Апелляционное определение СК по гражданским делам Челябинского областного суда от 15 декабря 2015 г. по делу N 11-15196/2015 (ключевые темы: Министерство здравоохранения РФ - станции скорой медицинской помощи - медицинская помощь - защита прав потребителей - медицинские услуги)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Челябинского областного суда от 15 декабря 2015 г. по делу N 11-15196/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда в составе:

председательствующего Родиной А.К.,

судей Давыдовой В.Е., Шалиевой И.П.

при секретаре Жарковой О.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе ООО "Центр пластической хирургии", апелляционному представлению прокурора Орджоникидзевского района г. Магнитогорска Челябинской области на решение Орджоникидзевского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 16 сентября 2015 года по иску Верзиловой Т.И., Климентьева М.А., действующего также в интересах несовершеннолетнего К.С.М., к Министерству здравоохранения по Челябинской области, ООО "Центр пластической хирургии", муниципальному учреждению здравоохранения "Станция скорой медицинской помощи г. Магнитогорска", муниципальному учреждению здравоохранения "Городская больница N1 им. Дробышева Г.И." о компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Родиной А.К. по обстоятельствам дела, доводам апелляционной жалобы и апелляционного представления, прокурора Малышеву О.П. об отзыве апелляционного представления и необоснованности жалобы, истцов Верзилову Т.И. и Климентьева М.А., а также его представителя Мерзлякова Д.Н. о правомерности решения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Верзилова Т.И., Климентьев М.А., действующий также в интересах несовершеннолетнего К.С.М.., обратились с иском о взыскании компенсации морального вреда с Министерства здравоохранения Челябинской области и ООО "Центр пластической хирургии" - по *** рублей каждому из истцов с каждого из ответчиков, с МУЗ "Станция скорой медицинской помощи г. Магнитогорска" и МУЗ "Городская больница N1 им. Дробышева Г.И." - по *** рублей каждому из истцов с каждого из ответчиков.

В обоснование требований указано, что 15 мая 2012 года при проведении К.Е.В ... хирургического вмешательства в ООО "Центр пластической хирургии" у нее наступила остановка кровообращения. Из ООО "Центр пластической хирургии" бригадой скорой медицинской помощи МУЗ "Станция скорой медицинской помощи г. Магнитогорска"

К.Е.В ... была доставлена в МУЗ "Городская больница N1 им. Дробышева Г.И.", где *** года наступила ее смерть. Верзиловой Т.И. К.Е.В ... приходится дочерью, Климентьеву М.А. - супругой, К.С.М ... - матерью. Истцы полагают, что медицинская услуга, оказанная К.Е.В ... в ООО "Центр пластической хирургии", имеет существенные недостатки безопасности. А именно, до заключения договора на оказание медицинской услуги ООО "Центр пластической хирургии" не была предоставлена К.Е.В ... доступная, достоверная и достаточная информация о характере предстоящей медицинской услуги, рисках при ее оказании; нарушен порядок подготовки к плановой операции ? не проведен осмотр пациента анестезиологом за день до операции. При проведении К.Е.В ... операции в ООО "Центр пластической хирургии" отсутствовал врач анестезиолог - реаниматолог, в проведении наркоза К.Е.В ... участвовала медицинская сестра, не имеющая сертификата по специальности "Анестезиология и реаниматология". Во время проведения наркоза и операции был неверно выбран режим искусственной вентиляции легких, обеспечено адекватное обезболивание, что вызвало развитие болевого шока у К.Е.В.., явилось причиной остановки кровообращения, повлекло причинение тяжкого вреда здоровью и смерть потерпевшей. Кроме того, во время проведения наркоза и операции, отсутствовало ЭКГ - мониторирование, что не позволило своевременно выявить и предотвратить опасные для жизни осложнения, повлекшие причинении тяжкого вреда здоровью и смерть К.Е.В..; не проводилась электрическая дефибрилляция сердца. После развития опасного для жизни состояния лечение К.Е.В ... проводилось необоснованно долго, было неэффективным, без вызова реанимационной бригады скорой помощи. МУЗ "Станция скорой медицинской помощи г. Магнитогорска" не исполнило обязанности по транспортировке К.Е.В ... в ближайшее лечебное учреждение. МУЗ "Городская больница N 1 им. Дробышева Г.И." не исполнило обязанности по ведению медицинской документации, что затруднило доступ к установлению истины по делу. Министерство здравоохранения по Челябинской области в случае с ООО "Центр пластической хирургии" не исполнило обязанности по выдаче лицензии на осуществление медицинской деятельности, в штате которого имеется специалист, обладающий сертификатом по организации здравоохранения. В силу чего стала возможна незаконная деятельность ООО "Центр пластической хирургии", и, как ее результат, смерть потерпевшей. Смертью К.Е.В ... истцам причинен моральный вред в виде глубоких нравственных страданий, которые истцы претерпевают по настоящее время.

Представители ответчиков ООО "Центр пластической хирургии", Министерства здравоохранения в Челябинской области при надлежащем извещении участия в судебном заседании суда первой инстанции не принимали.

Ответчиком Министерством здравоохранения в Челябинской области представлены письменные возражения о несогласии с иском, поскольку функций управления данный ответчик в отношении МУЗ "Станция скорой медицинской помощи г. Магнитогорска", МУЗ "Городская больница N 1 им. Дробышева Г.И." не выполняет. ООО "Центр пластической хирургии" также является самостоятельным юридическим лицом. Полагает, что истцами не доказана причинно-следственная связь между действиями (бездействием) министерства и наступившими последствиями в виде смерти К.Е.В.., доводы о нарушении министерством порядка выдачи лицензии на осуществление медицинской деятельности ООО "Центр пластической хирургии" не подтверждены.

