Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда УР от 12 сентября 2012 г. по делу N 33-2835. Действия судебного пристава-исполнителя по изъятию арестованного в порядке обеспечения иска имущества должника и передаче его на хранение третьему лицу признаны незаконными (ключевые темы: арест - судебные приставы-исполнители - ответственное хранение - ограничение прав - мера принудительного исполнения)

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда УР
от 12 сентября 2012 г. по делу N 33-2835

 

СК по гражданским делам Верховного Суда УР в составе:

председательствующего: Анисимовой В.И.,

судей: Глуховой И.Л., Бурова А.И.,

при секретаре: Уткиной Н.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Ижевске 12 сентября 2012 года гражданское дело по апелляционной жалобе Управления Федеральной службы судебных приставов России по Удмуртской Республике на решение Октябрьского районного суда г. Ижевска от 13 июля 2012 года, которым

удовлетворена жалоба ФИО1 о признании незаконными действия судебного пристава - исполнителя Октябрьского районного отдела службы судебных приставов г. Ижевска Управления Федеральной службы судебных приставов по Удмуртской Республике ФИО17 по изъятию и передаче на ответственное хранение транспортного средства.

Признаны незаконными действия судебного пристава - исполнителя Октябрьского районного отдела службы судебных приставов г. Ижевска Управления Федеральной службы судебных приставов по Удмуртской Республике ФИО18 по изъятию и передаче автомобиля "Тойота Лэнд Крузер Прадо", принадлежащего на праве собственности ФИО1, на ответственное хранение без права пользования представителю взыскателя ФИО13

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Глуховой И.Л., объяснения представителя Управления Федеральной службы судебных приставов по Удмуртской Республике ФИО20 поддержавшего доводы жалобы, объяснения представителя ФИО1 по доверенности ФИО11, полагающего жалобу необоснованной, судебная коллегия установила:

ФИО1 обратилась в суд с заявлением об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя. В обоснование указала, что определением суда от 08.06.2012г. в порядке обеспечения иска ФИО10 к ФИО9 и ФИО1 о выделе доли в совместно нажитом имуществе наложен арест на принадлежащее ей имущество, в том числе, автомобиль марки "Тойота Лэнд Крузер Прадо", 2009 года выпуска, регистрационный знак N Соответствующий исполнительный лист 09.06.2012 г. поступил на исполнение судебному приставу-исполнителю ФИО2 С.В., которым в тот же день вынесено постановление о возбуждении исполнительного производства. 13.06.2012 г. судебным приставом-исполнителем на указанный автомобиль был наложен арест. Одновременно данный автомобиль был изъят и передан на ответственное хранение представителю взыскателя по доверенности ФИО13, не являющейся стороной исполнительного производства. Полагает, что действия судебного пристава-исполнителя по изъятию автомобиля и передаче его на хранение третьему лицу противоречат положениям ст. 926 ГК РФ, а также выходят за рамки требований исполнительного документа, т.к. в определении суда от 08.06.2012 г. в качестве обеспечительной меры указан лишь арест имущества. Поэтому заявитель просила признать действия судебного пристава-исполнителя по изъятию и передаче автомобиля на ответственное хранение незаконными.

Определением суда от 04.07.2012 г. к участию в деле в качестве заинтересованных лиц привлечены: ФИО9 и взыскатель по исполнительному производству ФИО10

В судебном заседании представитель заявителя ФИО11 заявленные требования поддержал в полном объеме.

Судебный пристав-исполнитель ФИО2 С.В. представитель УФССП России по Удмуртской Республике ФИО21 заявление полагали необоснованным, ссылаясь на законность обжалуемых действий по изъятию и передаче на хранение арестованного имущества.

Представитель взыскателя ФИО12 ФИО13, полагая, что судебный пристав-исполнитель действовал в рамках ФЗ "Об исполнительном производстве", просила в удовлетворении заявления отказать.

В соответствии с п. 2 ст. 257 ГПК РФ дело рассмотрено в отсутствие ФИО9, извещенного о времени и месте судебного заседания.

