Апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 02 марта 2016 г. по делу N 33-1338/2016 (ключевые темы: медицинская помощь - медицинская документация - пособия - медицинские организации - нетрудоспособность)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 02 марта 2016 г. по делу N 33-1338/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда в составе:

председательствующего Осадчей Е.А.

судей Утенко Р.В., Кутыревой О.М.

при секретаре Афонине А.Л.

рассмотрела в судебном заседании 02 марта 2016 года

дело по апелляционным жалобам представителя Резник Л.Б. - Харламовой Л.А., НУЗ "Отделенческая клиническая больница на станции Омск-Пассажирский" ОАО "Российские железные дороги" на решение Ленинского районного суда " ... " от " ... ", которым постановлено:

"Исковые требования Полторацкой Т. В. удовлетворить частично.

Взыскать с Негосударственного учреждения здравоохранения "Отделенческая клиническая больница на станции Омск - Пассажирский" ОАО "Российские железные дороги" в пользу Полторацкой Т. В. компенсацию морального вреда в размере " ... ", штраф в размере " ... ", почтовые расходы в размере " ... ", всего в размере " ... ".

В остальной части иска - отказать.

Взыскать с Негосударственного учреждения здравоохранения "Отделенческая клиническая больница на станции Омск-Пассажирский" ОАО "Российские железные дороги" государственную пошлину в бюджет " ... " в размере " ... ".

Взыскать с Негосударственного учреждения здравоохранения "Отделенческая клиническая больница на станции Омск-Пассажирский" ОАО "Российские железные дороги" в пользу Бюджетного учреждения здравоохранения Омской области "Бюро судебно-медицинской экспертизы" расходы по проведению экспертизы в размере " ... "".

Заслушав доклад судьи Утенко Р.В., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Полторацкая Т.В. обратилась с иском к НУЗ "Отделенческая клиническая больница на станции Омск-Пассажирский" ОАО "Российские железные дороги" о возмещении ущерба, компенсации морального вреда. Истец указала, что заключила с ответчиком договоры на оказание платных медицинских услуг в связи с наличием у нее заболеваний правой стопы, находилась в стационаре на лечении с " ... " по " ... " В связи с отсутствием положительных результатов лечения работниками учреждения " ... " ей была проведена операция: таранно-пяточный и таранно-ладьевидный артродез правой стопы. После снятия швов " ... " нога имела сильную отечность. До " ... " на ногу была наложена лангета, после снятия которой сохранялась отечность ноги, рана не заживала. Дальнейшее проведенное в мае и " ... " г. лечение эффекта не дало, и истец в " ... " г. в срочном порядке была направлена участковым травматологом в БУЗОО "КМХЦ", где ей поставлен диагноз "Хронический послеоперационный остеомиелит, свищевая форма. Инородные тела (винты)", были проведены две операции по устранению дефектов.

При оказании истице медицинской помощи в учреждении имелись недостатки, действия (бездействие) медицинских работников находятся в причинно-следственной связи с развившимся у нее хроническим послеоперационным остеомиелитом, вследствие неправильного лечения истице повторно проведена операция по удалению металлической конструкции из ступни. В результате операции не была достигнута цель -сращение костей между собой, что вызвано нарушением техники ее выполнения, недостаточной резекцией тканей суставных поверхностей, непроведением ряда диагностических мероприятий, имела место недооценка состояний больной.

Истец просила взыскать в ее пользу стоимость оказанных некачественных медицинских услуг в сумме " ... ", расходы на приобретенные препараты " ... ", компенсацию морального в вреда сумме " ... ", почтовые расходы " ... ", штраф в размере 50% от сумм присужденной судом в пользу потребителя, возложив на ответчика оплату расходов по проведению экспертизы.

Истец Полторацкая Т.В. в судебное заседание не явилась.

Представитель истца Сбитнев Е.А. исковые требования поддержал, пояснил, что несмотря на то, что экспертным заключением прямой причинно-следственной связи между действиями работников и развившимся у истицы остеомиелитом не установлено, однако установлены дефекты при оказании медицинской помощи: при проведении операции и при ведении истца на послеоперационном этапе.

