Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Апелляционное определение Московского городского суда от 02 июня 2016 г. N 33-21292/16

 

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Анашкина А.А.,

судей Левшенковой В.А., Карпушкиной Е.И.,

при секретаре Михайловой С.О.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Левшенковой В.А.

дело по апелляционным жалобам ответчиков фио, фио на решение Бутырского районного суда города Москвы от 09 марта 2016 года,

которым постановлено:

Признать недействительным договор дарения 1/3 доли квартиры, расположенной по адресу: Москва, адрес от дата, заключенного между фио и Поповым А.А.

Признать недействительным договор дарения 1/3 доли квартиры, расположенной по адресу: адрес от дата, заключенного между Поповым А.А. и Масловым О.Ю.

Вернуть стороны в первоначальное положение.

Признать за фио право собственности на 1/3 доли квартиры, расположенную по адресу: адрес,

установила:

Воскресенский В.В., действующий в интересах несовершеннолетнего Воскресенского В.В., обратился в суд с иском к фио, Попову А.А., Маслову О.Ю., в котором просит признать недействительными договоры дарения 1/3 доли в квартире по адресу: адрес, истребовать имущество из чужого незаконного владения.

В обоснование своих требований истец указал, что с дата состоит в браке с фио От брака с фио имеют общего сына Владимира, паспортные данные. дата фио заключила с Поповым А.А. договор дарения принадлежащей ей на праве собственности доли в квартире по адресу: адрес, сособственниками которой являются он и их несовершеннолетний сын. Согласие органа опеки и попечительства на совершение сделки дарения доли в спорной квартире, в которой постоянно зарегистрирован и имеет право собственности несовершеннолетний ребенок, получено не было. Полагает, что данная сделка нарушает права и законные интересы несовершеннолетнего ребенка, поскольку ответчик действовала исключительно в своих интересах. Впоследствии Попов А.А. подарил приобретенную долю Маслову О.Ю.

Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого, как незаконного и необоснованного в своих апелляционных жалобах просят ответчики Маслов О.Ю., Попов А.А., ссылаясь на то, что ответчику Попову А.А. не была вручена лично копия заявления об изменении исковых требований; суд неправильно применил положения ст.ст.167, 169, 292 ГК РФ; не учел, что несовершеннолетний не относится к категории детей, оставшихся без попечения родителей; жилищные права несовершеннолетнего не могли быть нарушены, поскольку отчуждена доля в квартире, а не квартира целиком; суд не дал правовой оценки тому обстоятельству, что несовершеннолетний и его родители не проживают в спорной квартире, обеспечены иным жильем; суд признал право собственности за фио при отсутствии таких требований с её стороны; заключение органа опеки и попечительства дано в судебном заседании устно, что является недопустимым; суд не принял во внимание, что ответчики являются добросовестными приобретателями, в спорную квартиру никогда не вселялись; суд не указал конкретные основания для признания сделки недействительной; не оценил то обстоятельство, что целью спорной сделки было получение материальной выгоды ответчиком фио

Представитель истца по доверенности Решетов Г.А. в заседании судебной коллегии полагал решение суда законным и обоснованным.

Ответчик Маслов О.Ю. в заседании судебной коллегии поддержал требования, изложенные в апелляционной жалобе.

Ответчики фио, Попов А.А., представитель третьего лица УФСГРКиК по Москве, представитель ОСЗН района Отрадное СВАО г.Москвы в заседание судебной коллегии не явились, о слушании дела извещены судом первой инстанции, об уважительных причинах своей неявки судебной коллегии не сообщили, в связи с чем, руководствуясь ст.167 ГПК РФ, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Судебная коллегия, заслушав явившихся участников процесса, изучив материалы дела, не находит оснований к отмене или изменению решения суда, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами, материалами дела и требованиями закона.

Согласно ч.1 ст.330 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются:

1) неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела;

2) недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела;

3) несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела;

4) нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Согласно требованиям ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

Решение является законным в том случае, если оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 г. "О судебном решении").

Обоснованным решение следует признавать тогда, когда в нем отражены имеющие значение для данного дела факты, подтвержденные проверенными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости или общеизвестным обстоятельствам, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 г. "О судебном решении").

Постановленное судом решение вышеуказанным требованиям отвечает.

Решение суда первой инстанции вынесено при точном соблюдении процессуальных норм и в полном соответствии с нормами материального права, подлежащими применению к возникшим между сторонами правоотношениям, и содержит исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных фактов.

