Решение Санкт-Петербургского городского суда от 06 апреля 2017 г. по делу N 3а-58/2017

Решение Санкт-Петербургского городского суда от 06 апреля 2017 г. по делу N 3а-58/2017

 

Санкт-Петербургский Городской Суд в лице:

судьи Городского суда Гунько Т.А.,

с участием прокурора Мищенко Е.А.,

при секретаре Рунове Д.Ю.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по административному исковому заявлению К.А.Г. к административному ответчику Законодательному Собранию Санкт-Петербурга и Губернатору Санкт-Петербурга об оспаривании законности статьи 32 Закона Санкт-Петербурга от 12.05.2010 N 273-70 " Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге" в редакции Закона Санкт-Петербурга " О внесении изменений в Закон Санкт-Петербурга "Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге" от 21 июня 2016 года N 347-62, суд

УСТАНОВИЛ:

12 мая 2010г. Законодательным Собранием Санкт-Петербурга принят и 31 мая 2010 Губернатором Санкт-Петербурга подписан Закон Санкт-Петербурга N 273-70 " Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге" (л.д. 46-47), действующий в редакции с изменениями и дополнениями, внесенными Законом Санкт-Петербурга от 21 июня 2016 года N 347-62 (л.д. 60 ).

В соответствии с Законом Санкт-Петербурга от 21 июня 2016 года N 347-62 " О внесении изменений в Закон Санкт-Петербурга " Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге" статья 32 изложена в следующей редакции: размещение механических транспортных средств на территориях зеленых насаждений общего пользования, в том числе на газонах, территориях парков, садов, скверов, бульваров, территориях зеленых насаждений внутриквартального озеленения, территориях зеленых насаждений, выполняющих специальные функции, территориях зеленых насаждений ограниченного пользования, а также на территориях детских и спортивных площадок, за исключением механических транспортных средств, предназначенных для содержания территорий зеленых насаждений и ремонта объектов зеленых насаждений, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц - от пяти тысяч до сорока тысяч рублей; на юридических лиц - от ста пятидесяти тысяч до пятисот тысяч рублей"(л.д.84).

Закон Санкт-Петербурга был официально опубликован на сайте администрации Санкт-Петербурга 22.06.2016 (л.д.55 ).

К.А.Г. обратился в Санкт-Петербургский городской суд с административным исковым заявлением о признании незаконной статьи 32 Закона, ссылаясь при этом, что она нарушают его права и свободы и противоречит действующему федеральному законодательству, принята с превышением полномочий. Кроме того, административный истец просит взыскать в его пользу понесенные расходы: 300 рублей оплаченной госпошлины, 1000 рублей расходы по оформлению доверенности нотариусом, 20 000 рублей расходы по оплате услуг представителя(л.д. 1-3).

В судебное заседание К.А.Г. не явился, однако его требования поддержала в полном объеме представитель по доверенности Н.Е.Ю.л.д. 5), изложив свою правовую позицию в ходе судебного разбирательства.

Представители Законодательного Собрания Санкт-Петербурга по доверенности Лыжова Н.А. и Губернатора Санкт-Петербурга по доверенности Черняева А.В. как в письменных возражениях (л.д. 37-45), так и в ходе судебного разбирательства полагали заявленные требования необоснованными.

Проверив материалы дела, выслушав доводы участников процесса, заключение прокурора Санкт-Петербургской городской прокуратуры Мищенко Е.А., полагавшей требования обоснованными и подлежащими удовлетворению, суд приходит к следующему.

Судом установлено, что 12 мая 2010г. Законодательным Собранием Санкт-Петербурга принят и 31 мая 2010 Губернатором Санкт-Петербурга подписан Закон Санкт-Петербурга N 273-70 " Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге" (л.д.60), действующий в редакции с многочисленными изменениями и дополнениями на 21 июня 2016 года (л.д. 60-84).

Оспаривая законность статьи 32 Закона Санкт-Петербурга " Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге", заявитель ссылается на то, что статья 32 принята с превышением полномочий субъекта РФ Санкт-Петербурга, так как вводит ответственность за правонарушения урегулированные Федеральным законом и противоречит нормам действующего федерального законодательства.

По мнению административного истца, вопросы установления административной ответственности за нарушение норм и правил, предусмотренных федеральными нормативными правовыми актами, отнесены к ведению Российской Федерации.

