Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Апелляционное определение Московского городского суда от 16 августа 2016 г. N 33а-16486/16

 

 

Судебная коллегия по административным делам Московского городского суда в составе председательствующего судьи фио,

судей фио, фио,

при секретаре фио,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи фио административное дело по апелляционной жалобе представителя административного истца фио по доверенности фио

на решение Басманного районного суда адрес от дата, которым постановлено:

В удовлетворении административного искового заявления фио о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя о запрете регистрационных действий в отношении объектов недвижимого имущества, - отказать,

установила:

фио обратилась в суд с административным исковым заявлением, в котором просила признать незаконным и отменить постановление судебного пристава-исполнителя МО по ОИПНХ УФССП России по Москве фио от дата о запрете регистрационных действий в отношении объектов недвижимого имущества, мотивируя свои требования тем, что квартира N 5, расположенная по адресу: адрес, на которую был объявлен запрет на совершение регистрационных действий, действий по исключению из госреестра, является единственным недвижимым имуществом, зарегистрированным за должником фио на праве собственности, а также единственным пригодным для проживания помещением, в связи с чем, по мнению административного истца, на данное имущество в соответствии с абзацем вторым части 1 статьи 446 ГПК РФ нельзя обращать взыскание, накладывать арест, равно как нельзя обращать взыскание и накладывать арест на земельный участок, расположенный под данным жилым помещением.

Представитель административного истца в судебном заседании заявленные требования поддержал по основаниям, изложенным в иске, кроме того указав на то, что наложенный судебным приставом-исполнителем запрет на совершение регистрационных действий в отношении квартиры не учитывает баланс между объемом требований взыскателя и примененной мерой принудительного исполнения, привел к нарушению принципов исполнительного производства и ущемлению прав и законных интересов должника.

Административный ответчик - судебный пристав-исполнитель в судебное заседание явился, против удовлетворения требований возражал, полагал принятое постановление законным и обоснованным, поскольку в отношении вышеуказанного имущества был принят запрет на совершение регистрационных действий, арест на объекты недвижимости, обращения взыскания на квартиру и земельный участок не производились; меры приняты с целью исполнения судебного акта о принятии обеспечительных мер по иску.

Судом постановлено вышеприведенное решение, которое по доводам апелляционной жалобы просит отменить представитель административного истца по доверенности фио, полагая судебный акт принятым с нарушением норм материального и процессуального права в виду того, что суд не проверил соразмерность требований взыскателя и мер принудительного исполнения; не установил в полной мере обстоятельства, имеющие значение для дела, не проверил доводы административного истца о незаконности оспариваемого постановления и не дал правовую оценку каждому представленному по делу доказательству; произвел оценку доказательств с нарушением правил, установленных статьей 84 КАС РФ.

В заседании судебной коллегии административный ответчик фио настаивал на правильности судебного решения.

Исследовав материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав объяснения административного ответчика, сочтя возможным в соответствии с правилами, установленными статьями 150 и 152 КАС РФ, рассмотреть дело в отсутствие административного истца фио, извещенной о времени и месте рассмотрения дела, не явившейся в заседание суда апелляционной инстанции и не сообщившей об уважительных причинах своей неявки, проверив решение, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного постановления в апелляционном порядке; решение суда является законным и обоснованным, принятым в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и при правильном применении норм материального права, регулирующих спорные правоотношения, без нарушения норм процессуального права.

Так, в соответствии с частью 2 статьи 310 КАС РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для административного дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для административного дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам административного дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких нарушений при рассмотрении настоящего дела судом первой инстанции допущено не было.

В соответствии с частью 1 статьи 218 КАС РФ гражданин, организация, иные лица могут обратиться в суд с требованиями об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями (включая решения, действия (бездействие) квалификационной коллегии судей, экзаменационной комиссии), должностного лица, государственного или муниципального служащего (далее - орган, организация, лицо, наделенные государственными или иными публичными полномочиями), если полагают, что нарушены или оспорены их права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению их прав, свобод и реализации законных интересов или на них незаконно возложены какие-либо обязанности.

Согласно статье 226 КАС РФ Российской Федерации при рассмотрении административного дела об оспаривании решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, суд выясняет: нарушены ли права, свободы и законные интересы административного истца или лиц, в защиту прав, свобод и законных интересов которых подано соответствующее административное исковое заявление; соблюдены ли сроки обращения в суд; соблюдены ли требования нормативных правовых актов, устанавливающих: полномочия органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, на принятие оспариваемого решения, совершение оспариваемого действия (бездействия); порядок принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемого действия (бездействия) в случае, если такой порядок установлен; основания для принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемого действия (бездействия), если такие основания предусмотрены нормативными правовыми актами; соответствует ли содержание оспариваемого решения, совершенного оспариваемого действия (бездействия) нормативным правовым актам, регулирующим спорные отношения.

