Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 08 июня 2016 г. по делу N 33-6449/2016 (ключевые темы: санаторно-курортное лечение - размер компенсации морального вреда - деятельность органов местного самоуправления - путевка - расходы на представителя)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 08 июня 2016 г. по делу N 33-6449/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда в составе:

председательствующего Секериной О.И.,

судей Тарасовой О.Н., Сачкова А.Н.,

при секретаре Сафронове Д.В.,

с участием прокурора Беспаловой М.И.,

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы истца Зверевой Татьяны Валерьевны, ответчика Муниципального казенного учреждения "Служба по техническому обеспечению деятельности органов местного самоуправления" на решение Центрального районного суда города Барнаула Алтайского края от 29 февраля 2016 года

по делу по иску Зверевой Татьяны Валерьевны к Муниципальному казенному учреждению "Служба по техническому обеспечению деятельности органов местного самоуправления города", комитету по управлению муниципальной собственности города Барнаула, комитету по дорожному хозяйству, благоустройству, транспорту и связи г.Барнаула о возмещении вреда здоровью.

Заслушав доклад судьи Тарасовой О.Н., судебная коллегия

установила:

Зверева Т.В. обратилась в суд с иском к ответчикам о возмещении вреда здоровью.

В обоснование заявленных требований ссылается на то, что 13.03.2015 при выходе из здания по "адрес" в "адрес", в котором располагается комитет по дорожному хозяйству, благоустройству, транспорту и связи "адрес", ввиду непроизведения собственником здания надлежащей расчистки крыльца от снежного покрова, отсутствия антискользящего покрытия, она, наступив на скользкую поверхность мраморного крыльца здания, упала, вследствие чего получила травму - консолидированный перелом наружной лодыжки слева. После падения была доставлена машиной Скорой помощи в КГБУЗ "Городская больница ***", где ей оказали первую помощь, наложили гипс. Собственником здания является городской округ - город Барнаул, на праве оперативного управления здание передано МКУ "Служба по техническому обеспечению деятельности органов местного самоуправления города". Травма получена по вине собственников здания, лиц ответственных за уборку территории в осенне-зимний период. Ширина крыльца составляет несколько метров, однако оно не оборудовано поручнями, перилами, пандусом, в нарушение требований СНиП 31-05-2003. Общественные здания административного назначения, СП 59.133330.2012. В момент падения крыльцо находилось под плотным снежным покровом, под слоем снега поверхность крыльца не была видна, уборка территории не производилась. Поскользнувшись на мраморном покрытии, истец не смогла удержаться на ногах, поручней для опоры не было. В связи с полученной травмой она была нетрудоспособна в период с 14 марта 2015 года по 24 апреля 2015 года. С 7 мая 2015 года согласно заключению врачебной комиссии, требовалось исключение работы на ногах до 50% рабочего времени сроком до 2 месяцев. Истец работает парикмахером, после перелома нога окончательно не восстановилась, боли постоянно беспокоят, в связи с чем она не может полный день работать стоя, а также устроиться на более высокооплачиваемую работу. Истец понесла расходы на лечение, на проезд в такси в поликлинику и обратно. Также истец прошла собеседование в ООО "Статус+" и должна была приступить к работе 20 марта 2015 года с гарантированной оплатой труда 20 000 рублей. В связи с полученной травмой истец понесла убытки в виде упущенной выгоды - неполученной заработной платы по новому месту. Ей рекомендовано санаторно-курортное лечение в "адрес". Истец, с учётом уточнения заявленных требований, просила взыскать с ответчиков утраченный заработок в размере 16 834,10 руб.; упущенную выгоду в связи с невозможностью выхода на новое место работы с 20.03.2015 по 20.06.2015 в размере 60 000 руб.; расходы на санаторно-курортное лечение в размере 73 017 руб.; компенсацию морального вреда в размере 500 000 руб., расходы на медикаменты в размере 4 138,65 руб., оплату услуг службы такси в период лечения 1 950 руб., судебные расходы на оплату услуг представителя в размере 15 000 руб.

