Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 14 сентября 2015 г. по делу N 33-3493/2015

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 14 сентября 2015 г. по делу N 33-3493/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РД в составе: председательствующего Сидоренко М.И., судей Гомленко Н.К. и Галимовой Р.С.,

при секретаре Магомедовой Х.М.

при рассмотрении апелляционной жалобы представителя ОАО "Газпромбанк" Мусаева С.С. на решение Кировского районного суда г. Махачкалы от 7 мая 2015 года, которым постановлено:

"Исковые требования Б.а Б. Д., Бийбулатова Д. Д., Бийбулатовой К. Д., Аджиевой У. Д. к Б. Д. Б. об изменений долей жилого дома и частичной отмены государственной регистрации., удовлетворить.

Установить доли домовладения местоположением г. Махачкала "адрес", приобретенного входе исполнения Договора простого товарищества, являющегося общей долевой собственностью Б.у Б., Д., Бийбулатову Далгатужамматовичу, Бийбулатовой К. Д., Аджиевой У. Д. и Б. Д. Б. каждому равной - 1/5 дома и признать за каждым право собственности на 1/5 дома.

Признать незаконными действия Б. Д. Б. по оформлению права собственности на жилой дом общей площадью 669.4 кв.м. и нежилые помещения общей площадью 335.3 кв.м. местоположением по адресу г. Махачкала "адрес", в части превышающей 1/5 части дома, согласно свидетельств о государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество за кадастровым номером "." от 22.04.2011 года и кадастровым номером "." от25.04.2011 года".

Заслушав доклад судьи Верховного суда РД Гомленко Н.К., объяснения представителя Бийбулатовых Б.Д., К.Д., Д.Д., Аджиевой У.Д.- Аджиева Н.Н. (доверенность в деле), просившего решение суда оставить без изменения, объяснения представителя ОАО " Газпромбанк" Мусса С.С. ( доверенность на л.д. 97), просившего решение суда отменить, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Бийбулатов Б.Д., Бийбулатов Д.Д., Бийбулатова К.Д., Аджиева У.Д. обратились в суд с иском к Б. Д. Б. с иском об установлении доли в домовладении, расположенном по адресу: г.Махачкала, "адрес", приобретенного в ходе исполнения Договора простого товарищества от 2006 г., являющегося общей долевой собственностью Б.а Б. Д., Бийбулатова Д. Д., Бийбулатовой К. Д., Аджиевой У. Д. и Б. Д. Б., просили признать за каждым право собственности на 1/5 дома, признать незаконными действия Б. Д. Б. по оформлению права собственности на жилой дом, общей площадью 669.4 кв.м. и нежилые помещения, общей площадью 335.3 кв.м., местоположенные по адресу: г. Махачкала, "адрес", в части превышающей 1/5 части дома, согласно свидетельств о государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество за кадастровым номером "." от 22.04.2011 года и кадастровым номером "." от 25.04.2011 года.

В обоснование иска ссылались на то, что они Б. Б. Д., Бийбулатов Д. Д., Бийбулатова К. Д. и Аджиева У. Д. и ответчик Б. Д. Б. являются долевыми собственниками жилого дома, расположенного по адресу: г.Махачкала, "адрес", приобретенного в исполнение договора о простом товариществе от 2006 г., заколюченного между ними. Согласно п.1.2 договора простого товарищества от 11.05.2006 г., доли каждого из них были оговорены равнозначными для всех участников договора (равные доли на всех участников строительства). Указанные доли должны были быть зарегистрированы после окончания строительства дома и зарегистрированы на праве долевой собственности по 1/5 доли за каждым товарищем.

Однако ответчик Б. Д. Б. после окончания строительства дома, без согласия остальных участников долевого строительства зарегистрировал на свое имя все домовладение и получил свидетельство о государственной регистрации права собственности на все три этажа дома и земельный участок, находящийся по адресу: г. Махачкала, "адрес".

Регистрация права осуществлена в нарушение п.п. 2.3 и 4.5 Договора, согласно которому доля каждого участника - товарища должна составлять 1/5 дома, т.е. Б. Б. Д. - 1/5 дома, Бийбулатов Д. Д ... - 1/5 дома, Бийбулатова К. Д. - 1/5 дома, Аджиева У. Д ... -1/5 дома, Б. Д. Б ... - 1/5 дома.

