Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 26 октября 2016 г. по делу N 33-4871/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 26 октября 2016 г. по делу N 33-4871/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего судьи Булатовой О.Б.,

судей Шалагиной Л.А., Матушкиной Н.В.

при секретаре Рогалевой Н.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Ижевске Удмуртской Республики 26 октября 2016 года гражданское дело по иску публичного акционерного общества "БыстроБанк" к Д.Т.П. о взыскании задолженности по кредитному договору, КЕМ об обращении взыскания на заложенное имущество,

по апелляционной жалобе КЕМ на решение Октябрьского районного суда г.Ижевска Удмуртской Республики от 18 сентября 2015 года, которым постановлено:"Исковые требования ПАО "БыстроБанк" к Д.Т.П. о взыскании задолженности по кредитному договору удовлетворить.

Взыскать с Д.Т.П. в пользу ПАО "БыстроБанк" задолженность по кредитному договору N от 03 апреля 2013 года по состоянию на 29 декабря 2014 года в том числе: по основному долгу в размере 575678.35 рублей; по процентам за пользование кредитом за период с 03 апреля 2013 года по 29 декабря 2014 года в размере 139103.81 рублей; расходы по уплате государственной пошлины в размере 8347.82 рублей.

Всего взыскать 723129.98 рублей.

Взыскать с Д.Т.П. в пользу ПАО "Быстробанк" 4578,42 руб. проценты за пользование кредитом, начисляемые на сумму основного долга в размере 575678.35 рублей по ставке 23.9% годовых, начиная с 30 декабря 2014 года по день фактического погашения основного долга, но не более чем по дату последнего платежа по основному долгу, предусмотренную кредитным договором (03 апреля 2018г.).

Исковые требования ПАО "БыстроБанк" к КЕМ об обращении взыскания на заложенное имущество удовлетворить.

Обратить взыскание на заложенное по кредитному договору, заключенному между ПАО "БыстроБанк" и Д.Т.П. от 03 апреля 2013 года, имущество - автомобиль: NISSAN QASHQAI 2.0 TEKNA PARK, 2008 г.в., идентификационный N (VIN): N, модель, N двигателя: N, ПТС: N, принадлежащий КЕМ.

Определить порядок реализации заложенного имущества путем

продажи с публичных торгов, установив его начальную продажную цену на публичных торгах в процессе исполнительного производства в размере 252000 рублей.

Взыскать с КЕМ в пользу ПАО "БыстроБанк" в качестве возврата государственной пошлины 6000 рублей".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Булатовой О.Б., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Открытое акционерное общество "БыстроБанк" обратилось в суд с иском к Д.Т.П. о взыскании задолженности по кредитному договору, расходов по оплате государственной пошлины и обращении взыскания на заложенное имущество. Исковые требования мотивированы следующими обстоятельствами. 03 апреля 2013 года между Банком и Д.Т.П. заключен кредитный договор N, по условиям которого банк предоставил Д.Т.П. кредит в сумме 627500 рублей на приобретение автомобиля NISSAN QASHQAI 2.0 TEKNA PARK, Д.Т.П. в свою очередь обязалась возвращать кредит, уплачивать проценты за пользование кредитом в порядке, предусмотренном условиями кредитного договора. По условиям кредитного договора с момента перехода к ответчику права собственности на автомобиль, на оплату которого выдан кредит, указанный автомобиль признается находящимся в залоге у Банка для обеспечения исполнения ответчиком обязательств по кредитному договору. Д.Т.П. свои обязательства по кредитному договору надлежащим образом не исполняет, в результате чего по состоянию на 29 декабря 2014 года образовалась задолженность в общей сумме 714782.16 рублей. Банк просил взыскать с ответчика задолженность по уплате суммы основного долга (кредита) в размере 575678.35 рублей, процентов за пользование кредитом за период с 03 апреля 2013 года по 29 декабря 2013 года в размере 139103.81 рублей, проценты за пользование кредитом, начисляемые на остаток задолженности по кредиту, по ставке 23.9% годовых, начиная с 30 декабря 2014 года по день фактического погашения задолженности, но не более чем по дату последнего платежа по основному долгу (03 апреля 2018 года), обратить взыскание на автомобиль NISSAN QASHQAI 2.0 TEKNA PARK, 2008 г.в., идентификационный N (VIN): N, модель, N двигателя: N, ПТС: N, установив его начальную стоимость, с которой начинаются торги, в размере 252000 рублей, взыскать расходы по госпошлине.

