Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия от 15 декабря 2015 г. по делу N 33-2975/2015

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия от 15 декабря 2015 г. по делу N 33-2975/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия в составе:

судьи-председательствующего Литюшкина В.И.,

судей Ганченковой В.А. и Верюлина А.В.,

при секретаре Епитифоровой Т.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании от 15 декабря 2015 г. в г. Саранске дело по апелляционной жалобе истца Щекина О.А. на решение Октябрьского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от 25 сентября 2015 г.

Заслушав доклад судьи-председательствующего Литюшкина В.И., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия

установила:

Щекин О.А. обратился в суд с иском к Министерству обороны Российской Федерации и ФКУ "Военный комиссариат Республики Мордовия" о взыскании задолженности по выплате утраченного заработка единовременно и суммы утраченного заработка ежемесячно с последующей индексацией пропорционально росту величины прожиточного минимума.

В обосновании иска указал, что с "дата" по "дата" проходил военную службу в Вооруженных силах Российской Федерации: в период с "дата" по "дата" - в должности начальника медицинской службы войсковой части 92746 ( "данные изъяты"), а в период с "дата" по "дата" находился в распоряжении командира войсковой части 92746. "дата" он был уволен со службы в связи с организационно-штатными мероприятиями и исключен из списка части. На момент увольнения он был признан "ограниченно годным к военной службе". В период прохождения военной службы при медико-санитарном обеспечении работ по безопасному хранению и уничтожению химического оружия он получил ряд заболеваний, часть которых относится к профессиональным заболеваниям, развитие которых связано с воздействием токсических химикатов, относящихся к химическому оружию. Заключением ЦВВК Министерства обороны Российской Федерации от "дата" установлено, что отдельные заболевания, полученные в период работ с химическим оружием - это "военная травма", тем самым была установлена связь в развитии заболеваний с воздействием токсических химикатов, относящихся к химическому оружию. В связи с этим считает, что имеет право на возмещение утраченного заработка по последствиям военной травмы. Полагает, что степень утраты его трудоспособности составляет не менее 30 %, его заработок до утраты трудоспособности составлял "данные изъяты"., в связи с этим считает, что с учетом роста прожиточного минимума в его пользу подлежит взысканию утраченный заработок в размере "данные изъяты".

Просил взыскать с Министерства обороны Российской Федерации в счет возмещения утраченного заработка единовременно за период с 21 мая 2012 г. по 20 мая 2015 г. денежную сумму в размере "данные изъяты". и ежемесячно в счет возмещения утраченного заработка денежные средства в размере "данные изъяты"., начиная с 21 мая 2015 г. до изменения состояния здоровья с индексацией пропорционально росту величины прожиточного минимума на душу населения.

С учетом увеличения исковых требований 13 августа 2015 г. представитель истца Смирнова Т.И. просила суд взыскать с Министерства обороны Российской Федерации в пользу Щекина О.А. в счет утраченного заработка единовременно за период с 26 мая 2012 г. по 25 мая 2015 г. денежную сумму в размере "данные изъяты". и ежемесячно в счет возмещения утраченного заработка денежную сумму в размере "данные изъяты"., начиная с 26 мая 2015 г. с индексацией пропорционально росту величины прожиточного минимума на душу населения.

С учетом уточнения исковых требований от 25 сентября 2015 г. представитель истца Смирнова Т.И. просила суд взыскать с Министерства обороны Российской Федерации в пользу Щекина О.А. в счет утраченного заработка единовременно за период с 26 мая 2012 г. по 25 мая 2015 г. денежную сумму в размере "данные изъяты". и ежемесячно в счет возмещения утраченного заработка денежную сумму в размере "данные изъяты"., начиная с 26 мая 2015 г. с индексацией пропорционально росту величины прожиточного минимума на душу населения.

Решением Октябрьского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от 25 сентября 2015 г. исковые требования Щекина О.А. к Министерству обороны Российской Федерации и ФКУ "Военный комиссариат Республики Мордовия" оставлены без удовлетворения.

