Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Директива Европейского парламента и Совета Европейского Союза 2002/21 от 7 марта 2002 г. об общих рамках регулирования электронных коммуникационных сетей и услуг (Рамочная Директива) (отменена)

Директива Европейского парламента и Совета Европейского Союза
2002/21 от 7 марта 2002 г.
об общих рамках регулирования электронных коммуникационных сетей и услуг (Рамочная Директива)*(1)

ГАРАНТ:

Регламентом Европейского Парламента и Совета Европейского Союза 1907/2006 от 18 декабря 2006 г. настоящая Директива отменена с 1 июня 2008 г.

(Текст в редакции Регламента 717/2007 Европейского парламента и Совета ЕС от 27 июня 2007 г., Регламента 544/2009 Европейского парламента и Совета ЕС от 18 июня 2009 г., Директивы 2009/140/ЕС Европейского парламента и Совета ЕС от 25 ноября 2009 г.)

 

Европейский парламент и Совет Европейского Союза,

Руководствуясь Договором об учреждении Европейского Сообщества, и, в частности, Статьей 95,

принимая во внимание предложение Европейской Комиссии*(2),

принимая во внимание заключение Европейского комитета по социальным и экономическим вопросам*(3),

руководствуясь разъяснениями Комитета регионов,

действуя в соответствии с процедурой, предусмотренной Статьей 251 Договора*(4),

Поскольку:

1) Существующие рамки регулирования телекоммуникаций имели успех в создании условий для эффективной конкуренции в секторе телекоммуникаций в период перехода от монополии к полной конкуренции.

2) 10 ноября 1999 г. Европейская Комиссия представила Европейскому парламенту, Совету ЕС, Европейскому комитету по социальным и экономическим вопросам, Комитету регионов информационное письмо под заголовком "К новым рамкам регулирования инфраструктуры электронных коммуникаций и сопутствующих услуг - обзор коммуникаций 1999 г.". В данном письме Европейская Комиссия пересмотрела существующие рамки регулирования телекоммуникаций в соответствии со своим обязательством, предусмотренным Статьей 8 Директивы 90/387/ЕЭС Совета ЕС от 28 июня 1990 г. о становлении внутреннего рынка телекоммуникационных услуг посредством реализации предоставления доступа к открытой сети*(5). Европейская Комиссия также представила для общественного обсуждения ряд предложений по политике в отношении новых рамок регулирования инфраструктуры электронных коммуникаций и сопутствующих услуг.

3) 26 апреля 2000 г. Европейская Комиссия представила Европейскому парламенту, Совету ЕС, Европейскому комитету по социальным и экономическим вопросам, Комитету регионов информационное письмо о результатах общественного обсуждения обзора коммуникаций 1999 г. и ориентирах для новых рамок регулирования. В информационном письме подведен итог общественного обсуждения и изложены ключевые ориентиры для подготовки новых рамок регулирования инфраструктуры электронных коммуникаций и сопутствующих услуг.

4) Европейский Совет в Лиссабоне 23 - 24 марта 2000 г. особо отметил потенциал для роста, конкурентоспособности и создания рабочих мест в связи с переходом к цифровой экономике, использующей средства искусственного интеллекта. В частности, он подчеркнул важность наличия у Европейских коммерческих организаций и граждан доступа к недорогой коммуникационной инфраструктуре мирового уровня и широкому спектру сопутствующих услуг.