Судом вынесено вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе УФССП России по ФИО2 просит решение суда отменить и вынести новое решение об отказе в удовлетворении заявления. Полагает, что судом неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы основаны на неверном толковании и применении норм материального права. Со ссылкой на положения ст. 80 ФЗ "Об исполнительном производстве" указывает на законность действий судебного пристава-исполнителя по изъятию и передаче автомобиля на хранение в рамках исполнения исполнительного документа об аресте имущества в порядке обеспечения иска.

Судебная коллегия, заслушав объяснения явившихся в судебное заседание лиц, участвующих в деле, проверив материалы дела в пределах доводов апелляционной жалобы, оснований для отмены решения суда не усматривает.

Из материалов дела следует, что определением Малопургинского районного суда Удмуртской Республики от 08.06.2012 г. в обеспечения иска ФИО10 к ФИО9 и ФИО1 о выделе доли должника в совместно нажитом имуществе наложен арест на принадлежащее имущество, принадлежащее ФИО1: на автомобиль марки "Тойота Лэнд Крузер Прадо", 2009 года выпуска, регистрационный знак N, а также на квартиру, расположенную по адресу: <адрес>. На основании выданного судом исполнительного листа N ВС N от 09.06.2012 г. судебным приставом-исполнителем в тот же день возбуждено исполнительное производство N. В соответствии с актом о наложении ареста (описи имущества) 13.06.2012 г. судебным приставом-исполнителем вышеуказанный автомобиль подвергнут описи и аресту, кроме того, изъят и передан на ответственное хранение представителю взыскателя ФИО13, установлен режим хранения арестованным имуществом без права пользования собственником.

Оспаривая действия судебного пристава-исполнителя по изъятию и передаче на хранение арестованного в порядке обеспечения иска имущества, заявитель указывает, что данные действия противоречат закону и выходят за рамки требований исполнительного документа.

В силу ч. 1 ст. 441 ГПК РФ постановления должностных лиц службы судебных приставов, их действия (бездействие) могут быть оспорены взыскателем, должником или лицами, чьи права и интересы нарушены такими постановлением, действиями (бездействием).

Согласно п. 3 ст. 441 ГПК РФ заявления об оспаривании постановлений, действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя рассматриваются в порядке, предусмотренном главами 23 и 25 ГПК РФ. Поэтому удовлетворение заявления об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя возможно лишь при наличии совокупности двух условий: несоответствие закону оспариваемых действий судебного пристава-исполнителя; нарушение конкретных прав или свобод заявителя оспариваемыми действиями судебного пристава-исполнителя.

Суд признал требования заявителя обоснованными.

Судебная коллегия находит выводы суда первой инстанции правильными и не подлежащими пересмотру.

В силу положений ст. 139 ГПК РФ по заявлению лиц, участвующих в деле, судья или суд может принять меры по обеспечению иска.

Положением части 4 статьи 140 ГПК РФ закреплено, что о принятых мерах по обеспечению иска судья или суд незамедлительно сообщает в соответствующие государственные органы или органы местного самоуправления, регистрирующие имущество или права на него, их ограничения (обременения), переход и прекращение.

Статьей 5 ФЗ РФ "Об исполнительном производстве" определено, что принудительное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц возлагается на Федеральную службу судебных приставов и ее территориальные органы.

При этом положения ст. 12 Федерального закона от 21.07.1997 г. N 118-ФЗ "О судебных приставах" обязывают судебного пристава-исполнителя принимать все меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов в процессе исполнения судебных актов и не допускать в своей деятельности ущемления прав и законных интересов граждан и организаций.

Как правомерно указал суд, законодательство об исполнительном производстве различает два вида ареста: арест как самостоятельная мера принудительного исполнения, применяемая исключительно во исполнение судебного акта об аресте имущества (п. 5 ч. 3 ст. 68 Закона об исполнительном производстве") и арест, налагаемый на имущество должника в целях обеспечения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях (ст. 80 Закона "Об исполнительном производстве").

Согласно ч. 4 ст. 80 Закона "Об исполнительном производстве" арест имущества должника включает запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости - ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества. Вид, объем и срок ограничения права пользования имуществом определяются судебным приставом-исполнителем в каждом случае с учетом свойств имущества, его значимости для собственника или владельца, характера использования и других факторов.