Представитель НУЗ "Отделенческая клиническая больница на станции Омск-Пассажирский" ОАО "Российские железные дороги" Тарасова Ю.В. иск не признала, пояснив, что истцу в учреждении оказана качественная и в полном объеме медицинская помощь, развившиеся осложнения вызваны не действиями врачей, а активацией собственной патогенной микрофлоры истца. Возможно, что были недочеты при диагностике, но они были вызваны не непрофессиональными действиями персонала, а сложностью заболевания и индивидуальными особенностями пациента. Дефекты оформления медицинской документации были, но они не повлияли на качество оказанных услуг. Ни один из экспертов точно не высказался о наличии дефектов при оказании медицинских услуг.

Третьи лица Резник Л.Б. и Силантьев В.Н. в судебное заседание не явились, о времени и месте рассмотрения иска извещены надлежаще.

Их представитель Харламова Л.А. иск не признала, указала, что длительность операции истцу свидетельствует о том, что при ее проведении тщательно были зачищены поверхности, что дало эффект щели на послеоперационных снимках. Поскольку вред здоровью не был установлен, оснований для компенсации морального вреда не имеется. Остеомиелит развился в результате имеющихся внутренних заболеваний у истицы.

Дело рассмотрено в отсутствие представителей БУЗ Омской области "Клинический медико-хирургический центр Министерство здравоохранения Омской области", Министерства здравоохранения Омской области, третьего лица Кобловой Л.Ю., надлежаще извещенных о времени и месте судебного разбирательства.

Судом постановлено изложенное выше решение.

В апелляционной жалобе представитель Резника Л.Б. Харламова Л.А. просит отменить решение суда и принять новое решение, не соглашается с заключением эксперта, положенным в основу выводов суда, по основаниям его необоснованности и неполноты. Апеллянт указывает, что показателем качества работы врача явился факт сращивания или не сращивания костей правой стопы, что можно установить только рентгенологическим снимком. Эксперт Черепанов познаниями в области рентгенографии не обладает, следовательно, не мог основывать свои выводы на анализе снимков. При этом эксперт Игнатьев подтвердил факт начала процесса сращивания костей, что указывает на качественно проведенную операцию. Экспертным заключением установлено, что причиной возникновения остеомиелита является не ошибки в работе врачей, а особенности организма истицы. Апеллянт утверждает, что по инициативе самой истицы были удалены винты из кости, что не позволило закончиться процессу сращивания костей.

В апелляционной жалобе представитель НУЗ "Отделенческая клиническая больница на станции Омск-Пассажирский" ОАО "Российские железные дороги" - Тарасова Ю.В. просит отменить решение суда и принять новое решение об отказе в иске, также не соглашаясь с выводами экспертизы в части установления дефекта операционного пособия и недооценку состояния пациентки. Апеллянт указывает, что поскольку прямой причинно-следственной связи между действиями работника и причинением истице какого-либо вреда не установлено, то оснований для компенсации морального вреда у суда не имелось.

В возражениях на апелляционную жалобу Омский транспортный прокурор Козловский Д.В., а также представитель Полторацкой Т.В. Сбитнев Е.А. находит решение суда законным и обоснованным, жалобы не подлежащими удовлетворению.

В судебном заседании представитель Резника Л.Б. Харламова Л.А. и представитель НУЗ "Отделенческая клиническая больница на станции Омск-Пассажирский" ОАО "Российские железные дороги" Тарасова Ю.В. поддержали доводы поданных ими апелляционных жалоб.

Представитель истца Полторацкой Т.В. Сбитнев Е.А. просил в удовлетворении апелляционных жалоб отказать.

Иные лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились, о времени и месте рассмотрения жалоб извещены надлежаще.

Выслушав пояснения сторон, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

В соответствии с пунктом 9 части 5 статьи 19 Федерального закона от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" пациент имеет право на возмещение вреда, причиненного здоровью при оказании ему медицинской помощи.