Истец Зверева Т.В. и её представители Хазова Е.И., Смоликов К.А. в судебном заседании поддержали уточнённые исковые требования в полном объёме, снизив размер взыскиваемой суммы за медикаменты до 2964 руб. 15 коп. В обоснование размера компенсации морального вреда истец дополнительно пояснила, что ведет активную общественную деятельность, является учредителем Благотворительного Фонда "Все звезды". В связи с полученной травмой она не смогла участвовать в подготовке мероприятий, принимать участие в концертах. 13 марта 2015 года она посещала здание по "адрес" не по своей необходимости, а была приглашена администрацией города на семинар.

Представитель ответчика МКУ "Служба по техническому обеспечению деятельности органов местного самоуправления города"" и третьего лица администрации города Попов Н.В. требования не признал в полном объеме, поскольку МКУ не является лицом, причинившим вред истцу.

Представители ответчиков комитета по управлению муниципальной собственности г.Барнаула, комитета по дорожному хозяйству, благоустройству, транспорту и связи г. Барнаула в судебном заседании не явились, извещены надлежащим образом.

Решением Центрального районного суда г. Барнаула Алтайского края от 29 февраля 2016 года исковые требования удовлетворены частично.

Судом постановлено: взыскать с муниципального казённого учреждения "Служба по техническому обеспечению деятельности органов местного самоуправления города" в пользу Зверевой Татьяны Валерьевны компенсацию морального вреда в размере 100 000 рублей, расходы на приобретение лекарственных препаратов и медицинских изделий в размере 2923 рубля 15 копеек, утраченный заработок в размере 16 834 рубля 10 копеек, расходы на услуги такси в размере 150 рублей, судебные расходы в размере 15 000 рублей.

В остальной части в удовлетворении иска отказать.

В апелляционной жалобе истца содержится просьба об отмене решения и принятии по делу нового об удовлетворении требований истца в полном объеме.

В качестве доводов жалобы истец указывает на необоснованность оставления судом без удовлетворения требований о возмещении расходов на санаторно-курортное лечение ввиду не подтверждения нуждаемости в этом лечении. Истец полагает, что суду следовало применить п.3 ст.86 ГПК РФ, где предусмотрено, что заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам ст.67 ГПК РФ. При этом заявитель отмечает, что экспертиза проводилась в конце декабря 2015 года, при том что вред причинен 13.03.2015.

Судом не принято во внимание, что в заключение лечащего врача, сделанного в период лечения травмы, была установлена нуждаемость истца в санаторно-курортном лечении.

Истец выражает несогласие с размером удовлетворенных требований в части компенсации расходов на такси в сумме 150 руб. Из представленных доказательств (талонов) следует, что поездки были совершены: в день получения травмы- от травмпункта до дома истца, в остальные дни- от дома до лечебного учреждения, в связи с чем указанные требования подлежали удовлетворению в полном объеме.

Истец не согласна с размером компенсации морального вреда, определенного судом в сумме 100 000 руб., так как причинен вред здоровью средней тяжести. После полученной травмы она не могла принимать участие в общественной деятельности фонда, организовывать мероприятия, концерты.

В апелляционной жалобе ответчик МКУ "Служба по техническому обеспечению деятельности органов местного самоуправления города" просит решение суда отменить и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении иска.

Жалоба мотивирована тем, что действующими нормативными актами не предусмотрены требования к проектировке и оборудованию крыльца в части полного оборудования противоскользящими покрытиями. Ответчик предпринял все меры к обеспечению безопасности: крыльцо было оборудовано антискользящим покрытием; уборка снега производилась постоянно по мере выпадения снега.

В падении имеет место быть вина истца (ч.2 ст.1085 ГК РФ), в связи с чем размер возмещения должен быть уменьшен, а установленный судом размер компенсации морального вреда является завышенным.

Расходы на представителя взысканы в полном объеме без учета пропорциональности удовлетворения иска.

В возражениях на апелляционную жалобу прокурор просит решение оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

В суде апелляционной инстанции истец Зверева Т.В. поддержала доводы апелляционной жалобы, дополнительно указала на несогласие с выводом суда в части отказа в удовлетворении требований о взыскании упущенной выгоды, её представитель поддержал позицию своего доверителя.

Представитель ответчика поддержал доводы апелляционной жалобы МКУ "Служба по техническому обеспечению деятельности органов местного самоуправления города".

Иные лица, участвующие в деле, надлежаще извещенные о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, в судебное заседание судебной коллегии не явились, о причинах неявки не уведомили, в связи с чем, на основании положений ст.ст.167,327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее также ГПК РФ) дело подлежит рассмотрению при данной явке.