По смыслу названной нормы обязательным элементом ареста имущества является установление запрета распоряжаться данным имуществом. Ограничение права пользования имуществом, его изъятие осуществляются только при необходимости.

Разрешая дело, суд дал правильное толкование и верно применил нормы ФЗ "Об исполнительном производстве" об объеме полномочий судебного пристава-исполнителя при производстве ареста в указанных случаях.

Системный анализ вышеуказанных положений закона позволяет заключить, что ФЗ "Об исполнительном производстве" устанавливает разный круг полномочий судебного пристава-исполнителя в случаях наложения ареста на имущество должника в качестве исполнительного действия (п. 7 ч. 1 ст. 64) и в качестве меры принудительного исполнения (п. 5 ч. 3 ст. 68).

Наложение ареста на имущество на основании п. 7 ч. 1 ст. 64 Закона "Об исполнительном производстве" осуществляется в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях. В этом случае по смыслу ч. 4 ст. 80 Закона "Об исполнительном производстве" судебный пристав-исполнитель наделен полномочием при необходимости по собственной инициативе ограничить право должника пользоваться указанным имуществом, т.е. изымать данное имущество и передавать его на хранение в установленном законом порядке.

В п. 5 ч. 3 ст. 68 Закона "Об исполнительном производстве" установлено, что арест на имущество накладывается во исполнение определения суда об обеспечении иска. Такой арест является мерой принудительного исполнения. При его наложении в силу положений ч. 1 ст. 68 ФЗ "Об исполнительном производстве" судебный пристав-исполнитель совершает действия, непосредственно указанные в исполнительном документе.

Таким образом, в качестве самостоятельной меры принудительного исполнения арест имущества может выступать лишь в случае, если исполнительное производство возбуждено на основании судебного акта об аресте имущества, при этом процедура ареста имущества в целях обеспечения иска проводится судебным приставом-исполнителем по правилам Закона "Об исполнительном производстве" и в точном соответствии с определением суда об аресте.

Основания для применения судебным приставом-исполнителем предусмотренных ч. 4 ст. 80 ФЗ "Об исполнительном производстве" мер в виде ограничения права пользования должника арестованным имуществом и его изъятия отсутствовали, поскольку указанная норма регулирует порядок наложения ареста на имущество в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях. В данном случае на исполнении находился исполнительный документ о наложении ареста в порядке обеспечения иска, что в силу ч. 1 ст. 68 ФЗ "Об исполнительном производстве" обязывало судебного пристава-исполнителя совершить действия, непосредственно указанные в исполнительном документе

Учитывая, что из содержания определения о принятии мер по обеспечению иска не следует, что судом признана необходимость ограничения права пользования ФИО1 подлежащим аресту автомобилем и его изъятия, суд обоснованно пришел к выводу, что судебный пристав-исполнитель вышел за пределы своих полномочий, установив такое ограничение, фактически изъяв автомобиль и передав его на ответственное хранение третьему лицу.

С учетом изложенного вывод суда о незаконности оспариваемых действий судебного пристава-исполнителя, повлекших нарушение прав должника, является обоснованным и не подлежит пересмотру коллегией.

Таким образом, при разрешении дела судом не допущено нарушений в применении норм материального и процессуального права, выводы суда соотносятся с исследованными доказательствами, основания для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы отсутствуют.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия определила:

Решение Октябрьского районного суда г. Ижевска от 13 июля 2012 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Управления Федеральной службы судебных приставов по Удмуртской Республике - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

Анисимова В.И.

 

Судьи:

Глухова И.Л., Буров А.И.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда УР от 12 сентября 2012 г. по делу N 33-2835


Текст определения официально опубликован не был


Текст определения предоставлен Интернет-порталом ГАС "Правосудие" (www.sudrf.ru)


Текст определения размещен на официальном сайте Верховного суда Удмуртской Республики (www.vs.udm.sudrf.ru)


Документ приводится с сохранением орфографии и пунктуации источника