5) Сближение сферы телекоммуникаций со сферами СМИ и информационных технологий означает, что все сети и услуги передачи информации должны быть охвачены общими рамками регулирования. Данные рамки регулирования включают в себя настоящую Директиву и четыре специальные Директивы: Директиву 2002/20/ЕС Европейского парламента и Совета ЕС от 7 марта 2002 г. об авторизации сетей и услуг электронных коммуникаций (Директива об авторизации)*(6), Директиву 2002/19/ЕС Европейского парламента и Совета ЕС от 7 марта 2002 г. о доступе к сетям электронных коммуникаций и к связанными с ними ресурсам (Директива о доступе)*(7), Директиву 2002/22/ЕС Европейского парламента и Совета ЕС от 7 марта 2002 г. об универсальных услугах и правах пользователей в отношении сетей электронных коммуникаций и услуг (Директива об универсальных услугах)*(8), Директиву 97/66/ЕС Европейского парламента и Совета ЕС от 15 декабря 1997 г. об обработке персональных данных и защите информации о частной жизни в сфере телекоммуникаций*(9) (далее именуемые как "Специальные Директивы"). Необходимо ввести раздельное регулирование передачи информации и содержания передаваемой информации. Поэтому настоящие рамки не регулируют содержание услуг, предоставляемых посредством сетей электронных коммуникаций с использованием электронной связи, например, содержание телерадиовещания, финансовых услуг, некоторых услуг информационного общества. В связи с вышесказанным настоящие рамки не противоречат мерам, принятым в соответствии с законодательством Сообщества на уровне самого Сообщества или на национальном уровне и необходимым для поддержания культурного и лингвистического многообразия и обеспечения гарантий защиты свободы СМИ. Содержание телевизионных программ регулируется Директивой 89/552/ЕЭС Совета ЕС от 3 октября 1989 г. о координации отдельных положений, установленных посредством законодательной, регламентарной или административной деятельности в государствах-членах ЕС, касающихся осуществления теле- и радиовещательной деятельности*(10). Раздельное регулирование передачи информации и ее содержания не умаляет значимости учета существующих между ними связей, необходимого для гарантии свободы СМИ, обеспечения культурного многообразия и защиты потребителей. 

6) Аудиовизуальная политика и регулирование информационного содержания осуществляются в общих интересах, таких как свобода выражения, плюрализм СМИ, беспристрастность, культурное и лингвистическое многообразие, социальная интеграция, защита потребителей и защита несовершеннолетних. Информационное письмо Европейской Комиссии под заголовком: "Принципы и руководящие направления аудиовизуальной политики Сообщества в цифровой век" и заключение Совета ЕС от 6 июня 2000 г. содержат в своем изложении ключевые действия, которые необходимо предпринять Сообществу для выполнения своей аудиовизуальной политики. 

7) Положения настоящей Директивы и Специальных Директив не ограничивают возможность каждого из государств-членов ЕС принять необходимые меры для гарантии защиты их основных интересов безопасности, охраны общественного порядка и общественной безопасности, проведения расследования, выявления и расследования преступлений, включая возможность установления национальными регулирующими органами специальных соответствующих мер ответственности, применимых к поставщикам слуг электронных коммуникаций. 

8) Настоящая Директива не распространяет свое действие на оборудование, находящееся в сфере регулирования Директивы 1999/5/ЕС Европейского парламента и Совета ЕС от 9 марта 1999 г. о радиооборудовании и телекоммуникационном терминальном оборудовании и взаимном признании их соответствия*(11), но распространяется на потребительское оборудование, используемое для цифрового телевидения. Регулирующим органам важно поощрять сетевых операторов и производителей терминального оборудования к сотрудничеству в целях облегчения доступа к услугам электронных коммуникаций пользователей с ограниченными физическими возможностями. 

9) Услуги информационного общества подпадают под действие Директивы 2000/31/ЕС Европейского парламента и Совета ЕС от 8 июня 2000 г. об отдельных правовых аспектах услуг на внутреннем рынке, в частности электронной торговли (Директива об электронной торговле)*(12)

10) Определение "услуга информационного общества" в Статье 1 Директивы 98/34/ЕС Европейского парламента и Совета ЕС от 22 июня 1998 г., о процедуре предоставления информации в области технических стандартов и регламентов, а также правилах оказания услуг в информационном обществе*(13) охватывает широкий круг видов хозяйственной деятельности, осуществляемых онлайн. Большинство видов этой деятельности не входят в сферу регулирования настоящей Директивы, по той причине, что они не состоят целиком или в основной своей части из передачи сигналов по сетям электронных коммуникаций. Голосовая телефония и услуги передачи электронной почты входят в предмет регулирования настоящей Директивы. Одно и то же юридическое лицо, например, интернет-провайдер, может предлагать услуги электронных коммуникаций, такие как доступ в интернет, и в то же время услуги, не охваченные настоящей Директивой, такие, как предоставление информации из сети интернет.