Обязанность доказывания обстоятельств, указанных в пунктах 1 и 2 части 9 настоящей статьи, возлагается на лицо, обратившееся в суд, а обстоятельств, указанных в пунктах 3 и 4 части 9 и в части 10 настоящей статьи, - на орган, организацию, лицо, наделенные государственными или иными публичными полномочиями и принявшие оспариваемые решения либо совершившие оспариваемые действия (бездействие).

Применительно к названным нормам процессуального права и предписаниям части 3 статьи 62 КАС РФ суд правильно распределил бремя доказывания между сторонами и установил следующие обстоятельства, имеющие значение для дела, которые подтверждаются материалами дела.

Определением Басманного районного суда адрес от дата по иску фио (Герси) Лимитед к фио, фио о взыскании задолженности по кредитному договору в сумме телефон,57 евро был наложен арест на имущество фио, фиоГ в пределах исковых требований в сумме телефон,57 евро, в связи с чем, выдан исполнительный лист и постановлением судебного пристава-исполнителя МО по ОИПНХ УФССП России по Москве от дата возбуждено исполнительное производство в отношении фио; наложен арест на имущество должника в пределах исковых требований в сумме телефон,57 евро.

дата судебным приставом-исполнителем МО по ОИПНХ УФССП России по Москве фио было вынесено оспариваемое постановление о запрете регистрационных действий в отношении объектов недвижимого имущества: земельного участка площадью 1045 кв.м. по адресу: адрес и квартиры площадью 167,1 кв.м. по адресу: адрес.

Оценив собранные по делу доказательства по правилам статьи 84 КАС РФ, суд, разрешая настоящий спор, пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований, посчитав, что в действиях судебного пристава-исполнителя при принятии оспариваемого административным истцом постановления отсутствовали нарушения закона; оно было принято в пределах компетенции судебного пристава-исполнителя и предоставленных ему действующим законодательством полномочий; объявленный запрет является необходимой и обоснованной мерой воспрепятствования должнику распорядиться принадлежащим ему имуществом в ущерб интересам взыскателя, принятой в рамках возбужденного на основании определения суда о наложении ареста на имущество исполнительного производства в отношении должника фиоГ; прав и законных интересов фио оспариваемое постановление не нарушает.

Данные выводы суда мотивированы, основаны на нормах материального права и соответствуют установленным обстоятельствам дела, подтверждаются имеющимися в материалах дела доказательствами и оснований для признания их незаконными по доводам апелляционной жалобы у судебной коллегии не имеется.

Так, статья 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод. По смыслу данной конституционной нормы, исполнение судебного решения должно рассматриваться как элемент судебной защиты, в отношении которого государство обязано принимать необходимые меры по обеспечению его реализации.

Задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях исполнение иных документов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, а также в целях обеспечения исполнения обязательств по международным договорам Российской Федерации (статья 2 Федерального закона от дата N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве") (далее - Закон об исполнительном производстве.

Абзацем вторым части 1 статьи 446 ГПК РФ предусмотрено, что взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности жилое помещение, если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.

Согласно части 1 статьи 64 Закона об исполнительном производстве исполнительными действиями являются совершаемые судебным приставом-исполнителем в соответствии с настоящим Федеральным законом действия, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе.

Перечень исполнительных действий, приведенный в части 1 статьи 64 указанного Федерального закона, не является исчерпывающим, и судебный пристав-исполнитель вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов, если они соответствуют задачам и принципам исполнительного производства, не нарушают защищаемые федеральным законом права должника и иных лиц. К числу таких действий относится установление запрета на распоряжение принадлежащим должнику имуществом (в том числе запрета на совершение в отношении него регистрационных действий).

Исполнительные действия, перечисленные в статье 64 Закона об исполнительном производстве, направлены на эффективное и своевременное исполнение вступившего в законную силу судебного постановления.

От исполнительных действий отличаются меры принудительного исполнения, понятие которых дано в статье 68 названного Закона.