В апелляционной жалобе истец Щекин О.А. считает решение суда незаконным и необоснованным, вынесенным с нарушением норм материального права, просит его отменить и принять по делу новое решение, удовлетворив исковые требования. Полагает, что суд неправомерно сделал вывод о том, что возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья, при отсутствия вины причинителя, положениями статьи 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) не предусмотрено. Данный вывод опровергается позицией Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2007 г. Более того, суд при вынесении решения не принял во внимание положения, содержащиеся в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации N-8П от 17 мая 2011 г. Отмечает, что на военную службу он поступил здоровым, при этом не был предупрежден о том, что данная работа имеет потенциальную опасность для здоровья, никаких документов уведомительного характера он не подписывал. Заключением ГКУЗ Республики Мордовия "Республиканское бюро судебно - медицинской экспертизы" "N" от 17 июля 2015 г. установлено, что процент утраты общей его трудоспособности по последствиям военной травмы составляет 45 %, профессиональной трудоспособности - 30 %. Утверждает, что суд необоснованно не применил к спорным правоотношениям статью 1079 ГК РФ.

В возражениях на апелляционную жалобу представитель ответчика ФКУ "Военный комиссариат Республики Мордовия" Беляркина М.С. просит жалобу оставить без удовлетворения, решение суда - без изменения. В статье 1079 ГК РФ не указано конкретно, что вред, причиненный здоровью, возмещается причинителем вреда вне зависимости от установления его вины по правилам главы 59 ГК РФ. Отмечает, что Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении N18-П от 20 октября 2010 г. назвал публично-правовые способы возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащих при исполнении ими обязанностей военной службы. Объем и характер возмещения вреда здоровью на момент увольнения с военной службы определен Федеральным законом от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", Федеральным законом 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат". Довод истца о том, что он не был предупрежден о том, что данная работа несет потенциальную опасность, несостоятелен, поскольку в материалах дела имеется копия заключенного контракта о прохождении военной службы и функциональных обязанностей майора медицинской службы. При этом Щекин О.А., имеющий соответствующее медицинское образование, не мог не знать, что исполнение им обязанностей военной службы, в том числе и по организации медико-санитарного обеспечения работ по безопасному хранению и уничтожению токсических химикатов, сопряжены со значительным риском для жизни и здоровья. Более того, истец получал ежемесячную надбавку за особые условия службы.

В возражениях на апелляционную жалобу старший помощник прокурора Октябрьского района г. Саранска Верникова О.С. просит жалобу оставить без удовлетворения, решение суда - без изменения. Отмечает, что согласно заключению судебно-медицинской экспертизы ГКУЗ Республики Мордовия "Республиканское бюро судебно-медицинской экспертизы" "N" болезни истца Щекина О.А. влекут 45% утраты общей трудоспособности и 30% - профессиональной трудоспособности. Указывает, что получение у Щекина О.А. права на получение единовременного и ежемесячного пособий при увольнении с военной службы возможно только при установлении ему инвалидности. Кроме того, ГК РФ устанавливает гражданско-правовую ответственность за вред жизни или здоровью граждан, в том числе причиненный при исполнении ими обязанностей военной службы и службы в полиции, при наличии общих оснований наступления такой ответственности, в связи с чем возмещение вреда в соответствии со статьей 1084 ГК РФ возможно тогда, когда причинение вреда здоровью военнослужащего имело место в результате виновных, противоправных действий должностных лиц. Однако вина государства не установлена, а социальные гарантии Щекин О.А. получил в полном объеме в соответствии с Федеральными законами.

В судебное заседание истец Щекин О.А., его представитель Седов С.В., представитель Министерства обороны Российской Федерации не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом путём заблаговременного направления адресатам по почте судебных извещений с уведомлением о вручении, о причинах неявки указанные лица суд не известили, и отложить разбирательство дела суд не просили.

При таких обстоятельствах и на основании части 3 статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ), согласно которой суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещённых о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными, судебная коллегия пришла к выводу о возможности рассмотрения дела в отсутствие указанных лиц.

Заслушав объяснения представителя истца Щекина О.А. Смирновой Т.И., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, возражения против доводов апелляционной жалобы представителя ФКУ "Военный комиссариат Республики Мордовия" Беляркиной М.С., заключение прокурора отдела прокуратуры Республики Мордовия Умновой Е.В. об оставлении решения суда без изменения, апелляционной жалобы - без удовлетворения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия приходит к следующему.