В силу частей 2, 3 статьи 98 указанного Федерального закона медицинские организации, медицинские работники и фармацевтические работники несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации за нарушение прав в сфере охраны здоровья, причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи.

Вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, возмещается медицинскими организациями в объеме и порядке, установленных законодательством Российской Федерации.

В силу п. п. 1, 2 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 года N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", установленная статьей 1064 Гражданского кодекса РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Статья 1095 ГК РФ, устанавливая основания возмещения вреда, причиненного вследствие недостатков услуги, в том числе и медицинской, гласит, что вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков услуги, подлежит возмещению лицом, оказавшим услугу (исполнителем), независимо от их вины и от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет.

Согласно положениям ст. 1098 ГК РФ исполнитель работы или услуги освобождается от ответственности в случае, если докажет, что вред возник вследствие нарушения потребителем установленных правил пользования результатами работы, услуги или их хранения.

Применительно к медицинской помощи вопрос о качестве оказанных пациенту (потребителю) услуг ставится не сам по себе, а, как правило, в связи с наступлением тех или иных неблагоприятных последствий как платного, так и бесплатного лечения. Соответственно, в этом случае спор переходит в плоскость возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью пациента ст.ст. 1084, 1085 ГК РФ.

Как видно из материалов дела, " ... " Полторацкая Т.В. поступила в НУЗ ОКБ на " ... " - Пассажирский ОАО "РЖД" с жалобами на боль в правом подтаранном суставе, усиливающуюся при движении, отек, деформацию правой стопы, с ней заключен договор на оказание платных медицинских услуг.

Врачом на рентгенограмме правой пяточной кости и правого голеностопного сустава выявлен артроз таранно-пяточного и голеностопного суставов, поставлен диагноз "Посттравматический артроз правого подтаранного сустава, декомпенсация, выраженный болевой синдром".

После проведения лечения " ... " истица выписана домой, назначено лечение: НПВС, внутривенно инфузии кортикостероидов, сосудистые, витамины, физиолечение, блокада с дипроспаном.

" ... " истица повторно поступила в НУЗ ОКБ на " ... " - Пассажирский ОАО "РЖД" с жалобами на боль в " ... ", поставлен диагноз " " ... "", показано оперативное лечение в плановом порядке.

" ... " выполнена операция подтаранный резекционный артродез правой стопы. " ... ".

" ... " на рентгенограммах правой стопы выявлено состояние после " ... ".

" ... " истица выписана из лечебного учреждения, рекомендовано наблюдение у травматолога поликлиники, иммобилизация гипсовой лонгетой 6 недель, ходьба на костылях без нагрузки на ногу; перевязки оперировавшего хирурга, контроль оперировавшего хирурга через 6 недель с контрольными рентгенограммами.

" ... " Полторацкая Т.В. поступила в НУЗ ОКБ на " ... " - Пассажирский ОАО "РЖД" с жалобами на отек, боль в правой стопе, при осмотре был выявлен умеренный отек правой стопы, распространяющийся на голеностопный сустав, при пальпации умеренная боль в проекции суставной щели подтаранного и голеностопного сустава. На рентгенограмме правой стопы выявлено состояние после таранно-пяточного и таранно-ладьевидного артродеза, стояние удовлетворительное. С истицей заключен договор N " ... " на оказание платных медицинских услуг.

В период с " ... " по " ... " проводилось физиолечение - Магнит "Каскад" на область правой стопы, ЛФК N " ... " массажное поле ладьевидного артродеза.

В связи с уменьшением боли и отека " ... " выписана с диагнозом: " " ... "".

" ... " истица вновь поступила в НУЗ ОКБ на " ... " - Пассажирский ОАО "РЖД" с жалобами на отек, боль в правой стопе, рекомендовано возвышенное положение с 25.06. по 01.07.; лекарства Азитромицин, Омез, Пентоксифилин, перевязки.