11) В соответствии с принципом разделения регулирующих и управленческих функций государства-члены ЕС должны гарантировать независимость национального регулирующего органа или органов с целью обеспечения беспристрастности принимаемых ими решений. Данное требование о независимости не противоречит установленной автономии и конституционным обязательствам государств-членов ЕС или принципу нейтралитета по установлению государствами-членами ЕС норм, регулирующих систему отношений собственности на имущество, установленному в Статье 295 Договора. Национальные регулирующие органы должны обладать всеми необходимыми ресурсами в плане наличия кадрового обеспечения, экспертизы, финансовых средств для выполнения стоящих перед ними задач. 

12) Любая сторона, в отношении которой принимается решение национальным регулирующим органом, должна иметь право обратиться в независимый от сторон орган. Этим органом может являться суд. Кроме того, любая компания, которая считает, что ее заявления на приобретение прав по установке оборудования, не были рассмотрены в соответствии с принципами, установленными в настоящей Директиве, должна наделяться правом обращения с жалобой на такие решения. Данная процедура обжалования не нарушает разделения полномочий внутри национальных судебных систем и не нарушает предусмотренных национальным законодательством прав юридических или физических лиц.

13) Национальные регулирующие органы нуждаются в получении информации от участников рынка для эффективного выполнения своих задач. Подобная информация также может быть собрана от имени Европейской Комиссии для того, чтобы позволить ей выполнить свои обязательства в соответствии с законодательством Сообщества. Запросы информации должны производиться в оправданном объеме и не налагать чрезмерное бремя на компании. Информация, собираемая национальными регулирующими органами, должна быть общедоступной, за исключением случаев, когда такая информация считается конфиденциальной в соответствии с национальными правилами об общем доступе к информации и согласно законодательству Сообщества и национальному законодательству о деловой конфиденциальности. 

14) Информация, которая национальными регулирующими органами считается конфиденциальной, в соответствии с правилами Сообщества и национальными правилами о деловой конфиденциальности может подлежать обмену только с Европейской Комиссией и другими национальными регулирующими органами в случаях, когда такой обмен строго необходим для выполнения условий настоящей Директивы или Специальных Директив. Обмену подлежит только та информация, которая имеет отношение к делу, и соответствует цели такого обмена. 

15) Необходимо, чтобы национальные регулирующие органы консультировались со всеми заинтересованными лицами о предложенных решениях и учитывали их замечания перед принятием окончательного решения. Для обеспечения гарантии того, что решения на национальном уровне не оказывают неблагоприятного воздействия на единый рынок и другие условия Договора, национальные регулирующие органы должны также уведомить Европейскую Комиссию и другие национальные регулирующие органы об отдельных планируемых решениях с целью предоставления им возможности дать свой комментарий. Национальным регулирующим органам надлежит консультировать заинтересованных лиц обо всех планируемых мерах, которые влияют на торговлю между государствами-членами ЕС. Случаи, в которых применяются процедуры, указанные в Статьях 6 и 7, определяются в настоящей Директиве и в Специальных Директивах. Европейская Комиссия должна иметь возможность после предварительной консультации с Комитетом по связи требовать от национального регулирующего органа отмены планируемой меры в случае, если она касается определения соответствующих рынков или обозначения либо отсутствия обозначения компаний, оказывающих значительное влияние на рынок, и в том случае, когда подобные решения создадут барьер для единого рынка или будут противоречить законодательству Сообщества, в особенности политическим целям, которым должны следовать национальные регулирующие органы. Данная процедура не противоречит уведомительной процедуре, предусмотренной в Директиве 98/34/ЕС и исключительным правам Европейской Комиссии в соответствии с Договором в отношении нарушений законодательства Сообщества. 