Из представленных ответчиком ООО "Центр пластической хирургии" письменных возражений следует, что ответчик считает заявленные требования необоснованными и не подлежащими удовлетворению. Ссылается на рассмотрение 06 ноября 2013 года Правобережным районным судом г. Магнитогорска Челябинской области аналогичного спора по иску Климентьева М.А., что является основанием для прекращения производства по настоящему делу в части требований этого истца. Указывает на проведение проверки соблюдения ООО "Центр пластической хирургии" лицензионных требований при осуществлении медицинской деятельности в рамках уголовного дела, не выявление при этом каких-либо нарушений со стороны ответчика. Обращает внимание на то, что при рассмотрении гражданского дела по иску Климентьева М.А., а также в рамках уголовного дела было установлено, что действия медицинского персонала общества при проведении операции, анестезии и оказании реанимационных мероприятий К.Е.В ... были корректными, обоснованными и правильными. Каких - либо нарушений, находящихся в прямой причинно-следственной связи с наступившим несчастным случаем, не выявлено. Во время проведения операции анестезиолог Яшин Е.С. присутствовал на своем рабочем месте.

Представитель ответчика МУЗ "Станция скорой медицинской помощи г. Магнитогорска" исковые требования не признала. Пояснила, что транспортировка К.Е.В ... осуществлялась в МУЗ "Городская больница N 1 им. Дробышева Г.И.", поскольку с данным учреждением ООО "Центр пластической хирургии" заключен договор на оказание медицинских услуг. Кроме того, в условиях оказания медицинской помощи силами реанимационной бригады в реанимобиле, который оснащен необходимым медицинским оборудованием и лекарственными препаратами, временная разница между доставкой в более удаленное лечебное учреждение составляет несколько минут, не усугубила состояние больной. Во время эвакуации бригадой скорой медицинской помощи, К.Е.В ... была подключена к аппарату искусственной вентиляции легких (далее - ИВЛ), ей проводилась соответствующая инфузионная терапия. Требования о транспортировке больного из медицинской организации, в которой отсутствует возможность

оказания необходимой медицинской помощи, в ближайшее медицинское учреждение законодательно не установлены. Во время проведения следственных мероприятий в рамках уголовного дела по данному факту органы следствия пришли к выводу о том, что вред здоровью К.Е.В ... действиям МУЗ "Станция скорой медицинской помощи г. Магнитогорска" не причинен, других нарушений допущено не было.

Представитель ответчика МУЗ "Городская больница N 1 им. Дробышева Г.И." с иском не согласилась. Пояснила, что К.Е.В ... была доставлена в больницу 15 мая 2012 года в 21 час 20 минут без сознания в крайне тяжелом состоянии из ООО "Центра пластической хирургии", при поступлении осмотрена врачами. Полагает, что действия врачей больницы были правильные и своевременные, соответствовали порядку проведения сердечно - легочной реанимации, о чем имеются выводы в проведенной по делу судебной экспертизе.

Третье лицо Яшин Е.С. полагал заявленные требования необоснованными. Пояснил, что фактически присутствовал при проведении операции К.Е.В ... в ООО "Центр пластической хирургии", осуществлял ее осмотр в день операции, что допускается. Необходимости проведения дополнительного обследования К.Е.В ... не имелось, в ином случае отложил бы проведение операции. Не согласен с выводами судебно-медицинской экспертизы по делу о том, что у К.Е.В ... имелась гипервентиляция легких и болевой шок. Ссылается на то, что во время операции артериальное давление и пульс К.Е.В ... находились в пределах нормы, реакции на боль - подъема артериального давления, тахикардии, учащенного сердцебиения по результатам мониторинга зафиксировано не было. В ООО "Центр пластической хирургии" имеется все оборудование для проведения реанимационных мероприятий, которые в отношении К.Е.В ... были выполнены. В связи с тем, что К.Е.В ... перенесла анафилактический шок, ей требовалась интенсивная терапия, требующая длительного лечения в стационаре. Дефибриллятор в ООО "Центр пластической хирургии" имеется, но в его применении необходимости не было, поскольку работа сердца К.Е.В ... была восстановлена.

Третье лицо Николаева Л.С. с иском не согласилась, пояснила, что как операционная сестра готовила операционный стол для производства операции К.Е.В.., к анестезиологии отношения не имела, участия в реанимационных мероприятиях в отношении К.Е.В ... не принимала.

Третье лицо Муштей В.Н. подтвердил, что в качестве врача-реаниматолога в составе бригады скорой помощи выезжал по вызову в ООО "Центр пластической хирургии". К.Е.В ... находилась в тяжелом, но стабильном состоянии, была подключена к аппарату ИВЛ, ей осуществлялась капельная инфузия, признаков отека легкого не было. В связи с тем, что

больная была транспортабельна, доставили Климентьеву Е.В. в МУЗ "Городская больница N 1 им. Дробышева Г.И.". Данное учреждение выбрали, поскольку в ООО "Центр пластической хирургии" им было указано на наличие договора с этим учреждением.

Третьи лица Марков В.И., Добрейкин Е.А., Наумкина Ю.Е., Канапьянова Е.В., Близниченко К.В., Болотова Т.Г., Шахлин Е.В., Величко В.А., Морозов А.В., Коновалов А.Х., Жилин Е.М., Крылова Е.Г. при надлежащем извещении участия в суде первой инстанции не принимали.

Суд принял решение о частичном удовлетворении иска. Взыскал с ООО "Центр пластической хирургии" в пользу Верзиловой Т.И. в счет компенсации морального вреда *** рублей, в пользу Климентьева М.А. -*** рублей, в пользу несовершеннолетнего К.С.М ... - *** рублей, в удовлетворении требований в остальной требований отказал.