Была проведена иммобилизация гипсовой лонгетой, отек уменьшился, и " ... " истица выписана из лечебного учреждения.

" ... " истица поступила в БУЗОО КМХЦ МЗОО в плановом порядке с жалобами на наличие " ... " в области послеоперационных рубцов на правой стопе, боли в стопе и голеностопном суставе, отек правой стопы. Госпитализирована для оперативного лечения.

Выявлен отек правой стопы и правого голеностопного сустава, свод стопы уплощен, в ране по медиальной поверхности в области средней части послеоперационного рубца выявлен точечный свищевой ход, отделяемое скудное, гнойное. В области средней трети рубца по латеральной поверхности " ... " со скудным гнойным отделяемым. В пяточной области послеоперационный рубец до 0.8см, без признаков воспаления.

Постановлен диагноз " " ... "".

" ... " выполнена операция " " ... "".

" ... " истица выписана в удовлетворительном состоянии с диагнозом " " ... "".

" ... " Полторацкая Т.В. поступила в БУЗОО КМХЦ МЗОО с жалобами на наличие " ... " в области послеоперационных рубцов на правой стопе, боли в стопе и голеностопном суставе. 10.12.2014г. выполнена операция " " ... "". " ... " после снятия швов выписана в удовлетворительном состоянии.

Обращаясь в суд с настоящим иском, Полторацкая Т.В. указала, что при оказании ей медицинской помощи в НУЗ ОКБ на " ... " - Пассажирский ОАО "РЖД" имелись недостатки в лечении, что повлекло ухудшение здоровья, развитие хронического послеоперационного остеомиелита, она на протяжении более 6 месяцев была вынуждена испытывать посттравматические боли, в результате некачественно оказанной услуги ей пришлось прибегнуть к повторной операции по удалению металлической конструкции из ступни, длительному лечению в послеоперационный период. В результате операции не была достигнута цель - сращение костей между собой, что вызвано нарушением техники ее выполнения, недостаточной резекцией тканей суставных поверхностей, непроведением ряда диагностических мероприятий.

Рассматривая заявленное требование, районный суд правомерно принял в качестве надлежащего доказательства заключение комплексно судебно-медицинской экспертизы БУЗОО "Бюро судебно-медицинской экспертизы" и пришел к выводу, что при оказании истцу в НУЗ ОКБ на " ... " - Пассажирский ОАО "РЖД" платных медицинских услуг был установлен дефект операционного пособия, имела место длительная выжидательная тактика, были поздно диагностированы послеоперационные осложнения в виде нагноения послеоперационных ран и послеоперационный остеомиелит, имеющиеся клинико-рентгенологические данные не были должным образом трактованы, поздно начато необходимое лечение, что привело к хронизации процесса и существенного увеличения сроков нетрудоспособности истца.

Указанные действия суд расценил как нарушающие права Полторацкой Т.В., как потребителя платных медицинских услуг, которые должны быть оказаны качественно.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда.

Заключением экспертизы установлено, что действия медицинских работников НУЗ ОКБ на " ... " - Пассажирский ОАО "РЖД" в прямой причинно- следственной связи с развившимся у Полторацкой Т.В. диагнозом: "Хронический послеоперационный остеомиелит таранной и пяточной кости правой стопы, свищевая форма" не находятся, поскольку имевшаяся у истицы эндогенная флора (инфекция) человеческого организма (выявлены микроорганизмы гемофильный и эпидермальный стафилококк) (инфекция, источник которой находится в организме самого больного) в условиях операционной травмы может привести к развитию "Остеомиелита костей". Развитие остеомиелита, с учетом наличия вышеуказанных хронических патологий, также могло быть спровоцировано индивидуальной реакцией организма на используемые металлоконструкции (реакция отторжения инородных тел).

Возникновение гнойных послеоперационных осложнений вызваны не дефектами оказания медицинской помощи, а явились результатом активизации у больной эндогенной патологической микрофлоры в условиях операционной травмы, которая является лишь способствующим фактором, а не вызывающим.

