Апелляционное определение СК по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 14 сентября 2016 г. по делу N 33-7500/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 14 сентября 2016 г. по делу N 33-7500/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда в составе председательствующего судьи Криволаповой Е.А.,

судей Сицинской О.В., Меньшова С.В.,

при секретаре судебного заседания Калининой Д.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании 14 сентября 2016 года гражданское дело по апелляционной жалобе Министерства обороны Российской Федерации

на решение Промышленного районного суда города Ставрополя Ставропольского края от 30 июля 2015 года, вынесенное по иску Ищенко Ирины Владимировны к войсковой части 44936 города Буденновска, Министерству обороны Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда,

заслушав доклад судьи Сицинской О.В.,

установила:

Ищенко И.В. обратилась в Промышленный районный суд города Ставрополя Ставропольского края с иском к войсковой части 44936 и Министерству Обороны Российской Федерации о признании Министерства Обороны Российской Федерации главным распорядителем бюджетных средств, взыскании компенсации морального вреда в размере 850000 (восемьсот пятьдесят тысяч) рублей, судебных расходов в размере 15000 (пятнадцать тысяч) рублей.

В основании иска указала, что ее муж Бусыгин Ю.В., проходивший военную службу по контракту в должности бортового авиационного техника (вертолета) МИ-24 отдельного вертолетного полка (боевого управления), погиб при исполнении обязанностей военной службы в авиационной катастрофе. Указав, что потерей мужа ей причинены нравственные страдания.

Обжалуемым решением Промышленного районного суда города Ставрополя от 30 июля 2015 года требования Ищенко И.В. удовлетворены частично. Суд признал Министерство обороны Российской Федерации главным распорядителем бюджетных средств получателя бюджетных средств (войсковой части 44936) в порядке субсидиарной ответственно по денежным обязательствам войсковой части 44936, взыскал в пользу Ищенко И.В. компенсацию морального вреда в размере 450 000 рублей, расходы по оплате услуг представителя в сумме 10 000 рублей. В удовлетворении иных требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 1 декабря 2015 года вынесенное решение суда оставлено без изменения.

Министерством обороны Российской Федерации подана кассационная жалоба, в которой ставится вопрос об отмене постановлений суда первой и апелляционной инстанции в связи с существенным нарушением норм материального права.

Постановлением суда кассационной инстанции от 4 августа 2016 года апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 1 декабря 2015 года отменено, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию но гражданским делам Ставропольского краевого суда в ином составе судей.

В апелляционной жалобе Министерство обороны Российской Федерации полагает решение суда незаконным и необоснованным, просит его отменить, в иске отказать.

Указывает на то, что истец реализовала свое право на возмещение вреда посредством получения выплат, предусмотренных специальным законодательством, что не было учтено судом при вынесении решения. При взыскании компенсации морального вреда судом неправильно применены нормы материального права, поскольку причинно-следственная связь между действиями Министерства обороны РФ и гибелью военнослужащего отсутствует.

В возражениях на апелляционную жалобу прокурор Промышленного района города Ставрополя просит решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

В судебное заседание лица, участвующие в деле, не явились, извещены надлежаще. Судебная коллегия по правилам ст. 167, 327 ГПК РФ определиларассмотреть гражданское дело в отсутствие неявившихся лиц.

Исследовав материалы дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе, проверив законность и обоснованность решения суда, судебная коллегия находит необходимым решение суда отменить полностью и вынести по делу новое решение в связи с нарушением норм процессуального и материального права (п. 4 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ).

Из установленных обстоятельств дела следует, что муж истца Ищенко И.В. - Бусыгин Ю.В., проходивший военную службу в Министерстве обороны Российской Федерации в составе воинской части 52380 (в настоящее время правопреемником является воинская часть 44936), в должности капитана бортового (авиационного) техника (вертолета) МИ-8 отдельного вертолетного полка (боевого управления), погиб 27.01.1996 года в результате авиационной катастрофы при исполнении обязанностей военной службы.

Факт смерти Бусыгина Ю.В. установлен на основании свидетельства о смерти I-ГН N 336407 от 27.01.1996 года.

Причина смерти - авиационная катастрофа и ее непосредственная связь с военной службой, установлена судом на основании выписки из приказа N 013 от 10.02.1996 года, составленной командующим 58 армией войсковой части 52380, что не оспаривается ответчиками.

Из материалов гражданского дела следует, что каких-либо служебных проверок и расследований по факту гибели военнослужащего Бусыгина Ю.В. не проводилось.

Ссылаясь на нарушение личных неимущественных прав истца, положениями Гражданского кодекса Российской Федерации о компенсации морального вреда, руководствуясь нормами Федеральных законов "О статусе военнослужащих", "Об обороне", суд первой инстанции пришел к выводу об обоснованности исковых требований.

Судебная коллегия полагает выводы суда ошибочными, постановленными в нарушение требований действующего законодательства.