Определением суда от 27 марта 2015 года к участию в деле в качестве соответчика привлечен новый собственник автомобиля - КЕМ

Определением суда от 20 июля 2015 года в качестве третьего лица к участию в деле привлечен ХАБ

В судебное заседание Банк своего представителя не направил, Д.Т.П., КЕМ, ХАБ в суд не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом.

Дело рассмотрено в отсутствие неявившихся лиц в соответствии со ст. 167 ГПК РФ.

Суд постановилвышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе КЕМ просит решение суда отменить в части удовлетворения требований об обращении взыскания на автомобиль, ссылаясь на его незаконность и необоснованность в данной части, поскольку суд не учел, что КЕМ является добросовестным приобретателем, автомобиль был приобретен ею по возмездной сделке, договор купли-продажи, заключенный с Д.Т.П., был аннулирован, однако суд не дал оценку указанному факту; уведомление о залоге не было зарегистрировано в установленном законом порядке; суд не известил ответчика о времени и месте судебного заседания, чем лишил права на предоставление доказательств.

В соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса РФ законность и обоснованность решения суда первой инстанции проверены судебной коллегией в пределах доводов апелляционной жалобы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не находит поводов к отмене состоявшегося судебного постановления по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела и правильно установлено судом, 03 апреля 2013 года между открытым акционерным обществом "БыстроБанк" и Д.Т.П. заключен кредитный договор N, по условиям которого Банк предоставил Д.Т.П. кредит в размере 627500 под 23.9% годовых на срок 5 лет, а заемщик обязалась возвратить кредит в порядке и в сроки, установленные графиком платежей.

В соответствии с пунктом 3.1 кредитного договора (специальные условия кредитования) кредит предоставляется заемщику на приобретение транспортного средства - NISSAN QASHQAI 2.0 TEKNA PARK.

С момента перехода к заемщику права собственности на товар он признается находящимся в залоге у Банка для обеспечения исполнения заемщиком обязательств, установленных кредитным договором. Заложенный товар находится у заемщика (п. 3.2 Кредитного договора).

В соответствии с пунктом 6.7 общих условий кредитования первоначальная продажная цена заложенного товара равна 40% от его оценочной стоимости, установленной специальными условиями кредитования.

Стороны оценили товар в 630000 рублей (п. 3.5 Кредитного договора (специальные условия кредитования).

11.05.2013 года между ГЕВ (продавец) и Д.Т.П. (покупатель) заключен договор N купли-продажи транспортного средства NISSAN QASHQAI 2.0 TEKNA PARK по цене 700000 рублей, по условиям которого Д.Т.П. приобрела автомобиль, уплатив часть его стоимости с использованием кредитных средств.

Транспортное средство оплачено полностью и передано покупателю (пункт 2 договора).

19.06.2014 года Банк сменил наименование на ПАО "БыстроБанк".

Поскольку ответчик ненадлежащим образом исполняла обязанности по внесению платежей по кредитному договору, допуская просрочку внесения ежемесячных платежей, 01 декабря 2014 года Банк направил ей требование о полном погашении текущей задолженности.

Невыполнение заемщиком условий кредитного договора по своевременному и полному погашению задолженности послужило поводом к обращению Банка в суд с настоящим иском и стало предметом судебного разбирательства.

Разрешая возникший между сторонами спор в части взыскания кредитной задолженности и удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции, руководствуясь условиями заключенного сторонами договора и нормами статей 309,310, 809, 811, 819 ГК РФ, исходил из того, что кредитный договор между сторонами заключен в предусмотренной законом форме, свои обязательства по договору Банк выполнил, передав заемщику обусловленную договором сумму на условиях возвратности, платности и срочности, которой Д.Т.П. распорядилась по своему усмотрению, уплатив стоимость автомобиля, от выполнения своих обязательств по своевременному и полному возврату кредита и уплате процентов за пользование им в соответствии с графиком платежей Д.Т.П. уклоняется, что является основанием для взыскания с нее задолженности по основному долгу и процентам.

