Апелляционное определение СК по гражданским делам Кировского областного суда от 19 августа 2015 г. по делу N 33-3334/2015 (ключевые темы: субсидиарная ответственность - размер компенсации морального вреда - Министерство здравоохранения РФ - нравственные страдания - причинение вреда)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Кировского областного суда от 19 августа 2015 г. по делу N 33-3334/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам Кировского областного суда в составе председательствующего Аносовой Е.Н.,

судей Ждановой Е.А., Мамаевой Н.А.,

при секретаре Халявиной В.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Кирове 19 августа 2015 года гражданское дело по апелляционной жалобе К. и К. на решение Ленинского районного суда г. Кирова от 22 апреля 2015 года, которым с учетом дополнительного решения от 11.06.2015 года с ответчика КОГБУЗ " "КИКБ"" в пользу Копанева В.А. взыскана компенсация морального вреда в размере "данные изъяты" руб., расходы на погребение в размере "данные изъяты".; в пользу Копаневой Т.В. взыскана компенсация морального вреда в размере "данные изъяты" руб.; в удовлетворении остальной части исковых требований и в удовлетворении требований к Кировской области в лице Департамента здравоохранения Кировской области отказано; с ответчика КОГБУЗ " "КИКБ"" взыскана госпошлина в пользу бюджета МО "Город Киров" в размере "данные изъяты".

Заслушав доклад судьи областного суда Аносовой Е.Н., объяснения К. и К. и их представителя О.П. поддержавших доводы жалобы и полагавших решение суда подлежащим изменению, объяснения представителя КОГБУЗ " "КИКБ"" по доверенности А.А. объяснения представителя Министерства здравоохранения Кировской области по доверенности Ю.А. заключение прокурора Шибановой Н.Е., полагавших решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

К. и К ... обратились в суд с иском к КОГБУЗ " "КИКБ"", Кировской области в лице департамента здравоохранения Кировской области о возмещении расходов на погребение и морального вреда. В обоснование требований указали, что "дата" их несовершеннолетний сын А., "дата" года рождения был доставлен бригадой скорой помощи в КОГБУЗ " "КИКБ"" (далее КОГБУЗ "КИКБ") в связи с высокой температурой и помещён на стационарное лечение. Лечащим врачом М. выставлен диагноз: "острое респираторное заболевание, острый фарингит" и назначено лечение. В период с "дата" по "дата" состояние ребенка ухудшалось, в ночь на "дата" он впал в коматозное состояние и был переведен в отделение реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ) данного лечебного учреждения, где ему поставили диагноз: "острый менингоэнцефалит". В ОРИТ А. находился "данные изъяты" суток, его стояние не улучшалось, "дата" он умер.

"дата" следственным отделом по Ленинскому району г. Кирова СУ СК РФ по Кировской области по факту смерти А. возбуждено уголовное дело по ч.2 ст. 109 УК РФ..

В рамках уголовного дела была проведена комплексная судебно-медицинская экспертиза в ФГБУ "Центр судебно-медицинской экспертизы" Минздрава России, согласно которой лечащим врачом М. несвоевременно выставлен правильный диагноз, поэтому лечение начато с опозданием.

Постановлением Ленинского районного суда г. Кирова от 11.12.2014 года уголовное преследование в отношении лечащего врача М. было прекращено по нереабилитирующему основанию вследствие акта об амнистии.

Юридическое лицо возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых обязанностей (ч.1 ст. 1068 ГК РФ). С "дата" М. работает в должности врача-инфекциониста 2 детского боксированного отделения. Также полагают, что субсидиарную ответственность несет казна Кировской области, поскольку Департамент здравоохранения Кировской области выполняет функции главного распорядителя бюджетных средств доходов областного бюджета в отношении подведомственных организаций в соответствии с установленными бюджетными полномочиями.

После смерти сына истцы испытали глубокие нравственные страдания, психотравмирующая ситуация привела к тому, что отец ребенка К. и К. оказался на стационарном лечении, появились боли в области сердца, выпадали волосы, случился гипертонический криз, приобрел гипертоническую болезнь, похудел на несколько килограммов, поседел, что подтверждается медицинскими документами. Истец до сих пор не может прийти в себя, нарушился сон, стал избегать встреч с людьми.