Проверив материалы дела, законность и обоснованность обжалуемого судебного акта, обсудив доводы апелляционных жалоб, проверяя законность и обоснованность решения в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, в пределах доводов изложенных в апелляционных жалобах, выслушав явившихся участников процесса, заключение прокурора о законности и обоснованности судебного акта, судебная коллегия приходит к выводу об изменении решения суда в части взыскания расходов на представителя в связи с неправильным применением норм процессуального права (ст.п.4 ч.1 ст.330 ГПК РФ).

Согласно ч. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

На основании ч. 2 ст. 1064 ГК РФ лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Согласно статье 151 ГК РФ компенсации подлежит моральный вред, причиненный действиями, нарушающими личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.

В соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя.

В п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" разъяснено, что суду следует устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора.

Также согласно п. 2 Постановления N 10 под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Согласно пункту 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" установленная статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья (например, факт причинения вреда в результате дорожно-транспортного происшествия с участием ответчика), размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

На основании статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации размер компенсации морального вреда определяется в зависимости от характера причиненных физических и нравственных страданий, а также степени вины ответчика с учетом требований разумности и справедливости.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 13 марта 2015 года Зверева Т.В. при выходе из здания по "адрес" в "адрес", в котором располагается комитет по дорожному хозяйству, благоустройству, транспорту и связи "адрес", упала на крыльце здания, получив травму.

Указанные обстоятельства подтверждаются пояснениями истца, материалами гражданского дела: талоном и картой вызова скорой медицинской помощи, показаниями свидетелей, фотографиями.

Доказательств того, что истец получила травму при иных обстоятельствах, ответчиками суду не представлено.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы от 29.12.2015 *** Зверева Т.В. получила закрытый перелом наружной лодыжки левой голени без смещения отломков. Повреждение причинило средней тяжести вред здоровью. С момента получении травмы и до 24 апреля 2015 года истец имела 100% временную утрату общей и профессиональной трудоспособности. 7 мая 2015 года при осмотре травматологом у Зверевой Т.В. выявлены последствия травмы в виде умеренно выраженной контрактуры левого голеностопного сустава, болевого синдрома, в связи с чем ей был рекомендован легкий труд с исключением работы на ногах до 50% рабочего времени на срок до 2-х месяцев.

Таким образом, установлено, что в результате падения на крыльце здания по "адрес", Зверевой Т.В. причинен средней тяжести вред здоровью.

При этом суд установил, что крыльцо здания по "адрес" в "адрес" имеет гладкую поверхность, облицовано плиткой, не оборудовано перилами или поручнями. Антискользящее покрытие расположено не по всей длине и ширине ступеней, в момент падения истца крыльцо было запорошено снегом.

В соответствии с положением ст.11 Федерального закона от 30.12.2009 N384-ФЗ "Технический регламент безопасности зданий и сооружений" здание и сооружение должно быть спроектировано и построено, а территория, необходимая для использования здания и сооружения, должна быть благоустроена таким образом, чтобы в процессе эксплуатации здания или сооружения не возникло угрозы наступления несчастных случаев и нанесения травм людям- пользователям зданиями и сооружениями в результате скольжения, падения, столкновения, ожога, поражения электрическим током, а также вследствие взрыва.

Перила и поручни на ограждениях лестниц, пандусов и лестничных площадок должны быть непрерывными (п.п.2 п.1 ст.30 Закона).

При изложенных обстоятельства суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что ответчик не представил доказательств обеспечения безопасного выхода из здания, в связи с чем, требования истца о взыскании компенсации морального вреда, расходов на приобретение лекарственных препаратов и медицинских изделий, утраченного заработка обоснованно удовлетворены судом.

Доводы апелляционной жалобы истца сводятся к несогласию с решением суда в части уменьшения размера компенсации морального вреда, отказа в удовлетворении требований о взыскании денежных средств на санаторно-курортное лечение и частичное удовлетворение требований о возмещении затрат на проезд на такси.

Судебная коллегия полагает, что доводы жалобы истца в указанной части не могут быть приняты во внимание, как не основанные на законе.