Требований о взыскании неустойки за просрочку исполнения денежного обязательства Банк не заявил.

Невыполнение Д.Т.П. обязательства, исполняемого периодическими платежами, послужило основанием для досрочного взыскания с неё всей стоимости кредита.

Доказательств, подтверждающих неправомерность заявленных требований и неправильность произведенного кредитором расчета исковых требований, должник в нарушение требований статьи 56 ГПК РФ не представила.

Поскольку решение суда в части взыскания кредитной задолженности не обжалуется, его законность и обоснованность в данной части коллегией в силу статьи 327.1 ГПК РФ не проверяется.

Оснований для выхода за пределы доводов апелляционной жалобы коллегия не усматривает.

Так как должник не исполняла обязательство по кредитному договору, обеспеченное залогом, то для удовлетворения своих требований Банк просил обратить взыскание на заложенное имущество, установив его начальную продажную стоимость в соответствии с ценой, согласованной сторонами в договоре.

В соответствии со статьей 334 ГК РФ (здесь и далее приведены диспозиции норм в редакции, действовавшей на момент возникновения спорного отношения) (пункт 1) в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом. В случаях и в порядке, которые установлены законами, удовлетворение требования кредитора по обеспеченному залогом обязательству (залогодержателя) может осуществляться путем передачи предмета залога в собственность залогодержателя.

В соответствии со статьей 348 ГК РФ (пункт 1) взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований залогодержателя (кредитора) может быть обращено в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного залогом обязательства.

Если договором о залоге не предусмотрено иное, обращение взыскания на имущество, заложенное для обеспечения обязательства, исполняемого периодическими платежами, допускается при систематическом нарушении сроков их внесения, то есть при нарушении сроков внесения платежей более чем три раза в течение двенадцати месяцев, предшествующих дате обращения в суд или дате направления уведомления об обращении взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке, даже при условии, что каждая просрочка незначительна (пункт 3).

Обстоятельства, с которыми закон связывает возможность обращения взыскания на предмет залога, в настоящем деле имеют место, перечисленные в пункте 2 статьи 348 Гражданского кодекса Российской Федерации условия, при которых не допускается обращение взыскания на заложенное имущество, напротив, отсутствуют.

Установив, что договор залога между Банком и заемщиком (залогодателем) Д.Т.П. заключен, не оспорен и недействительным не признан, собственником автомобиля, находящегося в залоге, и, следовательно, правопреемником Д.Т.П. в залоговых отношениях, является КЕМ, кредитное обязательство не исполнено и не прекращено, суд первой инстанции обоснованно удовлетворил требования об обращении взыскания на предмет залога-имущество, находящееся во владении нового собственника.

Выводы суда по существу спора в решении приведены, коллегии следует с ними согласиться.

Доводы апелляционной жалобы коллегией отклоняются в связи со следующим.

Материалами дела установлено, что залогодатель Д.Т.П. продала заложенное имущество ХАБ, ХАБ продал автомобиль КЕМ, собственником заложенного автомобиля с 28.06.2014 года является КЕМ

В соответствии с п. 1 ст. 353 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент перехода права собственности на предмет залога к КЕМ) в случае перехода права собственности на заложенное имущество либо права хозяйственного ведения или права оперативного управления им от залогодателя к другому лицу в результате возмездного или безвозмездного отчуждения этого имущества (за исключением случаев реализации этого имущества в целях удовлетворения требований залогодержателя в порядке, установленном законом) либо в порядке универсального правопреемства право залога сохраняет силу.

Правопреемник залогодателя становится на место залогодателя и несет все обязанности залогодателя, если соглашением с залогодержателем не установлено иное.

По смыслу правовых норм, регулирующих правоотношения залога, особенностью залоговых правоотношений является наличие права следования, которое заключается в том, что при отчуждении заложенной вещи право залога следует за вещью, а у лица, которое приобрело эту вещь, возникают залоговые обременения. С переходом права собственности на заложенное имущество от первоначального залогодателя к любому последующему собственнику кредитор (залогодержатель) не утрачивает право на удовлетворение своих требований за счет заложенного имущества.