16) Национальные регулирующие органы должны иметь гармонизированную систему целей и принципов для подкрепления своей деятельности и в случае необходимости должны координировать свои действия с регулирующими органами других государств-членов ЕС при выполнении задач в соответствии с данными рамками регулирования. 

17) Деятельность национальных регулирующих органов, установленная в соответствии с настоящей Директивой и Специальными Директивами, способствует выполнению более обширных политических задач в сферах культуры, занятости, окружающей среды, социального единства, планирования города и страны. 

18) Обязанность государств-членов ЕС по обеспечению гарантий максимального учета национальными регулирующими органами предпочтительности создания технологически нейтрального регулирования означает, что такое регулирование не навязывает и не делает различий в пользу использования определенного вида технологии, не препятствует осуществлению шагов по продвижению определенных специальных услуг там, где это оправдано, например, цифрового телевидения как средства повышения эффективности использования радиочастотного спектра. 

19) Радиочастоты являются необходимым условием для оказания радио-услуг электронной связи. Такие услуги должны быть распределены и поручены национальными регулирующими органами в соответствии с системой гармонизированных целей и принципов, которыми они руководствуются в своей деятельности, а также объективными, открытыми и справедливыми критериями с учетом демократических, социальных, лингвистических и культурных интересов, связанных с использованием частоты. Необходимо, чтобы управление распределением и назначением радиочастот осуществлялось максимально эффективно. Передача радиочастот может являться эффективным средством повышения рационального использования радиочастотного спектра при условии, что имеются достаточные гарантии защиты общественного интереса, в частности, необходимости гарантии открытости и поднадзорности таких передач. Решение 676/2002/ЕС Европейского парламента и Совета ЕС от 7 марта 2002 г. о регулирующих рамках политики радиочастотного спектра в Сообществе (Решение о радиочастотном спектре)*(14) устанавливает рамки для упорядочения радиочастот. Действия, осуществляемые во исполнение настоящей Директивы должны способствовать проведению работы в соответствии с указанным Решением. 

20) Доступ к ресурсам нумерации на основе открытых, объективных и справедливых критериев необходим компаниям для возможности конкуренции в секторе электронных коммуникаций. Все элементы национальных планов нумерации должны управляться национальными регулирующими органами, включая коды точек, используемые при адресации в сети. При необходимости упорядочивания ресурсов нумерации в Сообществе для поддержания развития общеевропейских услуг, Европейская Комиссия может предусмотреть технические меры, используя свои исполнительные полномочия. В случае необходимости обеспечения полной глобальной функциональной совместимости услуг, государства-члены ЕС должны скоординировать свои национальные положения в соответствии с Договором в международных организациях и коллективных органах, где принимаются решения о нумерации. Положения настоящей Директивы не устанавливают какие-либо новые сферы ответственности для национальных регулирующих органов области Интернет-обозначений и адресации.

21) Государства-члены ЕС могут, помимо прочего, использовать соревновательные или сравнительные процедуры отбора для распределения радиочастот, так же как и номеров с исключительной экономической ценностью. При администрировании подобных схем национальные регулирующие органы должны учитывать положения Статьи 8 настоящей Директивы.

22) Во исполнение условий честной и эффективной конкуренции должна быть обеспечена своевременность, справедливость и открытость процедур, существующих для предоставления прав по установлению устройств. Настоящая Директива не противоречит национальным положениям, регулирующим изъятие или использование собственности, обычное осуществление прав собственника, обычное использование публичной собственности, или принципу нейтралитета относительно правил в государствах-членах ЕС, регулирующих систему отношений собственности. 

23) Разделение устройств может быть выгодным для градостроительства, публичного здравоохранения или экологии и должно поощряться национальными регулирующими органами на основе добровольных соглашений. В случаях, когда компании лишены доступа к приемлемым альтернативам, может возникнуть необходимость в принудительных мерах или разделении собственности. Это охватывает, помимо прочего, разделение физического взаиморасположения и кабельного канала, антенной мачты, антенны или антенной системы. Принудительные меры и разделение собственности должны применяться в отношении компаний только после полного обсуждения с общественностью.