В соответствии с названной нормой права мерами принудительного исполнения являются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащего взысканию по исполнительному документу. В частности, к таким мерам относятся обращение взыскания на имущество должника, в том числе на денежные средства и ценные бумаги, а также наложение ареста на имущество должника, находящееся у должника или у третьих лиц, во исполнение судебного акта об аресте имущества (часть 1, пункт 1 и 5 части 3 статьи 68 данного Федерального закона).

Исходя из пункта 7 части 1 статьи 64, частей 1, 3 и 4 статьи 80 Закона об исполнительном производстве судебный пристав - исполнитель в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, вправе наложить арест на имущество должника. Арест имущества должника включает запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости - ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества.

Арест на имущество должника применяется: 1) для обеспечения сохранности имущества, которое подлежит передаче взыскателю или реализации; 2) при исполнении судебного акта о конфискации имущества; 3) при исполнении судебного акта о наложении ареста на имущество, принадлежащее должнику и находящееся у него или у третьих лиц (часть 3 статьи 80 Закона об исполнительном производстве).

Таким образом, как следует из приведенных норм, арест в качестве исполнительного действия может быть наложен судебным приставом-исполнителем в целях обеспечения исполнения решения суда, содержащего требования об имущественных взысканиях (пункт 7 части 1 статьи 64 и часть 1 статьи 80 Закона об исполнительном производстве); к качестве меры принудительного исполнения арест налагается при исполнении судебного акта о наложении ареста на имущество должника, находящееся у него или у третьих лиц (часть 1 и пункт 5 части 3 статьи 68 данного Федерального закона).

Как уже указывалось выше, исполнительные действия в отличие от мер принудительного исполнения, имеют целью не непосредственное получение имущества должника, а направлены на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а потому ограничения, которые действуют в отношении мер принудительного исполнения (запрет на обращение взыскания на единственное пригодное для проживания помещение) не распространяются на совершение исполнительных действий.

Суд данные требования закона учел и верно разграничил исполнительные действия, установленные статьей 64 Федерального закона "Об исполнительном производстве" и меры принудительного исполнения судебного акта, установленные статьей 68 того же Закона.

Согласно части 1 статьи 69 Федерального закона "Об исполнительном производстве" обращение взыскания на имущество должника включает изъятие имущества и (или) его реализацию, осуществляемую должником самостоятельно, или принудительную реализацию либо передачу взыскателю.

Материалами исполнительного производства подтверждается, что судебный пристав-исполнитель в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требование наложить арест на имущество должника в пределах указанных сумм, объявил запрет на совершение в отношении принадлежащего должнику имущества (спорных объектов недвижимости квартиры и земельного участка) регистрационных действий, действий по исключению из госреестра; это не предусматривает ограничения права пользования фио данными объектами недвижимости и обращения на них взыскания, в частности, изъятия квартиры, ее реализации, передачу взыскателю.

Объявленный оспариваемым постановлением судебного пристава-исполнителя запрет на совершение в отношении принадлежащего должнику имущества (спорных объектов недвижимости) регистрационных действий, действий по исключению из госреестра, является гарантией обеспечения прав и законных интересов взыскателя и не может быть рассмотрен как нарушающий права и законные интересы должника фио, поскольку направлен на воспрепятствование должнику распорядиться данными объектами недвижимости в ущерб интересам взыскателя.

Подобная правовая позиция полностью согласуется и с разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации, содержащимися в пункте 43 постановления от дата N 50 "О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства", согласно которым арест в качестве обеспечительной меры принадлежащего полностью или в части должнику-гражданину жилого помещения, являющегося единственно пригодным для постоянного проживания самого должника и членов его семьи, равно как и установление запрета на распоряжение этим имуществом, включая запрет на вселение и регистрацию иных лиц, сами по себе не могут быть признаны незаконными, если указанные меры приняты судебным приставом-исполнителем в целях воспрепятствования должнику распорядиться данным имуществом в ущерб интересам взыскателя.

Таких оснований, связанных с запретом производить арест, в деле не имеется и административным истцом не названо, как и не названо обстоятельств, в силу которых запрет на распоряжение жилым помещением, нарушает права фио; по убеждению судебной коллегии, запрет на совершение регистрационных действий, действий по исключению из госреестра в отношении указанного имущества не препятствует проживанию административного истца и членов ее семьи в квартире, а также пользованию спорным земельным участком.