Из материалов дела усматривается, что с "дата" Щекин О.А. проходил службу в войсковой части 92746 на объекте по уничтожению химического оружия в должности начальника медицинской службы. "дата" Щекин О.А. был освобожден от занимаемой должности и зачислен в распоряжение начальника объекта 1207 по хранению и уничтожению химического оружия, а с "дата" по "дата" находился в распоряжении командира войсковой части 92746 (л.д. 10 т.1).

Согласно справке войсковой части 92746 от 18 февраля 2015 г. "N" Щекин О.А. исключен из списков личного состава с 18 сентября 2008 г., приказом командира части от 18 сентября 2009 г. "N" уволен в запас в связи с организационно-штатными мероприятиями (л.д. 20 т.1).

Из свидетельства о болезни "N" от "дата" ВВК 354 ОВКГ следует, что истец Щекин О.А. в период прохождения военной службы получил следующие заболевания: " "данные изъяты" (л.д. 12-14 т.1).

Заключением Центральной военно-врачебной ФГКУ "Главный Центр военно-врачебной экспертизы Министерства обороны Российской Федерации" от "дата" "N" указанное заключение ВВК 354 ОВКГ по свидетельству о болезни от "дата" "N" о причинной связи заболевания отменено. Установлено, что заболевания гражданина Щекина О.А. - "данные изъяты" (л.д. 15 т.1).

По выводам заключения "N" ГКУЗ Республики Мордовия "Республиканское бюро судебно-медицинской экспертизы" учитывая диагноз, выставленный при проведении ВВК (свидетельство о болезни "N" от "дата"), " "данные изъяты"", признанные заболевания, полученные в период военной службы, а в последующем часть из них и "военной травмой", согласно пунктов 3 "в" - 15%, 6 "а" - 15%, 51 "а" - 15% Таблицы процентов утраты трудоспособности в результате различных травм, отравлений и других последствий воздействия внешних причин Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации N194н от 24 апреля 2008 г., влекут 45% стойкой утраты общей трудовой трудоспособности и с учетом профессиональных обязанностей начальника медицинской службы объекта по уничтожению химического оружия имеется утрата профессиональной трудоспособности в размере 30% согласно пункту 17 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 г. N789. Анализ представленных медицинских документов показал, что состояние здоровья Щекина О.А. остается стабильно болезненным и на момент увольнения с военной службы "дата", внесения заключения Центральной Военно-Врачебной комиссии от "дата", а также на момент проведения экспертизы влекут 45% стойкой утраты общей трудоспособности и с учетом профессиональных обязанностей начальника медицинской службы объекта по уничтожению химического оружия имеется утрата профессиональной трудоспособности в размере 30% (л.д. 147-152 т.1).

Согласно справке руководителя филиала ФБУ "ФУ БХУХО" от 28 июля 2015 г. "N" Щекин О.А. в связи с организационно-штатными мероприятиями был выведен в распоряжение командира части с 1 июня 2008 г. на основании приказа командира войсковой части 92746 от 1 июня 2008 г. "N". Начисление денежного довольствия производилось согласно приказу Министерства обороны Российской Федерации от 30 июня 2006 г. N200 "Об утверждении Порядка обеспечения денежным довольствием военнослужащих Вооруженных Силу Российской Федерации".

Приказом командира части от 18 июня 2009 г. "N" в связи с организационно-штатными мероприятиями Щекин О.А. был исключен из списков личного состава части и рассчитан полностью по "дата" При увольнении ему было выплачено единовременное пособие в размере десяти окладов денежного содержания.

На основании решения "данные изъяты" от "дата" за "N" приказом командира части от "дата" был отменен параграф 1 приказа "N" от 18 сентября 2009 г. об исключении из списков части Щекина О.А. Приказом командира части от 25 января 2010 г. "N" Щекин О.А. был уволен в запас в связи с организационно-штатными мероприятиями с 25 января 2010 г. (л.д. 163 т.1).

Судом установлено и из материалов дела следует, что Щекин О.А., уволенный с военной службы "дата", за ежемесячной денежной компенсацией в возмещение вреда здоровью, предусмотренной частями 9,10,13 статьи 3 Федерального закона от 7 ноября 2001 г. N306-ФЗ "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат" в отделение социального и пенсионного обеспечения отдела военного комиссариата Республики Мордовия не обращался (л.д. 209 т.1).

