Апелляционное определение СК по гражданским делам Курганского областного суда от 19 июля 2016 г. по делу N 33-2542/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Курганского областного суда от 19 июля 2016 г. по делу N 33-2542/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Курганского областного суда в составе:

судьи-председательствующего Тимофеевой С.В.,

судей Голубь Е.С., Богдановой О.Н.,

с участием прокурора Федоровской Н.М.,

при секретаре Смирновой Е.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Кургане 19 июля 2016 года гражданское дело по иску Миллера Э.Т. к Министерству обороны Российской Федерации о компенсации морального вреда

по апелляционной жалобе Министерства обороны Российской Федерации на решение Курганского городского суда Курганской области от 14 апреля 2016 года, которым постановлено:

"Исковые требования Миллер Э.Т. к Министерству обороны РФ о компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Взыскать с Министерства обороны Российской Федерации в пользу Миллер Э.Т. в счет компенсации морального вреда " ... " рублей.

В остальной части исковых требований отказать.".

Заслушав доклад судьи областного суда Богдановой О.Н. об обстоятельствах дела, пояснения представителя истца Миллера Э.Т. - Ермолиной Т.П., мнение прокурора прокуратуры Курганской области Федоровской Н.М., полагавшей решение суда не подлежащим отмене, судебная коллегия

установила:

Миллер Э.Т. обратился в суд с иском к Министерству обороны Российской Федерации, войсковой части N о взыскании компенсации морального вреда.

В обоснование иска с учетом изменения требований указал, что при прохождении военной службы по призыву в войсковой части N " ... " получил тяжкое увечье - " ... ". Решением госпитальной военно-врачебной комиссии госпиталя ФБУ "354 ОВКТ" Минобороны России от " ... " полученная им травма была квалифицирована как военная и он признан ограниченно годным к военной службе, " ... " - уволен с военной службы. Полагал, что ответчик как орган, в котором военнослужащий проходил службу, отвечает за вред, причиненный вследствие не обеспечения требований безопасных условий прохождения военной службы и за виновные действия работников воинской части.

Просил взыскать с Министерства обороны Российской Федерации в свою пользу компенсацию морального вреда в сумме " ... " руб.

В судебном заседании представитель истца Ермолина Т.П. на исковых требованиях настаивала.

Представитель ответчика Министерства обороны Российской Федерации в судебное заседание не явился, извещен надлежаще, в письменном заявлении просил дело рассмотреть в его отсутствие, исковые требования не признал.

Представитель ответчика войсковой части N в судебное заседание не явился, извещен надлежаще, причина неявки неизвестна.

Представитель третьего лица Военного комиссариата Курганской области Пузырев О.Н. исковые требования не признал.

Представитель третьего лица Управления Федерального казначейства по Курганской области в судебное заседание не явился, извещен надлежаще, просил дело рассмотреть в его отсутствие.

Судом постановлено изложенное выше решение.

В апелляционной жалобе Министерство обороны Российской Федерации просит решение суда отменить, принять новое решение об отказе истцу в удовлетворении иска. В обоснование доводов жалобы указывает, что Федеральным законом "О статусе военнослужащих" определен объем и характер возмещения вреда жизни и здоровью гражданина, причиненного при исполнении военной службы, а также предусмотрено государственное личное страхование за счет средств федерального бюджета, в связи с чем считает, что компенсация морального вреда входит в состав страховой выплаты. Надлежащим ответчиком в таком случае является страховая организация, с которой Министерством обороны Российской Федерации заключен государственный контракт по страхованию военнослужащих. Полагает, что получение истцом травмы позвоночника произошло в результате нарушения последним Устава внутренней службы, согласно которому Миллер Э.Т. обязан был позаботиться о сохранении своего здоровья и обеспечить безопасность выполнения упражнений на перекладине. Ссылается на отсутствие вины Министерства обороны Российской Федерации в причинении вреда здоровью истца. Обращает внимание на отсутствие обстоятельств, свидетельствующих о виновности должностных лиц ответчика, лиц командующего состава или военнослужащих воинской части в причинении вреда здоровью истца, а также указывает на отсутствие доказательств совершения по отношению к Миллеру Э.Т. противоправных действий.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель истца Ермолина Т.П. полагала доводы жалобы необоснованными, решение суда не подлежащим отмене.

Иные лица участвующие в деле, в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явились, извещены надлежащим образом, представитель ответчика Министерства обороны Российской Федерации просил дело рассмотреть в его отсутствие, причина неявки иных лиц неизвестна. На основании ст.ст. 167, 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия определиларассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы в порядке ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Из материалов дела следует, что Миллер Э.Т. с " ... " проходил военную службу по призыву в войсковой части " ... ", дислоцированной в "адрес".