24) В случае если операторы мобильной связи обязаны разделить вышки или мачты по экологическим причинам, такое вынужденное разделение может привести к сокращению уровней передаваемой мощности, максимально допустимых для каждого оператора по причинам здравоохранения, и это в свою очередь может потребовать от операторов установки большего количества станций передачи для обеспечения покрытия в национальном масштабе. 

25) В определенных обстоятельствах для обеспечения развития конкурентного рынка существует необходимость в предполагаемых принудительных мерах воздействия. Определение значительного влияния на рынок, данное в Директиве 97/33/ЕС Европейского парламента и Совета ЕС от 30 июня 1997 г. о взаимосвязи телекоммуникаций в обеспечении универсального обслуживания и функциональной совместимости посредством применения принципов предоставления открытой сети (ONP)*(15), оказалось эффективным на первичных стадиях открытия рынка как начало для предполагаемых обязательств, но в настоящее время нуждается в адаптации для удовлетворения требований более комплексных и динамичных рынков. По этой причине определение, используемое в данной Директиве, эквивалентно понятию доминирования, определение которого дается в судебной практике Суда Европейских сообществ и Суда первой инстанции Европейских сообществ. 

26) Две или более компании могут совместно занимать доминирующее положение не только в случаях, когда между ними существуют структурные или иные связи, но также в случаях, когда структура соответствующего рынка благоприятствует согласованным результатам, то есть поощряет параллельное или синхронизированное поведение на рынке, препятствующее свободной конкуренции.

27) Необходимо, чтобы предполагаемые регулятивные принудительные меры воздействия подлежали применению только в случаях отсутствия фактической конкуренции, то есть на рынках, где присутствует одна или более компаний, оказывающих значительное влияние на рынок, и при условии, что средств национального законодательства о конкуренции и законодательства Сообщества недостаточно для решения данной проблемы. Поэтому Европейской Комиссии необходимо составить руководящие указания для национальных регулирующих органов на уровне Сообщества в соответствии с принципами законодательства о конкуренции для следования им при оценке фактического наличия конкуренции на данном рынке и оценки значительной рыночной силы. Национальные регулирующие органы должны проанализировать, является ли данный рынок товаров или услуг фактически конкурентным в данной географической области, которая может представлять всю или часть территории государства-члена ЕС или соседних частей государств-членов ЕС, рассматриваемых вместе. Анализ фактического наличия конкуренции должен включать в себя анализ того, является ли рынок предположительно конкурентным и является ли любая нехватка фактического наличия конкуренции длительной. Указанные руководящие положения должны также обратиться к проблеме недавно появившихся рынков, где лидер рынка де-факто обладает существенной долей на рынке, но не должен быть подвергнут ненадлежащим мерам воздействия. Европейская Комиссия должна регулярно пересматривать руководящие положения для обеспечения их актуальности в условиях быстро развивающегося рынка. Национальным регулирующим органам будет необходимо сотрудничать в случае, если соответствующий рынок окажется межнациональным. 

28) При определении того, оказывает ли компания значительное влияние на определенный рынок, национальные регулирующие органы должны действовать в соответствии с законодательством Сообщества, максимально учитывая руководящие указания Европейской Комиссии.

29) Сообщество и государства-члены ЕС приняли на себя обязательства в отношении стандартов и рамок регулирования телекоммуникационных сетей и услуг во Всемирной торговой организации (ВТО).

