Апелляционное определение СК по гражданским делам Псковского областного суда от 19 января 2016 г. по делу N 33-83/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Псковского областного суда от 19 января 2016 г. по делу N 33-83/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Псковского областного суда

в составе председательствующего Хряпиной Е.П.

судей Виноградовой О.А., Белоноговой Н.Ю.

при секретаре Шевчук В.С.

рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционной жалобе представителя истца БА-ИК на решение Псковского районного суда Псковской области от 29 октября 2015 года, которым постановлено:

"В удовлетворении исковых требований БА к БГ об истребовании имущества из чужого незаконного владения - отказать.

Встречные исковые требования БН к БА о признании декларации об объекте недвижимого имущества недействительной, признании права собственности отсутствующим на дом, признании права собственности на дом, признании недействительным в силу ничтожности договора купли-продажи земельного участка и применении последствий недействительности сделки - удовлетворить частично.

Признать отсутствующим право собственности БА на дом, площадью 54 кв.м., с условным номером 60-60-01/008/2012-257, расположенный по адресу: "****"

Признать за БГ право собственности на дом, площадью 54 кв.м., с условным номером 60-60-01/008/2012-257, расположенный по адресу: "****"

В остальной части исковых требований БГ отказать.

Взыскать с БА в пользу БГ государственную пошлину в размере 3500 рублей.

Выслушав доклад судьи Хряпиной Е.П., объяснения представителя истца БА-КИ поддержавшего доводы апелляционной жалобы, объяснения представителя ответчика БГ-ТС., возражавшей против доводов апелляционной жалобы судебная коллегия

установила:

Истица обратилась в суд с иском к БГ об истребовании из незаконного владения ответчика земельного участка площадью 1642 кв.м с КН (****):55, расположенного по адресу: "****" и расположенного на нем нежилого дома площадью 54 кв.м.

В обоснование иска указала, что она является собственником указанного земельного участка на основании договора купли-продажи земельного участка от 08.08.2009 года N 238 и собственником расположенного на нем дома на основании декларации об объекте недвижимого имущества от 03.03.2012 года, права зарегистрированы в установленном законом порядке.

Указала, что с апреля 2012 года ответчик, пользуясь временным отсутствием истца в г. Пскове в связи с обучением в Тверской медицинской академии, самовольно занял принадлежащий истице дом и земельный участок, сменил замки на калитке забора, тем самым незаконно завладел принадлежащим ей имуществом.

В судебном заседании суда первой инстанции представитель истицы БА-КИ исковые требований и доводы в их обоснование поддержал.

Ответчик БГ иск не признал и обратился в суд со встречным иском, уточненным в порядке ст. 39 ГПК РФ, к БА о признании недействительным в силу ничтожности договора купли-продажи земельного участка от 08.08.2009 года, заключенного между БГ и БА и о признании за ним права собственности на спорный нежилой дом.

В обосновании встречных исковых требований указал, что на момент заключения договора купли-продажи земельного участка на нем находился построенный и готовый к эксплуатации нежилой дом, являющийся самостоятельно учитываемым объектом недвижимости, продавать который он намерения не имел, поскольку возвел его своими силами за счет принадлежащих лично ему денежных средств для личного использования. Поскольку пункт 4 статьи 35 Земельного Кодекса Российской Федерации запрещает отчуждение земельного участка без находящихся на нем здания, строения, сооружения в случае принадлежности и того и другого вида имущества одному лицу, то сделка купли-продажи земельного участка, совершенная с истицей в августе 2009 года, является ничтожной по основаниям, предусмотренным статьей 168 Гражданского Кодекса Российской Федерации, в связи с чем просил возвратить земельный участок в его собственность с аннулированием записей о правах истицы на данный земельный участок. Поскольку нежилой дом он возвел сам для себя, указывает на наличие предусмотренных статьей 218 Гражданского кодекса РФ оснований для признания за ним права собственности с одновременным признанием отсутствующим такого права у истицы с аннулированием записи о регистрации ее права собственности на данный объект недвижимости.

В судебном заседании суда первой инстанции БГ поддержал заявленные им встречные исковые требования и доводы в их обоснование. Возражая против удовлетворения требований об истребовании земельного участка из чужого незаконного владения, БГ указал на пропуск истицей срока исковой давности, установленного статьей 196 ГК РФ в три года, который должен исчисляться с августа 2009 года и который истек соответственно в августе 2012 года, поскольку земельный участок истице не передавался, оставался в пользовании и владении БГ и о нарушении своих прав она должна была знать с момента заключения сделки.