В силу пункта 1 статьи 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 и статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред (статья 151 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Статьей 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в полиции и других соответствующих обязанностей возмещается по правилам, предусмотренным главой 59 (статьи 1064 - 1101), если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

В соответствии со статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющей общие основания ответственности за причинение вреда, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Согласно статье 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Конституционный Суд Российской Федерации в пункте 4 постановления от 20 октября 2010 г. N 18-П указал, что согласно статье 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении обязанностей военной службы, службы в милиции и других соответствующих обязанностей возмещается по правилам главы 59 (статьи 1064 - 1101) данного Кодекса, если законом не предусмотрен более высокий размер ответственности. В системной связи со статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающей общие основания ответственности за причинение вреда, и статьей 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, в силу которой вред, причиненный незаконными действиями (бездействием) государственных органов либо их должностных лиц, подлежит возмещению за счет соответствующей казны, это означает, что обязанность по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащих и приравненных к ним лиц, в порядке главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации за счет соответствующей казны возникает в случае установления вины государственных органов или их должностных лиц в причинении данного вреда. Статья 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации предполагает обеспечение выплаты государством в полном объеме возмещения такого вреда, но лишь в качестве меры гражданско-правовой ответственности государственных органов или их должностных лиц как причинителей этого вреда и позволяет использовать дополнительно к публично-правовым средствам социальной защиты военнослужащих меры гражданско-правовой ответственности в тех случаях, когда вина органов и должностных лиц государства в причинении вреда жизни или здоровью гражданина при исполнении им обязанностей военной службы установлена.

Из приведенных нормативных положений гражданского законодательства и правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации следует, что обязанность по компенсации морального вреда за счет соответствующей казны (в данном случае заявлено исковое требование о компенсации морального вреда к Министерству обороны Российской Федерации) может быть возложена на государственные органы или должностных лиц этих органов при наличии противоправности деяния и вины указанных органов и лиц в причинении вреда военнослужащему. Если не представляется возможным установить непосредственного причинителя вреда, а также его вину, то основания для компенсации морального вреда по правилам норм главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации отсутствуют.

Доказательств обратного материалы гражданского дела не содержат, что входило в процессуальную обязанность доказывания истца по данной категории споров в соответствии с требованиями ст. 13, 56 ГПК РФ.

Последствия не предоставления суду доказательств своих требований содержит ст. 68 ГПК РФ, устанавливающая возможность и обоснованность вынесения решения суда по имеющимся в деле доказательствам, что полностью отвечает принципу состязательности в гражданском процессе.

Таким образом, суд первой инстанции удовлетворил исковые требования Ищенко И.В. в нарушение норм главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации условий и без учета правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 20 октября 2010 года N 18-П.

Более того, судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда усматривает нарушения норм процессуального права, влекущие самостоятельные выводы о незаконности вынесенного судом первой инстанции решения.

Виды доказательств по делу перечислены в ст. 55 ГПК РФ, к ним закон относит: объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные и вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, заключения экспертов. При этом под письменными доказательствами понимаются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела, акты, договоры, справки, деловая корреспонденция, иные документы и материалы, выполненные в форме цифровой, графической записи, в том числе полученные посредством факсимильной, электронной или другой связи либо иным позволяющим установить достоверность документа способом (ч. 1 ст. 71 ГПК РФ).

Приходя к выводу о причинении истцу Ищенко И.В. морального вреда суд первой инстанции в качестве подтверждающего доказательства принял исковое заявление. Между тем, исковое заявление является исключительно процессуальной формой обращения в суд с материально-правовыми требованиями, и не может быть оценено в качестве доказательства по делу исходя из содержания ст. 55, 71 ГПК РФ.

Истец Ищенко И.В. в судебном заседании не присутствовала, пояснения по делу давал ее представитель - Захарова Г.А., пояснения которой в силу требований ст. 55, 68 ГПК РФ также не являются доказательствами по делу, т.к. не являются ни объяснениями стороны, ни объяснениями третьих лиц ввиду иного процессуального статуса представителя.

Таким образом, судом первой инстанции был нарушен принцип непосредственности при исследовании доказательств по делу, установленный частью 1 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Непосредственность судебного разбирательства - это принцип гражданского процесса, определяющий метод исследования доказательств судом и являющийся правовой гарантией их надлежащей оценки, установления действительных обстоятельств дела, формулирования правильных выводов и вынесения правосудного решения. Он заключается в том, что суд, рассматривающий дело, обязан лично воспринимать доказательства по делу, а судебное постановление должно быть основано лишь на исследованных в судебном заседании доказательствах.

Исходя из этого принципа суд первой инстанции при рассмотрении дела, как того требует часть 1 статьи 157 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обязан непосредственно исследовать доказательства по делу: заслушать объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов, консультации и пояснения специалистов, ознакомиться с письменными доказательствами, осмотреть вещественные доказательства.

В абзаце втором пункта 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" разъяснено, что степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Суд первой инстанции в нарушение приведенных норм процессуального права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации рассмотрел требования Ищенко И.В. в ее отсутствие, без оценки обстоятельств, при которых истцу был причинен моральный вред, степени ее нравственных страданий.

В материалах дела доказательства, подтверждающие факт причинения Ищенко И.В. физических или нравственных страданий в результате действий (бездействия) ответчиков, не представлены.

При таких обстоятельствах выводы суда первой инстанции о наличии оснований для удовлетворения исковых требований Ищенко И.В. о компенсации морального вреда не могут быть признаны правомерными.

На основании изложенного, решение Промышленного районного суда города Ставрополя Ставропольского края от 30 июля 2015 года подлежит отмене, а исковые требования Ищенко И.В. - как не доказанные относимыми, допустимыми и достоверными доказательствами, признанными судом достаточными для соответствующих выводов о их правомерности, заявленные в противоречие с действующим законодательством - не подлежащими удовлетворению.

Руководствуясь ст. 328, 329, 330 ГПК РФ,

определила:

решение Промышленного районного суда города Ставрополя Ставропольского края от 30 июля 2015 года, вынести по делу новое решение.

В удовлетворении иска Ищенко Ирины Владимировны к войсковой части 44936 города Буденновска, Министерству обороны Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда - отказать.

 

Председательствующий

 

судьи

 

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.