Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 07 сентября 2016 г. по делу N 33-3922/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 07 сентября 2016 г. по делу N 33-3922/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего судьи

Солоняка А.В.,

судей

Дубовцева Д.Н., Долгополовой Ю.В.,

при секретаре

Сивенцевой Л.П.,

с участием прокурора

Хунафина И.Р.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Ижевске Удмуртской Республики 7 сентября 2016 года гражданское дело по апелляционной жалобе К.М.В. на решение Глазовского районного суда Удмуртской Республики от 26 мая 2016 года, которым отказано в удовлетворении исковых требований К.М.В. к ООО " "данные изъяты"", Государственному учреждению - Красноярское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации в лице филиала N12 (Минусинский) о взыскании расходов на лечение вследствие несчастного случая на производстве, взыскании неустойки за пользование чужими денежными средствами.

Заслушав доклад судьи Дубовцева Д.Н., выслушав объяснения представителя истца К.М.В. - Б.Т.В. (доверенность от 20 сентября 2013 года), поддержавшей доводы апелляционной жалобы; заключение прокурора, полагавшего решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

К.М.В. обратился в суд с иском к ООО " "данные изъяты"" о взыскании расходов на лечение вследствие несчастного случая на производстве.

Требования мотивированы тем, что в период с 14 февраля 2013 года по 20 декабря 2013 года истец состоял в трудовых отношениях с ответчиком, работал в должности монтажника по монтажу стальных и железобетонных конструкций 3-го разряда. 13 марта 2013 года в результате обрушения крыши тепляка на станционном котловане станции метро произошел несчастный случай. Из акта несчастного случая на производстве следует, что согласно медицинскому заключению К.М.В. установлен диагноз " "данные изъяты"", степень тяжести повреждения здоровья отнесена к категории "легких". Вины истца и факта грубой неосторожности в несчастном случае не установлено. Для проведения оперативного лечения истцу потребовалась операция "данные изъяты". Стоимость металлоконструкции для проведения операции по счету, выставленному ООО " "данные изъяты"", составила 58 500 руб. 14 марта 2013 года ответчиком было предложено истцу подписать соглашение о возмещении вреда в размере 35 000 руб. и договор займа на сумму 23 500 руб. Указанные суммы, в совокупности равные 58 000 руб., были перечислены ООО " "данные изъяты"" по счету N от 14 марта 2013 года в качестве оплаты металлоконструкций. Впоследствии ответчик обратился в суд с иском к К.М.В. с требованием о взыскании долга по договору займа, процентов и пеней. Решением Глазовского районного суда УР от 8 мая 2015 года в удовлетворении исковых требований было отказано. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда УР решение суда отменено, вынесено новое решение, которым с К.М.В. взыскан долг по договору займа от 14 марта 2013 года в размере 23 500 руб., проценты в размере 4 049,50 руб., пени в размере 3 441,38 руб. Судом установлено, что оплата металлоконструкций произведена за счет заемных средств, ставших собственностью заемщика, то есть за счет К.М.В. Истец считает, что в соответствии со ст.184 ТК РФ возмещение расходов на медицинскую помощь, в настоящем случае расходов по оплате металлоконструкций для остеосинтеза бедра, должно было возложено на работодателя как лицо, виновное в несчастном случае с истцом при исполнении им трудовых обязанностей. Поскольку стоимость металлоконструкций для проведения операции произведена в полном размере - 58 500 руб. за счет средств К.М.В., истец просил взыскать с ответчика в свою пользу стоимость понесенных затрат в размере 58 500 руб., неустойку за пользование чужими денежными средствами в размере 13 298,32 руб.

Определением суда от 1 февраля 2016 года к участию в деле в качестве соответчика привлечено Государственное учреждение - Красноярское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации в лице филиала N12 (Минусинский).

Истец К.М.В., надлежащим образом извещенный о дате, времени и месте рассмотрения дела, в суд не явился. В соответствии со ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту - ГПК РФ) дело рассмотрено в его отсутствие.

В суде первой инстанции представитель истца К.М.В. - Б.Т.В. исковые требования поддержала по доводам, изложенным в иске.

Представитель ответчика - ООО " "данные изъяты"", надлежащим образом извещенный о дате, времени и месте рассмотрения дела, в суд не явился. В соответствии со ст. 167 ГПК РФ дело рассмотрено в его отсутствие.