Представитель БА. - адвокат КИ в судебном заседании суда первой инстанции встречный иск не признал, просил о применении пропуска срока исковой давности к требованиям о признании сделки купли-продажи земельного участка недействительной и об отказе по этим основаниям в удовлетворении иска, указывая на то, что срок следует исчислять с момента заключения оспариваемой сделки - с августа 2009 года и считать истекшим в августе 2012 года. Дополнительно пояснил, что спорный нежилой дом являлся совместной собственностью супругов и фактически был передан в собственность БА одновременно с передачей в ее собственность земельного участка, поскольку рассматривался в качестве единого целого с землей, в последующем строительные работы по улучшению дома производились супругами совместно за счет совместных средств в интересах их общей дочери без намерения создания для них самих права собственности на него. Полагал доводы ответчика БГ о недействительности декларации несостоятельными, поскольку приведенные в их обоснование нормы права не содержат положений о том, что объект недвижимого имущества должен быть создан или возведен собственником земельного участка исключительно за счет своих сил и средств.

Представитель третьего лица Управления Росреестра по Псковской области, извещенный надлежащим образом о дате и времени рассмотрения дела в судебное заседание не явился, в заявлении суду просил рассмотреть дело в его отсутствии, оставляя удовлетворение требований на усмотрение суда.

Представитель третьего лица ФГБУ "ФКП Росреестра" по Псковской области, представитель третьего лица Администрации СП "Логозовская волость", в судебное заседание не явились, о месте и времени рассмотрения дела извещены надлежащим образом.

Судом постановлено указанное решение.

В апелляционной жалобе представитель истца БА-КИ ставит вопрос об отмене решения суда как незаконного и необоснованного. Полагает, что постановленным решением нарушаются права истца, выводы суда первой инстанции, изложенные в решении, не соответствуют обстоятельствам дела. Податель жалобы не согласен с выводом суда о том, что истицей пропущен срок исковой давности для обращения в суд с иском, поскольку о нарушении своих прав истица узнала только летом 2014 года по возвращению в Псков из Твери после окончания института.

Аппелянт указывает на противоречивость выводов суда первой инстанции. В частности, указывает, что суд первой инстанции пришел к выводу о том, что право собственности истицы на спорный жилой дом отсутствует, при этом отказал ответчику в удовлетворении иска о признании поданной истицей декларации об объекте недвижимости недействительной. Кроме того, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что ответчик БГ является собственником спорного дома, несмотря на то, что данный вывод суда не подтверждается имеющимися в деле доказательствами, и установлено, что земельный участок продавался вместе с домом в интересах дочери до расторжения между супругами Б брака в 2012 году.

По мнению подателя жалобы, судом первой инстанции нарушены нормы материального права, а также не применен закон, подлежащий применению, в частности, положения статьи 34 Семейного Кодекса Российской Федерации, принятым решением нарушены права бывшей супруги БИ, которая вправе претендовать на причитающуюся ей по закону долю в праве собственности на нежилой дом.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель истца БА-КИ поддержал доводы апелляционной жалобы, просил об её удовлетворении.

Представитель ответчика БГ-ТС возражала против доводов апелляционной жалобы, указывая на законность и обоснованность решения суда первой инстанции.

Выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, проверив материалы дела, с учетом доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со статьей 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Установлено, что 08.08.2009 года между БА и ее отцом БГ заключен договор N 238 купли-продажи спорного земельного участка общей площадью 1500 кв.м, расположенного по адресу: "****" относящегося к категории- земли населенных пунктов, с разрешенным использованием для индивидуального садоводства. Право собственности БА зарегистрировано в установленном законом порядке 01 сентября 2009 года.

Оценивая законность и обоснованность решения суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении исковых требований БГ. о признании указанной сделки купли-продажи земельного участка недействительной и применении последствий недействительности сделки, судебная коллегия учитывает следующее.

Согласно пункту 2 статьи 209 ГК РФ собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону, иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе совершать с имуществом гражданско-правовые сделки, распоряжаться иным образом.

