Постановление Президиума Севастопольского городского суда от 10 августа 2016 г. по делу N 4Г-417/2016

Постановление Президиума Севастопольского городского суда от 10 августа 2016 г. по делу N 4Г-417/2016

 

Президиум Севастопольского городского суда в составе:

председательствующего Золотых В.В.,

членов президиума Колбиной Т.П., Решетняка В.И., Устинова О.И.,

рассмотрев гражданское дело по иску Божко В.Э. к Калиновский В.И. о возмещении убытков и компенсации морального вреда, причиненных преступлением,

переданное в суд кассационной инстанции на основании определения судьи Севастопольского городского суда Устинова О.И. от 22 июля 2016 года, вынесенного по кассационной жалобе Калиновский В.И., поступившую в Севастопольский городской суд 27 апреля 2016 года на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Севастопольского городского суда от 03 марта 2016 года.

Заслушав доклад судьи Севастопольского городского суда Устинова О.И.,

установил:

Божко В.Э. обратился в суд с указанным выше иском к ответчику, в котором просил взыскать в его пользу материальный ущерб, связанный с лечением в размере "данные изъяты" рублей, утраченный заработок в размере "данные изъяты" рублей, компенсацию морального вреда в размере "данные изъяты" рублей.

Исковые требования мотивированы тем, что 24.08.2013г. в 18-15 часов, находясь на лестнице, ведущей к морю в СТ "Голубой залив", расположенном на мысе "Фиолент" в Гагаринском районе г. Севастополя, на почве неприязненных отношений, в результате конфликта с Калиновским В.И., последний нанес истцу деревянной тростью умышленно не менее четырех ударов в различные части тела. В результате произошедшего Божко В.Э. причинен средней тяжести вред здоровью. 22.05.2015г. производство по уголовному делу по обвинению Калиновского В.И. было прекращено, в связи с применением к нему акта амнистии. Полагает, что освобождение от уголовной ответственности не освобождает лицо от обязанности возместить причиненный вред. Так, по вине ответчика истец находился на лечении с 27.08.2013г. по 29.08.2013г. и с 08.09.2013г. по 09.10.2013г. При этом, им было потрачено на приобретение лекарств и лечение "данные изъяты" гривен, что составляет "данные изъяты" рублей. Кроме того, за указанное время истцом утрачен заработок в размере "данные изъяты" рублей. Произошедшее причинило Божко В.Э. нравственные и физические страдания истицу, которые он оценивает в "данные изъяты" рублей.

Решением Ленинского районного суда г. Севастополя от 29 сентября 2015 года иск Божко В.Э. к Калиновскому В.И. о возмещении убытков и компенсации морального вреда, причиненного преступлением, удовлетворен частично. Взыскано с Калиновского В.И. в пользу Божко В.Э. в счет компенсации морального вреда "данные изъяты" рублей. В остальной части в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Севастопольского городского суда от 03 марта 2016 года решение Ленинского районного суда г. Севастополя от 29 сентября 2015 года отменено в части отказа истцу во взыскании суммы утраченного заработка и в указанной части принято новое решение, которым иск Божко В.Э. к Калиновскому В.И. удовлетворен. Взыскано с Калиновского В.И. в пользу Божко В.И, в счет утраченного заработка "данные изъяты" рублей. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе заявитель ставит вопрос об отмене апелляционного определения и оставлении в силе решения суда первой инстанции.

Оспаривая законность и обоснованность обжалуемого судебного акта, Калиновский В.И. в кассационной жалобе ссылается на допущенные судом нарушения норм материального права.

В частности, заявитель указывает на то, что судом при принятии решения о взыскании суммы утраченного заработка, в нарушение требований пункта 1 статьи 1086 Гражданского кодекса РФ, не была установлена степень утраты трудоспособности истца путем назначения соответствующей судебной экспертизы.

05 мая 2016 года дело истребовано из Ленинского районного суда г.Севастополя, 06 июня 2016 года дело поступило в адрес Севастопольского городского суда, жалоба с делом передана на рассмотрение суда кассационной инстанции определением от 22 июля 2016 года.