Устанавливая административную ответственность за нарушения в сфере общественных правоотношений, урегулированных федеральными законами и нормативными правовыми актами федерального уровня, органы государственной власти Санкт-Петербурга превысили полномочия субъекта Российской Федерации, предусмотренные статьей 1.3.1 КоАП РФ.

Суд полагает доводы административного истца заслуживающими внимания, по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом "к" части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации административное, административно-процессуальное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов РФ.

В соответствии с частями 2 и 5 статьи 76 Конституции РФ законы и иные нормативные правовые акты субъектов не могут противоречить федеральным законам. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон.

Предметы ведения и полномочий в области законодательства об административных правонарушениях разграничены Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, а также Федеральным законом от 6 октября 1999г. N 184-ФЗ " Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации".

К ведению Российской Федерации в данной сфере, согласно ч.1 ст.1.3 КоАП РФ, отнесено установление общих положений и принципов законодательства об административных правонарушениях; перечня видов административных наказаний и правил их применения; административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации; порядка производства по делам об административных правонарушениях, в том числе установление мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях; порядка исполнения постановлений о назначении административных наказаний.

В силу ст.1.3.1 КоАП РФ субъектам Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях предоставлено право устанавливать, путем принятия соответствующих законов, административную ответственность за нарушения законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, нормативных правовых актов органов местного самоуправления.

Подпунктом 39 п.2 ст.26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения, осуществляемым данными органами самостоятельно или за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации ( за исключением субвенций из федерального бюджета), отнесено решение вопросов установления административной ответственности за нарушение законов и иных нормативных правовых актов субъекта Российской Федерации, нормативных правовых актов органов местного самоуправления, определения подведомственности дел об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов РФ, организации производства по делам об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъекта РФ.

Таким образом, органы государственной власти субъектов Российской Федерации вправе устанавливать административную ответственность за нарушение норм и правил, предусмотренных нормативными правовыми актами указанных публично-правовых образований, а также актами органов местного самоуправления.

Между тем, устанавливая административную ответственность за те или иные административные правонарушения, субъект Российской Федерации не вправе вторгаться в сферы общественных отношений, урегулирование которых составляет предмет ведения Российской Федерации, а также предмет совместного ведения при наличии по данному вопросу федерального регулирования.

Данный вывод согласуется с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Определении от 1 июня 2010 г. N 841-О-П, согласно которой законодатель субъекта Российской Федерации, устанавливая административную ответственность за те или иные деяния, не вправе вторгаться в те сферы общественных отношений, регулирование которых составляет предмет ведения Российской Федерации, а также предмет совместного ведения при наличии по данному вопросу федерального законодательства, и обязан соблюдать общие требования, предъявляемые к установлению административной ответственности и производству по административным делам.

Аналогичный вывод согласуется с правовой позицией Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005г. N5 " О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", согласно которой применению подлежат только те законы субъектов Российской Федерации, которые приняты с учетом положений статьи 1.3 КоАП РФ, определяющих предметы ведения и исключительную компетенцию Российской Федерации, а также статьи 1.3.1 КоАП РФ, определяющих предметы ведения субъектов Российской Федерации. В частности, законом субъекта Российской Федерации не может быть установлена административная ответственность за нарушение правил и норм, предусмотренных законами и другими нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 6 Федерального закона от 10 декабря 1995 N 196-ФЗ " О безопасности дорожного движения" формирование и проведение на территории Российской Федерации единой государственной политики в области обеспечения дорожного движения, установление правовых основ обеспечения безопасности дорожного движения, установление единой системы правил, стандартов, технических норм и других нормативных документов по вопросам обеспечения безопасности дорожного движения находится в ведении Российской Федерации.

Пунктом 4 статьи 22 названного Федерального закона предусмотрено, что единый порядок дорожного движения на всей территории Российской Федерации устанавливается Правилами дорожного движения, утвержденными Правительством Российской Федерации.

Постановлением Совета Министров-Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993года N 1090 утверждены Правила дорожного движения Российской Федерации, согласно пункту 1.1 которых иные нормативные акты, касающиеся дорожного движения, должны основываться на требованиях Правил и не противоречить им.