В силу положений ст. 56 ГПК РФ, содержание которой следует рассматривать в контексте п. 3 ст. 123 Конституции РФ и ст. 12 ГПК РФ, закрепляющих принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Таким образом, в гражданском процессе в силу действия принципа состязательности исключается активная роль суда, когда суд по собственной инициативе собирает доказательства и расширяет их круг, при этом данный принцип не включает в себя судейского усмотрения.

В соответствии с положениями части 1 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Таким образом, представленные сторонами доказательства оценены судом по правилам ст. 67 ГПК РФ, результаты оценки отражены в решении, выводы суда соответствуют имеющимся в деле доказательствам и обстоятельствам дела, подробно и убедительно мотивированы. Оснований для иной оценки доказательств судебная коллегия не усматривает.

В соответствии с пунктами 1 и 2 ст.1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

При этом п.2 ст.1092 ГК РФ установлено, что суммы в возмещение дополнительных расходов (пункт 1 ст.1085) могут быть присуждены на будущее время в пределах сроков, определяемых на основе заключения медицинской экспертизы, а также при необходимости предварительной оплаты стоимости соответствующих услуг и имущества, в том числе приобретения путевки, оплаты проезда, оплаты специальных транспортных средств.

В п.27 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" указано, что расходы на лечение и иные дополнительные расходы (в том числе расходы на санаторно-курортное лечение) подлежат возмещению причинителем вреда, если будет установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение. Однако, если потерпевший, нуждающийся в указанных видах помощи и имеющий право на их бесплатное получение, фактически был лишен возможности получить такую помощь качественно и своевременно, суд вправе удовлетворить исковые требования потерпевшего о взыскании с ответчика фактически понесенных им расходов.

Отказывая истцу в удовлетворении требований о взыскании расходов на санаторно-курортное лечение суд исходил из заключения экспертов, которым не установлена нуждаемость Зверевой Т.В. в санаторно-курортном лечении.

Возражая против вывода суда об отказе в удовлетворении требований о взыскании стоимости санаторно-курортного лечения, истец в апелляционной жалобе ссылается на заключение лечащего врача, сделанного в период лечения травмы, в котором установлена нуждаемость истца в санаторно-курортном лечении.

В материалах дела имеется копия справки для получения путевки на санаторно-курортное лечение на имя Зверевой Т.В., 23.08.1971 года рождения, выданная КГБУЗ "Городская поликлиника ***" от 07.05.2015, согласно которой Зверевой Т.В. рекомендовано лечение, предпочтительно в КГУЗ "КЦВМ "Оз.Яровое" (л.д. ***), а также запись врача-травматолога от 24.04.2015 в медицинской карте истца "реабилитационное санаторно-курортное лечение (КМЦ оз.Яровое)".

Справка для получения путевки на санаторно-курортное лечение, представленная в материалы дела, выдана в соответствии с Порядком медицинского отбора и направления больных на санаторно-курортное лечение, утвержденным Приказом Минздравсоцразвития России от 22.11.2004 (в редакции Приказа Минздрава России от 15.12.2014 N N834н).

Согласно п.п.1.5 и 1.6 указанного Порядка при наличии медицинских показаний и отсутствии противопоказаний для санаторно-курортного лечения больному выдается на руки справка для получения путевки по форме N070/у с рекомендацией санаторно-курортного лечения, о чем лечащий врач лечебно-профилактического учреждения делает соответствующую запись в медицинской карте амбулаторного больного. Справка носит предварительный информационный характер и представляется больным вместе с заявлением о выделении путевки на санаторно-курортное лечение по месту предоставления путевки.

Из приведенных положений нормативного акта следует, что справка для получения путевки как и запись лечащего врача в амбулаторной карте амбулаторного больного не является медицинским заключением и не может служить подтверждением нуждаемости истца в санаторно-курортном лечении в связи с полученной травмой, поскольку носит предварительный информационный характер. Из указанной справки и записи в медицинской карте не следует, что врачом устанавливалась связь между полученной истцом травмой и необходимостью санаторно-курортного лечения.

Согласно выводам судебной медицинской экспертизы КГБУЗ "Алтайское краевое бюро судебно-медицинской экспертизы" *** от 29.12.2015, в санаторно-курортном лечении Зверева Т.В. по поводу травмы, полученной 13.03.2015 не нуждается ввиду того, что незначительные последствия травмы левого голеностопного сустава у истца не требуют проведения реабилитационных мероприятий в санаторно-курортных условиях (л.д. ***,т. ***).