В ходе судебного разбирательства судом первой инстанции установлено, что спорная трехкомнатная квартира, расположенная по адресу: адрес, общей площадью 65,3 кв.м, жилой площадью 40,2 кв.м, находилась в равнодолевой собственности Воскресенского В.В., фио и их несовершеннолетнего сына Воскресенского В.В., паспортные данные, на основании договора передачи N022100-У17963 от дата.

По договору дарения от дата фио подарила принадлежащую ей 1/3 доли в праве на спорную квартиру Попову А.А.

Согласие органов опеки и попечительства на совершение данной сделки получено не было.

В дальнейшем по договору дарения от дата Попов А.А. произвел отчуждение своей доли в праве собственности на спорную квартиру Маслову О.Ю.

На момент заключения договоров дарения в спорной квартире были зарегистрированы истец Воскресенский В.В., ответчик фио, и их сын Воскресенский В.В.

Согласно выписке из домовой книги, после заключения договора дарения в жилом помещении был зарегистрирован Маслов О.Ю.

Согласно ст.168 ГК РФ (в редакции на момент возникновения спорных правоотношений) сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В силу ст.169 ГК РФ (в редакции на момент возникновения спорных правоотношений) сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна.

К таким сделкам можно отнести, в частности, сделки, нарушающие основополагающие принципы российского правопорядка, определенные в Конституции Российской Федерации.

Согласно п.4 ст.292 ГК РФ отчуждение жилого помещения, в котором проживают находящиеся под опекой или попечительством члены семьи собственника данного жилого помещения либо оставшиеся без родительского попечения несовершеннолетние члены семьи собственника (о чем известно органу опеки и попечительства), если при этом затрагиваются права или охраняемые законом интересы указанных лиц, допускается с согласия органа опеки и попечительства.

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от дата N 13-П "По делу о проверке конституционности пункта 4 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки В.В. Чадаевой" пункт 4 статьи 292 ГК РФ в части, определяющей порядок отчуждения жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника данного жилого помещения, если при этом затрагиваются их права или охраняемые законом интересы, признан не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 38 (часть 2), 40 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (части 2 и 3), в той мере, в какой содержащееся в нем регулирование - по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, - не позволяет при разрешении конкретных дел, связанных с отчуждением жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние, обеспечивать эффективную государственную, в том числе судебную, защиту прав тех из них, кто формально не отнесен к находящимся под опекой или попечительством или к оставшимся (по данным органа опеки и попечительства на момент совершения сделки) без родительского попечения, но либо фактически лишен его на момент совершения сделки по отчуждению жилого помещения, либо считается находящимся на попечении родителей, при том, однако, что такая сделка - вопреки установленным законом обязанностям родителей - нарушает права и охраняемые законом интересы несовершеннолетнего.

В силу статей 38 (часть 2) и 40 (часть 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 17 (часть 3), согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, родители при отчуждении принадлежащего им на праве собственности жилого помещения не вправе произвольно и необоснованно ухудшать жилищные условия проживающих совместно с ними несовершеннолетних детей, и во всяком случае их действия не должны приводить к лишению детей жилища. Иное означало бы невыполнение родителями - вопреки предписанию статьи 38 (часть 2) Конституции Российской Федерации - их конституционных обязанностей и приводило бы в нарушение статей 55 (части 2 и 3) и 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации к умалению и недопустимому ограничению права детей на жилище, гарантированного статьей 40 (часть 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 38 (часть 2) (абзац первый пункта 4 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 8 июня 2010 г. N 13-П).

По смыслу статей 17 (часть 3), 38 (часть 2) и 40 (часть 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 35 (часть 2), при отчуждении собственником жилого помещения, в котором проживает его несовершеннолетний ребенок, должен соблюдаться баланс их прав и законных интересов. Нарушен или не нарушен баланс прав и законных интересов при наличии спора о праве в конечном счете, по смыслу статей 46 и 118 (часть 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 38 (часть 2) и 40 (часть 1), должен решать суд, который правомочен, в том числе с помощью гражданско-правовых компенсаторных или право восстановительных механизмов, понудить родителя - собственника жилого помещения к надлежащему исполнению своих обязанностей, связанных с обеспечением несовершеннолетних детей жилищем, и тем самым к восстановлению их нарушенных прав или законных интересов (абзац третий пункта 4 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 8 июня 2010 г. N 13-П).

Согласно п.1 ст.63 СК РФ родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей.

Защита прав и интересов детей возлагается на их родителей (п.1 ст.64 СК РФ).

