Апелляционное определение СК по гражданским делам Орловского областного суда от 18 ноября 2015 г. по делу N 33-2974/2015

Апелляционное определение СК по гражданским делам Орловского областного суда от 18 ноября 2015 г. по делу N 33-2974/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам Орловского областного суда в составе:

председательствующего судьи Курлаевой Л.И.

судей Ларионовой С.В., Коротченковой И.И.

при секретаре Митюревой И.О.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Андреева С.И. и Кудрявцева В.Н. к Губарь Л.М., Кошелеву Р.В. о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением,

по апелляционной жалобе Губарь Л.М. на решение Ливенского районного суда Орловской области от 17 августа 2015г., которым исковые требования Андреева С.И. и Кудрявцева В.Н. удовлетворены частично.

Заслушав доклад судьи Курлаевой Л.И., возражения представителя Андреева С.И. и Кудрявцева В.Н. - адвоката Дружбина В.А., полагавшего решение суда оставить без изменения, изучив доводы апелляционной жалобы, письменные возражения, рассмотрев материалы дела, судебная коллегия

установила:

Андреев С.И. и Кудрявцев В.Н. обратились в суд с иском к Губарь Л.М. о возмещении материального ущерба.

В обоснование заявленных требований указывали, что приговором Ливенского районного суда Орловской области от 09 августа 2013 г. КошелевР.В. осужден по " ... " УК РФ к наказанию в виде лишения свободы. Данным приговором установлено, что 08 октября 2012 г. Кошелев Р.В., управляя автомобилем марки " " ... "", принадлежащем на праве собственности Губарь Л.М., в состоянии алкогольного опьянения, будучи лишенным права управления автомобилем, допустил нарушение Правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть двух пешеходов - А.Е.С. (дочери истца Андреева С.И.) и К.В.В. (сына истца Кудрявцева В.Н.).

Ссылались на то, что они, как родители погибших, понесли расходы на похороны.

Так, Андреевым С.И. были понесены затраты на поминальный обед в сумме 41755 руб., на погребение - 34000 руб. (гроб, крест, одежда, транспорт), на приобретение памятника - 35000 руб., на приобретение ограды, лавочки, стола, вазы для установки на месте захоронения - 19700 руб., всего - 130455 руб., из которых 25 000 руб. были возмещены страховщиком, застраховавшим ответственность владельца автомобиля Губарь Л.М.

Кудрявцевым В.Н. были понесены следующие расходы: на поминальный обед в сумме 41755 руб., на погребение - 6600 руб. (одежда), на приобретение памятника - 67840 руб., на приобретение ограды, лавочки, стола, вазы, фонаря для установки на месте захоронения - 21360руб., всего - 137555 руб., из которых 25 000 руб. были возмещены страховщиком.

Просили суд взыскать оставшуюся не возмещенной сумму расходов с собственника транспортного средства Губарь Л.М.: в пользу Андреева С.И. - в размере 105455 руб., в пользу Кудрявцева В.Н. - 112555 руб., а также расходы по уплате государственной пошлины.

Рассмотрев возникший спор, суд постановилуказанное выше решение.

В апелляционной жалобе Губарь Л.М. ставит вопрос об отмене решения как незаконного и принятии по делу нового решения.

Ссылается на то, что на момент дорожно-транспортного происшествия Кошелев Р.В. управлял автомобилем на законных основаниях.

Считает завышенным размер расходов на памятник, гроб и крест, понесенных истцом Андреевым С.И ... Также считает завышенной размер расходов на памятник, взысканный с нее в пользу Кудрявцева В.Н.

Полагает, что с нее необоснованно взысканы расходы на приобретение лавочек, кованных роз и фонаря для свечи, поскольку данные предметы не входят в обрядовые действия по непосредственному погребению тела, доказательств их установки на могилах погибших не представлено.

