Апелляционное определение СК по гражданским делам Кемеровского областного суда от 06 сентября 2016 г. по делу N 33-11266/2016 (ключевые темы: публичное общество - буровая установка - размер компенсации морального вреда - трудовые обязанности - машинист)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Кемеровского областного суда от 06 сентября 2016 г. по делу N 33-11266/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда в составе:

председательствующего Латушкиной Е.В.

судей Емельянова А.Ф., Ларионовой С.Г.

с участием прокурора Коган А.Г.

при секретаре Ивлевой О.А.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Латушкиной Е.В. гражданское дело по апелляционной жалобе ПАО "Геотек Сейсморазведка"

на решение Яйского районного суда Кемеровской области от 16 июня 2016 года

по иску Какаулина В.Т., Какаулиной А.В. к Публичному акционерному обществу "Геотек Сейсморазведка" в лице филиала "Тюменнефтегеофизика" о компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛА:

Истцы Какаулин В.Т., Какаулина А.В. обратились в суд к ответчику Публичному акционерному обществу "Геотек Сейсморазведка" в лице филиала "Тюменнефтегеофизика" о компенсации морального вреда.

Свои требования мотивировали тем, что 03.12.2015 их сын Какаулин Ю.В., ДД.ММ.ГГГГ г.р., был принят на работу в сейсморазведочную партию N 5 филиала публичного акционерного общества "Геотек Сейсморазведка" - "Тюменнефтегеофизика" в качестве машиниста буровой установки 4 разряда.

16.01.2016 в 08:06 часов при исполнении трудовых обязанностей с Какаулиным Ю.В. произошел несчастный случай, а именно в результате зажатия в буровой установке, последний получил повреждения, несовместимые с жизнью.

По факту произошедшего работодателем было проведено расследование несчастного случая на производстве и 04.03.2016 составлен акт N по форме Н-1. Согласно разделу 9 данного акта основной причиной несчастно случая явилась неудовлетворительная организация производства работ. Вина пострадавшего в произошедшем отсутствует.

В связи с трагической смертью сына они испытали и продолжают испытывать глубокие нравственные страдания, связанные с потерей родного и любимого человека. Несмотря на возраст, при жизни сын проживал вместе с ними одной семьей, осуществлял материальную, психологическую и физическую поддержку им. Его заработная плата была основным источником дохода семьи, с ним они ощущали чувство защищенности и уверенности в завтрашнем дне, строили планы на будущее. Оставшись без сына, они потеряли веру и смысл жизни, все их планы и надежды утеряны безвозвратно.

Претензия о компенсации морального вреда, отправленная ответчику 25.03.2016, получена ответчиком и до настоящего времени оставлена без ответа.

Просили суд взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в сумме 2 000 000 руб. каждому.

В судебном заседании истцы Какаулин В.Т., Какаулина А.В., их представитель Солодовников Д.В. на требованиях настаивали.

Представитель ответчика ПАО "Геотек Сейсморазведка" в лице филиала "Тюменнефтегеофизика" в судебное заседание не явился, просил дело рассмотреть в его отсутствие, в заявлении указал на несогласие с исковыми требованиями, считает размер компенсации морального вреда явно завышенным, не отвечающим требованиям разумности и справедливости.

Решением Яйского районного суда Кемеровской области от 16 июня 2016 года исковые требования удовлетворены частично, с ПАО "Геотек Сейсморазведка" в лице филиала "Тюменнефтегеофизика" в пользу Какаулина В.Т., Какаулиной А.В. взыскана компенсация морального вреда в размере 1 000 000 рублей каждому.

В апелляционной жалобе представитель ПАО "Геотек Сейсморазведка" Андронова О.Г. просит решение суда отменить и принять по делу новое решение, которым определить размер компенсации морального вреда в разумных пределах.

Считает, что размер компенсации морального вреда, установленный судом, завышен, не отвечает требованиям разумности и справедливости.

Указывает, что исходя из сложившейся в настоящее время судебной практики в аналогичных случаях причинения здоровью, перенесенных нравственных и физических страданий, размер компенсации морального определяется в гораздо меньшем размере, чем взыскано по решению суда.

Считает, что в данном несчастном случае виновен исключительно сам работник, вина ответчика в причинении вреда сыну истцов отсутствует, соответственно, факт причинения морального вреда истцам именно ответчиком является недоказанным.

Полагает, что ответчик в соответствии с действующим гражданским законодательством РФ при отсутствии своей вины не должен нести ответственность за причинение истцам вреда, возникшего в результате нарушения работником правил техники безопасности.

Кроме того, судом не учтено что сумма компенсации морального вреда в размере по 1 000 000 руб. на каждого является для ответчика значительной ввиду затруднительного финансового положения.

На апелляционную жалобу от истцов Какаулиных, прокурора поступили возражения, содержащие просьбу решение суда оставить без изменения.

Истцы Какаулин В.Т., Какаулина А.В. в судебном заседании суда апелляционной инстанции просили оставить обжалуемое решение без изменения.

Представитель ответчика в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явился, о слушании извещены. Поскольку об уважительности причин неявки до начала судебного заседания не сообщили, в материалах дела имеются доказательства их заблаговременного, надлежащего извещения о времени и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, судебная коллегия определиларассмотреть дело при данной явке.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений, заслушав истцов, заключение прокурора, полагавшего оставить решение без изменения, проверив в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ законность и обоснованность решения, исходя из доводов, изложенных в жалобе, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены или изменения судебного решения.