В соответствии с п.1 ст.65 СК РФ обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей.

Удовлетворяя исковые требования, оценив в совокупности представленные сторонами доказательства по правилам ст.ст.12, 56, 67 ГПК РФ, применяя приведенные нормы права, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что сторона истца представила совокупность доказательств, достоверно подтверждающих, что договор дарения дата и последующий договор дарения дата не соответствуют требованиям закона.

Как правильно указал суд первой инстанции в обжалуемом судебном акте, фио заключила безвозмездный договор отчуждения своей доли в праве собственности на квартиру постороннему лицу, не члену семьи, вынуждая тем самым ребенка фактически проживать в одной квартире с посторонними людьми, то есть сделка совершена последней в нарушение ст.169 ГК РФ.

Верным является и вывод суда первой инстанции о том, что, заключив оспариваемый договор дарения доли спорной квартиры, фио фактически освободила себя от выполнения обязанностей родителя по созданию нормальных жилищных и иных условий для своего сына, чем нарушила норму ст.61 СК РФ.

Доводы апелляционных жалоб о том, что несовершеннолетний не относится к категории детей, оставшихся без попечения родителей, его жилищные права отчуждением доли в праве на квартиру не нарушены, судебная коллегия отклоняет как несостоятельные, поскольку совершение фио, сознательно не проявившей заботу о благосостоянии ребенка и фактически оставившей сына без своего родительского попечения, действий, направленных на совершение сделки по отчуждению доли в праве собственности на жилое помещение в пользу Попова А.А., имело своей целью ущемления жилищных прав несовершеннолетнего Воскресенского В.В., и свидетельствовало о несовместимом с основами правопорядка и нравственности характере подобной сделки и злоупотреблении правом.

При таком положении коллегия находит верным применение в таком контексте к разрешению спора судом первой инстанции нормы ст.169 ГК РФ.

Ссылки в жалобах на непроживание несовершеннолетнего в спорной квартире, судебной коллегией не принимаются во внимание, поскольку данные обстоятельства не свидетельствуют о законности совершенных сделок.

Судебная коллегия критически относится к доводам апелляционной жалобы о том, что суд признал право собственности за фио при отсутствии таких требований с её стороны, поскольку при рассмотрении исковых требований о признании сделок недействительными суд, в силу положений ст.167 ГК РФ, правомерно применил последствия недействительности сделок (реституция) в виде возврата 1/3 доли в праве собственности на квартиру фио

Не являются основаниями для отмены решения суда и доводы жалобы о невручении ответчику Попову А.А. копии искового заявления в порядке ст.39 ГПК РФ, так как интересы ответчика на основании доверенности в ходе судебного разбирательства представлял Маслов О.Ю., который не лишен был права получения копии заявления и ознакомления со всеми материалами дела.

По данной категории дел участие органов опеки и попечительства для дачи заключения в порядке ст.47 ГПК РФ не является обязательным, потому доводы жалобы на отсутствие письменного заключения по делу данного органа несостоятельны.

Далее сторона ответчика в апелляционной жалобе указывает, что целью спорной сделки было получение материальной выгоды ответчиком фио

Между тем, договор дарения является безвозмездной сделкой, а получение денежных средств при совершении такой сделки может свидетельствовать о несоответствии договора установленной цели и понятию дарения, и как следствие о притворности сделки.

Ссылки в жалобе на то обстоятельство, что в спорную квартиру ответчики никогда не вселялись, что свидетельствует о добросовестности приобретения, судебной коллегией не могут быть приняты во внимание, поскольку не влияют на правильность принятого решения, постановленного с учетом требований ст.168, 169 ГК РФ.

Разрешая спор, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства, дал правовую оценку установленным обстоятельствам и постановил законное и обоснованное решение. Выводы суда соответствуют обстоятельствам дела. Нарушений норм процессуального права, влекущих отмену решения, судом допущено не было.

Правоотношения сторон и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, доводы апелляционных жалоб, которые аналогичны доводам, озвученным стороной ответчика при рассмотрении дела, не опровергают правильности выводов суда, направлены на иную оценку доказательств, не могут повлиять на правильность определения прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений, не свидетельствуют о наличии оснований, предусмотренных ст.330 ГПК Российской Федерации, к отмене состоявшегося судебного решения.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.193-199, 327-330 ГПК РФ, судебная коллегия,

определила:

Решение Бутырского районного суда города Москвы от 09 марта 2016 года оставить без изменения, апелляционные жалобы ответчиков фио, фио - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.