На заседание судебной коллегии не явились истцы Андреев С.И., Кудрявцев В.Н., ответчики Губарь Л.М., Кошелев Р.В., извещены о заседании надлежащим образом, об отложении рассмотрения дела ходатайств в апелляционную инстанцию не представили. Кошелев Р.В. отбывает наказание в ФКУ " ... ". При указанных обстоятельствах, учитывая положения ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее ГПК РФ), судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся участников процесса.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии с требованиями ст. 327.1 ГПК РФ по доводам апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены судебного решения.

В соответствии с п. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее ГК РФ) вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Согласно п.1 ст.1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Из материалов дела усматривается, что приговором Ливенского районного суда Орловской области от 09 августа 2013 г. Кошелев Р.В. был осужден по " ... " УК РФ к " ... " лишения свободы с лишением права управления транспортным средством сроком на " ... " с отбыванием основного наказания в исправительной колонии общего режима. С Кошелева Р.В. в пользу родственников погибших (отцов), как с лица, виновного в причинении смерти, взыскана компенсация морального вреда по " ... " руб. каждому.

Приговором суда установлено, что 08 октября 2012г. Кошелеву Р.В., находясь в состоянии алкогольного опьянения, будучи лишенным права управления транспортными средствами, управляя автомобилем марки " " ... "", допустил нарушение Правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть двух лиц - А.Е.С. и К.В.В.

Судом первой инстанции установлено, что Губарь Л.М. являлась собственником указанного автомобиля марки " " ... "" госномер N. Кошелев Р.В. в момент дорожно-транспортного происшествия, будучи лишенным права управления транспортным средством и не имея доверенности на право управления транспортным средством, не являлся законным владельцем источника повышенной опасности.

Из материалов дела усматривается, что Андреев С.И. является отцом погибшей А.Е.С., Кудрявцев В.Н. - отцом погибшего К.В.В.

Суд первой инстанции на основании совокупности доказательств, в том числе на основании пояснений сторон, которым дана оценка в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, пришел к правильному выводу о том, что Губарь Л.М.- собственник транспортного средства, является надлежащим ответчиком по делу.

Доводы апелляционной жалобы о том, что, гражданско-правовую ответственность за причиненный ущерб должен нести ответчик Кошелев Р.В. как непосредственный причинитель вреда, основаны на ошибочном толковании норм материального права и не могут быть приняты во внимание.

В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 1079 ГК РФ обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Согласно пункту 2 указанной статьи владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, в таких случаях несут лица, противоправно завладевшие источником. При наличии вины владельца источника повышенной опасности в противоправном изъятии этого источника из его обладания ответственность может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно завладевшее источником повышенной опасности.

В п. 19 и 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010г. N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни и здоровью гражданина" разъяснено, что под владельцем источника повышенной опасности следует понимать юридическое лицо или гражданина, которые используют его в силу принадлежащего им права собственности, права хозяйственного ведения, оперативного управления либо на других законных основаниях (например, по договору аренды, проката, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности); лицо, в отношении которого оформлена доверенность на управление транспортным средством, признается его законным владельцем, если транспортное средство передано ему во временное пользование, и он пользуется им по своему усмотрению.

Таким образом, при возложении ответственности по правилам ст. 1079 ГК РФ необходимо исходить из того, в чьем законном пользовании находился источник повышенной опасности в момент причинения вреда, и учитывать, что владелец источника повышенной опасности может быть освобожден от ответственности, если отсутствует вина владельца в противоправном изъятии источника повышенной опасности из его обладания.

Судом установлено, что Губарь Л.М., являясь законным владельцем источника повышенной опасности, зная об отсутствии у Кошелева Р.В. права управления транспортными средствами, допускала его к техническому управлению принадлежащего ей транспортного средства.

Вопреки доводам ответчиков в нарушение ст.56 ГПК РФ доверенность на право управления автомобилем на имя Кошелева Р.В. в материалы дела представлена не была. При рассмотрении уголовного дела Губарь Л.М. оспаривала факт выдачи доверенности на имя Кошелева Р.В.