Истец К. и К. также испытала чувство горя, утраты, психотравмирующая ситуация привела к тому, что ей выставлен диагноз - гипотериоз, снизилось зрение, произошло отслоение сетчатки глаза. Также выявлены нарушения функции щитовидной железы, выставлен диагноз - вторичное бесплодие. По рекомендации специалистов проведена ограничительная лазерная коагуляции сетчатки глаза, что подтверждается медицинскими документами. У истицы нарушен сон, ей пришлось сменить место работы. Истцами также понесены расходы на погребение сына.

Просили взыскать с КОГБУЗ "КИКБ", а при недостаточности средств - с казны Кировской области в пользу истца К. и К. компенсацию морального вреда в размере "данные изъяты" руб., расходы на погребение "данные изъяты" руб., а всего "данные изъяты" руб.; в пользу К. и К. взыскать с КОГБУЗ "КИКБ", а при недостаточности средств - с казны Кировской области компенсацию морального вреда в размере "данные изъяты" руб., расходы на погребение "данные изъяты" руб., а всего "данные изъяты" рублей.

Судом постановлено вышеуказанное решение.

С решением суда К. и К. не согласны, просят его изменить, заявленные требования удовлетворить в полном объеме. В обоснование жалобы указали, что размер компенсации морального вреда, взысканный судом, не отвечает степени и характеру причиненных им нравственных и физических страданий, которые подробно отражены в исковом заявлении, полагают его чрезвычайно заниженным, ведь смерть ребенка самая страшная трагедия, которая может произойти в жизни человека.

Не согласны с выводом суда о том, что не подлежат удовлетворению требования о взыскании с ответчиков расходов на проведение поминальных обедов - девятый и сороковой дни, годины, поскольку сына они похоронили и поминали по своей Православной вере, что никак не противоречит ст.ст. 3,5 ФЗ "О погребении и похоронном деле". Поминальные обеды, наряду с другими необходимыми церковными обрядами, были совершены с учетом необходимости обеспечения достойного отношения к телу умершего и его памяти.

Согласно п.15 ст. 3 Федерального закона от 05.05.2014 N 99-ФЗ действие пунктов 5 и 6 ст. 123.22 ГК РФ в части установления субсидиарной ответственности собственника имущества бюджетного учреждения по обязательствам такого учреждения, связанным с причинением вреда гражданам, распространяется на правоотношения, возникшие также после 01 января 2011 года. Судом положения данного закона учтены не были, в связи с чем необоснованно отказано в удовлетворении требований о возложении субсидиарной на Кировскую область в лице Департамента здравоохранения Кировской области.

Прокуратурой Ленинского района г. Кирова в возражениях на апелляционную жалобу указано на законность и обоснованность решения суда.

КОГБУЗ " "КИКБ"", Министерством здравоохранения Кировской области (ранее Департамент финансов Кировской области) представлены в суд возражения на апелляционную жалобу, в которых указано на несостоятельность доводов жалобы, просят решении суда оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Заслушав объяснения участников процесса, исследовав материалы дела, обсудив доводы жалобы и возражений на нее, проверив законность и обоснованность решения, судебная коллегия не находит оснований для его отмены.

В соответствии со ст. 66 "Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан" (утв. ВС РФ 22.07.1993 N 5487-1) (ред. от 28.09.2010) в случаях причинения вреда здоровью граждан виновные обязаны возместить потерпевшим ущерб в объеме и порядке, установленных законодательством Российской Федерации.

В соответствии со ст. 68 "Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан" (утв. ВС РФ 22.07.1993 N 5487-1) (ред. от 28.09.2010) в случае нарушения прав граждан в области охраны здоровья вследствие недобросовестного выполнения медицинскими и фармацевтическими работниками своих профессиональных обязанностей, повлекшего причинение вреда здоровью граждан или их смерть, ущерб возмещается в соответствии с частью первой статьи 66 настоящих Основ.

По общему правилу, установленному пунктами 1 и 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. Законом обязанность вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Юридическое лицо возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых обязанностей (ч.1 ст. 1068 ГК РФ).

Согласно п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", ответственность юридического лица или гражданина, предусмотренная пунктом 1 статьи 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации, наступает за вред, причиненный его работником при исполнении им своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей на основании заключенного трудового договора (служебного контракта).

Пунктом 9 ст. 16 Федерального закона РФ "Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации" от 29 ноября 2010 г. N326-ФЗ также определено, что возмещение медицинской организацией ущерба, причиненного в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением ею обязанностей по организации и оказанию медицинской помощи, происходит в соответствии с законодательством РФ.