30) Стандартизация должна оставаться, прежде всего, процессом, управляемым рынком. Однако все еще могут встречаться ситуации, где уместно требовать соответствия определенным стандартам на уровне Сообщества для обеспечения способности взаимодействия на едином рынке. На национальном уровне государства-члены ЕС подчиняются положениям Директивы 98/34/ЕС. Директива 95/47/ЕС Европейского Парламента и Совета ЕС от 24 октября 1995 г. об использовании стандартов для передачи телевизионных сигналов*(16) не установила какого-либо особого требования к системе или услуге цифровой телевизионной передачи. Посредством Цифровой Видео Радиовещательной Группы европейские участники рынка создали семейство телевизионных передающих систем, которые были стандартизированы Европейским институтом по стандартизации в области телекоммуникаций (ETSI) и стали рекомендациями Международного телекоммуникационного союза. Любое решение о придании данным стандартам обязательной силы должно влечь за собой полное общественное обсуждение. Процедуры стандартизации в соответствии с настоящей Директивой не противоречат положениям Директивы 1999/5/ЕС, Директивы 73/23/ЕЭС Совета ЕС от 19 февраля 1973 г. о гармонизации законодательства государств-членов относительно электрического оборудования, предназначенного для использования под определенным напряжением*(17), и Директивы 89/336/ЕЭС Совета ЕС от 3 мая 1989 г. о сближении законодательств Государств-членов ЕС относительно электромагнитной совместимости*(18)

31) Функциональная совместимость цифровых интерактивных телевизионных услуг и расширенного цифрового телевизионного оборудования на потребительском уровне должна поддерживаться для обеспечения свободного потока информации, плюрализма СМИ и культурного многообразия. Для потребителей предпочтительно иметь возможность получения всех цифровых интерактивных телевизионных услуг независимо от способа передачи, учитывая технологический нейтралитет, будущий технологический прогресс, необходимость продвигать подписку на цифровое телевидение и состояние конкуренции на рынках цифровых телевизионных услуг. Основные операторы цифрового интерактивного телевидения должны стремиться внедрить открытый интерфейс прикладных программ (API), который соответствует стандартам или техническим условиям, принятым Европейской организацией стандартов. Переход от существующего API к новому API должен поощряться и быть организованным, например, с помощью меморандума о договоренности между заинтересованными участниками рынка. Открытый API облегчает взаимодействие, т.е. мобильность интерактивного содержания между передающими устройствами и полную функциональность данного содержания на расширенном цифровом телевизионном оборудовании. Тем не менее, следует учитывать потребность в беспрепятственном функционировании принимающего оборудования и защиты его от злонамеренных атак, например, от вирусов.

32) При наличии спора между компаниями в одном государстве-члене ЕС в сфере регулирования настоящей Директивы или специальных Директив, например, по обязательствам в отношении доступа и межсоединения или относительно средств передачи списков абонентов, сторона, чьи права и интересы нарушены, которая добросовестно провела переговоры, но не смогла достигнуть соглашения, должна иметь возможность обратиться в национальный регулирующий орган для разрешения спора. Национальные регулирующие органы должны иметь возможность вынести решение в отношении сторон. Вмешательство национального регулирующего органа в разрешение спора между компаниями, предоставляющими в государстве-члене ЕС электронные коммуникационные сети или услуги, должно стремиться к обеспечению соответствия обязательствам, вытекающим из настоящей Директивы или Специальных Директив.

33) В дополнение к правам на обращение за помощью, предоставленным национальным законодательством или законодательством Сообщества, существует необходимость в простой процедуре, которая могла бы быть инициирована по требованию любой из сторон в споре, для разрешения трансграничных споров, выходящих за рамки компетенции одного национального регулирующего органа.

34) Единый Комитет должен заменить Комитет по вопросам Предоставления Открытой Сети (ONP), образованный в соответствии со Статьей 9 Директивы 90/387/ЕЭС, и Комитет по Лицензированию, образованный в соответствии со Статьей 14 Директивы 97/13/ЕС Европейского парламента и Совета ЕС от 10 апреля 1997 г. о правилах выдачи общих разрешений и индивидуальных лицензий в сфере телекоммуникационных услуг*(19)

35) Национальные регулирующие органы и национальные антимонопольные органы для полного сотрудничества должны предоставлять друг другу информацию, необходимую для применения положений настоящей Директивы и Специальных Директив. В отношении обмениваемой информации получающий орган должен обеспечить такой же уровень конфиденциальности, что и передающий орган.