Ранее ответчиком были представлены письменные возражения на исковое заявление, в которых указано на необоснованность заявленных требований. Истец имел возможность получить медицинские услуги бесплатно в рамках обязательного ОМС. Катаевым не доказано, что приобретенные им медицинские изделия не могли быть предоставлены бесплатно в государственных учреждениях здравоохранения. Необходимость проведения операции с использованием медицинских изделий, приобретенных истцом, объективно ничем не подтверждается. Катаев добровольно выбрал метод лечения, потребовавший дополнительных расходов, при возможности получения лечения в рамках бесплатно предоставляемой медицинской помощи.

Представитель ответчика - Государственного учреждения - Красноярского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации в лице филиала N12 (Минусинский), надлежащим образом извещенный о дате, времени и месте рассмотрения дела, в суд не явился. В соответствии со ст. 167 ГПК РФ дело рассмотрено в его отсутствие.

Согласно ранее представленному письменному отзыву на исковое заявление, ответчик исковые требования не признал, просил в их удовлетворении отказать. Возражения мотивированы тем, что истец не имеет право на оплату дополнительных расходов, связанных с медицинской, социальной и профессиональной реабилитацией застрахованного при наличии прямых последствий страхового случая в рамках Федерального закона N125-ФЗ от 24 июля 1998 года "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний". Оплата лечения производственных травм из категории "легких" подлежит за счет средств Фонда обязательного медицинского страхования РФ и впоследствии подлежит возмещению с лица, причинившего вред здоровью.

Суд постановилвышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе К.М.В. просит решение суда первой инстанции отменить. В обоснование жалобы апеллянт указывает, что выводы суда основаны на ошибочном толковании положения ст.1085 ГК РФ и на неправильном установлении обстоятельств, имеющих значение для дела. Суду предоставлены документы, подтверждающие понесенные им фактические расходы по приобретению металлоконструкции для остеосинтеза на сумму 58 500 руб. Оплата импланта, необходимого при проведении операции, произведена 15 марта 2013 года, тогда как о том, что он имеет право на бесплатное лечение в рамках ОМС с использованием металлоконструкций, имеющихся в клиниках г. Москвы, узнал только 18 марта 2013 года. Указанным обстоятельствам судом не дана надлежащая оценка. О том, что истец имеет право на бесплатное лечение в рамках ОМС, до него доведено не было ни работодателем, ни медицинской организацией в момент госпитализации (13 марта 2013 года), до оплаты металлоконструкции (15 марта 2013 года), до проведения операции (19 марта 2013 года), что фактически лишило его возможности получить медицинскую помощь качественно и своевременно.

В возражениях на апелляционную жалобу Государственное учреждение - Красноярское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации в лице филиала N12 (Минусинский) указывает на несогласие с ее доводами.

Судебной коллегией в порядке ст. ст. 167, 327 ГПК Российской Федерации дело по апелляционной жалобе рассмотрено в отсутствие истца К.М.В., представителя ответчика - ООО " "данные изъяты"", представителя ответчика - Государственного учреждения - Красноярского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации в лице филиала N12 (Минусинский), надлежащим образом извещенных о дате, времени и месте судебного разбирательства.

При рассмотрении дела судебная коллегия в соответствии со ст. 327-1 ГПК Российской Федерации проверяет законность и обоснованность решения суда в пределах доводов, содержащихся в апелляционной жалобе.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены оспариваемого решения.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, ООО " "данные изъяты"" является юридическим лицом, зарегистрировано в качестве страхователя в Фонде социального страхования.

Вступившим в законную силу решением Глазовского районного суда УР от 26 июня 2013 года по иску К.М.В. к ООО " "данные изъяты"" о взыскании компенсации морального вреда установлено, что 14 февраля 2013 года на основании трудового договора N истец был принят на работу в ООО " "данные изъяты"" на должность "данные изъяты".

Пунктом 3.1 заключенного между сторонами трудового договора предусмотрено право работника на рабочее место, соответствующее государственным нормативным требованиям охраны труда, а также возмещение вреда, причиненного ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, в порядке, установленным Трудовым кодексом РФ, иными федеральными законами.

Решением установлено, что 13 марта 2013 года около 14:20 час. в результате обрушения "крыши" тепляка на станционном котловане станции метро " "данные изъяты"" с К.М.В. произошел несчастный случай (падение при разности уровней высот и на глубину), что подтверждается Актом о несчастном случае на производстве N от 16 марта 2013 года (форма Н-1).