В апелляционной жалобе ответчик ООО "Центр пластической хирургии" просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное, ссылаясь на основания, изложенные в возражениях по иску. Считает, что решением Правобережного районного суда г. Магнитогорска от 06 ноября 2013 года Климентьеву М.А. уже было отказано в удовлетворении требований к ООО "Центр пластической хирургии" по идентичным предмету и основаниям. Обращает внимание на то, что нарушений при оказании анестезиологического пособия, отраженных в заключении проведенной по делу экспертизы, в рамках уголовного дела не выявлено. В условиях хирургии одного дня допускается осмотр пациента перед операцией в день операции. Выводы экспертов о неправомерности искусственной вентиляции легких необоснованны, указанные в заключении расчетные параметры имеют место быть на начальных этапах наркоза, в дальнейшем проводится коррекция. Операция К.Е.В ... проводилась в условиях комбинированной анестезии - местная анестезия и эндотрахеальный наркоз фторотаном в минимально возможной концентрации. Контроль ритмичности сердечных сокращений производился с помощью плетизмограммы и звукового сигнала пульсоксиметра, до момента остановки сердца аритмии не отмечалось. Выводы экспертов о наличии аритмии и фибрилляции сердца сделаны исходя из неверной интерпретации параметров ИВЛ. Фатальные нарушения в состоянии пациентки начались после введении второй дозы тракриума, что говорит о патологической реакции организма на него. Наличие в крови пациентки демидрола, который не применялся ни на одном этапе лечения, говорит о его самостоятельном приеме на аллергическом фоне, который К.Е.В ... скрыла при сборе анамнеза. Выводы экспертов о наличии болевого шока и развитии алколоза противоречат друг другу.

В апелляционном представлении прокурор Орджоникидзевского района г. Магнитогорска Челябинской области считает, что обжалуемое решение подлежит изменению. Из мотивировочной части решения

необходимо исключить вывод суда о том, что такие недостатки медицинской помощи К.Е.В ... в ООО "Центр пластической хирургии", как отсутствие мониторинга ЭКГ во время проведения операции, а также отсутствие в операционной дефибриллятора в организации не находятся в причинно-следственной связи с наступившими последствиями. Такой вывод является ошибочным, не соответствует заключению проведенной по делу экспертизы, противоречит приказу Министерства здравоохранения Российской Федерации от 13 апреля 2011 года N 315н "Об утверждении порядка оказания анестезиолого-реанимационной помощи взрослому населению", который не содержит сведений о возможности использования плетизмограммы и звукового сигнала пульсоксиметра при осуществлении контроля ритмичности сердечных сокращений. Как усматривается из заключения судебной экспертизы, наличие мониторинга ЭКГ позволило бы предупредить остановку сердца и наступление клинической смерти, а дефибриллятора - восстановить работу сердца.

Истцом Верзиловой Т.И. представлены возражения на апелляционную жалобу, в которых истец считает доводы жалобы необоснованными. Указывает на то, что ранее принятым решением были разрешены требования Климентьева М.А., заявленные им по другим основаниям. Расследование уголовного дела, возбужденного по факту смерти К.Е.В.., до настоящего времени не окончено. Из проведенных по уголовному делу экспертиз, а также экспертизы, проведенной в рамках настоящего дела, следует, что смерть К.Е.В ... наступила от шока тяжелой степени, вызванного анастезией при проведении ей хирургического вмешательства с имплантацией искусственного внутреннего устройства, между указанными осложнениями и наступившей смертью К.Е.В ... усматривается прямая причинно-следственная связь. Управлением Росздравнадзора по Челябинской области безопасность оказания ООО "Центр пластической хирургии" медицинских услуг не проверялась. В суде первой инстанции ответчик ООО "Центр пластической хирургии" был вправе представлять все доказательства, на основании которых он возражал против исковых требований, однако этого не сделал, в связи с чем, заявляя ходатайства об истребовании доказательств перед судом апелляционной инстанции, ведет себя недобросовестно.

До начала судебного разбирательства от прокурора поступил отказ от апелляционного представления на обжалуемое решение. В судебном заседании помощник прокурора поддержала заявленное ходатайство.

В соответствии со ст. 326 ГПК РФ отказ от апелляционного представления допускается до вынесения судом апелляционного определения. Заявление об отказе от апелляционного представления подается в письменной форме в суд апелляционной инстанции. О принятии отказа от апелляционного представления суд апелляционной инстанции выносит определение, которым прекращает производство по апелляционному представлению.

Заявление об отказе от апелляционного представления подано полномочным лицом, в связи с чем судебная коллегия полагает необходимым принять отказ прокурора от представления, апелляционное производство по делу в данной части прекратить. Однако, поскольку решение суда первой инстанции обжаловано также ответчиком ООО "Центр пластический хирургии", то принимая отказ от апелляционного представления, судебная коллегия продолжает рассмотрение дела по апелляционной жалобе ответчика.

Представители соответчиков ООО "Центр пластической хирургии", Министерства здравоохранения в Челябинской области, МУЗ "Станция скорой медицинской помощи г. Магнитогорска", МУЗ "Городская больница N 1 им. Дробышева Г.И.", третьи лица Яшин Е.С., Николаева Л.С., Муштей В.Н., Марков В.И., Близниченко К.В., Болотова Т.Г., Шахлин Е.В., Величко В.А., Морозов А.В., Коновалов А.Х., Жилин Е.М., Крылова Е.Г. в суд апелляционной инстанции не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом (т. 6 л.д.152-154, 172-174, 178-184).

Судебной коллегией отклонено ходатайство ответчика ООО "Центр пластической хирургии" об отложении слушания дела в связи с поступлением в следственный отдел заключения дополнительной судебно-медицинской экспертизы, выводы которой, по мнению ответчика, противоречат выводам экспертизы, проведенной в рамках настоящего дела, поскольку данное обстоятельство безусловным основанием отложения судебного разбирательства не является.

Судом апелляционной инстанции приняты все возможные меры, направленные на извещение третьих лиц - Добрейкина Е.А., Наумкиной Ю.Е., Канапьяновой Е.В. о рассмотрении настоящего дела: путем направления указанным лицам судебных извещений по почте, посредством телеграммы и телефонограммы по имеющимся в распоряжении суда адресам и телефонам. Указанные судебные извещения возвращены в суд с отметкой об истечении срока хранения либо об отсутствии адресата (т. 6 л.д. 164, 168, 175-184, 187-189).