Порядок движения, размещения транспортных средств( их стоянки и остановки, в том числе вынужденной) как на дороге, так и в жилой зоне, и дворах регламентирован разделами 12 и 17 Правил дорожного движения, ответственность за нарушение которых установлена статьей 12.19 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В силу требований статьи 12.19 Кодекса Российской Федерации нарушение правил остановки или стоянки транспортных средств влечет административную ответственность. В соответствии с частями 5 и 6 данной статьи для городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга за нарушения предусмотрена специальная ответственность.

Таким образом, общественные отношения, связанные с размещением и движением транспортных средств, урегулированы на федеральном уровне федеральным законодательством в области обеспечения безопасности дорожного движения, которое не предполагает установление дополнительных запретов для размещения, движения, остановки и стоянки транспортных средств, а следовательно, - и ответственности за их нарушение.

Кроме того, в силу положений статей 6, 22 Федерального закона " О безопасности дорожного движения" автотранспортные средства являются источником негативного воздействия на среду обитания и здоровье человека.

Движение и стоянка механических транспортных средств на территориях зеленых насаждений общего пользования, в том числе на газонах, территориях парков, садов, скверов, бульваров, территориях зеленых насаждений, а также территориях детских и спортивных площадок означает неисполнение гражданами и организациями обязанности охранять природу и окружающую среду, обеспечивать сохранность зеленых насаждений, осуществление действий, влекущих за собой нарушение прав других граждан на охрану здоровья и благополучную среду обитания и, как следствие, нарушение требований Федерального закона от 10 января 2002 года N 7-ФЗ " Об охране окружающей среды" и Федерального закона от 30 марта 1999 года N 52-ФЗ " О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения".

Правилами и нормами технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденными постановлением Госстроя России от 27 сентября 2003 года N 170, которые являются обязательными для исполнения,(п.3.8.13, 3.9.2), Правилами создания, охраны и содержания зеленых насаждений в городах Российской Федерации, утвержденными приказом Госстроя России от 15 декабря 1999 года N 153 ( пункты 6.3, 6.7), Санитарными правилами содержания территорий населенных мест ( СанПин 42-128-4690-88) установлен запрет на проезд и стоянку автомашин, мотоциклов, других видов транспорта на озелененных территориях, газонах, участков с зелеными насаждениями.

В соответствии с названным федеральным законодательством охрана окружающей среды представляет собой деятельность органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, общественных и иных некоммерческих объединений, юридических и физических лиц, направленную на сохранение и восстановление природной среды, рациональное использование и воспроизводство природных ресурсов, предотвращение негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду и ликвидацию ее последствий.

При этом ответственность за несоблюдение установленных федеральным законодательством правил, стандартов, требований, а также за действия, влекущие уничтожение либо повреждение объектов зеленого фонда, наступает в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Ответственность за правонарушения в области охраны окружающей среды и природопользования установлена главой 8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Нарушение правил содержания деревьев, кустарников, газонов и цветников на территории общего пользования является нарушением законодательства Российской Федерации в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, выразившегося в несоблюдении действующих санитарных правил и гигиенических нормативов, ответственность за которые наступает по статье 6.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Таким образом, устанавливая административную ответственность за административные правонарушения, субъект Российской Федерации не вправе вторгаться в сферы общественных отношений, регулирование которых составляет предмет ведения Российской Федерации, а также предмет совместного ведения при наличии по данному вопросу федерального регулирования.

Системный анализ комплекса перечисленного федерального законодательства позволяет суду сделать вывод о том, что статья 32 Закона Санкт-Петербурга " Об административных правонарушения в Санкт-Петербурге" регулирует общественные отношения, связанные с движением и стоянкой транспортных средств, которые урегулированы федеральным законодательством, в связи с чем субъект Российской Федерации в лице органов государственной власти города федерального значения Санкт-Петербурга не вправе устанавливать самостоятельные дополнительные требования и ответственность за их нарушение.

Доводы изложенные представителями Законодательного Собрания Санкт-Петербурга и Губернатора Санкт-Петербурга как письменно(л.д. 37-45), так и устно в ходе судебного разбирательства суд полагает основанными на ошибочном толковании и применении норм материального права.

При этом, суд считает необходимым отметить, что решением Санкт-Петербургского городского суда от 21.12.2015 по административному делу N 3а-197/2015, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации от 20.04.2004 статья 32 Закона Санкт-Петербурга, в редакции Закона Санкт-Петербурга от 13.07.2015 N 431-85 признана недействующий.