Поскольку закон не связывает переход прав и обязанностей залогодателя к новому собственнику имущества с обстоятельствами осведомленности нового собственника имущества о залоге, переход права собственности не прекращает право залога, в силу закона незнание о залоге правопреемника залогодателя на его права и обязанности не влияет.

Право кредитора (залогодержателя) на заложенное имущество следует судьбе вещи независимо от воли ее нового собственника (приобретателя). Как следствие, независимо от воли нового собственника заложенной вещи происходит и перемена лиц в залоговом обязательстве на стороне залогодателя, которым становится приобретатель обремененного залогом имущества.

Правовые нормы о залоге и продаже товара (статьи 346, 353, 460 ГК РФ) прямо определяют, что субъективное отношение покупателя к факту обременения (ограничения) приобретенного им товара правами третьих лиц (осведомленность или, напротив, неосведомленность об этих обстоятельствах), а равно добросовестность его поведения и недобросовестность поведения иных лиц значения для залоговых отношений не имеет.

В связи с тем, что Д.Т.П. являлась надлежащим залогодателем, поскольку стала собственником автомобиля, переданного в залог, и ею произведено отчуждение предмета залога без согласия залогодержателя, а новым собственником заложенного имущества является КЕМ, последняя является правопреемником прежнего залогодателя.

Залог не прекращен.

Недобросовестные действия залогодателя Д.Т.П., продавшей заложенное имущество ХАБ, который в последующем продал автомобиль КЕМ, к числу оснований прекращения залога отнесены быть не могут (статья 352 ГК РФ).

Эти действия не могут быть поставлены в вину залогодержателю и служить основанием для наступления неблагоприятных последствий для последнего.

Поскольку в материалы дела не представлено доказательств заключения с залогодателем соглашения об установлении иных вариантов последствий перехода права собственности на заложенное имущество, чем предусмотрено статьей 353 ГК РФ, поэтому суд пришел к верному выводу о том, что взыскание следует обратить на имущество, принадлежащее КЕМ и заложенное по кредитному договору от 03.04.2013 года.

Ссылки апеллянта на прекращение залога по правилам подпункта 2 пункта 1 статьи 352 ГК РФ коллегией также отклоняются ввиду нижеследующего.

01 июля 2014 г. вступил в силу Федеральный Закон N367-ФЗ от 21.12.2013 года, которым внесены существенные изменения в положения ГК РФ, в том числе и регулирующие правоотношения залога.

Так, в соответствии со статьей 353 ГК РФ в редакции вышеприведенного закона в случае перехода прав на заложенное имущество от залогодателя к другому лицу в результате возмездного или безвозмездного отчуждения этого имущества (за исключением случаев, указанных в подпункте 2 пункта 1 статьи 352 и статье 357 настоящего Кодекса) либо в порядке универсального правопреемства залог сохраняется (пункт 1).

Согласно подпункту 2 пункта 1 статьи 352 ГК РФ залог прекращается, если заложенное имущество возмездно приобретено лицом, которое не знало и не должно было знать, что это имущество является предметом залога.

В то же время в соответствии с п. 1 ст. 4 ГК РФ акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом.

Вышеприведенный закон вступил в силу 01 июля 2014 года, что предусмотрено п.1 ст. 3 Федерального закона от 21.12.2013 N 367-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации".

Согласно правовой позиции Верховного суда Российской Федерации, приведенной в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2015)" (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.03.2015), измененные положения ГК РФ вступают в силу с 1 июля 2014 г. и применяются к правоотношениям, возникшим после дня вступления в силу этого федерального закона. Поскольку правоотношения, регулируемые подп. 2 п. 1 ст. 352 ГК РФ, возникают в связи с возмездным приобретением заложенного имущества по сделке, указанная норма применяется к сделкам по отчуждению заложенного имущества, которые совершены после 1 июля 2014 г. К сделкам, совершенным до указанной даты, применяется ранее действовавшее законодательство с учетом сложившейся практики его применения.