36) Европейская Комиссия выразила свое намерение установить Европейскую группу регулирующих органов для электронных коммуникационных сетей и услуг, которая представит собой необходимый механизм поощрения сотрудничества и координации национальных регулирующих органов для продвижения развития внутреннего рынка электронных коммуникационных сетей и услуг и стремления к достижению последовательного применения во всех государствах-членах ЕС положений настоящей Директивы и Специальных Директив, в особенности в областях, где национальное законодательство, имплементирующее законодательство Сообщества, предоставляет национальным регулирующим органам значительные, используемые по собственному усмотрению полномочия по применению соответствующих правил. 

37) Национальные регулирующие органы обязаны открыто сотрудничать друг с другом и с Европейской Комиссией для обеспечения последовательного применения во всех государствах-членах ЕС положений настоящей Директивы и Специальных Директив. Данное сотрудничество могло иметь место, помимо прочего, в Комитете по связи или группе, включающей Европейские регулирующие органы. Государства-члены ЕС должны решить, какие органы будут выступать в качестве национальных регулирующих органов для целей настоящей Директивы и Специальных Директив. 

38) Меры, которые могли бы повлиять на торговлю между государствами-членами ЕС, являются мерами, которые могут иметь прямое или косвенное, фактическое или потенциальное воздействие на модель торговли между государствами-членами ЕС способом, который может создать барьеры на едином рынке. Они включают меры, оказывающие значительное влияние на операторов и пользователей в других государствах-членах ЕС, и включают в себя, inter alia, меры, влияющие на тарифы для пользователей в других государствах-членах ЕС; меры, влияющие на способность компании, основанной в другом государстве-члене ЕС, предоставлять электронную коммуникационную услугу, и, в частности, меры, влияющие на способность предоставлять услуги на межнациональной основе; и меры, влияющие на структуру рынка или доступ, влекущие последствия для компаний в другом государстве-члене ЕС.

39) Положения настоящей Директивы должны периодически пересматриваться, в частности, в целях определения необходимости модификации в свете изменяющихся технологических или рыночных условий.

40) Меры, необходимые для исполнения настоящей Директивы, должны быть приняты в соответствии с Решением 1999/468/ЕС Совета ЕС от 28 июня 1999 г., устанавливающим процедуры осуществления полномочий, которыми наделена Европейская Комиссия*(20)

41) До тех пор, пока цели предложенного действия, а именно получение гармонизированных рамок для регулирования электронных коммуникационных услуг, электронных коммуникационных сетей и сопутствующих устройств и услуг, не могут быть достигнуты в необходимой мере в государствах-членах ЕС, но по причине масштаба и результатов действия могут быть достигнуты лучшим образом на уровне Сообщества, Сообщество может принять меры в соответствии с принципом субсидиарности согласно Статье 5 Договора. В соответствии с принципом пропорциональности, установленным в той же Статье, данная Директива не выходит за рамки того, что необходимо для достижения этих целей. 

42) Отдельные директивы и решения в этой сфере подлежат отмене.

43) Европейская Комиссия должна контролировать переход от существующих рамок регулирования к новым рамкам регулирования и может, в частности, в соответствующее время выдвинуть предложение об отмене Регламента (ЕС) 2887/2000 Европейского парламента и Совета ЕС от 18 декабря 2000 г. об отдельном доступе к местной линии связи*(21),

приняли настоящую Директиву:

 

 

 

 

 

 

 

 

_____________________________

*(1) Directive 2002/21/EC of the European Parliament and of the Council of 7 March 2002 on a common regulatory framework for electronic communications networks and services (Framework Directive). Опубликована в Официальном Журнале (далее - ОЖ) N L 108, 24.04.2002, стр. 33.

*(2) ОЖ N C 365 Е, 19.12.2000, стр. 198 и ОЖ N C 270 Е, 25.09.2001, стр. 199.

*(3) ОЖ N С 123, 25.04.2001, стр. 56.