Признанной недействующей статьей 32 налагался запрет на движение и стоянку механических транспортных средств на территориях зеленых насаждений, в настоящем деле оспаривается законность статьи 32 в редакции наступления административной ответственности за размещение механических транспортных средств на территории зеленых насаждений.

Анализ диспозиции статьи 32 в действующей редакции, оспариваемой административным истцом по настоящему делу, ее соотношение с законодательством, имеющим большую юридическую силу, свидетельствует о тождественности этой статьи с нормой статьи 32, ранее признанной судом незаконной, поскольку понятие "размещение" механических транспортных средств включает в себя, в том числе: движение, остановку и стоянку таких средств.

На основании изложенного, суд полагает, что в данном деде имеются основания для применения части 3 статьи 216 КАС РФ, согласно требованию которой, решение суда о признании нормативного правового акта недействующим не может быть преодолено повторным принятием такого же акта.

Доводы административного истца о том, что он является субъектом отношений, регулируемых оспариваемой нормой Закона и его права нарушены, нашли свое подтверждение, поскольку согласно Постановления о назначении административного наказания от 4 октября 2016 года К.А.Г. привлечен к ответственности, в том числе и в соответствии со ст. 32 Закона Санкт-Петербурга и ему назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 3000 ( трех) тысяч рублей (л.д.4).

В соответствии с п.1 ч.2 ст.215 КАС РФ по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта судом принимается решение об удовлетворении заявленных требований полностью или в части, если нормативный правовой акт признается не соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу и не действующим полностью или в части со дня его принятия или с иной определенной судом даты.

Суд полагает, что нашло объективное подтверждение принятие оспариваемой статьи 32 Закона Санкт-Петербурга с превышением пределов компетенции субъекта Российской Федерации и противоречием федеральному законодательству.

Принимая во внимание требование закона, суд усматривает все основания для признания оспариваемой нормы недействующей с момента вступления решения в законную силу.

Согласно п. 29 постановления Пленума Верховного суда РФ от 29.11.2007 N 48 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части" в том случае, если недействующим полностью или в части признан нормативный правовой акт, принятый представительным (законодательным) органом государственной власти субъекта Российской Федерации (либо принятый представительным органом муниципального образования и подписанный главой муниципального образования), судебные расходы подлежат возмещению представительным органом.

Учитывая признание оспариваемой нормы недействующей, суд полагает объективно допустимым возмещение административному истцу понесенных расходов, в связи с рассмотрением данного дела, а именно: госпошлины 300 рублей; расходов по оплате нотариальных услуг при оформлении доверенности 1000 рублей. Однако, суд считает расходы на оплату услуг представителя в 20 000 тысяч рублей необоснованными и с учетом соразмерности выполненных услуг представителем подлежащими возмещению в 10 000 десять тысяч рублей.

Руководствуясь ст. 215 КАС РФ, суд

РЕШИЛ:

Административное исковое заявление К.А.Г. к административному ответчику Законодательному Собранию Санкт-Петербурга и Губернатору Санкт-Петербурга об оспаривании законности статьи 32 Закона Санкт-Петербурга от 12.05.2010 N 273-70 " Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге" в редакции Закона Санкт-Петербурга " О внесении изменений в Закон Санкт-Петербурга "Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге" от 21 июня 2016 года N 347-62 - удовлетворить.

Признать не действующей статью 32 Закона Санкт-Петербурга от 12.05.2010 N 273-70 " Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге" в редакции Закона Санкт-Петербурга " О внесении изменений в Закон Санкт-Петербурга "Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге" от 21 июня 2016 года N 347-62 со дня вступления решения в законную силу.

Взыскать в пользу К.А.Г. с Законодательного Собрания Санкт-Петербурга расходы, связанные с рассмотрением данного дела: госпошлины 300 рублей; расходов по оплате нотариальных услуг при оформлении доверенности 1000 рублей расходы по оплате услуг представителя 10 000 рублей,а всего 11 300 ( одиннадцать тысяч триста) рублей, в остальной части возмещения расходов -отказать.

Сообщение о данном решении подлежит официальному опубликованию в течение одного месяца со дня вступления решения суда в законную силу в официальном печатном издании органов государственной власти Санкт-Петербурга.

Решение может быть обжаловано в апелляционную инстанцию административной коллегии Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца, путем подачи апелляционной жалобы через Санкт-Петербургский городской суд.

 

СУДЬЯ Т.А.ГУНЬКО

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.