Судом постановлено указанное выше решение.

В апелляционной жалобе представитель ОАО "Газпромбанк" Мусаев С.С., срок для подачи апелляционной жалобы которому восстановлен определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РД от 24 июня 2015 г. ( л.д. 134) просит решение суда отменить, ссылаясь на то, что дело рассмотрено без их участия, в то время как решение суда затрагивает их права и интересы, спорный дом находится в залоге у Банка, поскольку Бийбулатов Д. получил кредит в банке и не возвращает его в установленные сроки. Право долевой собственности на спорное домовладение не может быть признано за истцами в связи с отсутствием государственной регистрации их права общей собственности на построенный дом. Поскольку земельный участок принадлежит на праве собственности Бийбулатову Д., то право собственности на жилой дом, построенный простыми товарищами по согласию с собственником земельного участка, может быть признано только за собственником земельного участка.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что между истцами и ответчиком 11 мая 2006 г. был заключен договор простого товарищества, согласно которому Б. Б. Д., именуемый в дальнейшем Первый товарищ; Бийбулатов Д. Д. (Второй товарищ); Бийбулатова К. Д. (Третий товарищ); Аджиева У. Д. (Четвертый товарищ), Б. Д. Б. (Пятый товарищ), обязуются совместно действовать для совместного строительство дома, по адресу: г.Махачкала, "адрес". Согласно п.12. договора для достижения общей цели Товарищи вносят вклады: первый товарищ - денежные средства в размере "." тысяч) рублей, п.12.1. второй товарищ - денежные средства в размере ".") рублей; п.1.2.2.третий товарищ - денежные средства в размере "." тысяч) рублей, п.1.2.3.четвертый товарищ - денежные средства в размере ".") рублей; п.1.2.4. пятый товарищ - земельный участок, площадью 345 кв. м., расположенный по адресу г.Махачкала, "адрес", являющийся его собственностью на основании договора дарения от "дата" г., свидетельстве о государственной регистрации права серии ".", который считается равным взносу - денежным средствам в размере ".") рублей.

Из материалов дела следует, что после окончания строительства 3-этажного дома, расположенного по "адрес". Махачкалы, один из товарищей - ответчик Б. Д. зарегистрировал право личной собственности на указанное здание и получил свидетельство о государственной регистрации права "адрес" от 22.04.2011г. на нежилые помещения, расположенные на первом этаже, площадью 335.3 кв.м., по адресу: РД, г. Махачкала, "адрес", кадастровый номер "."-351, а также свидетельство о государственной регистрации права собственности "." от 25.04.2011г. на жилой дом, площадью 669.4 кв.м., расположенный на втором и третьем этажах дома по указанному адресу, кадастровый номер "." ( л.д. 6,5).

Суд пришел к выводу, что право собственности на 3-этажный дом зарегистрировано за ответчиком Бийбулатовым Д.Д. с нарушением прав простых товарищей - истцов по делу, которые в силу указанного договора о простом товариществе договорились о создании общей собственности в равных долях, для этого вкладывали совместно деньги в строительство дома, несли равные расходы, договором была оговорена доля каждого из них - по 1/5 в созданном имуществе.

Однако этот вывод суда постановлен при неправильном применении и толковании норм материального права.

Согласно ст. 244 ГК РФ по соглашению участников совместной собственности, а при не достижении согласия по решению суда на общее имущество может быть установлена долевая собственность этих лиц.

Согласно ст. 1041 ГК РФ, по договору простого товарищества ( договору о совместной деятельности) двое или несколько лиц ( товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной цели, не противоречащей закону.

Согласно ст. 1042 ГК РФ, вкладом товарища признается все то, что он вносит в общее дело, в том числе деньги, иное имущество, профессиональные и иные знания, навыки и умения, а также деловая репутация и деловые связи. Вклады товарищей предполагаются равными по стоимости, если иное не следует из договора простого товарищества или фактических обстоятельств. Денежная оценка вклада производится по соглашению между товарищами.