Из материалов дела следует и судом первой инстанции установлено, что 16 января 2016 года при исполнении своих трудовых обязанностей в ПАО "ГЕОТЕК Сейсморазведка" во время выполнения сейсморазведочных работ с сыном истцов Какаулиным Ю.В. произошел несчастный случай, а именно в результате зажатия в буровой установке, последний получил повреждения, несовместимые с жизнью. Данный факт подтверждается актом формы Н-1 N о несчастном случае на производстве от 04.03.2016.

Как следует из вышеуказанного акта, основной причиной несчастного случая явилась неудовлетворительная организация производства работ, выразившаяся в нарушении требований ст. 212 Трудового кодекса РФ, устанавливающей обязанности работодателя по обеспечению безопасных условий и охраны труда, п. 7.2 Должностной инструкции инженера по буровзрывным работам сейсморазведочной партии, раздела 3 Должностной инструкции технического руководителя проекта сейсморазведочной партии.

Сопутствующими причинами несчастного случая явились нарушения технологического процесса, а именно нарушения пунктов 1.18., 2.2., 2.4., 3.1., 3.11., 3.15., 3.16. Инструкции по охране труда для машиниста буровой установки (номер в реестре ОТПБООС - ИОТ-044-2015) (утв. и введена в действие приказом по филиалу ПАО "ГЕОТЕК Сейсморазведка" - "Тюменнефтегеофизика" N 259 от 18.05.2015); пунктов 2.5., 2.14., 2.15., 3.16. раздела 4.2. Монтаж буровой установки, Технологической карты производства буровзрывных работ с применением буровых установок ПБУ, БГМ, УБШМ (их модификаций), в сейсморазведочных партиях ПАО "ГЕОТЕК Сейсморазведка" (номер в реестре ТК БВР - 004-2015) (утв. и введена в действие приказом ПАО "ГЕОТЕК Сейсморазведка" N 623 от 18.12.2015).

Лицами, допустившими нарушение требований по охране труда, указаны машинист буровой установки Какаулин Ю.В., директор филиала "Тюменнефтегеофизика" Т., главный инженер филиала П., начальник сейсморазведочной партии Ш., технический руководитель Г., инженер БВР Ч.

Рассматривая спор при установленных по делу обстоятельствах на основании собранных по делу доказательств, суд, руководствуясь положениями ст. ст. 151, 1100 ГК РФ, пришел к обоснованному выводу о наличии оснований для частичного взыскания с ответчика в пользу истцов компенсации морального вреда.

При этом судом принято во внимание, что вред здоровью Какаулина Ю.В. причинен при исполнении им трудовых обязанностей и в силу ст. 1084 ГК РФ обязанность по его возмещению возложена на работодателя, которым являлся ответчик, кроме этого, истцы относятся к числу близких родственников, обладающих правом на компенсацию морального вреда.

В связи со смертью сына истцы испытывали нравственные страдания, поскольку смерть Какаулина Ю.В. является для них невосполнимой утратой.

В соответствии с п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года N 10 "О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда" моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников.

Разрешая вопрос о размере подлежащей взысканию компенсации, суд первой инстанции правильно применил положения ст. 1101 ГК РФ, учел обстоятельства произошедшего несчастного случая, наличие вины работодателя и потерпевшего, принял во внимание степень и характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями истцов, которым причинен моральный вред смертью сына, а также требования разумности и справедливости и определилк взысканию сумму в размере по 1 000 000 рублей в пользу Какаулина В.Т. и Какаулиной А.В.

Судебная коллегия не находит оснований не согласиться с данным выводом суда, поскольку он сделан на основе всестороннего анализа совокупности собранных по делу доказательств и основан на правильном применении материальных норм.

Доводы жалобы, что в данном несчастном случае виновен исключительно сам работник, вина ответчика в причинении вреда сыну истцов отсутствует, соответственно, факт причинения морального вреда истцам ответчиком является недоказанным, судебная коллегия отклоняет, поскольку они опровергаются материалами дела.

Доводы апелляционной жалобы ответчика о завышенном размере компенсации морального вреда, взысканной в пользу истцов Какаулиных, со ссылкой на иную судебную практику, судебная коллегия находит несостоятельными, полагая, что они не могут повлечь отмену или изменение решения суда, поскольку обстоятельствам дела судом дана надлежащая оценка, фактически доводы жалобы сводятся к несогласию с оценкой судом доказательств, направлены на их переоценку.

По мнению судебной коллегии, суд воспользовался правом, предоставленным ему ст. 67 ГПК РФ, устанавливающей право суда оценивать доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Оснований для переоценки доказательств не имеется.

Ссылки ответчика в жалобе на свое затруднительное финансовое положение являются голословными.

Таким образом, правоотношения сторон и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании представленных доказательств, оценка которым дана с соблюдением требований ст. 67 ГПК РФ, в связи с чем доводы апелляционной жалобы по существу рассмотренного спора не подрывают правильности выводов суда, не могут повлиять на правильность определения прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений, не свидетельствуют о наличии оснований, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, к отмене состоявшегося судебного решения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 327.1, 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Яйского районного суда Кемеровской области от 16 июня 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу ПАО "Геотек Сейсморазведка" - без удовлетворения.

 

Председательствующий Латушкина Е.В.

 

Судьи Емельянов А.Ф.

Ларионова С.Г.

 

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.