В соответствии со ст. 151 Гражданского кодекса РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно ст. 1101 Гражданского кодекса РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Статьей 1094 ГК РФ предусмотрено, что лица, ответственные за вред, вызванный смертью потерпевшего, обязаны возместить необходимые расходы на погребение лицу, понесшему эти расходы.

Из материалов дела следует, что "дата" в 17 час. 05 мин. несовершеннолетний А. поступил в КОГБУЗ " "КИКБ"" с жалобами на повышение температуры до "данные изъяты" при отсутствии катаральных явлений (кашля, насморка). При поступлении в больницу лечащим врачом-инфекционистом "данные изъяты" боксированного отделения М. ему поставлен диагноз "острое респираторное заболевание, острый фарингит".

Впоследствии А. стало хуже, он был переведен в реанимационное отделение, где "дата" умер.

К. и К. - родители умершего обратились в суд с настоящим исковым заявлением.

Проверяя доводы иска о наличии вины в действиях ответчика, приведших к смерти А. суд исходит из следующего.

"дата" следственным отделом по Ленинскому району г. КироваСУ СК РФ по Кировской области по факту смерти А. было возбуждено уголовное дело N по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК РФ, в рамках которого назначена комплексная судебно-медицинская экспертиза.

Из заключения экспертизы N от "дата" года, проведенной в ФГБУ "Российский центр судебно-медицинской экспертизы" Минздрава России следует, что на момент госпитализации А. в КОГБУЗ "КИКБ" и осмотра лечащим врачом М. у него уже имелось поражение центральной нервной системы - менингоэнцефалит. Однако М. менингоэнцефалит у А. диагностирован несвоевременно, что привело к несвоевременному назначению патогенетически правильного лечения. Несвоевременное назначение правильного лечения врачом М. привело к тому, что заболевание центральной нервной системы А. продолжало прогрессировать в условиях отсутствия правильного лечения, и, в конечном итоге, привело к наступлению смерти А.

При своевременно назначенном патогенетически правильном лечении возможность сохранения жизни А. имелась. Между несвоевременным оказанием А. лечащим врачом М. патогенетически правильной медицинской помощи и возникновением осложнений, а в последующем наступлением смерти имеется прямая причинная связь.

В ходе предварительного расследования органы следствия пришли к выводу, что лечащий врач М. при оказании медицинской помощи А. с "данные изъяты" мин. "дата" до "данные изъяты" мин. "дата". во втором отделении КОГБУЗ "КИКБ", расположенном по адресу: "адрес", не организовала своевременное и квалифицированное обследование и лечение больного, то есть не надлежаще исполнила свои профессиональные обязанности, вследствие чего по неосторожности в форме небрежности причинила Копаневу А. смерть, т.е. совершила преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 109 УК РФ.

"дата" уголовное дело по обвинению М. с обвинительным заключением направлено в Ленинский районный суд г. Кирова.

Постановлением Ленинского районного суда г. Кирова от 11.12.2014 года уголовное преследование и уголовное дело в отношении М. обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК РФ, прекращены вследствие акта об амнистии (Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 18.12.2013 г. N 3500-6 ГД "Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции РФ", на основании п. 3 ч.1 ст.27, ч. 4 ст. 24 УПК РФ).

Оценив представленные доказательства в их совокупности по правилам ст. 67 ГПК РФ, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что последствие лечения как смертельный исход, имело место при ненадлежащем выполнении своих профессиональных обязанностей медицинским персоналом ответчика, наличие причинно-следственной связи между оказанием работником ответчика М. медицинской помощи А. и его смертью подтверждается заключением экспертизы, допущенные дефекты оказания ею медицинской помощи явились неблагоприятными условиями, способствовавшими наступлению смерти А. при этом прекращение уголовного дела в отношении М. по нереабилитирующему основанию не опровергает факта причинения истцам морального вреда действиями ответчика, в связи с чем суд обоснованно возложил обязанность по возмещению вреда на КОГБУЗ "КИКБ".

Решение суда в части определения ответственности ответчика КОГБУЗ "КИКБ", как работодателя, не оспаривается.

Разрешая вопрос о размере компенсации морального вреда, подлежащей взысканию в пользу истцов, суд принял во внимание характер и степень нравственных и физических страданий причиненных им гибелью сына, его несовершеннолетний возраст, факт совместного проживания с сыном на момент его смерти, невосполнимость утраты, учел фактические обстоятельства дела, характер и степень вины М. в форме неосторожности, требования разумности и справедливости, взыскав с ответчика КОГБУЗ "КИКБ" компенсацию морального вреда по "данные изъяты" рублей в пользу каждого истца.