" ... " около 17 часов во время занятий по физической подготовке Миллер Э.Т. упал с турника, был доставлен в госпиталь ФБУ "354 ОВКГ" Министерства обороны Российской Федерации", где находился по " ... ".

Постановлением военного следственного отдела по Тоцкому гарнизону от " ... " отказано в возбуждении уголовного дела по сообщению о совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 Уголовного кодекса Российской Федерации, в отношении Трушина Д.В., о совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 339 Уголовного кодекса Российской Федерации в отношении Миллера Э.Т. за отсутствием в деяниях последних состава преступлений.

В соответствии со свидетельством о болезни и справкой военно-врачебной комиссии от " ... " N установлено получение Миллером Э.Р. тяжелого увечья в период прохождения военной службы - компрессионного " ... ", истец признан ограниченно годным к военной службе.

Разрешая заявленные истцом требования, суд первой инстанции пришел к выводу о ненадлежащем исполнении должностными лицами обязательных предписаний, об отсутствии должного контроля за военнослужащими со стороны таких лиц в период прохождения физической подготовки, непринятие предупреждающих травматизм мер, что повлекло причинение истцу вреда здоровью.

Судебная коллегия находит выводы суда правильными, а доводы апелляционной жалобы об отсутствии вины ответчика в причинении вреда здоровью несостоятельными, исходя из следующего.

Согласно ст. 53 Конституции Российской Федерации, каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

В соответствии со ст. 59 Конституции Российской Федерации защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации. Гражданин Российской Федерации несет военную службу в соответствии с федеральным законом (чч. 1 и 2).

Обязанности, возлагаемые на лиц, несущих военную службу, предполагают необходимость выполнениями ими поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, что в силу ст. ст. 1 (ч. 1), 2, 7, 37 (ч. ч. 1 и 3), 39 (ч. ч. 1, 2), 41 (ч. 1), 45 (ч. 1), 59 и 71 (п. п. "в", "м") Конституции Российской Федерации влечет обязанность государства гарантировать им материальное обеспечение и компенсации в случае причинения вреда жизни или здоровью при прохождении службы.

Права, свободы, обязанности и ответственность военнослужащих, а также основы государственной политики в области правовой и социальной защиты военнослужащих, граждан Российской Федерации, уволенных с военной службы, и членов их семей определены Федеральным законом от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих".

В соответствии с п. 1 ст. 16 названного Федерального закона охрана здоровья военнослужащих обеспечивается созданием благоприятных условий военной службы, быта и системой мер по ограничению опасных факторов военной службы, проводимой командирами во взаимодействии с органами государственной власти. Забота о сохранении и об укреплении здоровья военнослужащих - обязанность командиров, на которых возлагается обеспечение требований безопасности при проведении учений, иных мероприятий боевой подготовки, во время эксплуатации вооружения и военной техники, при производстве работ, исполнении других обязанностей военной службы.

Пункт 2 ст. 27 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" предусматривает, что командиры являются единоначальниками и отвечают в мирное и военное время за постоянную боевую и мобилизационную готовность, успешное выполнение боевых задач, боевую подготовку, воспитание, воинскую дисциплину, правопорядок, морально-психологическое состояние подчиненного личного состава и безопасность военной службы, состояние и сохранность вооружения, военной техники и другого военного имущества, материальное, техническое, финансовое, бытовое обеспечение и медицинское обслуживание.

Аналогичные требования к обеспечению сохранности жизни и здоровья военнослужащих закреплены и в Уставе внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденном Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 года N 1495. Так, в частности, в соответствии с требованиями п. 81, 144, 152, 317, 322 этого Устава командир (начальник) в целях обеспечения безопасности военной службы обязан: в своей служебной деятельности отдавать приоритет сохранению жизни и здоровья подчиненных военнослужащих; руководствуясь положениями главы 7 настоящего Устава, принимать все возможные меры по обеспечению защищенности военнослужащих от воздействия на них опасных факторов военной службы при исполнении ими своих обязанностей, предупреждению их гибели (смерти) и увечий (ранений, травм, контузий), а также осуществлять мероприятия по предотвращению причинения вреда жизни, здоровью, имуществу местного населения и окружающей среде в ходе повседневной деятельности воинской части (подразделения). Безопасность военной службы заключается в поддержании в полку (подразделении) условий военной службы и порядка ее несения, обеспечивающих защищенность личного состава и каждого военнослужащего в отдельности. К общим условиям обеспечения безопасности военной службы, в частности, отнесено поддержание воинской дисциплины, обеспечение удовлетворительного состояния здоровья военнослужащих, соблюдение правил внутреннего распорядка; командир (начальник) в целях обеспечения безопасности военной службы обязан осуществлять мероприятия по предотвращению причинения вреда жизни, здоровью. Контроль за выполнением личным составом требований безопасности военной службы, отнесен к одному из основных мероприятий по предупреждению гибели, увечий, снижению заболеваемости военнослужащих.