Таким образом, принимая во внимание указанные выводы судебной медицинской экспертизы, суд первой инстанции правомерно отказал Зверевой Т.В. в удовлетворении требований о взыскании денежных средств для приобретения путевки на санаторно-курортное лечение, поскольку доказательств, подтверждающих нуждаемость истца в санаторно-курортном лечении в связи с полученной травмой и её последствиями представлено не было.

С учетом приведенного, довод апелляционной жалобы истца о необоснованном отказе судом во взыскании компенсации на санаторно-курортное лечение, подлежит отклонению.

Довод апелляционной жалобы о том, что размер компенсации морального вреда, определенный судом, является заниженным и что суд не учел тяжесть причиненного вреда, невозможность истца принимать активное участие в общественной деятельности, судебная коллегия также считает необоснованным в виду следующего.

Пунктом 32 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.01.2010 N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни и здоровью гражданина" установлено, что суду следует иметь ввиду, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

В ходе судебного разбирательства нашел свое подтверждение факт причинно-следственной связи между причинением истцу вреда здоровью и физическими и нравственными страданиями потерпевшего, вызванными бездействием ответчика по обеспечению безопасности выхода из здания.

Поскольку моральный вред по своему характеру не предполагает возможности его точного выражения в деньгах и полного возмещения, предусмотренная законом денежная компенсация должна лишь отвечать признакам справедливого вознаграждения потерпевшего за перенесенные страдания.

Определяя размер компенсации морального вреда, подлежащего взысканию в пользу истца суд обоснованно руководствовался приведенными выше положениями действующего законодательства, правильно определилхарактер физических и нравственных страданий истца, характер причиненных повреждений здоровью, фактические обстоятельства, при которых истцу причинен вред, степень вины причинителя вреда, невозможность вести привычный образ жизни, в том числе участвовать в общественной жизни города, принимать участие в проведении концертов.

Установленный судом размер компенсации морального вреда в размере 100 000 руб. в пользу истца соответствует принципам разумности и справедливости, с чем судебная коллегия соглашается.

Доводы жалобы истца о том, что при определении размера компенсации вреда суд не учел тяжесть вреда здоровью, что истец не могла принимать участие в общественной деятельности, организовывать концерты, мероприятия отклоняются судебной коллегией, поскольку указанные обстоятельства учтены судом, что следует из судебного акта.

Судебная коллегия не находит оснований и для удовлетворения доводов жалобы ответчика о завышенном размере компенсации морального вреда с учетом приведенных обстоятельств, поскольку определенный размер компенсации вреда соответствует принципам разумности и справедливости.

Дополнительно заявленный истцом довод о несогласии с решением суда в части отказа во взыскании упущенной выгоды не влечет отмены решения суда, поскольку, как правильно указал суд первой инстанции, достаточных доказательств, подтверждающих, что истец реально могла получить заработную плату по новому месту работы в указанном размере не представлено.

Имеющаяся в материалах дела справка за подписью директора ООО "Статус+" от 18.05.2015 о прохождении Зверевой Т.В. собеседования в указанной организации на вакантную должность "администратор розничной сети" с оплатой труда 20 000 руб. в месяц не является допустимым доказательством, подтверждающим оплату труда по указанной должности в таком размере и возможности трудоустройства истца на указанную должность.

Ссылка в апелляционной жалобе ответчика на наличие грубой неосторожности в действиях истца, не может быть признана состоятельной, поскольку не нашла своего подтверждения при рассмотрении дела.

Разрешая требования истца в части возмещения расходов за проезд на такси от дома до медицинского учреждения, суд посчитал возможным удовлетворить их частично в размере 150 руб. за поездку 13 марта 2015 года из травмпункта по "адрес" до места жительства истца (л.д. ***). В остальной части суд отказал ввиду того, что даты поездок не соотносятся со сведениями из медицинской карты истца о днях посещения врачей в поликлинике по "адрес".

Судебная коллегия соглашается с указанным выводом суда, так как он подтверждается материалами дела, записями в амбулаторной карте истца о посещении медицинского учреждения, из которой следует, что даты приема у специалистов не соответствуют датам поездок на такси.