Информация о рассмотрении дела заблаговременно была размещена на официальном сайте Челябинского областного суда в сети Интернет.

При таких обстоятельствах, на основании статей 118, 167, 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия находит обжалуемое решение подлежащим изменению.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, К.Е.В., умершая *** года,

приходится истцу Климентьеву М.А. супругой, несовершеннолетнему К.С.М.., ***года рождения, - матерью, истцу Верзиловой Т.И. - дочерью (т. 1 л.д. 52, 54, 126, 130).

15 мая 2012 года между К.Е.В ... - пациентом и ООО "Центр пластический хирургии" был заключен договор N 218 на оказание медицинских услуг по косметологии на основании письменного Информированного согласия пациента, являющегося неотъемлемой частью настоящего договора (т. 1 л.д. 15).

Согласно п.4.1 указанного договора ООО "Центр пластической хирургии" несет полную ответственность за качество оказанной услуги, а также за здоровье пациента в случаях его нарушения, связанных с проведением лечения (за исключением случаев осложнений, указанных в Информированном согласии) в установленном законодательством Российской Федерации порядке.

В соответствии с Информированным согласием от 15 мая 2012 года, К.Е.В ... просила провести оперативное лечение, направленное на увеличение груди. Указала, что ознакомлена с принципом оказываемого оперативного лечения и ожидаемого после этого эффекта, с техникой и спецификой выполняемого оперативного пособия, а также обезболивания в послеоперационном периоде, с необходимостью предоперационной подготовки и с особенностями послеоперационного периода. Предупреждена, что указанное лечение может сопровождаться осложнениями, как во время оперативного вмешательства, так и в послеоперационном периоде, а также что введение препаратов, используемых во время оперативного вмешательства и после него, может сопровождаться побочными эффектами, описанными в аннотациях к этим препаратам и медицинской литературе, и, что если лечение проводится с использованием местной или общей анестезии, возможны осложнения, связанные с анестезией. К.Е.В ... ознакомлена с тем, что проведение хирургического лечения может сопровождаться следующими, иногда тяжело протекающими и требующими госпитализации и экстренного оперативного вмешательства, осложнениями: аллергической реакцией на вводимые препараты, обострением хронического воспалительного процесса, травмой кровеносных сосудов, а также кровотечением из оперируемой области (т. 4 л.д. 194).

В ходе рассмотрения дела сторонами не оспаривалось, что 15 мая 2012 года К.Е.В ... в ООО "Центр пластический хирургии" с 15.00 часов проводилась операция по коррекции размера и формы груди. Из представленных медицинских документов следует, что операцию проводил хирург Марков В.И, его ассистент Добрейкин Е.А., врач-анестезиолог Яшин Е.С, сестра - анестезистка Наумкина Ю.Е., операционная сестра Николаева Л.С (т. 5 л.д. 13-64). В 15.00 часов К.Е.В ... был начат наркоз эндотрахеальный с применением фторотана и трактриума, через час после

начала операции введена повторная доза трактриума, после чего у К.Е.В ... заподозрена остановка кровообращения, сердечной деятельности, начаты реанимационные мероприятия. Через 5 минут сердечный ритм восстановлен, операция прекращена, проводилась противошоковая терапия.

По вызову в ООО "Центр пластический хирургии" прибыла реанимационная бригада скорой медицинской помощи в составе врача анестезиолога-реаниматолога Муштея В.Н., фельдшера Близниченко К.В. медицинской сестры-анестезиста Болотовой Т.Г. (т. 2 л.д. 119). Указанной бригадой К.Е.В ... в 21 час 20 минут была доставлена в МУЗ "Городская больница N 1", где осмотрена дежурным реаниматологом Жилиным Е.М. и заведующим реанимационным отделением Величко В.А. (т. 5 л.д. 26- 63).

Как следует из посмертного эпикриза, К.Е.В ... поступила из ООО "Центр пластической хирургии" в крайне тяжелом состоянии, клиника отека легких, переведена на ИВ Л. К 6.00 часам *** года температура К.Е.В ... поднялась до 39,4, ответа на антипиретики нет, начато физическое охлаждение, углубление ИВБ. К 7.15 температура снизилась до 38,2, но выросла доза адреналина. В 7 часов 45 минут зафиксирована остановка кровообращения, начаты реанимационные мероприятия, которые эффекта не имели. Через 30 минут выполнена торакотомия, начат открытый массаж сердца, но восстановить гемодинамику не удалось. В 10 часов 30 минут реанимационные мероприятия прекращены, констатирована смерть. Из данного эпикриза следует диагноз: остановка сердца, респираторная недостаточность как анормальная реакция на введение миорелаксанта тракриума при проведении эндотрахиального наркоза фторотаном по поводу птоза молочных желез. Постреанимационная болезнь. Постаноксическая энцефалопатия, отек легких. Операция торактомии слева. Прямой массаж сердца, продленное ИБС. ИПС: остановка сердца как анормальная реакция на введение тракриума. Постреанимационная болезнь, отек легких, отек мозга (т.5 л.д.24).

По факту смерти К.Е.В ... возбуждено уголовное дело N 2405707 по признакам преступления, предусмотренного частью 2 ст. 109, п. "в" ч. 2 ст. 238 Уголовного кодекса Российской Федерации. Данное уголовное дело неоднократно прекращалось и приостанавливалось, по состоянию на дату рассмотрения апелляционной жалобы производство по уголовному делу возобновлено, проводится предварительное следствие. Срок предварительного расследования продлен до 22 марта 2016 года (т.1 л.д. 86, 103-115; т.4 л.д. 38-55; т.5 л.д. 10, 11; т. 6 л.д. 156, 194).