Вины К.М.В. и факта грубой неосторожности в несчастном случае не установлено.

Согласно акту о несчастном случае на производстве N от 16 марта 2013 года основная причина несчастного случая: выполнение работы, организованной мастером Б.Г.Г., по устройству тепляка в условиях отсутствия утвержденной организационно-технологической документации (проекта производства работ, технологической карты).

Сопутствующая причина: недостатки в организации и проведении периодического оперативного контроля со стороны непосредственного руководителя работ мастера Б.Г.Г.

Согласно выписному эпикризу, выданному городской клинической больницей N N Департамента здравоохранения г. Москвы 1 апреля 2013 года, К.М.В. находился на лечении в травматологическом отделении с 13 марта 2013 года по 1 апреля 2013 года с диагнозом " "данные изъяты"", производственная травма. Из акта о несчастном случае на производстве N от 16 марта 2013 года следует, что согласно медицинскому заключению N о характере повреждений здоровья в результате несчастного случая на производстве, выданному ГБУЗ "ГКБ N Департамента здравоохранения г. Москвы", К.М.В. установлен диагноз " "данные изъяты", степень тяжести повреждения здоровья отнесена к категории "легких".

Операция проведена 19 марта 2013 года - "данные изъяты". Из счета N от 14 марта 2013 года следует, что ООО " "данные изъяты"" был выставлен счет на оплату металлоконструкции "данные изъяты" на сумму 58 500 руб.

Данный счет оплачен платежными поручениями N от 15 марта 2013 года и N от 15 марта 2013 года. Оплата произведена ответчиком - ООО " "данные изъяты"", но за К.М.В., денежным средствами, принадлежащими К.М.В. на основании договора займа от 14 марта 2013 года и соглашения о возмещении морального вреда от 14 марта 2013 года.

Согласно заявлению от 18 марта 2013 года на имя главного врача ГКБ N N К.М.В. был предупрежден о возможности лечения с использованием металлоконструкций, имеющихся в клиниках г. Москва в рамках бесплатного оказания помощи по ОМС, однако от этой возможности категорически отказался. Истец предупрежден, что покупка металлоконструкций за безналичный расчет не покрывается средствами Фонда обязательного медицинского страхования.

В материалах дела отсутствует индивидуальная программа реабилитации истца.

Данные выводы подтверждаются исследованными в суде доказательствами и сторонами по существу не оспариваются.

Разрешая спор, суд первой инстанции руководствовался положениями ч. 1 ст. 1085 ГК РФ, ст. ст. 22, 212, 184 ТК РФ, ст. 61 ГПК РФ, Федеральным законом от 24 июля 1998 года N125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", Федеральным законом от 21 ноября 2011 года N323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года N1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни и здоровью гражданина", Положением об оплате дополнительных расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию лиц, получивших повреждение здоровья вследствие несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденным постановлением Правительства РФ от 15 мая 2006 года N286.

Отказывая в удовлетворении исковых требований к Государственному учреждению - Красноярскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации в лице филиала N12 (Минусинский), суд первой инстанции исходил из того, что ответственность за вред, причиненный истцу при исполнении им трудовых обязанностей, должен нести работодатель ООО " "данные изъяты"", поскольку полученное повреждение истцом в результате несчастного случая на производстве относится к категории "легкая", что освобождает страховщика от несения соответствующих расходов.

Отказывая в удовлетворении исковых требований к ООО " "данные изъяты"", суд первой инстанции исходил из того, что истцом добровольно был выбран метод лечения, потребовавший дополнительных расходов, при возможности получения им лечения в рамках бесплатно предоставляемой медицинской помощи.

Поскольку требование истца о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в соответствии с ч. 1 ст. 395 ГК РФ производны от основного требования, суд первой инстанции пришел к выводу об отказе в его удовлетворении.

С выводами суда первой инстанции судебная коллегия соглашается, они основаны на фактических обстоятельствах дела, правильном применении закона, соответствуют представленным доказательствам.

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Согласно ст. 184 ТК РФ при повреждении здоровья работника вследствие несчастного случая на производстве либо профессионального заболевания работнику (его семье) возмещаются его утраченный заработок (доход), а также связанные с повреждением здоровья дополнительные расходы на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию либо соответствующие расходы в связи со смертью работника.