Охрана здоровья и физическое развитие военнослужащих - неотъемлемая часть их подготовки к выполнению своего воинского долга. Охрана здоровья обеспечивается созданием командирами (начальниками) во взаимодействии с органами государственной власти безопасных условий военной службы. Забота о сохранении и укреплении здоровья военнослужащих - обязанность командиров (начальников). Охрана здоровья военнослужащих достигается: проведением командирами (начальниками) мероприятий по оздоровлению условий службы и быта; систематическим их закаливанием, регулярными занятиями физической подготовкой и спортом; осуществлением санитарно-противоэпидемических (профилактических) и лечебно-профилактических мероприятий. Физическая подготовка военнослужащих осуществляется во время утренней физической зарядки, учебных занятий, спортивно-массовой работы, в процессе учебно-боевой деятельности, а также в ходе самостоятельных тренировок военнослужащих. Во время занятий выполняются физические упражнения с использованием различных способов тренировки. Физическая нагрузка дозируется с учетом принадлежности военнослужащих к виду и роду войск Вооруженных Сил, возраста и состояния здоровья (п.п. 335, 336, 342 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации).

В соответствии с Наставлением по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденным приказом Министра обороны Российской Федерации от 21 апреля 2009 года N 200 (далее - Наставление по физической подготовке), командиры (начальники), специалисты физической подготовки, специалисты военно-медицинской службы, руководители занятий обязаны принимать все меры по предупреждению травматизма в процессе физической подготовки. Предупреждение травматизма обеспечивается четкой организацией занятий и соблюдением методики их проведения; высокой дисциплинированностью военнослужащих, хорошим знанием ими приемов страховки и самостраховки, правил предупреждения травматизма; своевременной подготовкой мест занятий и инвентаря; систематическим контролем за соблюдением установленных норм и требований безопасности при проведении занятий (п. 79).

Статьей 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении обязанностей военной службы, службы в полиции и других соответствующих обязанностей возмещается по правилам, предусмотренным гл. 59 (ст.ст. 1064 - 1101) данного Кодекса, если законом не предусмотрен более высокий размер ответственности.

В соответствии со ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющей общие основания ответственности за причинение вреда, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Согласно ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Из приведенных законоположений следует, что по общему правилу необходимыми условиями для наступления гражданско-правовой ответственности являются: причинение вреда, противоправность поведения причинителя вреда, наличие причинной связи между наступлением вреда и противоправностью поведения причинителя вреда, вина причинителя вреда.

Нормы ст. 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации в системной взаимосвязи с нормами ст.ст. 1064 и 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации означают, что обязанность по возмещению вреда жизни или здоровью военнослужащих и приравненных к ним лиц в порядке гл. 59 Гражданского кодекса Российской Федерации за счет соответствующей казны возникает в случаях установления вины государственных органов и их должностных лиц в причинении данного вреда.

Эта позиция выражена Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 20 октября 2010 года N 18-П "По делу о проверке конституционности ряда положений ст. 18 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и ст. 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросом Ногайского районного суда Республики Дагестан".

Таким образом, ст. 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации позволяет применять меры гражданско-правовой ответственности в тех случаях, когда вина органов и должностных лиц государства в причинении вреда жизни и здоровью гражданина при исполнении им обязанностей военной службы установлена.

Действующее гражданское законодательство предусматривает презумпцию вины причинителя вреда: лицо, причинившее вред, освобождается от обязанности его возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине (ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации). Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 11 Постановления от 26 января 2010 года N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" разъяснил, что предусмотренная ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия своей вины должен представить сам ответчик.

При этом, отсутствие в действиях должностных лиц признаков уголовно наказуемого деяния не исключает их гражданско-правовой ответственности при наличии их виновного противоправного поведения (действия или бездействия), выражающегося в нарушении предписаний законов и нормативных актов, регламентирующих порядок несения военной службы (в частности, Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации).

Компенсация морального вреда, о взыскании которой в связи с получением вреда здоровью при прохождении военной службы по призыву заявлено истцом, является одним из видов гражданско-правовой ответственности.

В силу п. 1 ст. 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными гл. 59 и ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размера компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред (ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Статья 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда.

Как разъяснено в п. 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" суду следует устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора. Одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом.