Согласно ст. 41 Конституции Российской Федерации каждый гражданин имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь.

В силу ст. 3 Всеобщей декларации прав человека, ст. 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах

к числу наиболее значимых человеческих ценностей относится жизнь и здоровье, а их защита должна быть приоритетной.

В соответствии со ст. 150 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту ГК РФ) жизнь и здоровье являются одним из принадлежащих гражданину от рождения неотчуждаемых и не передаваемых иным способом материальных благ.

На основании пункта 1 ст. 1095 ГК РФ вред, причиненный жизни, здоровью гражданина вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации об услуге, подлежит возмещению лицом, оказавшим услугу (исполнителем), независимо от его вины и от того, состоял потерпевший с ним в договорных отношениях или нет.

В соответствии с п. 9 ч. 5 ст. 19 Федерального закона от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" пациент имеет право на возмещение вреда, причиненного здоровью при оказании ему медицинской помощи.

Согласно ст. 4 Закона Российской федерации от 7 февраля 1992 года N 2300-1 "О защите прав потребителей" продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), качество которого соответствует договору.

Как предусмотрено Правилами предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 4 октября 2012 года N 1006, исполнитель предоставляет платные медицинские услуги, качество которых должно соответствовать условиям договора, а при отсутствии в договоре условий об их качестве - требованиям, предъявляемым к услугам соответствующего вида. В случае если федеральным законом, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации предусмотрены обязательные требования к качеству медицинских услуг, качество предоставляемых платных медицинских услуг должно соответствовать этим требованиям (п. 27).

В соответствии с разъяснениями, данными в пункте 35 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 года N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", при рассмотрении дел о возмещении вреда, причиненного жизни, здоровью потребителя вследствие недостатков услуги, необходимо учитывать, что в соответствии со статьями 1095-1097 ГК РФ, пунктом 3 ст. 12 и пунктами 1-4 ст. 14 Закона о защите прав потребителей такой вред подлежит возмещению исполнителем в полном объеме независимо от его вины и независимо от того, состоял ли потерпевший с ним в договорных отношениях или нет.

На основании ст. 1096 ГК РФ вред, причиненный вследствие недостатков услуги, подлежит возмещению лицом, оказавшим услугу (исполнителем).

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего (ст. 1101 ГКРФ).

В силу ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Разрешая возникший спор и установив, что смерть К.Е.В ... была вызвана оказанием ей ООО "Центр пластической хирургии" медицинской услуги ненадлежащего качества, с существенными дефекатами, не отвечающей требованиям безопасности, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о необходимости удовлетворения заявленных требований к данному ответчику. При этом исходил из того, что ответчик должен нести ответственность за вред, причиненный действиями (бездействием) своих работников.

Суд счёл, что оснований для возложения ответственности на МУЗ "Станция скорой медицинской помощи г. Магнитогорска" и МУЗ "Городская больница N1 им. Дробышева Г.И." не имеется, поскольку допущенные данными ответчиками недостатки медицинской помощи К.Е.В ... не находятся в прямой причинно-следственной связи с наступившими неблагоприятными последствиями (смертью потерпевшей).

Суд не усмотрел виновных действий (бездействия) со стороны Министерства здравоохранения по Челябинской области по отношению к К.Е.В.., повлекших смерть последней, в связи с чем в удовлетворении требований к данному ответчику отказал.

Определяя размер подлежащего возмещению морального вреда, суд исходил из того, что жизнь и здоровье относятся к числу наиболее значимых человеческих ценностей, их защита должна быть приоритетной. Принял во

внимание степень нравственных страданий каждого из истцов, их родство и близость с погибшей, невосполнимость произошедшей утраты для Верзиловой Т.И. (матери) и К.С.М ... (малолетнего ребенка), возраст ребенка на момент смерти К.Е.В ... (5 лет), его глубокие переживания по этому поводу, перенесенный им стресс. Учел индивидуальные особенности самой потерпевшей: ее молодой возраст (25 лет), личностные качества, обстоятельство вступления Климентьева М.А. в новый брак, а также отсутствие со стороны ответчика попыток загладить причиненный истцам вред. Как-то, принести извинения, выплатить компенсацию, материальный ущерб, в частности, возместить расходы на операцию. Пришел к выводу о необходимости снижения заявленной истцами к компенсации суммы морального вреда, исходя из требований разумности и справедливости, характера нравственных страданий истцов, фактических обстоятельств причинения вреда.

Приведенные выводы суда первой инстанции соответствуют установленным обстоятельствам, представленным доказательствам, положениям закона, подлежащего применению к спорным правоотношениям, являются правильными. Оснований не соглашаться с такими выводами у судебной коллегии не имеется.

Доводы апелляционной жалобы ООО "Центр пластической хирургии" фактически сводятся к несогласию с заключением судебно-медицинской экспертизы, проведенной на основании определения суда Автономной некоммерческой организацией "Центральное Бюро независимых судебных экспертиз". Между тем, подобные доводы не влекут отмены решения, фактически направлены на переоценку выводов суда первой инстанции относительно представленных по делу доказательств. Между тем, все представленные по делу доказательства получили всестороннюю и объективную оценку со стороны суда по правилам ст. 67 ГПК РФ с точки зрения их относимости и допустимости каждое в отдельности, а также объективности и достаточности в их взаимосвязи и совокупности.

При обсуждении обозначенных выше доводов судебной коллегией учитывается, что директор ООО "Центр пластической хирургии" Марков В.И. был ознакомлен с заключением оспариваемой в жалобе экспертизы (т. 4 л.д. 7) непосредственно после получения её судом. Однако доказательств, опровергающих указанное заключение, со стороны данного ответчика представлено не было. Ответчик не заявил о назначении повторной экспертизы либо об оказании ему содействия в истребовании иных относимых доказательств. Представитель ООО "Центр пластической хирургии" не принимал участия в судебном заседании 14-16 сентября 2015 года, не заявил о своих сомнениях относительно данного доказательства, не обосновал такие доводы. В связи с чем суд первой инстанции обоснованно рассмотрел дело по имеющимся доказательствам.