*(4) Заключение Европейского парламента от 1 марта 2001 г. (ОЖ N С 277, 01.10.2001, стр. 91), Общая позиция Совета ЕС от 17 сентября 2001 г. (ОЖ N C 337, 30.11.2001, стр. 34) и Решение Европейского парламента от 12 декабря 2001 г. (еще не опубликованное в Официальном журнале). Решение Совета ЕС от 14 февраля 2002 г.

*(5) ОЖ N L 192, 24.07.1990, стр. 1. Текст в редакции Директивы 97/51/EC Европейского парламента и Совета ЕС (ОЖ N L 295, 29.10.1997, стр. 23). 

*(6) См. стр. 21 данного Официального Журнала.

*(7) См. стр. 7 данного Официального Журнала.

*(8) См. стр. 51 данного Официального Журнала.

*(9) ОЖ N L 24, 30.01.1998, стр.1.

*(10) ОЖ N L 298, 17.10.1989, стр. 23. Текст в редакции Директивы 97/36/EC Европейского парламента и Совета ЕС (ОЖ N L 202, 30.07.1997, стр. 60). 

*(11) ОЖ N L 91, 07.04.1999, стр. 10.

*(12) ОЖ N L 178, 17.07.2000, стр. 1.

*(13) ОЖ N L 204, 21.07.1998, стр. 37. Текст в редакции Директивы 98/48/EC (ОЖ N L 217, 05.08.1998, стр. 18). 

*(14) См. стр.1 настоящего Официального Журнала.

*(15) ОЖ N L 199, 26.07.1997, стр. 32. Текст в редакции Директивы 98/61/ЕС (ОЖ N L 268, 03.10.1998, стр. 37).

*(16) ОЖ N L 281, 23.11.1995, стр. 51.

*(17) ОЖ N L 77, 26.3.1973, стр. 29.

*(18) ОЖ N L 139, 23.5.1989, стр. 19.

*(19) ОЖ N L 117, 7.5.1997, стр. 15.

*(20) ОЖ N L 184, 17.7.1999, стр. 23.

*(21) ОЖ N 336, 30.12.2000, стр. 4.

*(22) ОЖ N L 201, 31.07.2002, стр. 37.

*(23) Регламент 1211/2009 Европейского парламента и Совета ЕС от 25 ноября 2009 г., учреждающий Орган Европейских Инспекторов в области электронных коммуникаций (BEREC) и его Центральный офис.

*(24) Часть пунктов статьи удалена актами, вносящими изменения - прим. перев.

*(25) ОЖ N L 198, 27.7.2002, стр. 49.

*(26) International Telecommunications Union (ITU) - Международный союз электросвязи - прим. перев.

*(27) Часть параграфов статьи удалена актами, вносящими изменения - прим. перев.

*(28) Часть параграфов статьи удалена актами, вносящими изменения - прим. перев. 

*(29) ОЖ N L 217, 06.08.1991, стр. 31.

*(30) ОЖ N L 165, 19.06.1992, стр. 27. Текст в редакции Решения 98/80/EC Европейской Комиссии (ОЖ N L 14, 20.01.1998, стр. 27).

*(31) ОЖ N L 137, 20.05.1992, стр. 21.

*(32) ОЖ N L 101, 01.04.1998, стр. 24.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Директива Европейского парламента и Совета Европейского Союза 2002/21 от 7 марта 2002 г. об общих рамках регулирования электронных коммуникационных сетей и услуг (Рамочная Директива)


Директива адресована государствам-членам Европейского Союза. Российская Федерация членом ЕС не является


Переводчик: Кудинова О.П.


Настоящая Директива вступает в силу в день ее опубликования в Официальном журнале Европейских сообществ


Текст перевода официально опубликован не был; текст Директивы на английском языке опубликован в Официальном журнале N L108, 24.04.2002 г., с. 33.


Регламентом Европейского Парламента и Совета Европейского Союза 1907/2006 от 18 декабря 2006 г. настоящая Директива отменена с 1 июня 2008 г.


Директивой Европейского Парламента и Совета Европейского Союза 2018/1972 от 11 декабря 2018 г. настоящая Директива отменена повторно