Конституционность норм, допускающих возможность сохранения в отношении спорного имущества запрета на совершение регистрационных действий, действий по исключению из госреестра, в обеспечение исполнения которого был в качестве исполнительного действия он объявлен, являлась предметом проверки Конституционного Суда РФ, который в своем Определении от дата N 282-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки фио на нарушение ее конституционных прав частью третьей статьи 144 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и частью 4 статьи 80 Федерального закона "Об исполнительном производстве", указал на то, что гарантированная статьей 46 Конституции Российской Федерации судебная защита прав и свобод человека и гражданина не может быть признана действенной, если вынесенный в целях восстановления нарушенных прав судебный акт или акт иного уполномоченного органа своевременно не исполняется; а в Постановлении от дата N 11-П "По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан фио и фио" разъяснил, что приоритет имущественных интересов гражданина-должника, в собственности которого находится жилое помещение, по своим характеристикам позволяющее удовлетворить требования кредитора (взыскателя), связанные с надлежащим исполнением вступившего в законную силу судебного решения, без ущерба для нормального существования самого гражданина-должника и членов его семьи и для реализации ими социально-экономических прав, представлял бы собой необоснованное и несоразмерное ограничение прав кредитора (взыскателя); сохранение ареста на имущество гражданина-должника, обладающее в силу положений части первой статьи 446 ГПК РФ исполнительским иммунитетом, препятствует должнику неправомерно распорядиться указанным имуществом в ущерб интересам взыскателя, при том, что взыскатель не лишен права подать в суд заявление о выделе доли должника в принадлежащем ему имуществе и обращении на него взыскания в случае, если по своим характеристикам оно превышает уровень, достаточный для обеспечения разумной потребности гражданина-должника и членов его семьи в жилище.

Оценивая приведенные положения Закона, судебная коллегия считает, что применение мер обеспечения иска не преследует цели реализации имущества, а направлено на понуждение должников к фактическому погашению имеющейся задолженности, а также свидетельствует лишь о применении к должнику законных способов, препятствующих отчуждению третьим лицам ликвидного имущества.

Изложенное подтверждает обоснованность вывода суда первой инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения административного иска; судебная коллегия применительно к частям 9, 11 ст. 226 КАС РФ приходит к выводу о том, что административным ответчиком доказано, что обжалуемое постановление по своему содержанию соответствовало нормативным правовым актам, регулирующим спорные отношения; было принято в рамках предоставленной судебному приставу-исполнителю компетенции и при соблюдении установленного порядка, а также при наличии к тому оснований; напротив, административный истец не доказала факта нарушения своих прав, свобод и законных интересов обжалуемым постановлением.

Доводы апелляционной жалобы основаны на неверном толковании и ошибочном понимании заявителем норм действующего законодательства, поскольку фио и ее представитель в апелляционной жалобе ошибочно относят объявленный административным ответчиком запрет на совершение регистрационных действий, действий по исключению из госреестра в отношении имущества, принадлежащего должнику, к мерам принудительного исполнения; последние с учетом вышеизложенного таковыми не являются, в связи с чем судебная коллегия не принимает во внимание утверждения о несоблюдении баланса между объемом требований взыскателя и примененной мерой принудительного исполнения; кроме того, отмечая, что доказательств этому не представлено.

Доводы апелляционной жалобы о том, что оспариваемое постановление принято в иную дату объективными данными не подтверждены и опровергаются представленными в материалы дела доказательствами, оснований не доверять которым не имеется.

Иные доводы апелляционной жалобы сводятся к несогласию с выводами суда и направлены на переоценку собранных по делу доказательств, оснований не согласиться с которой судебная коллегия не усматривает; они являлись предметом рассмотрения суда первой инстанции и не содержат в себе обстоятельств, которые имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли бы на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда.

Таким образом, в силу статьи 310 КАС РФ доводы апелляционной жалобы не являются основанием к отмене решения суда, при принятии которого суд первой инстанции правильно определил характер правоотношений, возникших между сторонами по настоящему делу, и, исходя из этого, верно установил юридически значимые обстоятельства, а также правильно применил закон, подлежащий применению, с достаточной полнотой исследовал все обстоятельства дела, доводам сторон и представленным ими доказательствам дал надлежащую правовую оценку по правилам статьи 84 КАС РФ.

Выводы суда не противоречат материалам дела, и являются мотивированными, они соответствуют содержанию исследованных судом доказательств и нормам материального права, подлежащим применению по настоящему делу и регулирующих рассматриваемые правоотношения в их взаимосвязи; нарушений процессуального характера не допущено.

Руководствуясь ст.ст. 177, телефон КАС РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Басманного районного суда адрес от дата оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя административного истца фио по доверенности фио - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

7

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.