Ознакомившись с материалами дела, выслушав пояснения Калиновского В.И., его представителя - Хатунцева А.С., Божко В.Э., его представителя - Балдыги А.Б., заключение первого заместителя прокурора города Севастополя - Агапова В.Н., президиум Севастопольского городского суда не находит оснований для отмены обжалуемого судебного постановления.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Таких нарушений судом апелляционной инстанции не допущено.

По делу установлено, что 24.08.2015г. Калиновский В.И., находясь на лестнице, ведущей к морю в СТ "Голубой залив", расположенном на мысе "Фиолент" в Гагаринском районе города Севастополя, на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений, умышленно нанес Божко В.Э. не менее четырех ударов деревянной тростью по различным частям тела, причинив телесные повреждения, которые квалифицируются как средней тяжести вред здоровью. В отношении Калиновского В.И. было возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 112 Уголовного кодекса РФ.

28.05.2015г. постановлением Гагаринского районного суда г.Севастополя производство по уголовному делу в отношении Калиновского В.И. было прекращено, в связи с применением к нему акта амнистии. Обращаясь в суд с иском, Божко В.Э. просил взыскать с ответчика в его пользу материальный ущерб, состоящий из утраченного заработка за период временной нетрудоспособности, в связи с отсутствием возможности осуществлять предпринимательскую деятельность, затраты, понесенные им на лечение, и реабилитацию, а также моральный вред.

Разрешая спор, суд первой инстанции удовлетворил иск частично, взыскав с ответчика компенсацию морального вреда в размере "данные изъяты" рублей, отказав в остальной части заявленных требований.

Отменяя решение суда первой инстанции в части, судебная коллегия пришла к выводу о законности и обоснованности решения суда первой инстанции в части отказа истцу во взыскании суммы расходов, понесенных им на лечение и приобретение лекарственных препаратов, ввиду того, что никаких доказательств, свидетельствующих о несении указанных расходов, суду представлено не было. В связи с чем, по мнению судебной коллегии, отказ истцу в удовлетворении требований в этой части правомерен. Также коллегия судей согласилась с выводом суда первой инстанции об обязанности ответчика компенсировать причиненный моральный вред в размере "данные изъяты" рублей, при этом отметила, что размер компенсации морального вреда был установлен судом с учетом вины Калиновского В.И. в причинении вреда здоровью Божко В.Э., и с учетом степени тех моральных страданий, которые понес последний исходя из всех обстоятельств дела. Оснований для установления иного размера компенсации морального вреда по доводам апелляционной жалобы судебная коллегия не усмотрела.

Кроме того, суд апелляционной инстанции согласился с доводами жалобы истца, что поскольку на момент причинения тому телесных повреждений он осуществлял предпринимательскую деятельность, имел значительный доход, требование о взыскании с ответчика суммы утраченного заработка в размере "данные изъяты" рублей подлежит удовлетворению, а решение суда первой инстанции в этой части отмене.

Такой вывод суда апелляционной инстанции основан на правильном толковании закона.

В силу части 1 статьи 1086 Гражданского кодекса РФ размер подлежащего возмещению утраченного потерпевшим заработка (дохода) определяется в процентах к его среднему месячному заработку (доходу) до увечья или иного повреждения здоровья либо до утраты им трудоспособности, соответствующих степени утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности, а при отсутствии профессиональной трудоспособности - степени утраты общей трудоспособности.

В порядке детализации принципа полного, по общему правилу, возмещения причиненного вреда пункт 1 статьи 1085 Гражданского кодекса РФ устанавливает объем такого возмещения: при причинении гражданину увечья или иного повреждения здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, если установлено, что потерпевший нуждается в соответствующих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение. В состав утраченного заработка (дохода) потерпевшего, согласно пункту 2 статьи 1086 Гражданского кодекса РФ, включаются все виды оплаты его труда по трудовым и гражданско-правовым договорам, как по месту основной работы, так и по совместительству, облагаемые подоходным налогом (за исключением выплат единовременного характера), пособия, выплаченные за период временной нетрудоспособности или отпуска по беременности и родам, доходы от предпринимательской деятельности, а также авторский гонорар; при этом все виды заработка (дохода) учитываются в суммах, начисленных до удержания налогов.