Вопреки доводам апелляционной жалобы заключение экспертизы,

данное Автономной некоммерческой организацией "Центральное Бюро независимых судебных экспертиз", согласуется и не опровергается иными полученными в рамках уголовного дела и исследованными при рассмотрении настоящего спора заключениями экспертиз.

Так, из заключения эксперта N 1124, выполненного судебно-медицинским экспертом ГБУЗ "Челябинское областное бюро судебно-медицинской экспертизы" Щанкиным К.Г., следует, что смерть К.Е.В ... наступила от шока тяжелой степени, вызванного анестезией при проведении ей хирургического вмешательства с имплантацией искусственного внутреннего устройства (имплантатов молочных желез). Данным заключением указано на наличие прямой причинно-следственной связи между хирургическим вмешательством с имплантацией искусственного внутреннего устройства (имплантатов молочных желез), сопровождавшегося проведением анестезии (наркоза) потерпевшей, развитием последующих тяжелых осложнений (шок, вызванный анестезией, отек легких с развитием острой дыхательной недостаточности тяжелой степени, отек головного мозга с нарушением его функций) и смертью потерпевшей. В заключении содержится также вывод о том, что иные манипуляции, проведенные К.Е.В ... в лечебных учреждениях (дренирование пространства под правой молочной железой и правой плевральной полости, катетеризация правой подключичной вены, медицинские инъекции на левой верхней конечности, продленные реанимационные мероприятия, дефибрилляция сердца, торакотомия, прямой массаж сердца, искусственная вентиляция легких) к причине ее смерти отношения не имеют (т.1 л.д. 180-190; т.2 л.д.20-41).

Согласно заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы N 451, выполненной экспертами ГБУЗ "Челябинское областное бюро судебно-медицинской экспертизы", прямой причинно-следственной связи между дефектами медицинской помощи (отсутствие мониторирования электрокардиограммы и электрической дефибрилляции сердца при остановке у пациентки кровообращения, отсутствие во время операции контроля за уровнем гемоглобина, сахара крови, состоянием свертывающейся системы крови и других параметров организма) и развившимся тяжелым осложнением анестезиологического пособия и смертельным исходом не имеется. Выявленные при проведении проверки нарушения лицензионных требований к осуществлению медицинской деятельности, осуществляемой ООО "Центр пластической хирургии", и нарушения требований к оформлению медицинской документации по оказанию медицинской помощи К.Е.В.., такие как отсутствие документов, подтверждающих законное использование оборудования, договоров на техническое обслуживание медицинских изделий, отсутствие дополнительного профессионального образования и сертификата специалиста по специальности "организация здравоохранения и общественное здоровье" у руководителя ООО "Центр пластической хирургии" и дополнительного

медицинского профессионального образования и сертификата специалиста по специальности "анестезиология и реаниматология" у медицинской сестры в определенный период, отсутствие документов, подтверждающих осуществление ООО "Центр пластической хирургии" внутреннего контроля качества и безопасности медицинской деятельности, качества оказанной медицинской помощи К.Е.В.., а также дефекты ведения медицинской документации, не находятся в причинной связи со смертью К.Е.В ... (т. 2 л.д. 42-75).

Из заключения судебно-медицинской экспертизы N 62, выполненной комиссией врачей судебно-медицинских экспертов ГБУЗ "Челябинское областное бюро судебно-медицинской экспертизы", следует, что в случае, если обозначенные в медицинской карте К.Е.В.., заведенной в ООО "Центр пластической хирургии", параметры веса и роста - 53 и 164 соответственно относятся к данной пациентке, имеет место формальная передозировка Атракурия (Тракриума) при его фракционном введении, которая, при условии нахождения пациентки на ИВЛ не может привести к смертельным последствиям. Клинические проявления, возможной передозировки проявились увеличением времени миоплегии у пациентки, находившейся на искусственной вентиляции легких, во время проведения оперативного вмешательства (т.2 л.д. 76-98).

В соответствии с заключением судебно-медицинской экспертизы N 57 выполненной комиссия врачей судебно-медицинских экспертов ГБУЗ "Челябинское областное бюро судебно-медицинской экспертизы", на момент проведения судебно-медицинского исследования трупа К.Е.В ... каких-либо веществ, в том числе лекарственных и наркотических, в летальных (смертельных) концентрациях, могущих обусловить смерть, не имелось. Наличие в крови К.Е.В ... морфина в концентрации 0,23 мкг/мл может использоваться для угнетения дыхательного центра пациентов, находящихся на ИВЛ, однако в период нахождения пациентки на ИВЛ, установленная концентрация морфина, даже в пиковых токсических концентрациях не могла угрожать ее жизни (т.2 л.д. 99-117).

Наконец, судебно-медицинская экспертиза, проведенная Автономной некоммерческой организации "Центральное Бюро Независимых Судебных Экспертиз" в рамках рассмотрения настоящего гражданского дела, выявила следующие дефекты оказания медицинской помощи К.Е.В..:

- минутный объем вентиляции легких (МВЛ) 10 л./мин., установленный анестезиологом Яшиным Е.С., который впоследствии привел к смерти пациентки. Так, исходя из номограммы Энгстрема МВЛ должен был составлять с учетом сниженного в наркозе потребления кислорода организмом 5 л/мин., по более "щедрой", но грубой формуле Дабриняна, с учетом предполагаемой умеренной гипервентиляции - 6,3 л/мин. Таким образом, при первом расчете МВЛ превышен в 2 раза, а при втором - в 1,59 раза;