Судебная коллегия соглашается с размером определенной судом первой инстанции компенсации морального вреда, оснований к ее увеличению по доводам апелляционной жалобы не усматривается. По мнению судебной коллегии, присуждение каждому из истцов компенсации морального вреда в размере "данные изъяты" рублей полностью отвечает положения ст. ст. 151, 1101 ГК РФ и является справедливым.

Рассматривая требования истцов о взыскании расходов на погребение, суд, руководствуясь ст. 1094 ГК РФ, ст.ст. 3,5 Федерального закона N 8-ФЗ "О погребении и похоронном деле" от 12.01.1996 года, Рекомендациями о порядке похорон и содержании кладбищ в Российской Федерации МДК 11-01.2002, обоснованно взыскал с ответчика расходы на погребение в размере "данные изъяты" рублей, подтвержденные стороной истца документально. При этом правильно отказал во взыскании расходов, связанных с проведением поминальных обедов на 9-й день, 40-й день и на годины указав, что данные расходы выходят за пределы обрядовых действий по непосредственному погребению тела, их возмещение законом не предусмотрено. Доводы жалобы в этой части судебная коллегия отклоняет как несостоятельные и основанные на неверном толковании норм права.

Доводы жалобы о возложении субсидиарной ответственности на Кировскую область, как собственника имущества КОГБУЗ "КИКБ", судебная коллегия находит заслуживающими внимания, однако, оснований для удовлетворения требований истцов в указанной части при рассмотрении настоящего иска не усматривает в силу следующего.

В соответствии с пунктами 5, 6 статьи 123.22 ГК РФ бюджетное учреждение отвечает по своим обязательствам всем находящимся у него на праве оперативного управления имуществом, в том числе приобретенным за счет доходов, полученных от приносящей доход деятельности, за исключением особо ценного движимого имущества, закрепленного за бюджетным учреждением собственником этого имущества или приобретенного бюджетным учреждением за счет средств, выделенных собственником его имущества, а также недвижимого имущества независимо от того, по каким основаниям оно поступило в оперативное управление бюджетного учреждения и за счет каких средств оно приобретено.

По обязательствам бюджетного учреждения, связанным с причинением вреда гражданам, при недостаточности имущества учреждения, на которое в соответствии с абзацем первым настоящего пункта может быть обращено взыскание, субсидиарную ответственность несет собственник имущества бюджетного учреждения.

Согласно п.15 ст. 3 Федерального закона от 05.05.2014 N 99-ФЗ действие пунктов 5 и 6 ст. 123.22 ГК Российской Федерации в части установления субсидиарной ответственности собственника имущества бюджетного учреждения по обязательствам такого учреждения, связанным с причинением вреда гражданам, распространяется на правоотношения, возникшие после 1 января 2011 года, т.е. применяются к возникшим между сторонами правоотношениям (смерть А. наступила "дата" года).

Согласно Устава КОГБУЗ "КИКБ" от 2011 года учредителем и собственником имущества Учреждения является "адрес", функции и полномочия учредителя выполняет Департамент здравоохранения Кировской области. Функции и полномочия собственника имущества Учреждения выполняет орган по управлению государственной собственностью Кировской области, в настоящее время в связи с переименованием - Министерство государственного имущества Кировской области.

Поскольку недостаточность имущества бюджетного учреждения, на которое может быть обращено взыскание, не являлось предметом рассмотрения судом первой инстанции настоящего иска, а документы, представленные ответчиком в суд апелляционной инстанции о финансовом положении КОГБУЗ "КИКБ" не являются допустимыми доказательствами, а также учитывая, что возмещение вреда подлежит непосредственно с казны субъекта Российской Федерации, представление интересов которой возложено на соответствующий финансовый орган, не привлеченный к участию в настоящем процессе, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения требований истцов о возложении субсидиарной ответственности на Кировскую область, как на собственника имущества бюджетного учреждения.

Таким образом, обстоятельства, имеющие значение для дела, судом установлены правильно, исследованным доказательствам оценка дана в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ.

Нарушений норм материального и процессуального права, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ и влекущих отмену или изменение решения, судом первой инстанции не допущено.

Оснований для отмены решения суда в пределах доводов апелляционной жалобы судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Ленинского районного суда г. Кирова от 22 апреля 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий - Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.