Отказывая в удовлетворении заявленных исковых требований, суд пришел к выводу о том, что ответчики не являлись непосредственными причинителями вреда здоровью Щекина О.А., не совершали какие-либо противоправные действия по отношению к нему, вины ответчиков в причинении вреда здоровью истца нет, поэтому правовые основания для возмещения Щекину О.А. вреда, причиненного повреждением здоровья, по правилам главы 59 ГК РФ отсутствуют.

Судебная коллегия находит приведенные выводы суда первой инстанции правильными, мотивированными, подтвержденными имеющимися в деле доказательствами.

Так, статьей 11 Федерального закона от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ "О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием" предусмотрено, что гражданам, получившим профессиональные заболевания в результате воздействия токсичных химикатов, относящихся к химическому оружию, независимо от времени проведения работ с химическим оружием, гарантируется возмещение вреда в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Согласно статье 1084 ГК РФ вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении обязанностей военной службы, службы в полиции и других соответствующих обязанностей возмещается по правилам, предусмотренным главой 59 (статьи 1064 - 1101) данного Кодекса, если законом не предусмотрен более высокий размер ответственности.

В системной связи со статьей 1064 ГК РФ, устанавливающей общие основания ответственности за причинение вреда, и его статьей 1069, в силу которой вред, причиненный незаконными действиями (бездействием) государственных органов либо их должностных лиц, подлежит возмещению за счет соответствующей казны, это означает, что обязанность по возмещению вреда жизни или здоровью военнослужащих и приравненных к ним лиц в порядке главы 59 ГК РФ за счет соответствующей казны возникает в случае установления вины государственных органов или их должностных лиц в причинении данного вреда.

Таким образом, судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что возможность возмещения перечисленным в статье 1084 ГК РФ лицам причиненного вреда здоровью на основании главы 59 ГК РФ исключается, если не представляется возможным установить непосредственного причинителя вреда, а также его вину.

Между тем обстоятельств, свидетельствующих о том, что Министерство обороны Российской Федерации являлось непосредственным причинителем вреда здоровью истца либо совершало какие-либо противоправные действия по отношению к нему или имелись иные доказательства его вины в причинении вреда здоровью Щекину О.А., судом не установлено.

Обязанности, возлагаемые на лиц, несущих военную службу, предполагают необходимость выполнениями ими поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, что в силу статей 1 (часть 1), 2, 7, 37 (части 1 и 3), 39 (части 1, 2), 41 (часть 1), 45 (часть 1), 59 и 71 (пункты "в", "м") Конституции Российской Федерации влечет обязанность государства гарантировать им материальное обеспечение и компенсации в случае причинения вреда жизни или здоровью при прохождении службы.

Статьями 16 и 18 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" определен объем и характер возмещения вреда жизни и здоровью гражданина, причиненного при исполнении обязанностей военной службы.

Пунктом 1 статьи 18 указанного Федерального закона предусмотрено государственное личное страхование военнослужащих за счет средств федерального бюджета.

Судом первой инстанции правильно отмечено, что Федеральным законом от 28 марта 1998 г. N52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы" определены размер страховой суммы и порядок ее выплаты, в том числе в случае установления застрахованному лицу инвалидности в период прохождения военной службы либо до истечения одного года после увольнения с военной службы вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы.

Посредством обязательного государственного страхования жизни и здоровья, предполагающего выплату при наступлении страховых случаев соответствующих страховых сумм, военнослужащим обеспечивается право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, право на охрану здоровья, защита имущественных прав, а также осуществляется социальное обеспечение граждан в случае болезни, инвалидности, потери кормильца и в иных случаях, установленных законом.

Более того, Федеральный закон от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат" определилпорядок производства отдельных выплат, связанных с установлением военнослужащему или гражданину, призванному на военные сборы, в период прохождения военной службы (военных сборов) либо после увольнения с военной службы (отчисления с военных сборов или окончания военных сборов) инвалидности вследствие военной травмы.