На основании указанного эксперты развившиеся гнойные осложнения послеоперационного периода не отнесли к основаниям для квалификации вреда здоровью.

Вместе с тем, экспертами установлен дефект оказанного операционного пособия: не была достигнута цель оперативного вмешательства - артродезирование (сращение пяточной, таранной и ладьевидной костей между собой, а также костей предплюсны в проекции 1 луча). Отсутствие эффекта от операции объясняется нарушением техники её выполнения: недостаточной резекцией (иссечением) патологически измененных тканей суставных поверхностей, что подтверждается данными рентгенографии в послеоперационном периоде.

Установлено, что развившиеся послеоперационные осложнения в виде " ... " были диагностированы врачами поздно, соответственно, поздно начато необходимое лечение, что привело к хронизации процесса и существенного увеличения сроков нетрудоспособности пациентки (3 вопрос).

Также установлено, что при выполнении врачами ряда лечебно-диагностических мероприятий имела место недооценка состояния больной. В условиях вялотекущего и длительного заживления послеоперационных ран (свыше 2-х недель), длительного сохранения отека в области операции и появления отделяемого из послеоперационных ран, при наличии рентгенологической картины несостоявшегося " ... " и " ... " изменений костей правой стопы (в том числе в зоне операции) целесообразно было с настороженностью отнестись к диагностике гнойных послеоперационных осложнений (в том числе и остеомиелита) и назначить пациентке дополнительное обследование в более ранние сроки, а именно: МРТ, МСКТ-исследования и прочее. Имеющиеся клинико-рентгенологические данные в конкретном случае не были должным образом трактованы, т.е. не зафиксирован и не оценен факт отсутствия артродезирования, что свидетельствует о неэффективности проведенной операции. При отсутствии же должного эффекта от проведенного операционного лечения в максимально возможный срок (3 месяца) имелась необходимость в проведении консилиума и смене тактики ведения больной. Длительная выжидательная тактика в данном конкретном случае была необоснованной. Своевременная смена тактики ведения пациентки могла сократить период её нетрудоспособности.

Таким образом, судебная коллегия учитывает, что несмотря на отсутствие прямой причинно-следственной связи между действиями работников НУЗ ОКБ на " ... " - Пассажирский ОАО "РЖД" и развившимся диагнозом " " ... "", возникновением гнойных послеоперационных осложнений, судом на основании экспертного заключения, а также пояснений экспертов в судебном заседании, подтвердивших выводы экспертизы, достоверно установлено наличие недостатков оказания Полторацкой Т.В. платной медицинской помощи - а именно дефект операционного лечение (не достижение результатов артродезирования), позднее диагностирование осложнений, недооценка состояния больной, необоснованная длительная выжидательная тактика.

Оспаривая законность принятого решения, апеллянты указывают, что показания эксперта Черепанова Д.Е., высказанные на заседании коллегии, противоречат экспертному заключению, поскольку в заключении указано в качестве дефекта операционного пособия наличие щели в месте соединения суставных поверхностей в рентгенографическом снимке в результате недостаточной резекции патологически измененных тканей, в то время как на заседании коллегии эксперт уточнил, что щель может образоваться также и в результате тщательного зачищения суставных поверхностей (на что указывает длительность операции) и что исключает некачественную медицинскую услугу.

Вместе с тем, указанные доводы не могут быть приняты во внимание, поскольку, как следует из пояснений эксперта Черепанова Д.Е., медицинская документация заполнялась очень скудно, при длительности операции почти 2,5 часа, имеется описание 7 строк, в связи с чем, достоверно сказать, в чем была сложность операции, почему она так длительно протекала, не представляется возможным. При имеющихся недостатках ведения медицинской документации, в которой не отражена тактика ведения операции, иного вывода, нежели указанного экспертами, сделать нельзя.