Статьей 1043 ГК РФ предусмотрено, что внесенное товарищами имущество, которым они обладали на праве собственности, а также произведенная в результате совместной деятельности продукция и полученные от такой деятельности плоды и доходы признаются их общей долевой собственностью, если иное не установлено законом или договором простого товарищества либо не вытекает из существа обязательства. Пользование общим имуществом товарищей осуществляется по их общему согласию, а при не достижении согласия в порядке, устанавливаемом судом.

Суд применил указанные нормы права, однако не учел, что в результате совместной деятельности товарищей было создано недвижимое имущество, которое в силу требований закона подлежало обязательной государственной регистрации в общую долевую собственность, лишь после получения свидетельства о праве общей (долевой) собственности на недвижимое имущество простые товарищи считаются сособственниками построенного дома.

Так, согласно ст. 131 ГК РФ, ст. 4 ФЗ от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ " О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" право собственности и другие вещные права, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в Едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней.

Согласно ст. 219 ГК РФ, право собственности на здания и сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.

Согласно ст. 8 п.2 ГК РФ, права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают, изменяются и прекращаются с момента внесения соответствующей записи в государственный реестр, если иное не установлено законом.

Как следует из материалов дела, право общей ( долевой) собственности на 3-этажный дом, расположенный по "адрес". Махачкалы, после окончания строительства этого дома за всеми товарищами не было зарегистрировано, 22 и 24 апреля 2011 г. право собственности на все здание (жилые и нежилые помещения) зарегистрировано за ответчиком Б. Д..

Доводы жалобы представителя истцов Аджиева Н.Н. о том, что суду следует применять старую редакцию ст. 8 ГК РФ, согласно которой право на недвижимое имущество возникает после государственной регистрации этого права, если иное не предусмотрено законом, договором, что по условиям договора о простом товариществе, основанном на правилах ст.ст. 1041-1043 ГК РФ, не требовалось обязательной государственной регистрации вновь созданного простыми товарищами 3-этажного дома, не могут быть приняты во внимание.

В ст.ст. 1042-1043 ГК РФ действительно не предусмотрена обязанность простых товарищей как-то регистрировать плоды и результаты совместной деятельности, однако в этих нормах права речь идет об объектах движимого имущества, что касается объектов недвижимого имущества, созданного простыми товарищами в результате совместной деятельности, то применению подлежат общие нормы материального права, требующие обязательной государственной регистрации права общей собственности на вновь созданный недвижимый объект ( ст. 219, 131 ГК РФ, ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним").

Указанный вопрос разрешен Пленумом Высшего Арбитражного суда РФ в постановлении от 11.07.2011 г. N54 "О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем" ( п.7), согласно которому в случаях, когда из условий договора усматривается, что каждая сторона вносит вклады (передает земельный участок, вносит денежные средства, выполняет работы, поставляет строительные материалы и т.д.) с целью достижения общей цели, а именно создания объекта недвижимости, соответствующий договор должен быть квалифицирован как договор простого товарищества. При разрешении споров, вытекающих из таких договоров, судам следует исходить из следующего.

В силу п.2 ст.8, ст. 131 ГК РФ, ст. 25 ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" право собственности на вновь созданное недвижимое имущество ( здание, сооружение) на основании ст. 219 ГК РФ возникает у лица, имеющего в собственности или на ином праве земельный участок, на котором оно возведено, с момента регистрации данного права с ЕГРП. Согласно п.1 ст. 1043 ГК РФ, имущество, внесенное товарищами в качестве вклада, а также произведенное в результате совместной деятельности, признается их общей долевой собственностью, если иное не предусмотрено законом, договором либо не вытекает из существа обязательств. В соответствии с п.2 ст. 8, ст. 131 ГК РФ и применительно к ст. 24 ФЗ "О государственной регистрации права на недвижимое имущество и сделок с ним" право общей долевой собственности на недвижимое имущество, внесенное ими в качестве вклада, возникает с момента государственной регистрации.

Следовательно, если объект недвижимости возведен на земельном участке. не оформленном в общую долевую собственность товарищей ( или в аренду со множественностью лиц на стороне арендатора), право собственности на вновь созданное недвижимое имущество на основании ст. 219 ГК РФ может возникнуть только у товарища, имеющего право на названный земельный участок.