Доводы жалобы в указанной части фактически сводятся к несогласию с оценкой доказательств, данной судом первой инстанции. Однако доказательства по делу в указанной части оценены судом в совокупности по принципу относимости, допустимости, достоверности и достаточности. Не согласиться с оценкой, данной судом первой инстанции, у судебной коллегии оснований не имеется.

Приведенные в жалобе ответчика доводы о том, что действующими нормативными актами не предусмотрены требования к оборудованию крыльца полностью противоскользящим покрытием, принятии всех мер безопасности являлись предметом проверки суда первой инстанции, при рассмотрении дела по существу им дана правильная оценка. Оснований для иной оценки представленных доказательств по этому доводу ответчика у судебной коллегии не имеется.

Доводы жалобы ответчика о том, что истцом не доказана связь между понесенными по делу расходами и рассматриваемым делом, что расходы на представителя взысканы в полном объеме без учета пропорциональности удовлетворения иска, заслуживают внимания в части.

Из положений ст.98,100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации следует, что при неполном (частичном) удовлетворении требований расходы на оплату услуг представителя присуждаются каждой из сторон в разумных пределах и распределяются в соответствии с правилом о пропорциональном распределении судебных расходов, на что обращено внимание в п.12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.01.2016 N1 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела".

Согласно ч.1 ст.100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Таким образом, разрешая вопрос о присуждении Зверевой Т.В. расходов по оплате услуг представителя, суд первой инстанции должен был определить разумный предел расходов, а затем присудить эту сумму истцу пропорционально размеру удовлетворенных ее требований. Однако суд первой инстанции расходы на представителя взыскал в пользу истца в полном объеме.

С таким выводом суда судебная коллегия согласиться не может.

Из судебного решения и материалов дела следует, что истцом были заявлены требования как имущественного характера, так и неимущественного характера, имеющего денежную оценку. Судом частично удовлетворены требования истца имущественного характера и частично требования неимущественного характера.

Исходя из сложности дела, времени его рассмотрения судом первой инстанции, количества состоявшихся судебных заседаний с участием представителя истца, объема права, получившего защиту и его значимость, а также исходя из баланса интересов участвующих в деле лиц, судебная коллегия находит разумным пределом расходов по оплате услуг представителя 15 000 руб. и с учетом частичного удовлетворения требований истца полагает, что Зверева Т.В. имеет право на возмещение 50% от указанной суммы, что составляет 7500 руб.

При этом доводы жалобы ответчика о том, что истцом не доказана связь между понесенными по делу расходами и рассматриваемым делом, являются необоснованными. В материалы дела представлен договор N *** на оказание юридических услуг от 12.06.2015, по которому ООО "ОлРайт" (исполнитель) обязался выполнить в соответствии с условиями настоящего договора полный комплекс консультационных и юридических услуг по вопросу взыскания компенсации морального вреда, возмещении вреда здоровью, утраченного заработка и компенсации на санаторно-курортное лечение с администрации г.Барнаул.

Квитанция к приходному кассовому ордеру *** от 12.06.2015 подтверждает оплату Зверевой Т.В. услуг по данному договору в сумме 15 000 руб. (л.д. ***,т. ***).

То обстоятельство, в договоре в качестве ответчика указана только администрации г.Барнаула. а требования предъявлены в том числе к МКУ "Служба по техническому обеспечению деятельности органов местного самоуправления города" не свидетельствует о том, что расходы понесены Зверевой Т.В. не в рамках настоящего дела.

С учетом приведенных обстоятельств решение суда в части взыскания с ответчика в пользу истца расходов на представителя подлежит изменению.

Руководствуясь ст. ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Апелляционную жалобу ответчика Муниципального казенного учреждения "Служба по техническому обеспечению деятельности органов местного самоуправления" удовлетворить частично.

Решение Центрального районного суда г.Барнаула Алтайского края от 29 февраля 2016 года изменить в части взыскания расходов на представителя, определив ко взысканию с Муниципального казенного учреждения "Служба по техническому обеспечению деятельности органов местного самоуправления города" расходы на оплату услуг представителя в пользу Зверевой Татьяны Валерьевны в размере 7500 руб.

В остальной части решение суда оставить без изменения.

Апелляционную жалобу истца Зверевой Татьяны Валерьевны оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.