Как пояснил эксперт Черепанов Д.Е., щель может образоваться вследствие наличия между костями ткани. Поскольку рана открытая, врач должен был увидеть о наличие такой ткани, суть операции " ... " заключается в том, что убирается " ... ", полностью обнажается кость, когда есть хрящевая ткань, она не дает срастись двум костям между собой, если не убрать. Когда две кости полностью обнажены от хряща, есть все возможности для сращения костей. При этом врачи в большинстве случаев прибегают к проведению манипуляций с использованием плоского острого инструмента, которым срубают суставные поверхности вместе с хрящом и куском ткани, а не зачищают суставную поверхность, так как этот метод более быстрой и эффективный, позволяет с достоверностью достигнуть результат и исключить болезненность у пациентов. Однако, если допустить, что врач большую часть времени операции, аккуратно снимал хрящ, не повреждая кортикальную пластину, наличие суставной щели в послеоперационном период возможно.

Указанные вероятностные выводы не сводятся к утверждению факта, что выявленная у истицы щель явилась следствием именно тщательного зачищения суставных поверхностей, поскольку экспертом был дан ответ на вопрос по предложенным теоретическим обстоятельствам.

Учитывая, что факт тщательного зачищения суставных поверхностей, на который ссылается апеллянт, и который мог привести к образованию щели, не представляется возможным установить ввиду отсутствия достаточных записей об этом в медицинской документации, а эксперт Игнатьев Ю.Т. пояснил, что по снимкам также невозможно установить, насколько были иссечены суставные поверхности, так как для сращения необходимо удалить суставной хрящ, который на рентгенограмме не виден, судебная коллегия не находит оснований не согласиться с выводами эксперта о том, то эффект щели возник именно вследствие дефекта операционного пособия.

Доводам апеллянтов, высказанным в суде первой инстанции, о том, что при проведении операции был использован имплант OSTEOSET, который должен по истечении времени рассасываться, однако до момента рассасывания он может дать эффект суставной щели, поскольку внедряется между костями, судом дана правильная оценка.

Суд установил, что из протокола операции не следует указание о применение указанного имплантата, что подтверждено экспертом Черепановым Д.Е., при этом эксперт указал, что при использовании любого имплантата к протоколу операции должен приклеиваться стикер от производителя, с указанием названия имплантата, размера и срока годности. Второй стикер вклеивается в журнал операций, а третий - в выписку. Указанных стикеров не имелось. Эксперт также сделал однозначный вывод, что при использовании данного импланта его было бы видно на рентгенограммах снимках и на любом описании после операционных рентгенограмм в течение 1-2 месяцев, за которые он должен рассасаться. На снимках истицы импланта не видно.

В договоре от " ... " указано о приобретении винта " ... ", однако по представленному чеку и договору говорить о том, что в комплекте с винтами был имплантат " ... ", не представляется возможным. Эксперт Игнатьев Ю.Т. также пояснил, что по снимкам Полторацкой Т.В. помимо винтов, наличие иных рентгенпозитивных имплантатов не усматривается.

Не представляется возможным согласиться с доводами апеллянтов о том, что эксперт Игнатьев Ю.Т. подтвердил наличие на снимках от " ... " признаков сращения в заднем отделе таранной и пяточной костей, а также, вероятно, в передних отделах между таранной и пяточной костью, что указывает на достижение эффекта артродезирования (сращения костей) и опровергает выводы эксперта Черепанова Д.Е. о дефекте операционного пособия (не достижения данного результата).

Выводы о сращениях в переднем отделе эксперта Игнатьева Ю.Т. носят предположительный характер, а сам факт выявление сращения в заднем отделе еще не указывает на достижение эффекта операционного пособия, поскольку, как указал сам Игнатьев Ю.Т., на снимке от " ... " частично видно наличие щелей, в частности, по центру, которые квалифицированы, в свою очередь, экспертом Черепановым Д.Е. в качестве признака дефекта операционного пособия.