Возлагая ответственность за причиненный истцам ущерб на собственника транспортного средства, суд правильно применил положения ст. 1079 ГК РФ и приведенные разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации к установленным по делу обстоятельствам, из которых следует, что в момент дорожно-транспортного происшествия Кошелев Р.В. управлял автомашиной, не имея на это правовых полномочий, в связи с чем по смыслу абз. 2 п.1 ст. 1079 ГК РФ не являлся на момент дорожно-транспортного происшествия законным владельцем транспортного средства и, следовательно, лицом, ответственным за причиненный вред. Таким лицом является Губарь Л.М. в силу принадлежащего ей права собственности на указанное транспортное средство и отсутствия факта выбытия автомашины из ее обладания в результате противоправных действий Кошелева Р.В.

Каких-либо доказательств того, что в момент причинения вреда Кошелев Р.В. управлял автомашиной, принадлежащей Губарь Л.М., на законных основаниях, как и доказательств, свидетельствующих о выбытии автомашины из владения собственника вследствие противоправных действий Кошелева Р.В., суду не представлено и в материалах дела не содержится.

При отсутствии доверенности и сведений о противоправном завладении автомашиной Кошелев Р.В. осуществлял лишь техническое управление ею, что в силу ст. 1079 ГК РФ недостаточно для возложения на него обязанности по возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности.

С учетом изложенного у суда отсутствовали правовые основания для возложения ответственности за вред, причиненный в результате дорожно-транспортного происшествия источником повышенной опасности, на Кошелева Р.В.

Ссылка в жалобе на указание Кошелева Р.В. в страховом полисе ОСАГО, наличие у него свободного доступа к автомашине, не влечет отмены решения суда, так как не свидетельствует о владении им источником повышенной опасности на законном основании и не опровергает вывода суда, основанного на положениях ст. 1079 ГК РФ.

Учитывая установленные по делу обстоятельства, а также принимая во внимание тот факт, что смерть А.Е.С. и К.В.В. наступила в результате эксплуатации источника повышенной опасности, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что в соответствии с требованиями закона истцы Андреев С.И. и Кудрявцев В.Н. имеют право на возмещение материального ущерба, связанного с организацией похорон погибших детей.

Судом первой инстанции установлено, что истцами был организован совместный поминальный обед в связи с похоронами их детей, общая сумма затрат, понесенных ими в равных долях на продукты питания, составила 83510 руб.

Для проведения обряда захоронения сына Кудрявцевым В.Н. были приобретены предметы мужской одежды: рубашка - 600 руб., костюм - 5000 руб., туфли - 1000руб.; для обустройства места захоронения был приобретен памятник из гранитной композиции, стоимостью 67840 руб., кованая ограда ? 15025 руб., стол - 1050 руб., лавка - 2815 руб., ваза для цветов - 1520 руб. и фонарь для свечи - 950 руб.

Для проведения обряда захоронения дочери Андреевым С.И. были приобретены: одежда - 2800 руб., гроб - 23000 руб., крест - 2500 руб., церковные обрядовые вещи - 3200 руб., оплачено за услуги транспорта- 2500 руб.; для обустройства места захоронения были приобретены: гранитный памятник с портретом - 35 000 руб.; ограда кованая - 12600 руб., лавочка ? 1100 руб., стол - 1600 руб., две металлические вазы по 600 руб. каждая ? 1200 руб.; две кованые розы по 1600 руб. каждая - 3200руб.

Согласно ч. 1 ст. 1094 ГК РФ лица, ответственные за вред, вызванный смертью потерпевшего, обязаны возместить необходимые расходы на погребение лицу, понесшему эти расходы.

Отношения, связанные с погребением умерших, регулирует Федеральный закон от 12 января 1996 г. N 8-ФЗ "О погребении и похоронном деле".

На основании ст. 3 Федерального закона от 12 января 1996 г. N 8-ФЗ "О погребении и похоронном деле" погребение понимается как обрядовые действия по захоронению тела (останков) человека после его смерти в соответствии с обычаями и традициями, не противоречащими санитарным и иным требованиям. Погребение может осуществляться путем предания тела (останков) умершего земле (захоронение в могилу, склеп), огню (кремация с последующим захоронением урны с прахом), воде (захоронение в воду в порядке, определенном нормативными правовыми актами Российской Федерации).