- недостаточный уровень обезболивания (анальгетического компонента

анестезиологического пособия), который впоследствии также привел к смерти пациентки. Как усматривается из карты анестезии К.Е.В.., в 16 часов 20 минут анестезиолог сократил подачу фторотана ниже минимальной дозы, необходимой для поддержания наркоза, что привело к вероятному пробуждению пациентки. Тогда как хирург, в соответствии с планом операции, в это время выполнял весьма болезненные манипуляции (радиальные разрезы) в высокочувствительной зоне грудных желез. Испытанный К.Е.В ... в этот момент сильный поток болевых импульсов, проявился в росте артериального давления, учащения пульса, непроизвольной двигательной активности, что привело к повышению уровня катехоламинов (адреналина) в крови, которые, в свою очередь, и вызвали развитие одной из фатальных, жизнеугрожающих аритмий;

- отсутствие монитора ЭКГ, в нарушение приказа N 315н от 13 апреля 2011 года "Об утверждении порядка оказания анестезиолого-реанимационной помощи взрослому населению", что не позволило обнаружить желудочковую экстрасистолию и тахиоритмию, фибрилляцию желудочков, которые впоследствии привели к клинической смерти;

- отсутствие (неработоспособность) дефибриллятора в операционной, как грубое нарушение приказа N 315н от 13 апреля 2011 года "Об утверждении порядка оказания анестезиолого-реанимационной помощи взрослому населению".

Названным заключением были также установлены недостатки ведения медицинской документации, оказания К.Е.В ... медицинской помощи в МУЗ "Городская больница N 1 им. Дробышева Г.И.". Так, в нарушение п. 26 приказа Министерства здравоохранения Российской Федерации N 315н от 13 апреля 2011 года "Об утверждении порядка оказания анестезиолого-реанимационной помощи взрослому населению" отсутствовала карта реанимационного больного (аналог анестезиологической карты), не заполнен лист назначений.

Кроме того, экспертная комиссия пришла к выводу о необоснованности указанного К.Е.В ... в ООО "Центр пластической хирургии" диагноза - анафилактический шок, поскольку из представленных материалов, следует, что из-за недостаточной анальгезии и на фоне гипервентиляции с применением сенсабилизирующего агента -фторотана, у К.Е.В ... во время операции наступила клиническая смерть, с последующим развитием необратимых повреждений мозга, постреанимационной болезни и, как ее распространенного исхода, биологической смерти. Выбранный анестезиологом уровень анальгетического компонента был явно недостаточным, в данном случае практически отсутствовал, что привело к угрозе жизни и неблагоприятным последствиям для здоровья, а также вызвало угрожающее жизни состояние (клиническую смерть с необратимыми повреждениями мозга, последующим развитием постреанимационной болезни). Данные последствия не могли быть компенсированы организмом К.Е.В ... самостоятельно.

Эксперты пришли к категорическому выводу о том, что между дефектами и недостатками оказания медицинской помощи К.Е.В ... в ходе лечения в ООО "Центр пластической хирургии" и вредом, причиненным ее жизни и здоровью, имеется прямая причинная связь, поскольку вышеуказанные дефекты оказания медицинской помощи привели к клинической смерти и необратимым последствиям повреждения мозга К.Е.В.., развитию постреанимационной болезни, а в последствии - к биологической смерти (т.З л.д. 56-64).

В соответствии с частями 2, 3 ст. 86 ГПК РФ заключение эксперта должно содержать подробное описание проведенного исследования, сделанные в результате его выводы и ответы на поставленные судом вопросы. Заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в ст. 67 настоящего Кодекса.

Согласно ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Проанализировав содержание заключения судебно-медицинской экспертизы, проведенной по настоящему делу Автономной некоммерческой организацией "Центральное Бюро Независимых Судебных Экспертиз", судебная коллегия приходит к выводу о том, что указанное заключение в полном объеме отвечает требованиям ст. 86 ГПК РФ. Заключение подготовлено лицами, обладающими соответствующей компетенцией, является мотивированным, содержит подробное описание произведенных исследований, сделанные по их результатам выводы и обоснованные ответы на поставленные вопросы. Основания для сомнения в его правильности, а также в беспристрастности и объективности эксперта отсутствуют, поскольку заключение экспертов является достаточно полным и ясным, выводы имеют однозначное толкование. В связи с чем, данное заключение правомерно было принято судом первой инстанции, как относимое и допустимое доказательство по делу, получило оценку со стороны суда первой инстанции в совокупности с иными имеющимися по делу доказательствами, согласуется и не противоречит экспертным исследованиям, проведенным в рамках расследования уголовного дела. Выводы имеющихся в материалах данного гражданского дела судебно-медицинских экспертиз не противоречат друг другу, а дополняют и конкретизируют друг друга. Доказательств, опровергающих выводы судебно-медицинской экспертизы, проведенной Автономной некоммерческой организации "Центральное Бюро Независимых Судебных Экспертиз", суду не представлено.

Что касается доводов подателя жалобы со ссылкой на новую полученную в рамках уголовного дела экспертизу на безосновательность выводов экспертов АНО "Центральное Бюро Независимых Судебных Экспертиз", то в силу ст. 67 ГПК РФ данное доказательство не имеет для суда заранее установленной силы. В связи с чем подлежит исследованию и оценке наряду с другими представленными по делу доказательствами. Более того, вопреки доводам ответчика, исходя из буквального прочтения приложенной к ходатайству заключения экспертизы, выводов, однозначно опровергающих экспертное заключение, полученное в рамках настоящего дела, новое заключение не содержит.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами апелляционной жалобы о том, что требования Климентьева М.А., предъявленные истцом в рамках настоящего дела, ранее уже были предметом судебного рассмотрения и по ним принято решение.

В соответствии с положениями абзаца 3 ст. 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу в случае, если имеется вступившее в законную силу и принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда.