В силу ст.8 Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", обеспечение по страхованию осуществляется в виде оплаты дополнительных расходов, связанных с медицинской, социальной и профессиональной реабилитацией застрахованного при наличии прямых последствий страхового случая на лечение застрахованного, осуществляемое на территории Российской Федерации непосредственно только после произошедшего тяжелого несчастного случая на производстве.

Оплата таких расходов осуществляется в порядке, предусмотренном Положением об оплате дополнительных расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию лиц, получивших повреждение здоровья вследствие несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденным постановлением Правительства РФ от 15 мая 2006 года N 286.

Из системного анализа статьи 8 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" и Положения об оплате дополнительных расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию лиц, получивших повреждение здоровья вследствие несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденного постановлением Правительства РФ от 15 мая 2006 года N 286, следует, что оплата дополнительных расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию застрахованного лица производится страховщиком (Фондом социального страхования РФ) за счет средств, предусмотренных на осуществление обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, только в том случае, если произошедший несчастный случай на производстве квалифицирован как тяжелый.

Таким образом, поскольку материалами дела подтверждено, что степень тяжести несчастного случая на производстве была квалифицирована как легкая, руководствуясь вышеуказанными нормами, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что ответственность за вред, причиненный истцу при исполнении им трудовых обязанностей, должен нести работодатель, в связи с чем обоснованно отказал в удовлетворении исковых требований к Государственному учреждению - Красноярскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации в лице филиала N12 (Минусинский).

При причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение (ч. 1 ст. 1085 ГК РФ).

Согласно разъяснениям, содержащимся в подпункте "б" пункта 27 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 года N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью граждан", указанные расходы подлежат возмещению причинителем вреда, если будет установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение. Вместе с тем, если потерпевший, нуждающийся в указанных видах помощи и имеющий право на их бесплатное получение, фактически был лишен возможности получить такую помощь качественно и своевременно, суд вправе удовлетворить требования потерпевшего о взыскании с ответчика фактически понесенных им расходов.

Так, из заявления истца К.М.В. от 18 марта 2013 года на имя главного врача ГКБ N следует, что он был предупрежден о возможности лечения с использованием металлоконструкций, имеющихся в клиниках г. Москвы в рамках бесплатного оказания помощи по ОМС, однако от этой возможности категорически отказался. Истец предупрежден, что покупка металлоконструкций за безналичный расчет не покрывается средствами Фонда обязательного медицинского страхования.

19 марта 2013 года истцу была проведена операция с использованием металлоконструкций, стоимость которых составила 58 500 руб.

Таким образом, судебная коллегия приходит к выводу о том, что истцу было достоверно известно о возможности получения бесплатной медицинской помощи 18 марта 2013 года, однако он ею не воспользовался, от проведенной на следующий день после этого операции, а именно 19 марта 2013 года, не отказался. Поскольку истец самостоятельно принял решение о необходимости получения указанных им услуг; доказательств, подтверждающих необходимость именно выбранного истцом метода лечения, потребовавшего дополнительных расходов, при наличии получения им лечения в рамках бесплатно предоставляемой медицинской помощи, суду не представлено, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу об отсутствии оснований для взыскания с ООО " "данные изъяты"" расходов на лечение вследствие несчастного случая на производстве.

Факт оплаты 15 марта 2013 года используемой при проведении операции металлоконструкции на законность выводов суда повлиять не может, поскольку не подтверждает необходимость использования при проведении операции именно указанного изделия, не опровергает выводов суда о самостоятельном принятии истцом указанного решения. При рассмотрении дела стороной истца не представлено доказательств того, что К.М.В. был лишен возможности получить бесплатную помощь качественно и своевременно.

Вывод суда первой инстанции об отказе в удовлетворении требования истца о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами также основан на законе.

Приведенные в апелляционной жалобе доводы по существу сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции, а также к выражению несогласия с произведенной судом оценкой представленных по делу доказательств при разрешении заявленных требований.

Оснований для переоценки выводов суда по доводам жалобы судебная коллегия не усматривает.

Нарушений норм процессуального права, влекущих отмену судебного решения, при рассмотрении дела не допущено.

Решение суда является законным и обоснованным, апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 328 ГПК Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Глазовского районного суда Удмуртской Республики от 26 мая 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу К.М.В. - без удовлетворения.

 

Председательствующий А.В. Солоняк

 

Судьи Д.Н. Дубовцев

Ю.В. Долгополова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.