В соответствии с подп. 5 п. 1 ст. 1 ЗК РФ одним из основных принципов земельного законодательства является принцип единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов, согласно которому все прочно связанные с земельными участками объекты следуют судьбе земельных участков, за исключением случаев, установленных федеральными законами.

В развитие данного принципа пункт 4 статьи 35 ЗК РФ запрещает отчуждение земельного участка без находящихся на нем здания, строения, сооружения в случае, если они принадлежат одному лицу.

Из приведенных нормативных положений Земельного кодекса Российской Федерации следует, что продажа земельного участка без находящегося на нем строения в случае принадлежности и того и другого вида имущества одному лицу будет нарушать установленный законом запрет.

Заключая договор купли-продажи земельного участка, стороны знали, что на нем находится нежилой дом, не зарегистрированный в установленном законом порядке. Судебная коллегия приходит к выводу, что при заключении договора купли-продажи земельного участка был нарушен установленный п. 4 ст. 35 ЗК РФ запрет на отчуждение земельного участка без расположенных на нем объектов недвижимости, принадлежащих одному лицу, в связи с чем, договор купли-продажи, в силу ст. 168 ГК РФ, является ничтожной сделкой, не порождающей каких-либо юридических последствий.

Однако судом первой инстанции правильно применены нормы гражданского законодательства, регулирующие сроки исковой давности, и обоснованно отказано в удовлетворении соответствующих исковых требований БГ. о признании сделки недействительной в связи с пропуском срока исковой давности.

В соответствии со статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, действовавшей в момент заключения договора купли-продажи земельного участка, сделка, не соответствующая закону или иным правовым актам, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушений.

В соответствии со статьей 196 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности устанавливается в три года.

В соответствии со статьей 200 Гражданского Кодекса Российской Федерации, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

В соответствии со статьей 181 Гражданского Кодекса Российской Федерации срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по данному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Исполнение договора купли-продажи земельного участка началось датой его подписания, поскольку стороны сдали соответствующие документы для регистрации перехода права собственности с целью реализации условий договора.

Исчисление срока следует производить с 08 августа 2009 года. Срок исковой давности истек 08 августа 2012 года.

В силу положений статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации истечение срока исковой давности является основанием для вынесения судом решения об отказе в иске.

В то же время судом первой инстанции обоснованно удовлетворены исковые требования БГ о признании за ним права собственности на нежилой дом, возведенный им.

В соответствии со статьей 218 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.

Нежилой дом возведен БГ в период, когда он являлся собственником земельного участка, предоставленного ему на основании распоряжения Администрации Логозовского сельского совета N 14 от 25.04.1993 года, в подтверждение чего ему было выдано свидетельство N 147/837 от 27.04.1993 года.

Необходимость получения разрешения органа местного самоуправления на строительство нежилого дом на земельном участке, предоставленном для индивидуального садоводства, действовавшим законодательством не предусмотрено. К августу 2009 года нежилой дом был возведен и являлся самостоятельным объектом права. Его эксплуатация возможна с октября 2004 года, что подтверждено представленными БГ доказательствами, в том числе договором энергоснабжения данного дома от 28.10.2004 года.

Таким образом, нежилой дом возведен собственником земельного участка в соответствии с требованиями закона, и в силу статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации у него возникло право собственности на него. Отсутствие государственной регистрации права собственности БГ на возведенный им дом, не умаляет его право в отношении данного объекта недвижимости, которое подлежит защите в судебном порядке при его оспаривании.

Спорный нежилой дом учтен как объект недвижимости в ГКН по декларации, поданной представителем БА-БИ ... Как правильно указал суд первой инстанции, декларация правоустанавливающим документом не является, содержит описание технических характеристик объекта недвижимости с целью его идентификации. Поэтому оснований для признания самой декларации недействительной, что повлекло бы за собой аннулирование записи об учете данного объекта, не имеется.

При указанных обстоятельствах решение суда об отказе в признании декларации недействительной и о признании за БГ. права собственности на жилой дом является правильным, оснований для вмешательство в решение суда первой инстанции в указанной части судебная коллегия не находит.

Доказательства намерения продажи БГ. данного дома БА суду не представлены. Довод истицы и ее представителя о том, что фактически продавался земельный участок с расположенным на нем объектом, не подтверждены доказательствами, опровергаются доводами БГ Указание на продажу земельного участка с расположенными на нем объектами в тексте договора продажи земельного участка отсутствует.