Из искового заявления Климентьева М.А. к ООО "Центр пластической хирургии" о компенсации морального вреда, причиненного смертью супруги К.Е.В ... во время проведения ей операции 15 мая 2012 года, поданного им в Правобережный районный суд г. Магнитогорска Челябинской области, следует, что основаниями ранее предъявленных и разрешенных требований являлось некачественное оказание К.Е.В ... медицинской услуги в ООО "Центр пластической хирургии" со ссылкой на положения ст. 7 Федерального закона от 07 февраля 1992 года N 2300-1 "О защите прав потребителей". Решением Правобережного районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 06 ноября 2013 года в удовлетворении указанного иска Климентьеву М.А. отказано за недоказанностью заявленных требований, решение вступило в законную силу (т.1 л.д. 210-219). Тогда как настоящие требования истца основаны на небезопасном оказании К.Е.В ... медицинской услуги, допущении при оказании этой услуги существенных недостатков, повлекших её смерть. Перечисленные в настоящем иске обстоятельства не выяснялись Правобережным районным судом г. Магнитогорска Челябинской области, оценка им не давалась.

На основании изложенного судебная коллегия находит обоснованным вывод суда первой инстанции о том, что вышеуказанные обстоятельства исключают тождественность данных требований, что в настоящем деле имеют место иные основания иска. В связи с чем оснований для прекращения производства по делу в части требований Климентьева М.А. у суда первой инстанции по правилам абз.З ст.220 ГПК РФ не имелось.

Доводы жалобы о том, что в ходе расследования уголовного дела по

факту смерти К.Е.В.., наличия существенных нарушений при оказании анестезиологического пособия, находящихся в прямой причинно-следственной связи со смертью последней, не установлено, являются несостоятельными. Производство по указанному уголовному делу не прекращено, возобновлено 22 октября 2015 года, при этом какого-либо процессуального решения не принято (т. 6 л.д. 156).

Вместе с тем, находя законными, обоснованными выводы суда первой инстанции о необходимости частичного удовлетворения заявленных требований, возложении ответственности за причиненный вред на ООО "Центр пластической хирургии", судебная коллегия в то же время не может согласиться с выводом суда о виновных действиях сотрудников ООО "Центр пластической хирургии" при проведении операции К.Е.В..

На основании части 1 ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

Согласно части 1 ст. 196 ГПК РФ при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены, и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

Ответственность за вред, причиненный жизни и здоровью потребителя услугой ненадлежащего качества, в силу ст. 1095 ГК РФ, ст. 14 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" наступает вне зависимости от вины исполнителя в наступлении неблагоприятных последствий. Следовательно, обстоятельство наличия либо отсутствия вины сотрудников ООО "Центр пластической хирургии" в наступлении смерти К.Е.В ... не являлось юридически значимым при рассмотрении настоящего дела, не подлежало установлению судом.

Более того, сотрудники ООО "Центр пластической хирургии" не были привлечены к участию в настоящем деле в качестве ответчиков, выступали по делу третьими лицами. Между тем, объем процессуальных прав и обязанностей ответчиков и третьих лиц, определенный процессуальным законом, различен.

С учетом изложенного, судебная коллегия полагает, что вывод суда первой инстанции в рамках настоящего дела о виновных действиях сотрудников ООО "Центр пластической хирургии" при проведении операции К.Е.В ... является преждевременным. В связи с чем подлежит исключению из принятого решения.

Кроме того, судебная коллегия приходит к выводу о необходимости дополнения состоявшегося решения суда первой инстанции в связи со следующим.

С учетом сложившихся между К.Е.В. и ООО "Центр пластической хирургии" правоотношений, К.Е.В ... вправе была

рассчитывать на то, что услуга, оказанная ей ответчиком, в виде выполненной операции, будет отвечать требованиям качества и безопасности, о чем прямо указано в заключенном между ними договоре.

При рассмотрении настоящего спора по существу судом первой инстанции было установлено наличие прямой причинно-следственной связи между дефектами оказания медицинской помощи (услуги) ООО "Центр пластической хирургии" и смертью К.Е.В..

Как обосновано выше, к правоотношениям сторон подлежат применению нормы Закона Российской Федерации "О защите прав потребителя".

Согласно п. 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей" при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с исполнителя за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере 50 % от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

В соответствии с п. 46 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 года N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду.

Поскольку в настоящем случае требования потребителя к исполнителю услуги обжалуемым решением удовлетворены, в пользу потребителя надлежит взыскать штраф в указанном выше размере. Подобного вывода обжалуемое решение не содержит, что нарушает права и законные интересы истцов.

Определяя размер подлежащего взысканию штрафа, судебная коллегия исходит из размера компенсации морального вреда, определенного к взысканию судом первой инстанции, полагает необходимым взыскать с ООО "Центр пластической хирургии" штраф за невыполнение требований потребителя в добровольном порядке в пользу Верзиловой Т.И. в размере *** рублей, в пользу Климентьева М.А. - в размере *** рублей, в пользу Климентьева М.А., действующего в интересах несовершеннолетнего К.С.М.., - в размере *** рублей.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 326, 328-330 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Принять отказ прокурора Орджоникидзевского района г.

Магнитогорска Челябинской области от апелляционного представления на решение Орджоникидзевского районного суда г.Магнитогорска Челябинской области от 16 сентября 2015 года, производство по данному апелляционному представлению прекратить.

Решение Орджоникидзевского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 16 сентября 2015 года изменить. Исключить из данного решения вывод о виновных действиях сотрудников ООО "Центр пластической хирургии" при проведении операции К.Е.В..

Дополнить указанное решение суда. Взыскать с ООО "Центр пластической хирургии" штраф за невыполнение требований потребителя в добровольном порядке в пользу Верзиловой Т.И. в размере ***) рублей, в пользу Климентьева М.А.- в размере 250000 (двухсот пятидесяти тысяч) рублей, в пользу Климентьева М.А., действующего в интересах несовершеннолетнего К.С.М., - в размере ***) рублей.

В остальной части данное решение оставить без изменения, а апелляционную жалобу ООО "Центр пластической хирургии" - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.