Пунктом 13 статьи 3 указанного закона установлены размеры ежемесячной денежной компенсации в возмещении вреда, причиненного его здоровью, выплачиваемые в зависимости от группы инвалидности военнослужащему или гражданину, призванному на военные сборы, при установлении в период прохождения военной службы (военных сборов) либо после увольнения с военной службы (отчисления с военных сборов или окончания военных сборов) инвалидности вследствие военной травмы.

При этом под понятием военной травмы понимается увечье (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученные военнослужащим при исполнении обязанностей военной службы.

Между тем, как установлено судом первой инстанции Щекин О.А. инвалидом вследствие военной травмы не является. По сообщению ФКУ "ГБ МСЭ по Республике Мордовия" Минтруда России за период с января 2005 г. по 24 июня 2015 г. Щекин О.А. в базе данных о гражданах, прошедших медико-социальную экспертизу, не значиться (л.д. 161 т.1).

Таким образом, при рассмотрении дела суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что причиненный вред здоровью Щекину О.А., исполнявшего обязанности воинской службы, не подлежит возмещению по правилам, предусмотренным главой 59 ГК РФ. Ответчики не являются лицами, причинившими истцу вред здоровью, поскольку при рассмотрении дела не установлены обстоятельства, дающие основания для вывода о том, что Министерство обороны Российской Федерации, ФКУ "Военный комиссариат Республики Мордовия" допустили в отношении истца виновное противоправное действие (бездействие), повлекшее повреждение его здоровья. Каким-либо законом или иным правовым актом, действовавшими с момента причинения вреда до разрешения спора о возмещении вреда, на ответчиков не возлагалась ответственность за вред, причиненный здоровью истца. Условиями для выплаты единовременного пособия являлись увольнение до истечения срока контракта о прохождении военной службы (срока прохождения военной службы по призыву) и признание негодным к военной службе вследствие военной травмы.

Согласно справке войсковой части 92746 от 29 июля 2014 г. "N" должность начальника медицинской службы включена в перечень должностей гражданского персонала и военнослужащих, занятых на работах с химическим оружием, предусмотренных частью 3 статьи 1 Федерального закона "О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием", работа по которым дает право на льготы и компенсации, предусмотренные Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 марта 2002 г. N187. Данная должность предусматривает медико-санитарное обеспечение работ по хранению и уничтожению химического оружия, в соответствии с этим Щекин О.А. не допускался и не принимал участия в работах, связанных с использованием, детоксикацией, отбором проб токсичных химикатов, относящихся к химическому оружию. Общий стаж непрерывной работы с химическим оружием по состоянию на 01 июня 2008 г. составлял 07 лет 10 месяцев 05 дней (л.д. 11 т.1).

Из функциональных обязанностей майора медицинской службы Щекина О.А., утвержденных 31 августа 2008 г. командиром войсковой части 92746, видно, что истец должен был организовывать и участвовать в медико-санитарном обеспечении работ по хранению и уничтожению химического оружия в качестве дежурного врача в составе дежурной смены. На него была возложена ответственность, в том числе, за организацию и участие в медико-санитарном обеспечении работ по безопасному хранению и уничтожению токсичных химикатов, относящихся к химическому оружию (л.д. 22-24 т.1).

Исходя из содержания приведенных документов, других материалов дела, судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что утверждения Щекина О.А. о том, что заболевания истцом получены в результате обеспечения истца не качественными противогазами и нарушением условий хранения продуктов утилизации химического оружия по вине должностных лиц Министерства обороны Российской Федерации, какими-либо доказательствами не подтверждены.

Доводы апелляционной жалобы о том, что ответчики должны нести ответственность за причинение вреда здоровью истца вне зависимости от его вины, поскольку химическое оружие является источником повышенной опасности, основаны на неправильном толковании норм материального права, поскольку вопросы возмещения вреда здоровью военнослужащих имеют иное правовое регулирование и положения, предусмотренные статьей 1079 ГК РФ, в данном случае не подлежат применению.