Принцип единства объекта недвижимости в нормах законодательства, в том числе в нормах Земельного кодекса Российской Федерации, не закреплен. Напротив, статья 130 ГК РФ относит к недвижимому имуществу и называет в качестве самостоятельных объектов гражданских прав земельные участки и объекты строительства, не определяя их в качестве единого имущественного комплекса.

Кроме того, доказательством принадлежности конкретному лицу недвижимого имущества, включая объекты строительства, является не только государственная регистрация права на эти объекты. При отсутствии государственной регистрации право собственности доказывается с помощью любых предусмотренных процессуальным законодательством доказательств, подтверждающих возникновение этого права у истца (пункт 36 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 10/22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав").

Отсутствие воли БГ на прекращение его права на объект строительства при совершении договора купли-продажи земельного участка подтверждает также и то обстоятельство, что государственная регистрация перехода прав на недвижимое имущество от БГ к БА. произошла только в отношении земельного участка.

Согласно статье 301 ГК Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. Названная статья ГК Российской Федерации закрепляет один из вещно-правовых способов защиты права собственности - виндикацию. Виндикационный иск может быть заявлен в течение трех лет со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Статья 199 Гражданского Кодекса Российской Федерации предусматривает, что требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности. Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Статьей 198 Гражданского Кодекса Российской Федерации установлено, что сроки исковой давности и порядок их исчисления не могут быть изменены соглашением сторон.

Представителем ответчика БГ-ТС заявлено о пропуске срока исковой давности к требованиям БА. по тем основаниям, что БА. было известно о нарушении ее права с момента регистрации права собственности на земельный участок, поскольку передача земельного участка в ее владение не производилась. Земельный участок оставался в пользовании и владении его прежнего собственника БГ., мер к истребованию имущества из владения БГ. истица ранее не предпринимала.

Разрешая спор и отказывая БА в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из пропуска ею срока исковой давности для обращения в суд с настоящим иском, который суд исчислял с момента совершения сделки в августе 2009 года.

Судебная коллегия не может согласиться с данным выводом суда первой инстанции.

Из установленных обстоятельств следует, что о нарушении своего права БА узнала только летом 2014 года, когда возвратилась на постоянное место жительства в г.Псков из г.Тверь, где находилась на очном обучении и проживала с сентября 2009 года. Поэтому срок исковой давности следует исчислять с лета 2014 года, когда для нее ответчиком были созданы реальные препятствия в пользовании земельным участком. Данный срок истицей не пропущен и ее требования должны быть разрешены по существу.

Оценивая обоснованность иска БА. об истребовании земельного участка из чужого незаконного владении БГ судебная коллегия приходит к выводу о том, что отсутствуют основания для его удовлетворения, поскольку право собственности за БА зарегистрировано на основании ничтожной сделки, на земельном участке находится нежилой дом собственником которого является ответчик и который имеет право пользования земельным участком в связи с пользованием расположенным на нем жилым домом.

В целом решение суда первой инстанции соответствует требованиям закона, отсутствуют предусмотренные статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены или изменения решения суда.

Доводы апелляционной жалобы не могут повлечь отмену решения, они аналогичны позиции стороны истца, изложенной в суде первой инстанции, которой дана надлежащая оценка судом первой инстанции в мотивированном судебном акте.

Довод апелляционной жалобы о неприменении судом первой инстанции положений статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, не может повлечь отмену оспариваемого апеллянтом судебного постановления, поскольку требования о признании спорного имущества (нежилого дома) общим совместным имуществом супругов в рамках рассмотрения данного гражданского дела не заявлялись и судом не рассматривались. БИ с самостоятельными исковыми требованиями относительно данного спорного имущества для рассмотрения их в пределах данного гражданского дела, не обратилась.

Руководствуясь статьями 328 и 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Псковского районного суда Псковской области от 29 октября 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя истца БА-КИ - без удовлетворения.

 

Председательствующий /подпись/ Хряпина Е.П.

 

Судьи /подписи/ Виноградова О.А.

Белоногова Н.Ю.

Копия верна.

 

Судья Псковского областного суда Хряпина Е.П.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.