В соответствии с разъяснениями, данными в п. 8 названного выше Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

В ходе судебного разбирательства установлено, что должностными лицами войсковой части N были нарушены предписания законов и нормативных актов, регламентирующих порядок несения военной службы, ненадлежаще исполнялись должностные и служебные обязанности по контролю за обеспечением безопасных условий прохождения военной службы, по охране жизни и здоровья военнослужащих. Суд первой инстанции также установилпричинную связь между перечисленными противоправными действиями должностных лиц войсковой части, приведшими к получению Миллером Э.Т. тяжелого увечья, и наступлением вреда, возникшего в период исполнения обязанностей военной службы.

Вопреки установленной ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации презумпции вины причинителя вреда, возлагающей на ответчика обязанность представить доказательства отсутствия вины последнего, доводы, изложенные в апелляционной жалобе, приведенные выше выводы суда первой инстанции не опровергают.

С учетом требований ст. ст. 151, 1099, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, конкретных обстоятельств дела, степени вины ответчика, характера полученной травмы и ее последствий, длительности и стойкости страдания, судебная коллегия полагает, что взысканная судом сумма компенсации морального вреда в размере " ... " руб. отвечает требованиям разумности и справедливости.

Доводы апелляционной жалобы ответчика о том, что обязательства перед истцом по возмещению морального вреда входят в состав страхового возмещения, предусмотренного Федеральным законом от 28 марта 1998 года N 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, сотрудников войск национальной гвардии Российской Федерации", нельзя признать состоятельными.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлениях от 26 декабря 2002 года N 17-П, от 20 октября 2010 года N 18-П, от 17 мая 2011 года N 8-П, военная служба, представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах; лица, несущие военную службу, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливается их правовой статус, а также содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним. Соответственно, военнослужащий принимает на себя бремя неукоснительно, в режиме жесткой военной дисциплины исполнять обязанности военной службы, которые предполагают необходимость осуществления поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, а государство гарантирует адекватное возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащего в связи с исполнением им обязанностей военной службы.

Выбор правовых средств, направленных на возмещение такого вреда, относится к дискреции федерального законодателя, который, осуществляя на основании ст. ст. 37 (ч. 1, 3), 39 (ч. 1, 2), 41 (ч. 1), 45 (ч. 1), 59 (ч. 1, 2) и 71 (п. "в", "м") Конституции Российской Федерации правовое регулирование в данной сфере, обязан предусматривать эффективные гарантии реализации прав военнослужащих, соответствующие правовой природе и целям возмещения вреда, причиненного их здоровью, характеру возникающих между ними и государством правоотношений.

Положения ст. ст. 16, 18 Федерального закона "О статусе военнослужащих" являются элементами публично-правового механизма, направленного на охрану здоровья, медицинскую помощь военнослужащих, право на возмещение вреда и страховые гарантии военнослужащим и как таковые не предполагают, что возмещение вреда, причиненного здоровью военнослужащих, может сводиться только к выплате страховых сумм и единовременного пособия.

Указанные выше нормы ст. 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации не исключают, а, напротив, предполагают обеспечение выплаты государством в полном объеме возмещения такого вреда, но лишь в качестве меры гражданско-правовой ответственности государственных органов или их должностных лиц как причинителей этого вреда, и позволяет использовать дополнительно к публично-правовым средствам социальной защиты военнослужащих меры гражданско-правовой ответственности в тех случаях, когда вина органов и должностных лиц государства в причинении вреда жизни или здоровью гражданина при исполнении им обязанностей военной службы установлена.

Посредством обязательного государственного страхования жизни и здоровья, предполагающего выплату при наступлении страховых случаев соответствующих страховых сумм военнослужащим и приравненным к ним лицам обеспечивается право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, право на охрану здоровья, защиты имущественных прав, а также осуществляется гарантируемое ст. 39 Конституции Российской Федерации социальное обеспечение граждан в случае болезни, инвалидности, потери кормильца и в иных случаях, установленных законом, при этом законом не запрещено взыскание компенсации морального вреда.

Кроме того, судом первой инстанции с учетом положений ст. 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации, ст. 125 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 9, п. 31 ст. 10 Положения о Министерстве обороны Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 августа 2004 года N 1082, сделан правильный вывод о том, что Министерство обороны Российской Федерации является надлежащим ответчиком по настоящему спору.

Таким образом, судебная коллегия не находит оснований для отмены состоявшегося по делу судебного акта, проверенного в пределах доводов, содержащихся апелляционной жалобе ответчика. При разрешении дела суд правильно определилюридически значимые обстоятельства, дал надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам, оснований не согласиться с которой судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст.ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Курганского городского суда Курганской области от 14 апреля 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Министерства обороны Российской Федерации - без удовлетворения.

 

Судья-председательствующий Тимофеева С.В.

 

Судьи: Голубь Е.С.

Богданова О.Н.

 

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.