На дату приобретения КЕМ автомобиля (28 июня 2014 года) действовавшая в тот период редакция статьи 352 Гражданского кодекса Российской Федерации не содержала такого основания для прекращения залога, как возмездное приобретение имущества лицом, которое не знало и не должно было знать, что это имущество является предметом залога.

Согласно действовавшему в то время правовому регулированию в случае перехода прав на заложенное имущество от залогодателя к другому лицу в результате возмездного или безвозмездного отчуждения этого имущества (за исключением случаев, указанных в подпункте 2 пункта 1 статьи 352 и статье 357 Гражданского кодекса Российской Федерации) либо в порядке универсального правопреемства залог сохранялся.

Так как спорные правоотношения, участником которых является КЕМ, возникли из договора купли-продажи автомобиля, находящегося в залоге, заключенного 28 июня 2014 года, то есть, до вступления в силу Федерального закона от 21.12.2013 N 367-ФЗ, постольку действие вышеприведенных норм закона в новой редакции на них не распространяется.

Ранее действующее законодательство и сложившаяся практика его применения не позволяли суду в настоящем деле прийти к выводу о прекращении залога и об отказе в удовлетворении требований об обращении взыскания на автомобиль.

Доводы жалобы о том, что ответчик является добросовестным приобретателем автомобиля, не имеют правового значения для разрешения данного спора по существу, основанием к отмене решения суда не являются.

Добросовестность приобретателя имущества подлежит учету при возникновении правоотношений по истребованию имущества из чужого незаконного владения применительно к статьям 301,302 ГК РФ, согласно которым собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения; если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

В рассмотренном деле имущество не истребуется собственником в порядке виндикации, а напротив, подлежит изъятию у собственника посредством обращения взыскания.

Поскольку настоящий спор возник из иных правоотношений - правоотношений залога, постольку статья 302 ГК РФ по настоящему делу не применяется, а доводы жалобы о добросовестности ответчика определяющего значения не имеют.

Доводы жалобы о том, что при приобретении автомобиля покупатель не обладал информацией о том, что автомобиль находится в залоге, правового значения для рассматриваемого спора также не имеют, поскольку с указанным обстоятельством законодатель не связывал никаких последствий в части залоговых отношений.

На момент приобретения КЕМ автомобиля законодательством не было предусмотрено обязательное ведение реестров залогового имущества государственной автотранспортной инспекцией либо иными органами, в связи с чем ответчик действительно мог и не знать о том, что приобретаемое им имущество находится в залоге, однако указанные обстоятельства не прекращают залог и не препятствуют обращению взыскания на заложенное имущество для восстановления прав залогодержателя.

Правовая норма (статья 339.1. ГК РФ) о государственной регистрации и учете залога также введена Федеральным законом от 21.12.2013 N367-ФЗ и применяется с 01 июля 2014 года, то есть, после приобретения автомобиля КЕМ.

Ссылки подателя жалобы на то, что Банк допустил небрежность в реализации своих прав, что позволило Д.Т.П. свободно отчуждать предмет залога, не могут повлечь отмену решения, КЕМ не указала, какие выводы должен сделать суд, установив названное обстоятельство.

Доводы ответчика о том, что в ПТС автомобиля имеется запись об аннулировании договора купли-продажи, заключенного с Д.Т.П., с чем ответчик связывает исключение юридических последствий такого договора, не имеют правового обоснования, а потому не могут быть приняты во внимание.

Сделанная в паспорте транспортного средства отметка об аннулировании договора не подтверждена первичными документами.

Документы, послужившие основанием для внесения такой записи в ПТС, в материалы дела не представлены, что не позволяет установить ее действительную юридическую природу. Внесение же в ПТС автомобиля указанной записи не только не свидетельствует о том, что Д.Т.П. не являлась собственником автомобиля на момент передачи его в залог истцу, на чем настаивает ответчик, а, напротив, в совокупности с иными доказательствами подтверждает нахождение автомобиля в собственности Д.Т.П. при заключении ею договора залога в его отношении.

Ссылки апеллянта на нарушение ее процессуальных прав ненадлежащим извещением о времени и месте судебного заседания коллегией признаются необоснованными в связи со следующим.