Действительно, как указано в апелляционной жалобе, Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 17 мая 2011 г. N8-П пункт 1 и абзацы первый и второй пункта 3 статьи 18 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и статья 5 Федерального закона "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы" признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 7 (часть 2), 19 (части 1 и 2), 39 (часть 1), 41 (часть 1) и 59 (части 1 и 2) в той мере, в какой этими законоположениями в системе действующего правового регулирования допускается возмещение вреда, причиненного здоровью военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, при досрочном увольнении в связи с признанием негодным к военной службе вследствие увечья (ранения, травмы, контузии), полученного им при исполнении обязанностей военной службы, при отсутствии виновных противоправных действий государственных органов и их должностных лиц в объеме, не обеспечивающем достаточный уровень восполнения материальных потерь, связанных с невозможностью дальнейшего прохождения военной службы.

Федеральному законодателю предложено не позднее чем в шестимесячный срок внести в действующее правовое регулирование изменения, направленные на совершенствование публично-правового механизма возмещения вреда здоровью военнослужащих, ставших инвалидами вследствие увечья (ранения, травмы, контузии), полученного при исполнении обязанностей военной службы, с тем, чтобы в течение всего периода утраты трудоспособности им во всяком случае гарантировалось адекватное возмещение вреда, сопоставимое по своему объему с денежным содержанием, которое военнослужащий имел на момент увольнения с военной службы.

Данная правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации основана на том, что действующий публично-правовой механизм возмещения вреда военнослужащим, получившим увечье (ранение, травму, контузию) и уволенным по состоянию здоровья в связи с невозможностью продолжения военной службы, не исключает случаев, когда причитающиеся им выплаты не компенсируют в надлежащем объеме материальные потери, связанные с невозможностью продолжения военной службы, т.е. непосредственно не гарантирует адекватное возмещение утраченного заработка (денежного довольствия).

Вместе с тем с 1 января 2012 г., как уже было указано выше, законодательство, регулирующее порядок и объем возмещения вреда, причиненного здоровью военнослужащих, ставших инвалидами вследствие увечья (ранения, травмы, контузии), полученного при исполнении обязанностей военной службы, претерпело изменения (вступил в силу Федеральный закон от 7 ноября 2011 г. N306-ФЗ "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат"). Тем самым обеспечивается реализация указанной правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации.

Как ранее действовавшим, так и действующим в настоящее время законодательством предусмотрен, в частности, такой элемент публично-правового механизма возмещения вреда, причиненного здоровью военнослужащих, как выплаты пособий, которые по своему характеру и публично-правовому предназначению связаны с обеспечением для этих лиц достаточного уровня восполнения материальных потерь, связанных с невозможностью дальнейшего прохождения военной службы.

Несостоятельны в этой связи и ссылки истца на правовые позиции, изложенные в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2007 г.

Доводы апелляционной жалобы о том, что истец при поступлении на военную службу не был предупрежден о том, что данная работа имеет потенциальную опасность для здоровья, никаких документов уведомительного характера не подписывал, также не могут повлечь отмену решения суда.

Как свидетельствуют материалы дела, Щекин О.А. добровольно заключил контракт о прохождении военной службы с Министерством обороны Российской Федерации (л.д. 21 т.1), исходя из своих функциональных обязанностей обязан был знать требования приказов, наставлений, руководств, положений, инструкций и других документов по организации работы медицинской службы, по организации работ по безопасному хранению и уничтожению химического оружия и руководствоваться ими в совей деятельности (л.д. 23 т.1). Кроме того, действующее законодательство не содержит требований о дополнительном письменном предупреждении военнослужащих о потенциальной опасности для их здоровья работ, связанных с осуществлением хранения и уничтожения химического оружия.

То обстоятельство, что часть заболеваний истца квалифицированно как военная травма, само по себе о наличии вины ответчиков или их должностных лиц в причинении вреда здоровью Щекина О.А. не свидетельствует.

Таким образом, выводы суда первой инстанции мотивированны, соответствуют собранным по делу доказательствам и оснований для признания их неправильными не установлено. Учитывая требования закона и установленные судом обстоятельства, суд первой инстанции правильно разрешилвозникший спор, а доводы, изложенные в апелляционной жалобе, не могут служить основанием для отмены обжалуемого судебного постановления.

Руководствуясь пунктом 1 статьи 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия

определила:

решение Октябрьского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от 25 сентября 2015 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу истца Щекина О.А. - без удовлетворения.

Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в шестимесячный срок в кассационном порядке.

 

Судья-председательствующий В.И. Литюшкин

 

Судьи А.В. Верюлин

В.А. Ганченкова

 

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.