1 октября 2014 года свой автомобиль, тем самым уклонилась от проведения экспертизы, является неосновательным, поскольку экспертиза по делу была назначена определением суда от 27 октября 2014 года, в материалах дела не представлено достаточных и допустимых доказательств, подтверждающих ее уклонение от проведения экспертизы.

Доводы представителя ответчика в жалобе о том, что истица отказалась от выплаты страхового возмещения по калькуляции страховщика, следовательно, по условиям Правил страхования формой возмещения ущерба является ремонт на СТО, также не влекут отмену решения суда.

По мнению судебной коллегии, указание в договоре страхования на возможность выплаты страхового возмещения на основании калькуляции страховщика не может служить обстоятельством, лишающим лицо права на полное возмещение реального ущерба, причиненного имуществу.

Обязательный досудебный порядок урегулирования спора по данной категории дел действующим законодательством не предусмотрен, истица вправе самостоятельно избрать способ восстановления нарушенных прав, а потому соответствующие доводы жалобы подлежат отклонению.

Заявление в жалобе об уменьшении подлежащей взысканию суммы штрафа, не может быть принято во внимание.

На основании статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации суд вправе уменьшить неустойку, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

По мнению суда апелляционной инстанции, предусмотренный статьей 13 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" штраф имеет гражданско-правовую природу и по своей сути является предусмотренной законом мерой ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств, то есть является формой предусмотренной законом неустойки.

С учетом этого применение статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации возможно при определении размера как соответствующей неустойки, так и штрафа, предусмотренного Законом Российской Федерации "О защите прав потребителей".

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 42 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 года N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", при решении вопроса об уменьшении неустойки необходимо иметь в виду, что размер неустойки может быть уменьшен судом только в том случае, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в определении от 15 января 2015 года N 7-О, пункт 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает право суда уменьшить неустойку, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства. Предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, то есть, по существу, - на реализацию требования статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 24 июня 2009 года N 11-П также указал, что в силу статей 17 (часть 3) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации исходящее из принципа справедливости конституционное требование соразмерности установления правовой ответственности предполагает в качестве общего правила ее дифференциацию в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при применении взыскания.

Исходя из вышеприведенных норм и разъяснений в их взаимосвязи, гражданское законодательство предусматривает неустойку в качестве способа обеспечения исполнения обязательств и меры имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение, а право снижения неустойки предоставлено суду в целях устранения явной ее несоразмерности последствиям нарушения обязательств.

В соответствии со статьей 55 Конституции Российской Федерации законодатель устанавливает основания и пределы необходимых ограничений прав и свобод гражданина в целях защиты прав и законных интересов других лиц.

Возложение законодателем на суды общей юрисдикции решения вопроса об уменьшении размера неустойки при ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательств вытекает из конституционных прерогатив правосудия, которое по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости (статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах).

Таким образом, явная несоразмерность заявленной неустойки последствиям нарушения обязательства является оценочной категорией, четких критериев ее определения применительно к тем или иным категориям дел законодательством не предусмотрено, в силу чего только суд на основании своего внутреннего убеждения вправе дать оценку указанному критерию, учитывая обстоятельства каждого конкретного дела.

С учетом этого суд при определении размера подлежащей взысканию неустойки вправе применить пункт 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации и снизить ее размер в случае установления явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения ответчиком обязательств, что соответствует основывающемуся на общих принципах права, вытекающих из Конституции Российской Федерации, требованию о соразмерности ответственности.

Принимая во внимание компенсационный характер гражданско-правовой ответственности, под соразмерностью суммы штрафа последствиям нарушения обязательства Гражданский кодекс Российской Федерации предполагает выплату истцу такой компенсации его потерь, которая будет адекватна и соизмерима с нарушенным интересом.

Исходя из анализа всех обстоятельств дела, принимая во внимание срок, в течение которого обязательство не исполнялось, судебная коллегия полагает, что размер подлежащего взысканию штрафа соразмерен последствиям нарушенного ответчиком обязательства. Убедительных доводов, которые бы свидетельствовали о наличии оснований для снижения штрафа, представителем ответчика не приведено.

Иные доводы жалобы также не содержат имеющих правовое обоснование мотивов, по которым можно было бы усомниться в законности и обоснованности обжалуемого решения.

В целом доводы апелляционной жалобы направлены на переоценку представленных сторонами и добытых судом доказательств, должным образом исследованных и оцененных судом первой инстанции, при этом выводов суда не опровергают, фактически являются позицией автора жалобы, что не может рассматриваться в качестве основания для отмены постановленного решения.

Судебная коллегия считает, что при разрешении спора судом первой инстанции правильно применены нормы материального и процессуального права, решение суда не противоречит собранным по делу доказательствам, а апелляционная жалоба не содержит доводов, опровергающих выводы суда, по вышеизложенным обстоятельствам.

При таком положении оснований для удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.

Исходя из изложенного, руководствуясь статьей 199, пунктом 1 статьи 328, статьей 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции

ОПРЕДЕЛИЛ:

решение Ново-Савиновского районного суда города Казани от 20 марта 2015 года по данному делу оставить без изменения; апелляционную жалобу представителя ООО "Зетта Страхование" Р.Р. Сафина - без удовлетворения.

Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в шестимесячный срок в кассационном порядке.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.