Согласно справке, полученной судом из отдела адресно-справочной работы УФМС России по "адрес", КЕМ на ДД.ММ.ГГГГ зарегистрирована по месту жительства по адресу: "адрес" (л.д 51).

Этот же адрес указан заявителем в апелляционной жалобе.

Судебная корреспонденция КЕМ направлялась по вышеуказанному адресу.

Определение суда о подготовке дела к судебному разбирательству, исковое заявление с приложением, судебная повестка на судебное заседание, назначенное на 18 сентября 2015 года, по результатам которого вынесено обжалуемое решение, направлены судом КЕМ 20 августа 2015 года, корреспонденция возвращена в суд за истечением срока хранения.

В суд КЕМ не явилась, дело рассмотрено в отсутствие ответчика.

Положения части первой статьи 35 ГПК Российской Федерации закрепляют перечень прав, принадлежащих лицам, участвующим в деле, которые направлены на реализацию конституционного права на судебную защиту, лица, участвующие в деле должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами.

В силу статьи 113 ГПК Российской Федерации судебное извещение, адресованное лицу, участвующему в деле, направляется по адресу, указанному лицом, участвующим в деле, или его представителем.

Учитывая эти требования закона, суд, как следует из материалов дела, своевременно и в надлежащей форме известил КЕМ о времени и месте судебного разбирательства, направив ей судебную повестку по месту регистрации, при этом корреспонденция возвращена в суд в связи с истечением срока хранения и неявкой адресата за отправлением.

КЕМ не представила доказательств, что направленное извещение не было получено ей по вине органа почтовой связи, например, из-за неправильного составления извещения, неверного указания данных адресата, её адреса, в связи с помещением документа в чужой почтовый ящик, недостоверностью записи о неоднократных вызовах на объект почтовой связи для получения почтового отправления и тому подобное.

Поэтому коллегия считает, что уклонение КЕМ от получения судебного извещения обоснованно не послужило препятствием для рассмотрения дела по существу в её отсутствие, поскольку в силу статьи 167 ГПК Российской Федерации суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными.

Учитывая задачи судопроизводства и принцип правовой определенности, отложение судебного разбирательства в данном случае не соответствовало бы конституционным целям гражданского судопроизводства и не позволило бы рассматривать судебную процедуру в качестве эффективного средства правовой защиты в том смысле, который заложен в ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 7, 8 и 10 Всеобщей декларации прав человека и ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Суд свою обязанность по извещению КЕМ выполнил.

Неявка лица, извещенного в установленном порядке о времени и месте рассмотрения дела, является его волеизъявлением, свидетельствующим об отказе от реализации своего права на непосредственное участие в судебном разбирательстве и иных процессуальных прав, поэтому не является преградой для рассмотрения спора по существу.

Поскольку суд первой инстанции обеспечил процессуальную гарантию реализации прав КЕМ на судебную защиту, заблаговременно известив её о времени и месте судебного заседания, постольку нарушений процессуального закона в части извещения КЕМ коллегия в действиях суда не усматривает.

К тому же, КЕМ не указала, какие доказательства, которые могли бы повлечь принятие иного решения, она желала представить суду первой инстанции и этой возможности лишилась.

Других доводов и обстоятельств апелляционная жалоба не содержит.

Разрешая заявленные требования, суд правильно определилобстоятельства, имеющие значение для дела, дал надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам и постановилрешение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований гражданского процессуального законодательства.

Решение суда отвечает требованиям закона, оснований для его отмены нет.

В то же время коллегия считает возможным дополнить резолютивную часть решение указанием на то, что проценты, взыскиваемые начиная с 30 декабря 2014 года, начисляются на сумму основного долга с учетом ее уменьшения в случае погашения.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Октябрьского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 18 сентября 2015 года оставить без изменения, дополнив резолютивную часть решение указанием на то, что проценты, взыскиваемые начиная с 30 декабря 2014 года, начисляются на сумму основного долга с учетом ее уменьшения в случае погашения.

Апелляционную жалобу оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий Булатова О.Б.

 

Судьи Шалагина Л.А.

Матушкина Н.В.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.