В соответствии с ч. 1 ст. 5 названного Закона волеизъявление лица о достойном отношении к его телу после смерти (далее - волеизъявление умершего) - пожелание, выраженное в устной форме в присутствии свидетелей или в письменной форме, в том числе включает в себя волеизъявление быть погребенным на том или ином месте, по тем или иным обычаям или традициям, рядом с теми или иными ранее умершими.

В силу ч. 2 названной статьи действия по достойному отношению к телу умершего должны осуществляться в полном соответствии с волеизъявлением умершего, если не возникли обстоятельства, при которых исполнение волеизъявления умершего невозможно, либо иное не установлено законодательством Российской Федерации.

В случае отсутствия волеизъявления умершего право на разрешение действий, указанных в п. 1 настоящей статьи, имеют супруг, близкие родственники (дети, родители, усыновленные, усыновители, родные братья и родные сестры, внуки, дедушка, бабушка), иные родственники либо законный представитель умершего, а при отсутствии таковых иные лица, взявшие на себя обязанность осуществить погребение умершего (ч. 3 ст. 5 Федерального закона "О погребении и похоронном деле").

Таким образом, в силу ст. 5 Федерального закона "О погребении и похоронном деле" вопрос о размере необходимых расходов на погребение должен решаться с учетом необходимости обеспечения достойного отношения к телу умершего и его памяти.

В состав действий по погребению включаются услуги по предоставлению гроба и других ритуальных предметов (венки и другое), перевозка тела (останков) умершего на кладбище, организация подготовки места захоронения, непосредственное погребение, установка ограды, памятника на могилу.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда о взыскании данных расходов в размере 105 455 рублей в пользу Андреева С.И., 81715 рублей - в пользу Кудрявцева В.Н. с учетом выплаченной страховой компанией суммы на погребение в размере по 25000 руб., а также уменьшения стоимости памятника, приобретенного Кудрявцевым В.Н.до 37000 рублей (с учетом данных о средней стоимости), поскольку они непосредственно связаны с расходами по погребению, соответствуют разумным пределам и понесены в целью осуществления истцами прав на достойные похороны погибших детей.

Доводы жалобы о завышенном размере расходов на погребение и необоснованном возмещении истцам расходов на приобретение элементов обустройства надгробия, несостоятельны, оснований для его снижения судебная коллегия не усматривает.

Погребение по христианскому обычаю при захоронении тела в земле предусматривает установление мемориального надмогильного сооружения и обустройство места захоронения (т.е. установка памятника, столика, скамьи, вазы, посадка цветов и т.д.), и при отсутствии запрета органа местного самоуправления установку ограды, что соответствует сложившимся православным обычаям и традициям и не выходит за пределы обрядовых действий по непосредственному погребению тела, в связи с чем понесенные истцами расходы на приобретение лавочек, кованных роз и фонаря для свечи обоснованно признаны судом необходимыми, и, являясь одной из форм сохранения памяти об умершем, отвечающими обычаям и традициям, что в порядке ч. 1 ст. 61 ГПК РФ, является общеизвестным обстоятельством и не нуждается в доказывании.

Доводы апелляционной жалобы правовых оснований к отмене решения суда не содержат, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являющихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции и к выражению несогласия с произведенной судом оценкой представленных по делу доказательств. Судебная коллегия не находит оснований для переоценки доказательств, представленных сторонами по делу.

Суд с достаточной полнотой исследовал все обстоятельства дела, выводы суда не противоречат материалам дела, юридически значимые обстоятельства по делу судом установлены правильно, нормы материального права судом применены верно. Оснований для отмены решения суда по доводам жалобы не имеется.

Руководствуясь ст. 327.1, 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Орловского областного суда

определила:

решение Ливенского районного суда Орловской области от 17 августа 2015г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Губарь Л.М. - без удовлетворения.

 

Председательствующий Л.И.Курлаева

 

Судьи С.В.Ларионова

И.И.Коротченкова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.