В ситуации, когда вопреки условиям договора товарищ, обязанный внести вклад в общее дело в виде права аренды или посредством передачи земельного участка в общую собственность товарищей, уклоняется от совершения необходимых для этого действий, другие участники договора простого товарищества вправе в судебном порядке требовать исполнения указанного договора применительно к п.3 ст. 551 ГК РФ. Аналогичным образом судам следует квалифицировать иски товарищей, сформулированные как требование о признании права собственности на долю в созданном недвижимом имуществе, возведение которого являлось общей целью.

Во всех случаях судам следует исходить из того, что право собственности товарища, предъявившего соответствующее требование, возникает не ранее момента государственной регистрации данного права на основании судебного акта об удовлетворении этого требования ( пункт 2 ст. 8. ст. 131 ГК РФ, ст. 28 ФЗ " О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним"). Участник простого товарищества вправе также требовать возмещения убытков, причиненных неисполнением договора.

Судом установлено, что один из товарищей - ответчик Б. Д. в виде вклада в создание общего имущества внес принадлежащий ему на праве собственности земельный участок, размером 351,8 кв.м., предоставленный ему постановлением главы г. Махачкалы от 17.05.2010 г. " О внесении изменений в постановление главы г. Махачкалы N 727 от 25.04.2007 г., согласно которому земельный участок, размером 351,8 кв.м., расположенный по "адрес". Махачкалы, предоставлен Б. Д. под строительство 3-этажного жилого дома с размещением пекарни на 1-ом этаже ( л.д. 7).

С учетом изложенного судебная коллегия приходит к выводу, что ответчик Б. Д. правомерно зарегистрировал на праве личной собственности вновь построенное 3-этажное здание, расположенное по "адрес". Махачкалы, поскольку здание построено на земельном участке, принадлежащем Б. Д. на праве собственности, и предоставленном именно ему для строительства этого здания. Оснований для отмены регистрации права Б. Д. на 3-этажный дом и признания недействительными полученных им свидетельств о праве собственности на нежилое и жилое строение по адресу: "адрес". Махачкалы, не имеется.

Доводы представителя истцов Аджиева Н.Н. о том, что регистрацией права собственности лишь на одного товарища Б. Д. нарушено право долевой собственности других товарищей - истцов по делу, не убедительны, поскольку вкладом в общее дело Б. Д. был земельный участок, размером 351,8 кв.м., на котором был построен 3-этажный дом, другие товарищи могли требовать в судебном порядке от Б. Д. исполнения обязанности зарегистрировать вновь созданное недвижимое имущество в общую долевую собственность, однако с таким иском с момента окончания строительства дома не обращались, в апреле 2011 г. право собственности на дом было зарегистрировано за Б. Д., поэтому другие товарищи ( истцы) вправе требовать с ответчика возмещения убытков, причиненных неисполнением ответчиком договора простого товарищества.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 328 п. 2 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Кировского районного суда г. Махачкалы от 7 мая 2015 года отменить, по делу вынести новое решение.

Отказать в удовлетворении иска Б.а Б. Д., Бийбулатова Д. Д., Аджиевой У. Д., Бийбулатовой К. Д. к Б. Д. Б. об установлении доли в домовладении, расположенном в г. Махачкале, "адрес". Махачкалы, приобретенного в ходе исполнения договора простого товарищества, являющегося общей долевой собственностью Б.а Б. Д., Бийбулатова Д. Д., Бийбулатовой К. Д., Аджиевой У. Д. и Б. Д. Б. каждому равной 1/5 доли и признании за каждым из них права собственности на 1/5 долю в доме.

Отказать в удовлетворении иска Б.а Б. Д., Бийбулатова Д. Д., Бийбулатовой К. Д., Аджиевой У. Д. о признании незаконными действий Б. Д. Б. по оформлению права собственности на жилой дом, общей площадью 669,4 кв.м., и нежилые помещения, общей площадью 335,3 кв.м., расположенные по адресу: г. Махачкала, "адрес", в части, превышающей 1/5 часть дома, согласно свидетельства о государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество за кадастровым номером "." г. от 22 апреля 2011 г. и кадастровым номером 05- "." от 25 апреля 2011 г.

 

Председательствующий Сидоренко М.И.

 

Судьи Гомленко Н.К.

Галимова Р.С.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.