Определение в рамках действующего гражданско-правового регулирования объема возмещения вреда, причиненного здоровью, исходя из утраченного заработка (дохода), который потерпевший имел или определенно мог иметь, предполагает, в силу компенсационной природы ответственности за причинение вреда, обусловленной относящимся к основным началам гражданского законодательства принципом обеспечения восстановления нарушенных прав (пункт 1 статьи 1 Гражданского кодекса РФ), а также требованием возмещения вреда в полном, по общему правилу, объеме, необходимость восполнения потерь, объективно понесенных потерпевшим в связи с невозможностью осуществления трудовой (предпринимательской) деятельности в результате противоправных действий третьих лиц.

Соответственно, при исчислении суммы дохода от предпринимательской деятельности, который был утрачен гражданином - индивидуальным предпринимателем в результате причинения вреда его здоровью и подлежит возмещению, должны приниматься во внимание реальные, то есть образующие экономическую выгоду доходы, которыми, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20 июля 2010 года N 17-П, определяются утраченные вследствие причинения вреда здоровью материальные возможности этого гражданина по осуществлению принадлежащих ему прав и исполнению возложенных на него обязанностей, в том числе содержание самого себя и членов своей семьи. Любые же ограничивающие права потерпевшего исключения из этого правила должны иметь специальное закрепление в законе, быть юридически обоснованными и социально оправданными.

С учетом полученных истцом травм и методов его лечения после телесных повреждений, нанесенных ответчиком, одновременно принимая во внимание, что при наступлении временной нетрудоспособности гражданин полностью освобождается от работы на период нахождения на больничном, предполагается и полная утрата им трудоспособности, суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о том, что исковые требования Божко В.Э. о взыскании утраченного заработка подлежат удовлетворению.

Изложенные в апелляционной жалобе ответчика доводы о том, что при отсутствии заключения о степени утраты истцом профессиональной трудоспособности у суда не имелось оснований к взысканию суммы утраченного заработка, являются несостоятельными, поскольку в период с 27.08.2013г. по 29.08.2013г. и с 08.09.2013г. по 09.10.2013г. истец находился на стационарном лечении, являлся полностью нетрудоспособным и необходимости в установлении степени утраты профессиональной трудоспособности в указанный период не имелось.

Доводы кассационной жалобы, направленные на оспаривание выводов суда апелляционной инстанции, не могут быть положены в основу решения о пересмотре в кассационном порядке обжалуемого судебного постановления, поскольку не свидетельствуют о нарушении судом норм права, а сводятся лишь к переоценке установленных по делу обстоятельств, тогда как суд кассационной инстанции при проверке законности судебных актов нижестоящих судов не вправе переоценивать доказательства и устанавливать новые факты и правоотношения (статья 390 Гражданского процессуального кодекса РФ).

Существенные нарушения норм материального и процессуального права судом апелляционной инстанции допущены не были.

Учитывая изложенное, принимая во внимание положения статьи 387 Гражданского процессуального кодекса РФ, предусматривающие возможность отмены или изменения вступившего в законную силу судебного постановления в кассационном порядке в исключительных случаях, когда допущенные судом существенные нарушения норм материального или процессуального права повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов, президиум Севастопольского городского суда признает апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Севастопольского городского суда от 03 марта 2016 года подлежащим оставлению без изменения.

Руководствуясь статьями 387, 388, пунктом 1 части 1 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса РФ, президиум Севастопольского городского суда,

постановил:

кассационную жалобу Калиновский В.И. оставить без удовлетворения, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Севастопольского городского суда от 03 марта 2016 года - без изменения.

 

Председательствующий В.В. Золотых

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.