Более того, как пояснил Игнатьев Ю.Т., на вопрос относительно достижения цели операции и ее дефектов, он не отвечал, данные выводы относятся к компетенции травматологов, поскольку нужно сопоставление с технологией оперативного вмешательства, что относится к компетенции эксперта врача травматолога-ортопеда Черепанова Д.Е. Следовательно, пояснения Игнатьева Ю.Т. о выявленных признаках сращения в заднем отделе таранной и пяточной костей на снимке от " ... " нельзя расценивать как вывод о достижении результата артродезирования, о чем ошибочно полагают апеллянты.

Доводы апеллянтов о том, что сам Черепанов Д.Е. пояснил, что при наличии эффекта сращения костей использованная врачами НУЗ ОКБ на " ... " - Пассажирский ОАО "РЖД" "выжидательная тактика" является правильной, не опровергают выводов суда, носят вероятностный характер при заявленных ответчиками вопросах ("в случае сращения костей"). Эксперт Черепанов Д.Е. пришел к выводу об отсутствии сращения костей, следовательно, недостижения цели операции, недооценке состояния пациентки и необоснованности выбора выжидательной тактики. Эксперт пояснил, что момент нагноения был диагностирован поздно, в связи с чем, поддержал выводы экспертизы в указанной части, врачи не назначили своевременно необходимые исследования, которые могли объективно отразить состояние сустава, и наличие или отсутствие воспаления в показателях крови. В ситуации, когда через месяц вновь возникли проблемы в стопе, врачи должны были заподозрить недостатки оказываемой помощи, назначить дополнительное обследование, однако на этом этапе не был сделан даже снимок.

Ссылки апеллянта на некомпетентность эксперта Черепанова Д.Е., его непонимание процесса артродезирования, неосведомленность в антибактериальной терапии, подлежат отклонению, как бездоказательные.

Не представляется возможным согласиться и с мнением апеллянта о том, что по инициативе самой истицы были удалены винты из кости до истечения 12 недель, что не позволило закончиться процессу сращивания костей.

Как следует из пояснений эксперта, сращение должно наступить минимум через 3 месяца, однако при наличии у истицы воспалительного процесса, который должен был быть диагностирован раньше истечения 12 недель, "выжидательная тактика" является необоснованной.

Более того, ответчиками не опровергнуты наличие оснований для проведения Полторацкой Т.В. операций в БУЗОО КМХЦ МЗОО при наличии гнойных ран в области послеоперационных рубцов.

Не могут повлечь отмену решения суда ссылки апеллянтов на отсутствие причинно-следственной связи между оказанной медицинской помощью и последствиями для здоровья истицы как основанием для отказа в компенсации морального вреда, поскольку основанием для такой компенсации явилось нарушение прав Полторацкой Т.В. на оказание ей качественной медицинской услуги.

В соответствии со ст. 13 Федерального закона от 07.02.1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей" за нарушение прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) несет ответственность, предусмотренную законом или договором.

Как следует из заключения экспертизы, ответчиками не только были допущенные указанные выше недостатки оказания медицинской помощи, но и установлены недостатки в ведении (заполнении) медицинской документации. Допущенные нарушения в оформлении медицинской документации осложнили возможность дать оценку эффективности оказанного лечения, своевременности и правильности его оказания с учетом клинической картины, что в совокупности с выявленными дефектами оказаниям медицинской помощи явилось основанием для компенсации морального вреда.

Решение в остальной части сторонами не оспаривается, потому проверке в порядке ст. 327.1 ГПК РФ не подлежит.

Суд с достаточной полнотой исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую оценку представленным доказательствам, выводы суда не противоречат материалам дела, юридически значимые обстоятельства по делу и правоотношения сторон судом установлены правильно. Обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании представленных доказательств, оценка которым дана судом первой инстанции с соблюдением требований ст. 67 ГПК РФ, подробно изложена в мотивировочной части решения. Оснований, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, для отмены состоявшегося судебного решения, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Ленинского районного суда " ... " от " ... " оставить без изменения, апелляционные жалобы представителя Резник Л.Б. - Харламовой Л.А., НУЗ "Отделенческая клиническая больница на станции Омск-Пассажирский" ОАО "Российские железные дороги" - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.